Теория и практика




НазваниеТеория и практика
страница9/31
Дата публикации04.05.2013
Размер3.79 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Психология > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   31

^ 74

лога не сочувствия и поддержки, а конкретных знаний, направ­ленных на успешное манипулирование своим окружением.

«Открытые»- клиенты прилагают большие усилия по прео­долению собственного сопротивления. Об открытости клиента можно говорить, когда присутствует борьба с внедиалогическими, защитными импульсами, когда клиент, побуждаемый реальным страданием, нуждой или искренним стремлением к установлению истины о самом себе, готов к серьезному, глубокому общению.

«Открытость» и «закрытость» характеризуют, прежде всего, особенности начального состояния клиента психологической консультации. Они не рассматриваются как некоторое устойчивое личностное качество. В ходе консультирования качество «откры­тость — закрытость» клиента может претерпевать трансформа­цию. Первоначально «открытый» клиент может выйти на опреде­ленные смысловые «пласты», активизирующие его защиты и бло­кирующие диалогическую интенцию. И наоборот, первоначально «закрытый» клиент при корректной работе консультанта может перейти к более открытым вариантам взаимодействия.

Консультирование будет строиться по-разному в зависимости от того, «открытый» или «закрытый» клиент пришел к психологу. Чем более открыт клиент, тем более свободным и непредвзятым может быть взаимодействие, тем шире спектр психотерапевтичес­ких возможностей. Наоборот, чем больше «закрыт» клиент, тем больше консультативное общение напоминает игру с учетом уста­новившихся правил, сложившейся позиции, что резко ограничи­вает возможности консультанта и в профессиональном, и в лич­ностном плане. Успех работы с «закрытыми» клиентами зависит от того, удастся ли психологу перейти от узко очерченного круга задач к более широкому «смысловому полю». Важнейшим страте­гическим условием для работы с «закрытыми» клиентами является использование техники нерефлексивного слушания (принципа молчания), которая, не нарушая самого процесса общения, фру-стрирует внедиаяогические тенденции клиента, обращаясь к его подлинной, сущностной части «я-для-себя».

Одной из распространенных и простых в использовании классификаций является модель, основанная на модальностях внутреннего опыта клиента. Она базируется на разделении на­шего опыта на три категории, или три модальности: зрение, слух, ощущения. Зрительные образы, воспоминания об увиденном определяют визуальную модальность. Услышанное и сохраненное в слуховой памяти — основа аудиальной модальности. Опыт при­косновений, телесных ощущений, движений составляет базу ки-

75

нестетической модальности. Анализ модальностей внутреннего опыта позволяет разделить людей на три категории. Те, у кого в рассказах, описаниях преобладают зрительные образы, называют­ся визуалистами (визуалами); люди с преобладанием слуховых образов — аудиалистами (аудиалами); с преобладанием ощуще­ний — кинестетиками.

Получить сведения о ведущей модальности можно путем ана­лиза речи клиента. Выбор слов связан с ведущей модальностью.

Пример. ^ Рассказ об одной и той же проблемной ситуации будет по-разному звучать у людей с различными модальностями. Аудиал: «Я увидел его и меня словно оглушили. Я вспомнил, что он говорил на последней встрече...» Визуал: «Он лежал, такой блед­ный. Я боялся поднять глаза и все представлял себе, что этого не произошло, что он живой, танцует, как на последней школьной дискотеке...» Кинестетик: «Я вначале ничего не почувствовал. Все онемело. А потом такая злость появилась, просто бешенство. Хо­телось бежать и молотить всех, не разбирая. Чтобы хоть как-то прогнать эту боль...» (Из аудиозаписи психологического дебри-финга, проводившегося с одноклассниками трагически погибшего юноши).

Слова, которые позволяют выявить основную модальность че­ловека, называются предикатами. Визуалы часто используют сло­ва, соответствующие визуальной системе приема и воспроизведе­ния информации: «точка зрения, ясные перспективы, освещать, показывать, упустить из вида, вообразить, выглядеть, рассмотреть, представить». Для аудиалов характерны выражения и слова типа «выслушивать, объяснять, звучать, громкий, монотонный». Кинес-тетики могут использовать слова, связанные с чувствами и ощу­щениями: «прикасаться, теплый, мягкий,^ чувствовать, замереть, беспокоиться».

У человека при восприятии и описании мира может преобла­дать одна из модальностей. У женщин чаще преобладает визуаль­ная модальность, у мужчин — кинестетическая (С.А. Горин). Для работы с каждой категорией клиентов необходимо использовать «понятный язык». Например, одно и то же слово психолога — «продемонстрируйте», обращенное к клиенту, должно по-разному звучать в зависимости от ведущей модальности: «покажите» — для визуала, «объясните» — для аудиала, «рассортируйте», «про­демонстрируйте», «проиграйте» — для кинестетика. Данная систе­ма проста в использовании и позволяет обращаться к клиенту на понятном для него языке.

76

^ 4.5. Понимание клиента психологом

Понимание — это приз для дураков. ЭСТ-афоризм

Непонимание со стороны другого человека — это проблема, с которой каждый из нас сталкивался в жизни. Очень часто в разго­воре мы слышим: «Он (она) меня не понимает...» За этими слова­ми могут стоять боль, горечь, злость, разочарование. Если же че­ловек говорит: «Никто меня не понимает»,— это, вероятно, ощу­щение тотального одиночества, тоски, которое может привести к депрессии. Понимание — основа человеческих отношений. Не зря существует короткое и емкое выражение: «Счастье — это когда тебя понимают».

Потребность в понимании рассматривается как одна из базо­вых человеческих потребностей (Э. Гуссерль, 1993; В. Франкл, 1990; М. Хайдеггер, 1993 и др.). Для психолога-консультанта, одной из главных профессиональных задач которого является по­нимание другого человека, эта проблема приобретает особое зна­чение. Большинство направлений психологической помощи рас­сматривает понимание как основное условие и фактор позитивных изменений и личностного развития клиента в ходе консультатив­ного взаимодействия.

Понимание клиента психологом — очень сложный процесс, включающий глубокое исследование проблем клиента, его карти­ны мира. Основная функция этого исследования — перевод стра­дания на другой язык, реконструкция отношений клиента с собой и миром, изменение его отношения к проблеме. Понимание кли­ента зависит от психологического знания. С одной стороны, это знание может мешать пониманию, снижая психологическую чувствительность (как пример можно привести ортодоксальных психоаналитиков, которые в любой проблеме видят стоящие за ней отцовскую (материнскую) фигуры, эдипальный конфликт и т.п.). С другой стороны, психологическое знание — это знание субъективное, строящееся, прежде всего, на опыте психолога (К. Роджерс, М. Кан, Р. Мей и др.). Таким образом, понимание, строящееся на психологическом знании, характеризуется избира­тельностью, интенциональностью. Оно опосредуется ценностями и целями консультанта, его субъективной картиной мира, что про­является в выборе фокуса проблем и их интерпретаций, предпо­читаемом наборе «маркеров» (сигналов, сигнифаеров) нарушений и характером работы с ними.

77

В одних психотерапевтических подходах перед психологом ставится задача стремиться к пониманию клиента, в других, нао­борот, к непониманию клиента, его проблем, к сознательному игнорированию знаний о клиенте (конфузионные техники, фруст-рационные техники). Этот подход широко практикуется как один из этапов в ряде направлений и предполагает приведение в состояние замешательства самого клиента. Освоение стратегии непонимания нацелено на снятие психологических защит клиента, преодоление обыденных, стереотипных и поспешных способов понимания дру­гого человека, развитие способности переносить неопределен­ность. «Наивный» консультант отказывается от объективного и аналитического понимания человека.

Ряд профессиональных консультантов и исследователей пси­хотерапии — К. Роджерс, Дж. Энрайт, И.Д. Ялом — отмечают, что в действительности полное понимание субъективной реальности невозможно. Однако только немногие школы психотерапии практически не пытаются понять причины, породившие проблемы клиента. Согласно взглядам П. Вацлавка, человеческие проблемы сравнимы с ситуациями в шахматной партии. Причины, привед­шие к тупиковой ситуации, не важны, поскольку задача играюще­го — планировать будущее, а не анализировать прошлое.

Стратегии понимания клиента психологом были подробно проанализированы М.Р. Минигалиевой. Их можно разделить на три группы:

1. Понимание как обнаружение, выделение уже существую­щего, присущего ситуации смысла-значения (объяснение). Крите­рий понимания — объективная «правда» бытия клиента. Психолог достраивает неизвестную ему информацию на основе стандарт­ных, повторяющихся схем обыденного понимания. Ключевыми особенностями этой стратегии понимания клиента является концентрация консультанта на собственных опыте и представле­ниях. Консультант выступает по отношению к клиенту как «эксперт-учитель» или «методолог здравомыслия». Способы по­нимания клиента, общие установки взаимодействия и конкретные процессы воздействия и общения с клиентом близки «непсихоло­гическим», обыденным. Эту стратегию можно назвать стратегией объяснения. Она характеризуется нетворческой позицией кон­сультанта, стремящейся к «объективности», направленной на под­тверждение собственных представлений и картины мира, иногда — на решение собственных проблем консультанта. Наиболее целост­ной характеристикой, позволяющей описать консультантов этой группы, является следующая: они часто не слушают клиента.

^ 78


  1. Понимание как создание смысла, не заданного изначально (интерпретация). Критерий понимания — субъективная «истина» человеческого бытия. Консультант восполняет недостающую информацию, трансформируя (переформулируя) ситуацию, изме­няя ее структурный центр на основе профессиональных знаний и психотерапевтического мифа. Консультантов, реализующих вто­рую стратегию понимания клиента, можно охарактеризовать как экспертов, стремящихся переформулировать запрос клиента и трансформировать его восприятие сущности проблемной ситуа­ции, самого себя. Эта группа консультантов достаточно часто апеллирует к оценке своей профессиональной компетентности, опирается на требования и нормы разделяемого ими психотера­певтического мифа. Существуют значительные различия в содер­жательных характеристиках понимания ими клиента, связанные как с особенностями их психотерапевтического мифа, так и с по­ловозрастными особенностями консультантов. Стратегия интер­претации в целом может быть описана как стратегия индоктрина-ции, связанная с поиском некой «истинной» сущности происходя­щего с клиентом. Консультант выявляет «истину», отражающую особенности субъективного мира клиента и формулирующуюся в терминах разделяемого консультантом «объективного» психотера­певтического мифа.

  2. Понимание как возникновение смысла в процессе диалога (диалогическое понимание), построение общего смыслового про­странства, «общего языка» с клиентом. Критерий понимания — «искренность» переживаний человека. Основным способом запол­нения «смысловых пробелов» между высказываниями клиента выступает интеграция доступных консультанту данных и органи­зация совместного обсуждения полученных «интегрирующих впечатлений» с клиентом. Стратегия диалогического понимания характеризуется стремлением консультанта к занятию позиции фа-силитатора. Психолог вместе с клиентом исследует суть и воз­можные варианты и цели преобразования проблемной ситуации, ориентируясь на взаимодействие с клиентом, поддержку его стрем­ления к диалогу. Психолог сам стремится быть аутентичным и иногда может потребовать от клиента искренних реакций и про­явлений. Он использует техники самораскрытия, открыто предъ­являя особенности своей ценностно-смысловой позиции. Эта стра­тегия часто оказывается наиболее адекватной решению задач про­фессиональной деятельности психолога-консультанта (М.Р. Ми-нигалиева).

79

Каждая из описанных стратегий понимания клиента характе­ризуется специфическими возможностями и ограничениями в организации продуктивного диалога с клиентом.

^ 4.6. Чувства клиента в психологическом консультировании

Нет, интеллект аффекту не товарищ... Д.Н. Леонтьев «Однопсишия»

Одним из важнейших показателей тех процессов, которые происходят с клиентом, являются его чувства, занимающие цент­ральное место в психической жизни и межличностных отношени­ях любого человека.

В различной психологической литературе термины «чувство», «аффект», «эмоция» то используются как взаимозаменяемые, то четко дифференцируются. В рамках данной работы не ставилась задача проводить анализ этих понятий и запутывать читателя. Под чувствами мы будем понимать возникающие у человека и доступные для осознавания переживания, возникающие вслед­ствие взаимодействия со средой. В зависимости от теоретической ориентации консультант может обсуждать, игнорировать, прояс­нять, усиливать чувства клиента. Однако чувства — это то, что ре­ально есть у клиента, и поэтому важно понимать, как работать с чувствами клиента в консультативном процессе.

Самый простой случай (хотя в консультировании не бывает простых случаев) — это понимание клиентом своих чувств. Например, клиент говорит: «Я злюсь на свою маму, но не могу ей об этом сказать. Что мне делать?». В этой ситуации мы будем уточнять, как давно клиент злится, по каким причинам, в каких ситуациях, как складывается взаимодействие клиента с мамой и т.д., т.е. будем исследовать поле, контекст, в котором возникла данная проблема. Но часто бывает так, что консультация «стопо­рится» из-за неосознаваемых клиентом чувств.

Первый этап работы с чувством — диагностический. Важно выявить, прояснить, какое именно чувство испытывает клиент. Для этого психолог задает вопросы: «Что Вы сейчас чувствуете?»; «Что сейчас с Вами происходит?»; «Вы злитесь (обижаетесь, ра­дуетесь, чувствуете себя виноватым)?»

Открытые вопросы являются более конструктивными, так как дают клиенту возможность обратиться к своему внутреннему миру. Закрытые же вопросы могут содержать ошибочные предположе­ния со стороны психолога. Например, клиент чувствует не злость,

80

а вину, но боится сказать об этом психологу. Закрытые вопросы используются чаще всего в работе с алекситимиками (людьми, ко­торые испытывают трудности при вербализации своих чувств).

Клиенты нередко не могут дифференцировать свои чувства. Если психологу не удается напрямую выявить чувства клиента, он может сказать клиенту о том, что он видит со стороны, а затем проинтерпретировать этот факт, например: «Я заметил, что Вы сжимаете кулаки и отодвигаетесь от меня. Мне кажется, Вы злитесь. Я прав?»; «У Вас появились слезы на глазах, когда Вы рассказывали о своем сыне. Вам жаль его?»

Если удалось обнаружить чувство, можно переходить ко вто­рому этапу — выявлению объекта: того, кому адресовано чувство. Клиент злится на кого-то, обижается на кого-то, завиду­ет кому-то. Чаще всего объект чувства — это человек. Психолог может выявить,- к кому именно клиент испытывает данное чув­ство, при помощи следующих вопросов: «На кого Вы обижаетесь (злитесь)?»; «К кому в своей жизни Вы испытываете сходные чувства?»; «Как Вы думаете, в отношении кого Вы испытываете нежность (грусть, вину и др.)?»

Иногда клиент знает, к кому направлены его чувства, но не может разобраться, какие именно. Так бывает в случаях с амбива­лентными чувствами. Например, клиент испытывает любовь к ма­тери и одновременно злится на нее. Тогда необходимо исследо­вать оба полюса. Пока клиент не осознает и не выразит свою злость, он не сможет почувствовать, насколько сильно он любит. На третьем этапе обычно выясняется потребность клиента в отношении выявленного объекта. Клиент хочет что-то получить от этого человека либо что-то ему отдать, вернуть. Иногда для клиента бывает важным эмоциональное реагирование в отноше­нии данного человека (людей). Психолог поддерживает процесс исследования клиентом своего внутреннего мира и выявляет потребности клиента с помощью следующих вопросов: «Что хо­тели бы Вы получить от..?»; «Для чего Вам злиться на..?»; «Что Вам нужно от..?»; «Для чего в Вашей жизни этот человек?»

Данный процесс позволяет выявить истинные потребности клиента. Например, клиентка злится на свою подругу, а потреб­ность, которая выявляется в ходе работы — это потребность в признании со стороны подруги. Пока эта потребность остается не проясненной, психолог и клиент могут сколь угодно долго рабо­тать над проблемой. Клиент может выражать чувства, «пересажи­ваться на разные стулья», но при этом не сдвигаться с места. И только после того, как прояснены все элементы триады «чув-

81

ство—объект—потребность», можно искать другие, альтернатив­ные способы взаимодействия клиента с этим человеком, либо иные способы удовлетворения потребностей. Например: «Вы мо­жете сказать ей о том, что Вы хотите от нее получить?»; «Как Вы думаете, не лучше ли будет напрямую рассказать ей о своих чув­ствах?»

Вопросы о чувствах — самые непростые в консультировании. Клиент может не осознавать свои чувства, бояться их (страх — тоже чувство, но оно «наслаивается» поверх первого), стыдиться говорить о них, поскольку эти чувства являются социально не одобряемыми или очень болезненными. Прояснение чувств кли­ента, помощь в их осознании и иногда присвоении (если клиент проецирует собственные чувства вовне) — задача практически каждого сеанса. Поэтому кратко обозначим чувства, с которыми консультант может встретиться в ходе консультирования: стыд, унижение, страх, ревность, обида, вина.

Стыд возникает всякий раз, когда человек осознает «свою ба­зовую дефективность», ощущает себя неадекватным, несовершен­ным, ничего не стоящим, отвратительным, опозоренным, выстав­ленным напоказ. В чувство стыда вовлечен весь образ «Я». Обыч­но чувство стыда переживается на физиологическом уровне: человек опускает глаза, голову, «съеживается», у него «подкаши­ваются ноги», он краснеет. Человек, испытывающий стыд, подвер­жен сомнениям в своей базовой идентичности. Стыд связан с остановкой энергии. Существует много способов защиты от стыда: самокритика, преуменьшение своей ценности, отрицание, ярость, высокомерие и др.

Работа со стыдом предполагает несколько шагов:

1) создание безопасной обстановки для того, чтобы клиент мог
рассказать о своем чувстве стыда. Стыдящемуся бывает неприят­
но говорить о стыде, и поэтому так важно установление контакта,
доверительных отношений. Даже если консультант на ранних фа­
зах работы иденитифицировал чувство клиента как стыд, не стоит
торопиться работать с ним;

2) принятие терапевтом клиента с его стыдом без попыток
усилить или обесценить это чувство. Не следует говорить: «не
стыдитесь, со многими людьми такое случается». Психологу
важно передать клиенту, что он принимает его таким, каким тот
видит себя сам: отвратительным, жалким, никчемным. Это не
означает, что психолог оскорбляет клиента или признает его
ущербным человеком. Ключевым моментом является то, что пси-

82

холог может находиться в контакте со стыдящимся клиентом без попыток атаковать его стыд или переделывать клиента;

  1. выявление источников стыда и помощь клиенту в понима­нии, что это чувство вызвано интроектами и словами других лю­дей, а не объективной реальностью. На данном этапе выявляется, кто именно и когда стыдил клиента, т.е. круг интроекторов;

  2. обращение к образу «Я» клиента и «расшатывание» систе­мы выявленных ранее интроектов. На этом этапе предпринимает­ся попытка придать сомнение точности и ценности усвоенных клиентом стыдящих посланий: «Откуда Ваша мать узнала, что Вы гадкий, никчемный и ничего не добьетесь в жизни?»; «Как Ваша жена может стыдить Вас за то, что Вы зарабатываете мало, если она сама ни дня не работала и может позволить себе вести доста­точно комфортный образ жизни?» Поддержка психолога на этом этапе, например, в такой форме: «Я не вижу ничего ужасного в Вашем поведении», позволяет клиенту осознать, что обвинения в его адрес были несправедливы и он стыдится проступков, кото­рых на самом деле не совершал;

  3. переструктурирование образа «Я» на основе возникающего чувства собственного достоинства и гордости собой.

Работа со стыдом — достаточно долгий и сложный процесс, сопровождающийся периодическим регрессом и актуализацией чувства стыда, а также многократным тестированием консультан­та на предмет возможности доверить ему свой стыд. Главная зада­ча при работе со стыдом — это восстановление позитивного само­отношения.

Унижение — неприятное чувство. Семантическое значение этого слова содержит в себе желание подняться вверх и невоз­можность это сделать, так как человеку указали на «его» место, более низкое, чем ему хотелось бы. Обычно унижение начинается с некоторого намерения клиента, которое ему не удается реализо­вать. Это чувство возникает из эпизодов детства: ребенок претен­дует на какую-то роль, а в ответ получает отказ, терпит своеобраз­ное фиаско. Если чувство унижения ребенком принимается, оно превращается в нормальную веху в развитии и играет здоровую роль. Благодаря чувству унижения ребенок может скорректиро­вать свои претензии и амбиции.

Чувство унижения, переживаемое взрослыми людьми, доста­точно болезненно и может вести к регрессу, агрессии, аутоагрес-сии, реакциям протеста.

83

Работу с унижением можно разделить на несколько этапов: Диагностический. Чувство унижения может быть замаскирова­но гневом, обидой, агрессией. Выявление данного чувства и признание его клиентом — начало работы.

Межличностный. Выявить, в контакте с кем возникло чувство унижения, что это за человек (или люди), какова его (их) роль в жизни клиента, почему это так значимо для клиента. Если клиент находится в долгосрочной терапии, важно исследование эпизодов детства, связанных с унижением, и отношение к ним «здесь-и-

теперь».

Терапевтический. Вначале нужно выявить, на что претендовал клиент, и попытаться это сделать в реальности либо смоделиро­вать в рамках консультативной сессии. Далее важно получить признание от того, кто останавливал, не позволял это сделать.

Сложность в работе с чувством унижения у взрослого челове­ка состоит как раз в необходимости коррекции его амбиций без повторной травматизации в виде вызванного чувства унижения.

Страх это чувство, которое возникает на первых этапах те­рапии, причем иногда не только у клиента, но и у терапевта. Это может быть страх перед каким-либо событием, другим человеком. Страх характеризуется тем, что у клиента возникает повышенное внимание к опасной ситуации, человеку, событию (реально прои­зошедшему или мнимому). Если страх у клиента возникает посто­янно, можно предположить, что клиент регрессирует к раннему младенчеству (0—2 мес). В случае тотального страха или ужаса клиент всю энергию тратит на обеспечение своей безопасности, пытаясь спрятаться, укрыться, стать незаметным. Психологу нуж­но «выращивать» клиента, «вычерпывать» ужас, переходя от него к страху, а от последнего — к беспокойству.

Вначале нужно выяснить, чего человек боится. Чем более подробную и ясную проекцию страха удается построить клиенту, тем более успешной будет работа. Ведь «нами управляет все, с чем мы себя отождествляем, и мы можем управлять всем, с чем мы себя дезидентифицируем» (Т. Йоманс). Поэтому при работе со страхом часто используют техники рисования, лепки страха для того, чтобы можно было увидеть: вот клиент, а вот его страх. Далее важно выяснить, как давно этот страх существует, как он возник, поддерживается, как себя ведет клиент, когда возника­ет это чувство. Чем подробнее будет описано поле, в котором су­ществует страх, тем более ясной станет потребность, стоящая за ним. Далее необходимо выявить, какие позитивные функции страх выполняет в жизни клиента (для чего он нужен). Даже если

84

клиент отрицает какую бы то ни было хорошую сторону страха, психологу нужно поддержать интерес к этому исследованию: ведь если такое поведение существует, значит, оно для чего-то нужно. Вероятно, когда-то страх выполнял важную функцию. Теперь, возможно, данное поведение стало привычным, ригидным, особен­но в том случае, если реальная опасность для клиента отсутствует.

Тем не менее, если клиент хочет избавиться от своего страха и не признает его позитивного намерения, он может потерять что-то ценное. Только прояснив максимально подробно как негативные, так и позитивные функции страха, а также потребности, стоящие за ним (в безопасности, защите, признании и др.), клиент может принять решение о проработке страха.

Ревность обычно возникает в консультировании в одном контексте с такими понятиями, как «проявление любви», «изме­на». Это сильное и весьма болезненное чувство, связанное в боль­шей мере со страхом потери, чем с проявлением любви. Необос­нованные и частые проявления ревности свидетельствуют не столько о недоверии партнеру, сколько о неверии в собственную способность удерживать партнера во взаимоотношениях перед ли­цом даже незначительного соревнования. Клиент может испыты­вать ревность к любому сопернику — реальному или воображае­мому, к мужчине, женщине, ребенку. Ревность — во многом дет­ское чувство и всегда связано с соперничеством. Ее сила является показателем зависимости от другого человека.

Эротическая (любовная, сексуальная) ревность представляет собой комплекс переживаний при действительной или подозревае­мой измене любимого человека — супруга, возлюбленного. Рев­ность характеризуется сложной психологической структурой: мно­гообразными эмоциональными реакциями и состояниями (за­вистью, ненавистью, тревогой, гневом, отчаянием, жаждой мести, страстью и др.), мучительными сомнениями и подозрениями. . У клиента проявляются обычно не характерные для него формы поведения, зачастую социально опасного. Судя по наблюдениям над мужчинами с нормальной ревностью (чаще возникает у лиц, состоящих в браке), она достигает особенно резкой выраженности у супругов, давно состоящих в браке. Это происходит, когда наряду с любовью (романтической и сексуальной) «в процессе семейной жизни на смену влюбленности приходит глубокое чувство взаим­ной привязанности, взаимного привыкания» (А.М. Свядощ, 1974).

Сложность работы с ревностью заключается как в размытости данного понятия, так и в разнообразии проявлений ревности. Последняя может быть кратковременной реакцией или существо-

85

вать длительное время, может быть чертой характера человека, со­путствуя ему всю жизнь и являясь подчас более сильной и интен­сивной, чем чувство любви.

В консультировании важно ответить на вопрос о характере (силе, интенсивности, частоте) протекания чувства ревности (она может принимать весь спектр от нормальных до патологических форм), а также о возможности поиска конструктивного решения проблем, возникающих вследствие переживания этого чувства.

Работа с ревностью может быть очень различной по форме, однако есть несколько общих правил.

  1. Не стыдите клиента за ревность. Не говорите: «Это так глу­по — устраивать сцены ревности»; «Это только Ваши догадки и фантазии». Предъявление ревности (или сокрытие переживаемой ревности) — это доступный клиенту способ сказать партнеру о своих межличностных потребностях.

  2. Постарайтесь узнать все о проявлениях ревности: как давно она возникла, была ли ревность к другим партнерам или только к этому, как обычно начинается и как долго длится «приступ» ревности.




  1. Постарайтесь выявить позитивное намерение ревности, или потребность, стоящую за ней. Например, используя позитив­ное переформулирование, вы можете прийти с клиентом к выво­ду, что ревность — способ удержать любимого человека, попытка сказать о своей любви, реакция, возникающая из-за страха поте­ри и т.д.

  2. После выявления потребности (и других чувств, сваленных в общий могильник под названием «ревность») вместе с клиентом попробуйте найти другие, более прямые способы удовлетворения данной потребности и альтернативные способы выражения чувств любви, страха и т.д.

  3. Проведите исследование стратегий преодоления ревности у данного клиента. Расширьте вместе с ним спектр коппинг-страте-гий, используя техники моделирования, позитивного подкрепле­ния, расширения осознавания, релаксации, ролевых игр и т.д.

В консультировании психолог может столкнуться с различны­ми чувствами клиента, и важно не игнорировать их, а анализиро­вать с той глубиной, которая доступна для осознавания клиента.

Вопросы для самоконтроля

  1. Кто является клиентом психолога-консультанта?

  2. Какие альтернативы нозологическим категориям существуют в консультировании?

86


  1. Как выявить картину мира клиента?

  1. Как можно охарактеризовать клиентов на основе их мотива­ции относительно консультирования?

  2. Охарактеризуйте клиентов на основе их диалогической интен­ции.

  3. Охарактеризуйте клиентов на основании преобладающей мо­дальности внутреннего опыта.

  1. Охарактеризуйте стратегии понимания клиента психологом.

  1. Как и для чего работать с чувствами клиента в психологичес­ком консультировании?

Литература

Горин С.А. НЛП: Техники россыпью. М., 1999.

Ильин В.П. Эмоции и чувства. Спб., 2002.

Кернберг О.Ф. Тяжелые личностные расстройства: стратегии пси­хотерапии. М., 2000.

Копьев А.Ф. Диалогический подход в консультировании и вопросы психологической клиники // Москов. психотерапевт, журн. 1992. № 1.

Копьев А.Ф. Психологическое консультирование: опыт диалогичес­кой интерпретации // Вопросы психологии. 1990. № 3.

Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. М., 1999.

Мак-Вильяме Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе. М., 1998.

Меновщиков В.Ю. Введение в психологическое консультирование. М., 2000.

Минигалиева М.Р. Проблема понимания психологом клиента. Калу­га, 1999.

Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. М., 1997.

Уилбер К. Никаких границ. М., 1998.

Уоллес В., Холл Д. Психологическая консультация. СПб., 2003.

Фэйдимен Дж, Фрейгер Р. Теория и практика личностно-ориенти-рованной психологии. М., 1996.

Чуркин А.А., Матюшов А.Н. Краткое руководство по использова­нию МКБ-10 в психиатрии и наркологии. М., 2000.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   31

Похожие:

Теория и практика iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учеб­ное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с

Теория и практика iconТеория и практика профессионального самоопределения
Пряжников Н. С. Теория и практика профессионального самоопределения. Учебное пособие. – М.: Мгппи, 1999. – 97 с

Теория и практика iconТестология гуманитариям Теория и практика учебного тестирования
Войтов А. Г. Тестология гуманитариям. Теория и практика учебного тестирования. 2-е перераб изд., руководство педагогам гуманитарных,...

Теория и практика iconПряжников Н. С. Профессиональное самоопределение: теория и практика...
Пряжников Н. С. Профессиональное самоопределение: теория и практика. – М.: «Академия», 2007. – с

Теория и практика iconСамотаев И. Джон Дж. Мэрфи Технический анализ фьючерсных рынков: теория и практика
Технический анализ фьючерсных рынков: теория и практика. М.: Сокол, 1996. 592с

Теория и практика iconВрата посвящения. Курс в десяти ступенях. Теория и практика
Франц Бардон. Врата посвящения. Курс в десяти ступенях. Теория и практика Санкт-Петербург, ООО «Издательство \"Петрополис\"», 1999....

Теория и практика iconЗарецкая Е. Н. 3-34 Риторика: Теория и практика речевой коммуникации. 4-е изд
Риторика: Теория и практика речевой коммуникации. — 4-е изд. — М.: Дело, 2002. — 480 с

Теория и практика iconФопель К. Ф 789 Технология ведения тренинга. Теория и практика. Пер с нем. 2-е изд
...

Теория и практика iconКнига Г. Лейтц «Психодрама: теория и практика. Классическая психо­драма Я. Л. Морено»
Предлагаемая вниманию читателей книга Г. Лейтц «Психодрама: теория и практика. Классическая психо­драма Я. Л. Морено» впервые предоставляет...

Теория и практика iconXoce Антонио Марина Поверженный разум. Теория и практика глупости
«Xoce Антонио Марина. Поверженный разум. Теория и практика глупости»: Астрель, corpus; Москва; 2010

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница