Закончим, если пропана хватит,- ответил Юрка




НазваниеЗакончим, если пропана хватит,- ответил Юрка
страница4/5
Дата публикации28.04.2013
Размер0.55 Mb.
ТипЗакон
vbibl.ru > Туризм > Закон
1   2   3   4   5
Глава VI

«Вот я и в отпуске. Другой бы выпил, закусил… Мне не хочется ни пить, ни петь и ни плясать… Чего же хочется?.. Может быть, общества таких, как Павел, Захар…»

По дороге встречаются брошенные дачи, недостроенные дома…

«Всё строим и строим… Может, не то и не там?.. А мы? Ну, допустим, для проведения Олимпиады это нужно. А потом? Скажут ли потомки спасибо за эту дорогу… ведущую в заповедные места?»
Первую остановку решил сделать в Феодосии. В управлении военного санатория приобрёл путёвку.

Устроился.

Вечером бродил по городу. Вот его внимание привлекает мемориальная доска: «Здесь останавливался великий русский писатель А. С. Пушкин по пути в Гурзуф». За забором здание в два этажа. Вьющиеся растения свисают с ограждения территории, в глубине которой ещё несколько зданий.

«Да! Какое место! Интересно, кто же теперь здесь останавливается?..»

Каково же было удивление, когда, пройдя вдоль забора, обнаружил ворота, в которые сам входил с путёвкой… В двухэтажном здании располагалась библиотека санатория.
Утром, делая заказ на последующие два дня, поставил галочки напротив рыбных блюд.

Сидевшая напротив молодая женщина, когда настал её черёд делать заказ, с удивлением спросила: «Вы что же, и на первое и на второе – всё с рыбой?»

- Да,- просто ответил он.

- Но почему?

- Мы у моря. Рыба рядом. А мясо везут откуда-то… К тому же жара.

Следующим утром соседи по столу сделали заказы с «упором» на рыбу.

А через два дня женщина из-за соседнего столика, увидев, как официантка ставит на стол Виктора четыре тарелки с филе судака, спросила её: «Можно и мне?» Та, взглянув в меню, ответила: «Нет. У вас мясная котлета»,- и поставила перед ней тарелку с котлетой.

Женщина смотрела подозрительно.

…Вскоре официантка с улыбкой объявила: «Теперь за этими двумя столами и в меню смотреть не надо: всё рыба – да рыба».
В музее Грина ознакомился с содержанием всех документов и надписей. Здесь же приобрёл книгу с «Бегущей по волнам». На титульном листе сотрудница музея поставила памятную печать.
После посещения музея Айвазовского ему показалось, что между обоими, расположенными пососедству, музеями существует какая-то таинственная связь. Но обдумывание оставил на потом.
Записался и в библиотеку санатория. Взял три книги: об истории города, о жизни Александра Грина и его рассказы.

Читая на пляже рассказ «Гнев отца», рассмеялся до слёз. Утирая их, заметил женщину с задумчивым взглядом, одиноко лежащую… Место, на котором она расположилась, исключало какое-либо соседство: бетонная плита подпоркой стенки, покрытое её полотенцем, была шириной не более полуметра. Сквозь тёмные стёкла очков наблюдала за морем.

«Фрези Грант»,- подумалось Виктору. И он изредка стал обращать взор в её сторону.

Улыбку удалось увидеть только по случаю заплыва в акваторию пляжа дельфина с дельфинёнком…

Виктор находился в воде, и первыми их увидели люди, плавающие рядом. Вскоре и находящиеся на берегу поднялись. Лишь она оставалась на месте, улыбаясь такому сюрпризу.

А дельфины, словно не замечая людей, забавлялись с кефалью. Дельфиниха, зажав её зубами, выныривала, чтобы бросить дельфинёнку.

«Учит ловить рыбу»,- пояснил, плавающий рядом с Виктором, мужчина.
На вопрос жены: «Не угнетает ли его замкнутый образ жизни? Не скучает ли он по обществу?», писатель ответил, что ему некогда скучать, так как он постоянно занят устройством судеб персонажей своих произведений.

«А у меня, подумал Виктор,- «персонажи не вымышленные. Как там они сейчас?»
Из исторической книги узнал о том, что через город во время Великой отечественной четыре раза перекатывался огненный вал фронта. А наиболее значительным событием тех лет, была высадка морского десанта в порт.
И теперь к порту подойти не просто: кругом развлекательные аттракционы.

Памятник десантникам ближе… Постоял около него. Подумал…

Рядом надувные резиновые ограждения с вывеской у входа «Женские бои в грязи».

Вздохнул и пошёл вдоль моря.
За завтраком предупредил соседей: обедать не будет – пойдёт тропою Волошина в Коктебель…
…Вечером на набережной повстречалась соседка по столу: также как и он, прогуливалась перед сном.

Увидев его, улыбнулась:

- Гуляем?

- Гуляем,- ответил Виктор.

- Не помешаю?

- Нисколько.

- Как прошло сегодняшнее путешествие?

- Хорошо: дошёл до самого Коктебеля.

- Главное… и вернулись обратно.

Виктор вопросительно взглянул.

- Я бы в одиночку ни за что бы не пошла. И как Вы не боитесь?

- Чего же бояться?

- Ну, не знаю… Хотя бы змей. Ведь в горах их много.
Виктор улыбнулся… Ему вспомнился эпизод службы. Точнее, учёбы: он был ещё курсантом, тогда им впервые пришлось ползком преодолевать открытую местность. «Ну, что, полозы желтобрюхие, подведём итоги?»- обратился к ним командир взвода после построения на плацу.
Юле ответил: «В горной части Крыма ядовитых змей нет. Ядовитой считается лишь степная гадюка… Но и её укус далеко не всегда опасен для жизни».
Следующим вечером наблюдал за работой художников. Сидел на парапете площадки – рядом с местом, облюбованным юными творцами.

Юноша писал портрет мальчика. Девушка изображала на ватмане портрет девочки.

Мальчик позировал неспокойно. Девочка лишь изредка отводила взгляд в сторону.

Виктору сначала показалось, что девушка работает более умело: начали вместе, а у неё уже вполне правдоподобно изображены и глаза и нос девочки; юноша по-прежнему чиркал карандашом контуры головы мальчика…

Но вот уже и у него появляются глаза, брови, нос… А девушка никак не может справится с овалом лица…

Когда же юноша, после продолжительных оценивающих взглядов, позволил мальчику подняться с кресла, девушке ещё предстояло завершение работы…

«Ну, вот, пожалуйста!»- с улыбкой обратился к своим родителям мальчик, указывая ладонью на свой портрет. Сложно было определить, чему он больше радовался: удачному изображению или разрешению, наконец-то, подняться. Родители девочки ожидали, что же, в конце концов, станет с портретом их дочери…
В это время из расположенного за оградой ночного клуба, начали выходить на площадку девицы, представляя гуляющей публике свои телеса. Один из тех молодых людей, у которых на куртках красовалась надпись «Спецподразделение охраны», легонько толкнул Виктора в плечо: «Уважаемый, освободите площадку».

Виктор обернулся.

- Товарищ капитан!- воскликнул охранник.

Виктор узнал бывшего подчинённого…

…В самом конце службы, в часть, где он был уже инструктором, поступило молодое пополнение. Среди них два друга: Иван и Григорий. Родом из-под Харькова. Но детдомовские. Подразделение вскоре расформировали. Молодёжь направили в другую часть. Виктор уволился в запас.

- Владимирыч..., Ваня, просто Владимирыч,- сообщил Виктор, подавая руку.

Ивана окликнул диджей:- Что ты там рассюсюкиваешь? Гони всех: освобождай площадку.

- Пошёл ты!- ответил Иван и присел рядом с Виктором.

- Ты у меня уже не работаешь,- заявил диджей.

- Как Вы?!

- Нормально, Ваня. Нормально.

- А я вот,- Иван дёрнул ворот куртки и презрительно ухмыльнулся,- спецподразделение!

- Вижу... Вижу... Что, в Феодосии решил осесть?

- Нет. На сезон приезжаем... Я не один: С Гришкой.

- Он тоже...?

- Да. Только сейчас как бы отдыхает: с хозяевами поскандалил... Подруге помогает — верёвки пацанве в косы вплетать.

Виктор взглянул удивлённо.

- В общем, она этим занимается... Ну, и ему предложила..., чтобы быстрее. Она как бы с одной стороны над головой работает, а Гришка как бы с другой: молодёжь балдеет,- пояснил Иван.

Девицы, покрутив «задами», скрылись в клубе в сопровождении «бойцов специального подразделения».

- После окончания такого сезона, чем занимаетесь?

- Да, там уже и зимний скоро начинается. Мы в Харькове лёд на тротуарах долбим. А между сезонами как бы отдыхаем.
Условились встретиться утром: втроём.
Сидели в кафе на берегу моря. Вспоминали службу. Обсуждали нынешние времена...

- Постоянную работу найти не пытались?

- Устраивались,- ответил Григорий,- Но то сокращение, то ликвидация; то сокращение, то ликвидация...

Виктор, поразмыслив, предложил:

- Вот, что: приезжайте к концу сентября в Сочи. Пока у меня есть возможность, на стройку вас устрою. Поработаете как иностранцы! А там, может, нас и объединят: ведь один народ, всё-таки...

Предложение обоим понравилось...

- А мы лично, чем будем заниматься, товарищ, кх-кх... Владимирыч?- поинтересовался Григорий.

- Лично ты, Гриша, чалки вязать будешь.

Иван прыснул со смеха. Гриша приоткрыл рот...

- Чалка — это стальной трос с петлями на концах... для подъёма и перемещения материалов и оборудования краном,- пояснил Виктор.

- Всё понял, Владимирыч,- с серьёзным видом заверил Григорий.
Ближе к вечеру Виктор направился в Дом офицеров флота на презентацию журнала «Чёрное море»...
«Отдыхалось хорошо. Но было бы ещё лучше, если бы по ночам не грохотала музыка в «безмозглых» кафешках, расположенных вдоль побережья. Кажется, что такая музыка даже рыбам спать не даёт.. И куда только рыбохрана смотрит?!»

Вторую часть отпуска решил провести в Коктебеле.

Остановился в частном секторе. У самых гор Кара-Дага.

Лежать и обугливаться на пляже не намеревался: удивлять некого. Ему хотелось ознакомиться с побережьем, побывать в окрестностях, посетить музей и, может быть, мероприятия, связанные с проходившим в эти дни фестивалем.
- Вздыбленные скалы Кара-Дага. Самая высокая — Святая гора. В центре впадины остаток вулкана — Чёртов Камин. А названия скал и вершин какие!.. Шапка Мономаха, Король, Королева, Трон, Воин, Сокол, Пирамида, Маяк, Пряничный Конь, Иван Разбойник... говорят, что если смотреть сверху на эту скалу, то она кажется идущим по морю человеком, у которого и шапка на голове, и мешок за спиной,- рассказывал Виктору случайный попутчик.

Мужчина. Вооружённый фотоаппаратом, подзорной трубой и топографической картой, повстречался ему у мыса Хамелеон.

- Какие удивительные люди, судя по этим названиям, побывали здесь! А теперь... и видеть многих не хочется,- рассуждал попутчик...
По соседству с Виктором снимал жильё ещё один интересный человек. С ним Виктор познакомился через хозяина дома, в котором остановился. Интересным он показался уже потому, что занимался созданием науки «Добрология», которая, в свою очередь, должна создать Нового-Благоносного человека. Анатолий Иосифович, так звали его, писал ещё и стихи. Беседа с человеком, занимающимся и наукой и творчеством, привлекала, но у Виктора было запланировано восхождение на гору, на которой находилась могила Волошина...
На могиле камешки, принесённые людьми с берега. На них надписи с просьбами и пожеланиями. Некоторые, ещё не смытые дождём, можно прочитать. Внимание Виктора привлекла надпись, сделанная ребёнком. «Хочу, чтобы мой папа перестал пить алкоголь. И ещё, чтобы он долго жил на этом свете. 1 сентября 2009 г.»

Виктор задумался...

«Иван с Гришкой, те хоть детдомовские, а я...»

Он посмотрел вниз. С одной стороны простирались виноградники. С другой — горы. С третьей — море. С четвёртой — посёлок.

«Почему поэт завещал, чтобы его похоронили здесь: на горе? Может потому, что когда проснётся Кара-Даг, могила останется? Ведь творческие люди способны предугадывать будущее...»

Винзавод «Коктебель» был как «на ладони». Виктор направился туда.

После дегустации прошёлся по набережной. У здешнего памятника морским десантникам остановился. Вспомнил строки из книги, которые сообщали о том, что во время проведения Керченско-Феодосийской операции был высажен отвлекающий десант в Евпатории, Судаке и Коктебеле. И что судьба его трагична: после того, как гитлеровцы вновь захватили Феодосию, десантники были окружены и почти все погибли.

Виктор поклонился.

Потом долго стоял, всматриваясь в лица, застывшие в скульптуре.

В тихом кафе, неподалёку, просидел весь вечер: заказал вначале сто, затем ещё сто пятьдесят...

«Не знаем, как звали прадедов, но зато знаем всех мужиков какой-нибудь попдевахи... эх, Россия! Хотя, нет... здесь уже... или пока ещё... не Россия... А, может, и к лучшему? На кой нам ещё один бордель?..»

Виктор перебрал. Но с кем не бывает?.. Тем более после дегустации...
Утром он уже по иному смотрел на отдыхающую здесь публику. «Чего-то точно не достаёт. Может, внутренней дисциплины, которая есть у военных...? А может, была у военных? Надо бы съездить в Севастополь... О! Почему бы не завтра... с утра».
О своём досрочном отъезде сообщил домовладельцу вечером. Тот удивился, но не расстроился. Виктор же направился к дому Волошина. Там местные и приезжие художники до поздна выставляли на продажу картины. Ему хотелось приобрести примеченное ранее полотно, на котором были изображены три парусника под лунным светом. Но его хозяйка, как выяснилось, «взяла выходной».

Немного огорчённый, окидывал взором работы других художников. И вот его взгляд привлекает картина, резко выделяющаяся среди остальных своей белизной..., а вблизи и, заключённым в ней, философским смыслом. «Дорога в мечту». На полотне изображена девушка, стоящая на белой, с белыми балясинами и вазами, набережной. Мостик, ведущий к небесам, так же был белым.

Контрастность между небом и землёй определяли: холодные тона здесь и тёплые там..., куда вёл мостик. И, хотя солнце не было изображено,- оно присутствовало. И присутствовало таким образом, что всё остальное казалось лишь фоном.

Виктора поразило и мастерство с которым была изображена девушка. Казалось, что она вот-вот оживёт и пойдёт туда... где уже появлялось то, чего она давно и терпеливо ожидала... Мягкий, спокойный изгиб её тела говорил о том, что она уже приготовилась к тому, что сейчас произойдёт...

Свободные руки выражали радостное настроение. Тело было открытым: открытым мечте. Ниспадающие складки длинного, небесного цвета платья, показывали, что она уже начинает движение, и подул ветер: ветер перемен.

Изысканная элегантность линий и тонкое поэтическое настроение на холсте заставили Виктора приобрести картину не раздумывая.
В Севастополь прибыл в полдень. В квартирном бюро, поинтересовавшись целью приезда, предложили комнату в Балаклаве: «И море, и горы, а вечерами можно наведываться в Севастополь». Виктор согласился.

С комнатой повезло. Хозяином оказался бывший судовой врач. Проживал в это время в квартире один. Он порекомендовал кафе, расположенное через улицу, в которое и сам «захаживал».

Мемориальная табличка рядом с домом свидетельствовала: здесь отдыхал Куприн. Виктор обладал хорошей памятью и без труда вспомнил: писатель был в числе посещавших Волошина в Коктебеле.

«Кругом знакомые лица! Шляпа с широкими полями — похожая на мою. Спокойный взгляд — наверное, такой же, как в последнее время у меня...»
По горной дороге Виктор шёл вспоминая многокилометровые маршброски...

Шёл и улыбался. Кругом природа. Только вдали виднелся небольшой домик. «Вот так бы поселиться вдали от людей».

Горы с отвесными скалами. Крутые утёсы над пенящимся у подножия морем...
Он лежал на большом камне. И вокруг были камни. Между ними вода. Никаких желаний. Утро.

Постепенно атмосфера накалялась. Появлялись желания: люди с обеспокоенными лицами заполняли пространство.

Но тем не менее, спокойствие Крыма ощущалось и тут.

Виктор чувствовал себя помолодевшим: то ли воспоминаниями, то ли воздух так влиял. Воздух сухой в отличие от кавказского... ...Во время путешествия по Греции, сопровождающий их грек, услышав слово «кавказ», объяснил через переводчика, что у них оно ассоциируется со словом «скандал».
К полудню Виктор подымался в лес. И там под сенью сосен наблюдал за морем... и слушал многочисленный хор цикад.
В Севастополе бывал «через день»...

Малахов курган оставался для него местом, куда «с бухты-барахты» не ходят. И теперь он наметил его посещение в первой половине дня, когда людей немного.
«Вот здесь бились на смерть наши с французами и англичанами. Здесь погибли адмиралы Корнилов и Нахимов. А вон там, на Камчатском люнете, адмирал Истомин...»

- О чём задумался, молодой человек?- прервал мысли подошедший старик,- Представляешь себе, как люди гибли? Тебе в панораму сходить надо... на площадь Ушакова... туда, в центр...

- Был я там, батя, был... И у памятника затопленным кораблям тоже фотографировался... Служил я здесь раньше.

- То-то и оно, сынок, что раньше. Теперь посмотри, что творится: офицеров этого славного флота на улицах караулят... иностранцами называют... Эх, поднять бы этих славных адмиралов! Что бы они сказали нынешним политикам... Междоусобицу затеяли... ни дна им и ни покрышки...

- Согласен, батя, согласен...

- О чём только дипломаты думают... Кровь-то одна: как не верти.
Из «записок начальника контрразведки» Черноморского флота Виктор знал о том, что ещё в годы Первой мировой секретные агенты, действующие в тылу наших войск на территории Крыма, составляли большую угрозу, чем открытый вооружённый враг.


1   2   3   4   5

Похожие:

Закончим, если пропана хватит,- ответил Юрка iconСовести Светлана Лебедева Вторая часть Вместо введения
И здесь, по Вашим искренним просьбам, по-прежнему продолжаю собирать вместе куски диалогов, которые не вошли в первую часть «Голоса»....

Закончим, если пропана хватит,- ответил Юрка iconБразильский карнавал алексея иващенко
«выйти на улицу всем, сколько есть» буквально! Выйти и распевать знакомые мелодии, пока горла и объема легких хватит – даже если...

Закончим, если пропана хватит,- ответил Юрка iconГригорий Кваша Заповеди годовых знаков
Если же вспоминать о людях пассивных, робких и вялых, вечно ждущих от общества указаний и заботы, то годовой знак для них конечно...

Закончим, если пропана хватит,- ответил Юрка iconГригорий Кваша Характер по знаку рождения
Если же вспоминать о людях пассивных, робких и вялых, вечно ждущих от общества то указаний, а то заботы, то годовой знак для них,...

Закончим, если пропана хватит,- ответил Юрка iconО симптомах, возникающих при улучшении питания
Если бы меня спросили, какая область в проблеме питания является наиболее недопонимаемой, я бы сразу ответил, что это – неумение...

Закончим, если пропана хватит,- ответил Юрка iconЯакову предстоит судьбоносная встреча с Эйсавом. В ночь, предшествующую...
Отпусти меня, ибо занялась заря”. Но ответил [Яаков]: ”Не отпущу тебя, пока не благословишь меня”. И спросил тот его: “Как имя твое?”...

Закончим, если пропана хватит,- ответил Юрка iconНайджел Латта Пока ваш подросток не свёл вас с ума Латта Найджел....
Так девочка пытается убедить мир, что выбранный ею путь – лучший, вернее, единственный возможный. Если она решила, что нитка должна...

Закончим, если пропана хватит,- ответил Юрка iconОтчёт по прессе 5 августа
Я его спрашиваю: «А что же будет, если что-то будет не в порядке?». Он ответил: «Результат будет тот, который нам нужен». Тогда я...

Закончим, если пропана хватит,- ответил Юрка iconИсточник(и): Олена Пчилка. Хватит, детки, вам спать. К.: Веселка, 1991. С. 314-315
Источник(и): Олена Пчилка. Хватит, детки, вам спать. — К.: Веселка, 1991. — С. 314-315

Закончим, если пропана хватит,- ответил Юрка iconНепредвиденное обстоятельство
Спросите доктора Гаспара Арнери, ответил гимнаст Тибул на вопрос, почему он стал негром

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница