Эдуард Богуш




Скачать 234.57 Kb.
НазваниеЭдуард Богуш
страница1/2
Дата публикации21.07.2013
Размер234.57 Kb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Военное дело > Документы
  1   2

Эдуард Богуш


Шакалы

Стояла середина сентября, последний теплый месяц в году. Тропа петляла, как перепуганный заяц, от одного укрытия к другому. От сбитого снарядом дерева в небольшую впадинку между холмами, из неё в подлесок, затем к ручью. Младший сержант Щава и старший сержант Быковец шли в сторону семнадцатого наблюдательного, Бык – старший, он впереди. На ближайшие сутки Бык для Щавы что-то вроде Бога, или, по крайней мере, его первого заместителя. Таков устав российской армии.

Суета лагеря позади. Говорить не хочется, курить нельзя, мозги свободны. Инструкция курить не запрещает, но запрещает Бык, а он старший. Главное - через полчаса сменить Ляпорова и Сову. Опоздание на десять минут уже ЧП. Семнадцатый самый удаленный и, потому, очень опасный пост. Ставят туда в основном новичков и штрафников. Щава новичок, а Бык за драку с Кафтаном. Бык косолапит, болит левое яйцо, а еще Кафтан вывихнул ему большой палец правой руки. Бык сам нарвался, Кафтан реально сильнее. За драку Кафтан получил два наряда на «гавнишко», то есть дневальным. У них с Быком старые терки. За какие грехи на семнадцатом Ляпоров и Сова, знает только командир роты.

Наряд перешел ручей и стал подниматься на скалу. С соседней горы за каждым движением Щавы и Быка следит пара внимательных глаз. Наряд два раза одной дорогой не ходит. Как будет возвращаться Ляп и Сова, знает только Ляп, он дежурный. Бык уперся в слой глины, из которой, словно ступеньки, торчали корни старого дерева, достал длинную спицу и стал прощупывать. В одном месте спица упёрлась во что-то твердое. Рисковать не стали, поднялись в другом месте. У пары глаз, наблюдавших за нарядом, как у чеширского кота родилась еле заметная улыбка.

Щава знал, почему Бык бодался с Кафтаном. Эту историю, как-то в курилке, в виде учебного пособия, ему рассказал Ляпоров. В конце мая этого года Бык, Кафтан и Ляпоров стояли на четвертом шлагбауме. Кафтан дежурный, Бык помощник, Ляпоров пулеметчик, он же снайпер. Колонну из трех военных УРАЛов замкнул, подоспевший в последнюю минуту УАЗик. УРАЛы везли продовольствие, старую армейскую мебель, одеяла и палатки. Кафтан проверял документы, Бык осматривал груз. Снайперу запрещено во время досмотра покидать пост, к тому же снайпер, согласно инструкции, может стрелять без предупреждения. Это все знают и это всех дисциплинирует. Никто не суетиться, не подгоняет, не спорит, без разрешения не заводит двигатель.

Из последнего УРАЛа Бык принес две банки тушенки и бутылку спирта. Угостить земляка на посту - это традиция, даже не традиция, а примета, даже не примета, а скорей жертвоприношение. Отдашь малое – сбережешь целое.

До армии Бык жил с матерью и старшей сестрой в Краснодаре. Отца не помнил, мать всегда на работе. Сестра была ему и отцом и матерью. Учился плохо, еле-еле закончил восемь классов. Любил футбол, но из спортинтерната выгнали за нарушение режима. Уникальное место Краснодар. Здесь все народы - украинцы, татары, русские, армяне, азербайджанцы, евреи живут в мире и согласии. Наверное, климат такой - всем всего хватает. Мать уговорила соседа-еврея взять сына учеником. Еврей ювелир.

Красота - страшная сила! Бык сразу понял: часы и украшения – это его судьба. Уже через месяц Бык мог отремонтировать порванную золотую цепочку так, что только хозяин магазина видел место спайки, а через полгода Бык не только отличал искусственный алмаз от природного, но и страну где этот алмаз обработали. Еврея за науку почитал, как отца родного.

УРАЛы прошли досмотр, и ушли в горы, остался УАЗик. По местным дорогам без попутного груза никто не ездит. Военные тоже люди. Мешок картошки, прикроватная тумбочка, бухта кабеля, узел с тряпками или ящик пива - везде кому-то что-то надо. Кафтан закурил и пошел отлить, Бык проверял документы. Капитан и водитель УАЗика сидели спокойно, документы в порядке. Бык заглянул в салон – чистота, будто не армейский УАЗик, а представительский «Мерседес», только домкрат и баллонный ключ. Из-за угла КПП вышел Кафтан. Проверять больше нечего, но Бык медлил. Капитан, старший машины, нагло улыбнулся и протянул руку забрать документы.

Есть две точки зрения на прошедшие после этого события. Первая - капитану тупо не повезло, нарвался на Быка, и вторая, научно более обоснованная, – понты на войне вещь лишняя, если не сказать опасная.

Короче, капитан протянул руку, оголил запястье правой руки, на котором мелькнули дорогие часы. «Швейцария, эксклюзив, титановый корпус, основной и три платиновых циферблата, небьющееся стекло, золотые цифры и стрелки украшены бриллиантовой крошкой». Подобные часы Бык видел в рекламных каталогах своей ювелирной лавки, и прекрасно помнил их стоимость. Через две секунды кассовый аппарат в голове Быка щелкнул – тридцать тысяч баксов, не меньше!

«Ну, ни фига себе! Это что ж получается? – подумал Бык, - мотострелок, даже не полковник, с целым состоянием на руке? А плюс к этому идеально чистый салон? А наглая рожа? Нет, братцы, это не русский офицер! Тут закордонным барством попахивает!»

Условную фразу: «Как всегда, все в порядке», Бык произнес четко и громко. Ляп тут же взял на прицел водителя. Вернувшийся Кафтан, щелчком среднего пальца отбросил окурок в сторону, решительно распахнул пассажирскую дверцу и, как учили на занятиях по практической психологии, провел тест. А именно, прямым в челюсть отбросил капитана к водителю.

Суть теста: если в ответ прозвучит родной мат, угрозы и желание дать сдачи, значит свои, и тогда придется извиняться, объяснять, что на КП до сих пор нет компьютерной связи для идентификации личности и так далее. Любая иная реакция - предмет для дальнейшего разбирательства. Тест хоть и примитивный, но в военно-полевых условиях совершенно безотказный. Особое доверие, понятное дело, вызывают изысканные матерные слова и врожденное умение ими пользоваться.

Но все случилось наоборот. В ответ прозвучал выстрел и непонятное междометие, скорее всего на арабском. Первым успел выстрелить водитель, вторым Ляпоров. Пистолетная пуля водителя, попав в стойку двери, рикошетом царапнула Быка. Бык согнулся и присел на землю. Кафтан, оттолкнул мертвого водителя и вытащил капитана на дорогу. Приехал наряд из комендатуры, липовый капитан оказался важной птицей. Всех наградили. Через пять дней Бык вернулся из санчасти. За это время Кафтан продал часы задержанного капитана подполковнику из ФСБ, который вел это дело. Вместе с деньгами, которые нашли в УАЗике, получилось почти шесть тысяч зеленых американских рублей. Разделили на троих. Но проблема была не в этом, а в том, что Бык хотел часы оставить себе, поэтому с Кафтаном больше не разговаривал. Но это в прошлом.

Щава глянул на часы. Остался последний участок пути. Еще минут двадцать и наряд будет у цели. Бык ослабил ремень каски, разболелась шишка на голове.. Каждый нес около двадцати килограммов груза, не считая оружия, но это ерунда, в учебке грузили гораздо больше. Все, кто попал служить в роту охраны и технической поддержки, проходили одну и ту же учебку, но причины подписать контракт и остаться на сверхсрочную у каждого были свои.

Бык, он же Быковец Юрий Афанасьевич, еще два года назад не то, что дни, часы считал до дембеля. Во взводе из семи человек его призыва, служить остались двое, он и ефрейтор Сычев. Двоих убили, а троих комиссовали, одного по ранению и двух с язвой желудка.

Но все изменилось буквально за день. Была обычная боевая операция. Отделению пулеметчиков старшего сержанта Быковца поручили прикрывать тыл роты десантников. После двухчасового боя десантники сели на БТРы и ушли дальше, а за солдатами Быковца должна придти отдельная машина. После боя в задачу отделения прикрытия входили сбор и погрузка в машину убитых боевиков. Что поделаешь, не гвардейское это дело таскать убитых противников. В последнее время десант и спецназ раненых и пленных боевиков не оставляли. Ибо тех после лечения и допросов отпускали, а может, и выкупали, кто их разберет. Короче, рано или поздно боевики возвращались в банды. Этот круговорот боевиков в природе изрядно поднадоел. Поэтому с недавних пор брали одного-двух в качестве языка, остальных добивали. Своих же раненых и убитых гвардейцы увезли с собой, так что работы было не много. Восемнадцать трупов стащили в кучу, обыскали. Все ценное десантники уже забрали. Такова жизнь, трофеи на этой войне никто не отменял.

Машина задерживалась. Бык от скуки решил обшарить окрестности. Один раз ему уже повезло. Полгода назад, при прочесывании местности, он нашел под кустом шикарную, практически новую «беретту». Пистолет, потом в качестве подарка на день рождения, преподнесли начальнику штаба полка, а Бык за понимание текущего момента и служебное рвение, получил старшего сержанта и отпуск.

И в этот раз, отточенный боевой глаз обнаружил на камнях еле заметный кровавый след. След привел Быка к еще одному телу. Видимо, смертельно раненый боевик хотел выйти из боя, но сил не хватило. Китайский ТТешник Бык отбросил в сторону, такого добра у него полмешка наберется, покрутил в руках дешевые немецкие часы, но брать не стал, а взял две гранаты и хороший кинжал, местной работы. Но главной добычей было не это, в правом боковом кармане брюк боевика, на уровне колена, лежала банковская упаковка стодолларовых купюр. Через неделю Бык подписал контракт еще на два года. Начальство глупых вопросов не задавало. Впоследствии деньги очень пригодились, они пошли на приданое сестре, то есть деньги Быка, и деньги родителей жениха позволили молодым купить скромную трехкомнатную квартиру в Краснодаре.

У входа в пещеру, которая и являлась семнадцатым наблюдательным постом, наряд появился вовремя. Бык глянул вниз на небольшую щель в скале, служившую окном. На нитке из окна висела пустая гильза от ПМ, значит порядок. У Быка с Ляпом был свой код безопасности. После условного стука и пароля бронированный люк открылся, наряд вошел внутрь, и тут же люк тщательно задраили.

Пещера представляла собой естественно образовавшееся миндалевидное пространство площадью около сорока квадратных метров, с ровным полом и очень неровным потолком. Понятно, что пол стал ровным уже благодаря человеческому вмешательству. Справа от входа, где высота потолка была наибольшей, находился большой деревянный стол, на котором лежали два открытых ноутбука. За столом рабочее кресло. Компьютеры соединялись с радиопередатчиком. Освещали помещение небольшая щель в наружной стене, служившая окном, и обыкновенная вкрученная в патрон лампочка, висевшая под потолком над компьютерами. Рядом, прямо на полу, стоял деревянный топчан с постелью. Левая от входа часть пещеры имела более низкий потолок, плохое освещение и почти не использовалась.

После короткого немногословного приветствия и сакрального ритуала совместного перекура, началась процедура передачи смены. Довольный, что добрались без происшествий, Бык даже не заметил, что Ляп суетился больше обычного. Иногда Ляпоров вдруг порывался что-то сказать, но обрывался на полуслове. Бык, не спеша, просмотрел опись имущества и сравнил ее с наличием, дружба дружбой, а служба службой. Ляп не обижался, ибо он поступал точно так же. Затем Бык открыл дежурный журнал. Ничего существенного, кроме отказа двух датчиков: пятого и двести второго, в записях не было. Хотя странно, пятый отказывал уже второй раз за последний месяц.

Щава приступил к обязанностям помощника дежурного. Он поменял простыни на топчане, вынул из вещмешков и разложил принесенные продукты, заменил батареи питания, которые они принесли с собой. Сова, сдавая смену Щаве, собрал мусор, включая банку с мочой и кулек с фекалиями, и запихнул в приготовленный заранее мешок. По инструкции строго запрещено оставлять любые признаки жизнедеятельности как внутри поста, так и по дороге к нему. Старшина роты лично проверял отходы с семнадцатого, и не дай Бог там не окажется какой-нибудь пустой консервной банки или упаковки от печенья.

Не давал покоя пятый датчик. Может, подумал Бык, пятый датчик движения находился на дне ущелья, и повышенная влажность как-то влияет на его работу?

Бык расписался в журнале. С этой минуты он принимал на себя командование наблюдательным пунктом и всеми кто там находился. Наступил момент прощания. Бык открыл соответствующее окно на рабочем компьютере. Вебкамеры, расположенные у входа в пещеру показывали полное отсутствие какого-либо движения. Выход свободен.

Когда люк, после ухода смены, наконец, задраили, то оба и Бык и Щава вздохнули с облегчением. Теперь самое опасное позади. Бык расстегнул гимнастерку, снял ремень и плюхнулся в кресло перед компьютером. Затем, подумав немного, достал из кобуры пистолет и положил на стол, так, на всякий случай, когда оружие рядом, оно спокойнее.

- Прием пищи без расписания, каждые четыре часа смена, я дежурю первый, – коротко, по-военному, Бык обозначил порядок службы на ближайшие двадцать четыре часа.

Теперь можно расслабиться и хорошенько отдохнуть, за их безопасность отвечает бронированный люк и толстые стены скалы, отделяющие наряд от беспокойного внешнего мира. Обязанности наряда простые: один наблюдает за оборудованием и изредка в бинокль осматривает ущелье, другой спит. Одно из неоспоримых преимуществ семнадцатого – это реальная возможность поспать двенадцать часов, пусть даже не подряд. На войне сон на вес золота.

Прошло около десяти минут. Щава и Бык из разных социальных слоев. Щава коренной москвич, сын бизнесмена и внук профессора. Попал в Чечню из дивизии Дзержинского, по контракту. Какая холера его сюда закинула, никто не спрашивал, ибо о таких вещах говорить не принято. Общего у них мало, на личные темы говорить не хотелось. Щава расстегнулся, снял ремень и улегся на топчан. И только его глаза стали слипаться, как вдруг произошло то, о чем он будет вспоминать всю свою жизнь.

Вначале был тихий звук. Из дальнего полутемного угла пещеры кто-то стал насвистывать увертюру к «Севильскому цирюльнику». Затем, сквозь пелену сонных глаз, Щава увидел, как от стены отделилась часть скалы и приобрела очертания человека в маскхалате. Щава кинулся к автомату, который стоял у ног, но функционально щелкнул затвор пистолета с глушителем и резиновая пуля, ударив младшего сержанта в правое плечо, отбросила его назад. Бык побледнел от испуга и, без всякой команды поднял руки вверх.

- Скрипач, ты? – осипшим от страха голосом произнес Бык.

- Я … Скажи щенку, чтоб не дергался, резинок больше нет, остальные патроны боевые.

Бык медленно повернул голову к своему помощнику и тихо произнес.

- Володя, без команды ничего не делай, - затем, оправившись от испуга, добавил, - это не духи, но и … не совсем друзья.

Щава присел на топчан и, превозмогая первый самый сильный порыв болевого шока, тихо прохрипел:

- Понял.

- Теперь оба встали, и к стене, - скомандовал Скрипач.

Наряд выполнил команду. Скрипач собрал все оружие, включая гранаты, висевшие на брючном ремне Быка, и отошел к тому месту, откуда появился.

- Бык в кресло, помощник на топчан, - продолжал командовать Скрипач.

Щава и Бык вернулись на свои места.

- Как поживают Абрашка и Джебраил? – спросил Бык, хотя его мучил совершенно иной вопрос, а именно, как Скрипач попал в пещеру.

- Нормально. Абрашка должен тебе две тысячи, я принес их. Они лежат в среднем ящике стола, под газетой.

- Спасибо, но если ты из-за денег, то мне не к спеху.

- К делу, - Скрипач глянул на часы, - вот тебе список номеров датчиков. Через восемь минут их надо поставить в тестовый режим.

- Надолго?

- Полтора часа.

- Это невозможно. Тестирование идет несколько минут.

- Бык, мне проще ломать тебе суставы, пока ты не согласишься, но Башир человек добрый, он приказал мирно договориться … А чтоб ты не думал, будто номера датчиков мне приснились, вот, в качестве гонорара, возьми это.

Скрипач кинул под ноги Быку небольшой кожаный футляр. В футляре лежали часы, которые Бык видел три месяца назад на том самом капитане, которого они с Кафтаном и Ляпом задержали. Ошибки быть не могло, это те самые часы, которые потом купил феесбешник.

Карта расположения датчиков движения в ущелье это секрет за семью печатями, и находилась она только в отделе секретной связи. Технари из этого отдела обслуживали и меняли датчики. Идея взять под электронный контроль приграничное с Грузией ущелье оказалась очень плодотворной. За два с небольшим месяца, контрабанда людей и товаров на этом направлении практически прекратилась. Вот только мощность датчиков оказалась слабой, потребовался промежуточный ретранслятор, который и находился на семнадцатом посту.

Часы в руках Скрипача означали только одно: начальник особого отдела и стая шакалов в главе с Баширом в чем-то заодно. А раз так, то и кобениться нечего.

Справка.

Придорожное кафе «Автандил.ru» имело очень удобное географическое положение. Оно находилось на дороге связывающей два районных центра Чечни, а полноводный чистый ручей, стекающий с гор, снабжал хозяина кафе не только водой, но и электроэнергией. С самого начала конфликта в Чечне, по неписаному закону, кафе «Автандил.ru» было нейтральной территорией. Именно здесь представители противоборствующих сторон назначали неофициальные встречи, если необходимость в таковых возникала. Поэтому усталый путник, произвольной политической ориентации всегда находил здесь, как горячий ужин, так и ночлег, что придавало этому месту популярность, а хозяину - доход.

В советское время это кафе носило странное и не только для Чечни название «Сапфирик». Но так как многое в советское время было непонятным и просто принималось на веру, то и к названию кафе привыкли. Какое-то время в начале девяностых годов кафе было закрыто и разграблено. Новый хозяин появился только в девяносто втором и назвал заведение «Алладин». Свое же нынешнее название оно получило, когда у хозяина появился телефон сотовой связи и интернет. Теперь, благодаря новой услуге, каждый проезжий мог залезть в свою электронную почту и проверить её.

Два раза нейтральный статус кафе подвергался сомнению. Первый раз, в 1997, когда Чечня получила определенную независимость. Местного полевого командира, в прошлом Мишки Азоева, а теперь Мункара Азоева, бандитсвующего под шумок войны за независимость в местных горах, новая власть независимой Ичкерии, исключительно под угрозой уничтожения, наконец, призвала к порядку. Тогда Мункар, в качестве компенсации, решил взять под свою крышу доходное кафе.

Заявившись в полном военном маскараде, с двумя подручными к хозяину, он объявил, что с сегодняшнего дня тот платит ему пятьдесят процентов от своей прибыли. Хозяин спорить не стал, но вот незадача, вскоре выяснилось, что платить некому. Мункар исчез. Нашли его только через три дня в каком-то заброшенном сарае, повешенном за ноги. Бедняга умер от кровоизлияния в мозг. И еще одно странное обстоятельство, ни новая власть свободной Ичкерии, ни родственники повешенного, убийц искать не стали. Такое впечатление, что все вздохнули с облегчением. Даже темный ангел из Корана, чьим именем назвал себя Мишка Азоев, не помог самозванцу.

Второе покушение на независимость «Автандил.ru» было уже в 2001 году. Тогда в расположение федеральных войск, расположенных на этой территории заместителем начальника особого отдела дивизии прислали человека «из Москвы». Парень с первых дней, что называется «закусил удила». Слухи о том, что Восток - дело тонкое, считал явно преувеличенными и даже вредными. Короче, через месяц своего непосильного секретного труда, он узнал об особом статусе «Автандил.ru», и тут же заявился к хозяину. Результатом этого неофициального визита стал вполне официальный документ, в котором хозяин кафе обязался стать штатным осведомителем ФСБ.

И опять незадача! Машина, в которой ехал не в меру ретивый майор, а можно сказать, и без пяти минут подполковник, подорвалась на мине! Бумаги, естественно, все до одного сгорели. В том числе и подписанный хозяином кафе документ. Что ж, такое иногда случается на войне.

Надо сказать справедливости ради, что и федералы, и местные, недолюбливали это место. Так уж устроены люди, если кто-то не похож на них, то его не любят, особенно, если тот более успешен в делах. К тому же независимость всегда раздражает. Поэтому, каждая сторона придумала для кафе свое обидное название. Федералы называли его «Потный хачик», а боевики – «Тычка».

Конец справки.

За неделю до этого.

Полковник Москалев спешил на очень важную встречу. Её важность определяло задание, которое он получил из Москвы. А именно: семья одного из погибших лидеров боевиков, находящаяся в федеральном розыске, в обмен на гарантии отказа от политической пропаганды, должна негласно покинуть Чечню.

Раздраженные и ругательные мысли, как замкнутая магнитная лента крутились в голове полковника. «Им, там, в Москве хорошо задачи ставить! Сучьи дети! – думал про себя Москалев, - а какая может быть гарантия? Гарантия только одна – отобрать ребенка. … Падлы московские! Вот только с детьми я еще не воевал!» Бронированный УАЗик полковника остановился у входа в кафе «Автандил.ru». Двое сопровождающих хотели было идти с полковником, но он жестом приказал им остаться. Полковник опаздывал и это еще больше его раздражало. Он прошел через общий зал, где сидело с полдюжины местных бродяг, и вошел в отдельный кабинет. Собеседник полковника уже ужинал. Ребра молодого барашка и вареный картофель составляли весьма аппетитную пару.

- Извините за опоздание, - вместо приветствия сказал полковник и присел за столик, напротив.

- Ужинать будете? – спросил собеседник.

- Спасибо, Башир, но …

- Я знаю. Сейчас принесут.

Дверь кабинета открылась, и вошел хозяин.

- Добрый вечер, - хозяин поставил на стол овсяную кашу и пропаренную котлету.

- От такого ужина ваша язва не пострадает, - улыбнулся Башир.

- Спасибо.

Полковник не знал с чего начать, и … немного подумав начал с ужина. Каша и котлета оказались поразительной вкусноты. От этого настроение полковника немного улучшилось.

- Алла у вас? – спросил полковник, доедая остатки.

- У нас, - спокойно ответил Башир.

- Будете переправлять?

- Уже задаток взяли.

- Вы же никогда не лезли в политику, зачем вам это надо?

- А мы и сейчас не лезем, договор о непоставках оружия мы соблюдаем, а что касается доставки людей, денег, документов и ценностей, так это наш бизнес, в который мы никого не пустим.

- А наркота?

- Лично я не занимаюсь, но другим запретить не могу, у нас свои законы и своя, если хотите, демократия.

Башир налил себе и полковнику чай. Полковник не отступал.

- На этот раз ваша деятельность противоречит официальной политике Москвы. И как вы понимаете, без последствий не останется, - полковник недоверчиво покрутил в руках чашку с чаем, но затем все-таки сделал несколько глотков.

- В моем детстве была популярна поговорка: «Если спорт мешает школе, бросай школу». Послушайте, полковник, нельзя так серьезно относиться к своим служебным обязанностям, а особенно бредовым приказам из Москвы. Давайте лучше заключим пари. Если Алла через две недели не окажется в одной из европейских столиц, то я вам буду должен …, ну, скажем двадцать тысяч.

- У меня нет таких денег, во всяком случае, свободных.

- Но у вас есть замечательные швейцарские часы, можете их поставить.

Осведомленность Башира несколько отрезвила полковника.

- Пари говоришь!? … У тебя практически нет шансов.

- Если б это было так, вы бы здесь не сидели, или я ошибаюсь?

Полковник машинально сделал еще несколько глотков чая. Зная шакала Башира и его стаю, на другое он не рассчитывал. Но и к роли просителя он опускаться не станет, еще не все так плохо.

- Ну, что ж, когда личные интересы совпадают с государственными, работа начинает доставлять удовольствие … Я согласен.

- Автандил? – Башир позвал хозяина.

В кабинете появился хозяин.

- Принеси то, что я просил.

Хозяин принес небольшой, но крепкий металлический ящик, практически переносной сейф. Башир достал из кармана деньги и положил их внутрь ящика, полковник, так же, не колеблясь, снял часы и положил их в сейф.

На прощание, Башир небрежно обронил фразу, ради которой, возможно и примчался Москалев на эту встречу.

- Когда все закончиться, я попробую уговорить Аллу, не делать глупых политических заявлений, а больше сосредоточиться на детях. Я думаю, она меня послушает.

Москалев механически покивал головой, затем встал из-за стола и на прощание сказал.

- Через две недели я зайду за своими деньгами.

- Или я за часами, - ответил Башир, продолжая наслаждаться ароматом, свежезаваренного чая.

Полковник, не прощаясь, вышел.
  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Эдуард Богуш iconВалерия Татьянина Эдуард Савуляк: "Нам еще никто не сказал, что собирается...
Директор московского офиса компании" Tax Consulting uk" Эдуард Савуляк уверен, что бизнес с Кипра уходить не будет, потому что те...

Эдуард Богуш iconИ спикер
Спикер: Денис Богуш, специалист по стратегическим коммуникациям и pr в политике и бизнесе

Эдуард Богуш iconВлахова Эдуард Немец домашнее консервирование фруктов и овощей

Эдуард Богуш iconАффилированные лица ООО кб "Уралфинанс" по состоянию на 18. 09. 2012
Маркин Эдуард Витальевич – право распоряжения более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие доли

Эдуард Богуш iconДом, который расстроил жэк
Для решения подобных вопросов краснознаменцы нередко обращаются за поддержкой в правовые ведомства. Вот что рассказал военный прокурор...

Эдуард Богуш iconГородское самоуправление подписало договор о сотрудничестве со столичными театрами
Фото Оксаны Джадан. Эдуард Цеховал и Айварс Лембергс скрепили договор о сотрудничестве своими подписями

Эдуард Богуш iconРимское право: контракты
Еще в 1835 году Эдуард Гиббон в своем Историческом обозрении римского права писал, что он с недоверчивостью принимается за изображение...

Эдуард Богуш iconИз-за кулис Сезон в Русском театре откроет музыка Маэстро Она прозвучит...
Фото Мариса Дедзиньша. Готовимся к премьере «Рыжего короля»! Слева направо: Раймонд Паулс, Эдуард Цеховал, Владимир Золотарь

Эдуард Богуш iconПозиционирование компании на рынке и сотрудника в компании Эдуард Колотухин
Резерфорду приписывают выражение, что если ученый не может объяснить уборщице, которая убирается у него в лаборатории, смысл того,...

Эдуард Богуш iconПо социологии. Студент: Николаев Дмитрий Игоревич Преподаватель: Карпинский Эдуард Эдуардович г
Охватывает практически все, что создается людьми, признается и усваивается обществом. Именно культура организует человеческую жизнь,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница