Теория и практика




НазваниеТеория и практика
страница7/31
Дата публикации04.05.2013
Размер3.79 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   31
Глава 4 КЛИЕНТ

  1. ^ Клиент психолога-консультанта

  2. Нозологические категории и их альтернативы в консульти­ровании

  3. Оценка модели мира клиента

  4. Типология клиентов

  5. Понимание клиента психологом

  6. Чувства клиента в психологическом консультировании

4.1. Клиент психолога-консультанта

В психологическом консультировании (как и в других видах психологической помощи) декларируется следующий принцип: все, что делает психолог-консультант в своей профессиональной деятельности, должно быть продиктовано интересами клиента и направлено на благо последнего. Встает закономерный вопрос: кто же является (и, соответственно, кто не является) клиентом психо­лога-консультанта?

В первой главе мы уже говорили, что потенциальный клиент психолога-консультанта — это человек, испытывающий трудности в повседневной жизни: неуверенный в себе, обладающий низкой самооценкой, конфликтующий на работе и в семье, не способный построить удовлетворяющие его взаимоотношения с людьми и т.п. Однако в нашей стране невысокий уровень психологической культуры ведет к тому, что зачастую к психологу-консультанту обращаются тогда, когда нужна помощь психотерапевта, психцат-ра либо врача-нарколога. Поэтому мы посчитали целесообразным уделить внимание этому вопросу и отграничить «своих» клиентов от «чужих». Оценка клиента зачастую просто необходима для вы­бора правильной стратегии и тактики психологической помощи.

Вопрос об адекватной форме психологической помощи тесно связан с понятием «психическая норма». Оно является достаточ­но условным, так как не существует общепринятого понятия о психически нормальном человеке. Норма вообще — это средняя величина, характеризующая какую-либо массовую совокупность случайных событий, явлений; это социальное, общепризнанное

63

правило, образец поведения или действия. Представления о «пси­хической норме» различны для представителей разных эпох, культур и субкультур. Например, философия «нормальности и социальной адекватности» не всегда была ведущей. Так, если во времена раннего и среднего христианства человек отдавал все свое имущество церкви, а сам отправлялся жить в пустыню, он считался святым. В наше время такой поступок покажется, по меньшей мере, странным, и в случае подобного поведения человека его родственники могут попытаться в лучшем случае проверить его психическую нормальность, а в худшем — получить над ним опеку, закрыть его в психиатрической лечебнице и т.п. Сравни­тельный анализ сегодняшних и средневековых реалий позволяет увидеть, что такие понятия, как душевное здоровье, психическое расстройство, социальная адекватность, асоциальное поведение, межличностные отношения, проблема отделения от родителей, очень важные сегодня, играли в христианском мировоззрении весьма незначительную роль. Способы достижения душевного равновесия, которыми пользовались христиане в средние века, могли бы быть охарактеризованы в настоящее время как невро­тические, а поведение многих верующих — как абсолютно асоци­альное.



Таким образом, понимание нормы очень вариативно. То по­ведение человека, которое сегодня считается нормальным, через некоторое время может показаться патологическим, и наоборот. Перечислим наиболее общие критерии, которые в наше время выступают показателями психической нормы (психического здо­ровья):

S принятие себя таким, какой есть;

64

. ^ У способность связывать внешнее поведение с внутренними потребностями;

S готовность проявлять активность для удовлетворения ос­новных жизненных потребностей;

S способность к контакту с людьми без примитивных психо­логических защит, искажающих взаимодействие;

S способность по собственному выбору скрывать или выра­жать свои чувства, когда этого требует или позволяет ситуация;

S свобода от тревоги в безопасных ситуациях;

S способность действовать в случае реальной опасности;

S способность сохранять в ламяти прошлое и заботиться о бу­дущем.

Многие психологи справедливо опасаются разделения всех людей на здоровых, не нуждающихся в терапии, и больных, кому без нее не прожить. Они считают, что более реалистично рассмат­ривать здоровье как широкий спектр состояний и проявлений, позволяющий признать право на невротические реакции так на­зываемых благополучных людей и способность к здоровому реа­гированию у лиц с тяжелыми психическими и соматическими расстройствами. Однако даже если принять вариативность нормы, то психолог-консультант работает с «хорошей» психической нор­мой, а психотерапевт — с «пограничной».

Если в качестве основы для описания степени личностных на­рушений клиента принять схему «невроз — пограничный синдром — психоз», то клиентом психолога-консультанта может оказаться че­ловек с проблемами и нарушениями не тяжелее невроза. Иногда психолог-консультант (особенно если он пришел в консультиро­вание «от медицины» и имеет представление о традиционном пси­хиатрическом осмотре) хорошо ориентируется в симптомах и синдромах и для него не составляет труда определить, в каких случаях к нему на консультацию пришел «чужой» клиент. Однако для начинающих психологов такая дифференциация представляет большую проблему, особенно если они осуществляют свою практическую деятельность без поддержки опытного супервизора.

Термин «невротик», по меткому замечанию Н. Мак-Вильяме, сейчас закреплен за людьми настолько здоровыми, что они счита­ются редкими и необычайно благодарными пациентами. Сегодня этот термин используется чаще всего для обозначения людей с не­которыми эмоциональными страданиями, сохраняющими очень высокий уровень способности к функционированию. Психоанали­тики описывают личность, организованную на невротическом уровне, как опирающуюся на защиты второго порядка (зрелые за-

65

щиты). Это личность, обладающая интегрированным чувством идентичности, с непротиворечивым поведением, с непрерывно­стью собственного «Я» во времени. Когда такого человека просят описать себя, он не испытывает затруднений и отвечает подробно, рассказывая о своих вкусах, привычках, убеждениях, сильных и слабых сторонах характера. Он также способен описывать других значимых людей — родных, близких — и характеризует их лич­ность при помощи многогранного, сложного, но согласованного ряда свойств. Люди невротического уровня обычно находятся в контакте с реальностью, т.е. субъективно живут в одном мире с психологом. Они не страдают маниями, галлюцинациями, и пси­холог обычно не испытывает необходимости смотреть на жизнь через искажающие линзы клиента.

^ Иногда психологу приходится погружаться в другую действи­тельность. Р. Желязны изящно описывает психолога, который «был как дома в тех чужих мирах без времени, в тех мирах, где цветы спариваются, а звезды сталкиваются в небе и падают на землю, обескровленные; где в мирах обнаруживаются лестницы вниз, в глубину, из пещер возникают руки, размахивающие факела­ми, чье пламя похоже на жидкие лица все это Рендер знал, по­тому что посещал эти миры на профессиональной основе в тече­ние большей части десятилетия». Для психолога предъявление фантастического, сюрреального, «параллельного»- его собственному мира клиента может служить сигналом о глубоком неблагополу­чии, требующем вмешательства психиатра.

^ 4.2. Нозологические категории и их альтернативы в консультировании

Но-но! Извольте без акцентуаций! ДМ. Леонтьев «Однопсишия»

Психологи-консультанты, работающие с клиентами в системе общественных учреждений, должны иметь знания, умения и навыки в области диагностики. Чаще всего психотерапевты и пси­хологи-консультанты используют в своей практике следующие психиатрические руководства: «Международная классификация заболеваний, клиническая модификация», десятое издание (Inter­national Classification of Diseases, Clinical Modification, ICD-10-CM) и «Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств», четвертое издание (Diagnostic and Sta­tistical Manual of Mental Disorders, DSM-IV). Оба эти руководства были разработаны психиатрами, использовавшими «медицинскую»

66

модель понимания психических заболеваний, и неоднократно под­вергались критике за то, что в них ничего не говорится о действи­ях психотерапевта после установления диагноза. В то же время DSM-IV широко используется консультантами по ряду причин:

S возможность использования стандартизированных терминов при взаимодействии с другими специалистами в области охраны психологического здоровья;

S использование классификаций при составлении отчетов, проведении исследований;

S возможность прогнозирования течения заболевания и ус­пешности проводимой психотерапии;

S возможность разработки плана психотерапии.

Для постановки дифференциального диагноза с помощью DSM-IV нужно пройти серьезную клиническую подготовку и по­лучить супервизию на свою клиническую работу.

Традиционные диагностические системы, такие как DSM-IV, неоднократно подвергались критике за то, что провоцируют консультантов относиться к клиентам как к носителям определен­ных ярлыков. Использование медицинской модели в психологи­ческом консультировании долго и горячо обсуждалось такими учеными, как Т. Шац, Р.Д. Леинг, К. Уилбер. Они предостерегали от применения в психологическом консультировании диагности­ческой схемы, позаимствованной из медицины, так как ее понятия скорее описывают, чем представляют норму. Медицинская модель ориентирована на фиксирование симптомов, а не поведения, на поиск объективных причин, на использование биологических вме­шательств. В рамках данной модели все клиенты определяются как «больные». Некоторые диагнозы и вовсе антигуманны, напри­мер: «отсталый», «расторможенный», «с задержкой психического развития» (при описании легко отвлекающихся, гиперактивных или агрессивных детей). Эти ярлыки остаются записанными в личное дело ребенка и тянутся за ним на протяжении всей его школьной жизни.

Альтернативой медицинскому подходу и нозологическим ка­тегориям в консультировании являются модели, которые делают акцент на индивидуальности, уникальности клиента, например проблемно-ориентированный, решение-ориентированный и кли-ент-центрированный подходы.

^ Проблемно-ориентированный подход — интегративный под­ход, разработанный швейцарскими специалистами А. Блазером, Э. Хаймом, X. Рингером, М. Томменом путем синтеза элементов психоанализа, гештальт-терапии, поведенческой и телесно-ори-

67

ентированной терапии. Проблемно-ориентированные психологи отказываются от диагноза, так как сам по себе он не содержит указаний относительно необходимых действий, показаний к пси­хотерапии. Картина болезни и, следовательно, диагноз, могут быть обусловлены различными факторами, а при выборе психо­терапевтических средств необходимо руководствоваться причи­нами болезни. Если же охарактеризовать человека не при помо­щи диагноза «невротическая депрессия», а как человека, «имею­щего низкую самооценку» или «неспособного к самозащите», психолог получает очень важную информацию. Очевидно, что в случае человека с низкой самооценкой, неспособного к достиже­ниям, с подавленной агрессией необходимо разработать такие стратегии, которые будут направлены на устранение именно этих сложностей. Таким образом, при выборе стратегии психотерапии в проблемно-ориентированном подходе руководствуются проб­лемой, а не диагнозом. Стратегия, в свою очередь, содержит раз­личные психотерапевтические методы, а те включают в себя различные психотерапевтические интервенции. При оптималь­ном эклектическом выборе методов принимаются во внимание следующие факторы:

S проблема и понимание проблемы клиентом; S личность клиента; / способности клиента; s личность психолога; S способности психолога;

S объем времени, отводимого для психотерапии (консульти­рования).

Выбору методов работы в проблемно-ориентированной тера­пии предшествует вопрос: «Что могу 1) я как психотерапевт с мо­ими умениями и ограничениями 2) предложить в качестве психо­терапевтической помощи 3) этому клиенту как личности 4) с его теперешними проблемами, чтобы 5) добиться совместно сформу­лированной цели?»

Проблемно-ориентированная терапия базируется на шестисту-пенчатой структурной модели взаимодействия с клиентом. Пер­вая ступень направлена на построение конструктивных рабочих и межличностных отношений, вторая — на детальное описание проблемы с точки зрения клиента. Третья ступень предполагает проведение непосредственного проблемного анализа, предполага­ющего определение: а) актуальных условий существования проб­лемы; б) биографических условий ее появления; в) ее функцио­нального значения для клиента. Четвертая ступень включает

68

идентификацию проблемы, выдвижение целей консультирования, разработку плана консультативного взаимодействия. Пятая сту­пень направлена на проработку проблемы при помощи совокуп­ности адекватных методов и закрепление полученных позитивных результатов в реальной жизни клиента. Шестая ступень является завершающей фазой психотерапии.

Такие особенности проблемно-ориентированной терапии, как ориентация на проблему, на клиента, «методический эклектизм» и относительная краткость терапевтического процесса дают возмож­ность распространить многие ее положения в консультативную практику. На постсоветском пространстве проблемно-ориентиро­ванную терапию активно развили и дополнили украинские психо­логи П.П. Горностай и О.В. Васьковская, модифицировавшие ее в «проблемный подход».
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   31

Похожие:

Теория и практика iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учеб­ное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с

Теория и практика iconТеория и практика профессионального самоопределения
Пряжников Н. С. Теория и практика профессионального самоопределения. Учебное пособие. – М.: Мгппи, 1999. – 97 с

Теория и практика iconТестология гуманитариям Теория и практика учебного тестирования
Войтов А. Г. Тестология гуманитариям. Теория и практика учебного тестирования. 2-е перераб изд., руководство педагогам гуманитарных,...

Теория и практика iconПряжников Н. С. Профессиональное самоопределение: теория и практика...
Пряжников Н. С. Профессиональное самоопределение: теория и практика. – М.: «Академия», 2007. – с

Теория и практика iconСамотаев И. Джон Дж. Мэрфи Технический анализ фьючерсных рынков: теория и практика
Технический анализ фьючерсных рынков: теория и практика. М.: Сокол, 1996. 592с

Теория и практика iconВрата посвящения. Курс в десяти ступенях. Теория и практика
Франц Бардон. Врата посвящения. Курс в десяти ступенях. Теория и практика Санкт-Петербург, ООО «Издательство \"Петрополис\"», 1999....

Теория и практика iconЗарецкая Е. Н. 3-34 Риторика: Теория и практика речевой коммуникации. 4-е изд
Риторика: Теория и практика речевой коммуникации. — 4-е изд. — М.: Дело, 2002. — 480 с

Теория и практика iconФопель К. Ф 789 Технология ведения тренинга. Теория и практика. Пер с нем. 2-е изд
...

Теория и практика iconКнига Г. Лейтц «Психодрама: теория и практика. Классическая психо­драма Я. Л. Морено»
Предлагаемая вниманию читателей книга Г. Лейтц «Психодрама: теория и практика. Классическая психо­драма Я. Л. Морено» впервые предоставляет...

Теория и практика iconXoce Антонио Марина Поверженный разум. Теория и практика глупости
«Xoce Антонио Марина. Поверженный разум. Теория и практика глупости»: Астрель, corpus; Москва; 2010

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница