Теория и практика




НазваниеТеория и практика
страница6/31
Дата публикации04.05.2013
Размер3.79 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
Глава 3

^ ПОДГОТОВКА И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ

РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГА-КОНСУЛЬТАНТА

  1. Подготовка психологов-консультантов

  1. Супервизорство в профессиональном становлении психоло­га-консультанта

  2. Развитие профессиональной идентичности психолога-кон­сультанта

  3. Влияние профессиональной деятельности на личность психо­лога 4

3.1. Подготовка психологов-консультантов

Начиная с конца 80-х гг. XX в. в нашей республике ведется подготовка психологов. С каждым годом увеличивается потреб­ность в специалистах, имеющих высокий профессиональный уро­вень. Быстрое развитие психологии и ее прикладных областей, появление новых возможностей для получения как психологичес­ких знаний, так и психологической помощи, узкая специализация и другие факторы приводят к увеличению периода подготовки специалиста.

Чтобы получить профессиональную подготовку в области психотерапии и психологического консультирования за рубежом, необходимо иметь базовое образование в области психологии, ме­дицины или социальной работы. Для получения лицензии психо­лога-консультанта требуется пройти специальную (обычно двух­годичную) докторскую программу по клинической или консульта­тивной психологии и получить степень «доктор философии» по одной из этих дисциплин (В.Н. Цапкин).

Спецификой подготовки психотерапевтов и психологов-кон­сультантов в зарубежных институтах является необходимость вы­полнения трех программ:

S выполнение собственно обучающей программы в области тео­рии и методов консультирования (психотерапии);

* прохождение личной психотерапии у квалифицированного психолога (психотерапевта);

50

S работа с клиентами под супервизорством психотерапевта-преподавателя.

Таким образом, во всем мире подготовка психологов-практи­ков представляет длительный и многоступенчатый процесс. Та­кую систему подготовки обеспечивают многочисленные высоко­развитые структуры. Очевидно, что в нашей стране пройдет много лет, прежде чем будет обеспечена аналогичная система подготов­ки. В то же время подготовленные нами психологи после получе­ния образования практически сразу приступают к профессиональ­ной деятельности (например, школьные психологи), поэтому их подготовка в области психологического консультирования должна (исходя из системы образования) обеспечивать базовые знания, умения и навыки, необходимые для консультативной работы.



В нашей республике профессиональная подготовка психоло­га-консультанта включает в себя, прежде всего, получение высше­го психологического образования. Психолог-консультант должен владеть общей психологией, социальной психологией, психологи­ей развития, клинической психологией, педагогической психоло­гией, психофизиологией, психологией личности, психологической диагностикой, историей психологии. Также необходимо знание дисциплин, связанных с конкретными направлениями профессио­нальной деятельности психолога-консультанта: психологии семьи, детской психологии, психологии рекламы, психологии управле­ния и других необходимых предметов. Практическая подготовка консультанта включает в себя специальные занятия, направлен-

51

ные на овладение практическими умениями и навыками в области консультирования. Изучение этих дисциплин, практические и се­минарские занятия обеспечивают базовую (фундаментальную) подготовку психологов-консультантов, позволяющую начать соб­ственную консультативную практику. К сожалению, у нас практи­чески отсутствует институт супервизорства, позволяющий начи­нающему психологу получить необходимую поддержку на пути последипломного профессионального развития.

Необходимо отметить, что в нашей стране все более острым становится вопрос о квалификации практикующих консультан­тов. Для этого необходимо разработать стандарт для аккредита­ции программ профессиональной подготовки. Выпускники инсти­тутов и университетов, успешно окончившие обучение в соответ­ствии с утвержденными программами, смогут подавать документы для вступления в профессиональную организацию. Лицензирова­ние и сертификация являются удостоверением того, что уровень профессиональной подготовки консультанта отвечает определен­ным стандартам. Лицензия дает право на самостоятельную рабо­ту. Сертификат позволяет практиковать, но не дает звание специ­алиста в данной области, а лишь удостоверяет тот факт, что подготовка психолога-консультанта отвечает определенным стан­дартам.

К сожалению, на сегодняшний день вопросы о квалификации психолога-консультанта и о возможности получения официальных документов, подтверждающих квалификацию, остаются нерешен­ными, и в ряде случаев наблюдается подмена психотерапевтичес­кой деятельности другими видами практики (колдовством, экс­трасенсорным целительством, предсказаниями судьбы и др.)

^ 3.2. Супервизорство в профессиональном становлении психолога-консультанта

Изданная в нашей стране в 1997 г. книга «Супервизорство» начинается следующими словами: «Вы не овладеете искусством психотерапии, читая книги, работая на компьютере, просматривая видеозаписи и перебирая бумаги; этому искусству вы должны на­учиться у других людей в процессе глубокого внутреннего обще­ния с ними... Наставничество (или супервизорство) — анахронизм в современном мире, поскольку оно связано с традицией устной, сокровенной передачи знания» (Дж. Смит, 1990).

В нашей стране профессия психолога-консультанта находится на этапе становления, поэтому многие аспекты его подготовки

52

требуют более детальной разработки. В странах с высоким уров­нем развития консультативной психологии и терапии получение профессионального образования, начало собственной психотера­певтической практики включает такую стандартную процедуру, как прохождение супервизии.

Супервизия (supervision) в переводе с английского — это над­зор, наблюдение, заведование, руководство. Использование данно­го термина предполагает, что существует человек — супервизор, который наблюдает «сверху» за консультативным процессом и при этом понимает и знает о происходящем гораздо больше и глубже, чем основные участники этого процесса — психолог и клиент. Однако в реальности супервизия представляет собой встречу, контакт, диалог, в ходе которого один человек — суперви-зируемый (психолог-консультант) — рассказывает о процессе ра­боты с клиентом, делится своими планами, задает вопросы, а дру­гой — супервизор — помогает найти ответы, поддерживает, делит­ся знаниями и т.д.

На Западе существуют традиции супервизорства в подготовке терапевтов1. Понимание супервизии, места и функций супервизо­ра в этом процессе всегда «шло в ногу» с новыми познаниями в психологии. Изменение характера обучения в области психиат­рии, психотерапии, консультирования оказало влияние на методы и цели супервизии. В 40—50-е годы XX в. на супервизорских сессиях в основном анализировались избранные записи консуль­тативной беседы. В 60—70-е годы XX в. супервизия стала более открытым процессом: помимо стенограмм сессий широко исполь­зовались аудио- и видеозаписи, одностороннее зеркало, наблюде­ние за сессией на экране монитора и др. К непрямым методам (анализ записи процесса, групповая супервизия, включающая про­слушивание аудиокассет и просмотр видеокассет) добавились пря­мые методы (котерапия, ротация членов команды, наблюдение через одностороннее зеркало, вмешательство команды в процесс консультирования).

Супервизия является уникальным творческим методом обуче­ния консультированию и терапии, базирующимся на традициях устной передачи знания. Успешное прохождение супервизии спо­собствует обретению профессиональной идентичности, которая в

Описанием одной из первых супервизорских сессий является история бо­лезни «Маленького Ганса» (Герберта Графа). 3. Фрейд выступал в каче­стве супервизора Макса Графа, мужа своей пациентки, по вопросам лече­ния их пятилетнего сына.

53

дальнейшем служит стабильной системой координат для поиска экзистенциальных и профессиональных смыслов.

В зарубежных моделях подготовки консультантов супервизор несет ответственность за то, чтобы психотерапевт, еще не полу­чивший необходимой квалификации, проводил процесс консуль­тирования действенно и этично. Иногда супервизия продолжается в течение нескольких лет. В отечественной практике подготовки психологов фактически отсутствует институт супервизорства. В то же время, как уже упоминалось, многие выпускники психологи­ческих факультетов сразу начинают собственную консультатив­ную практику (например, школьные, медицинские психологи). Проведенное нами исследование деятельности практических пси­хологов в школе показало низкий уровень профессионализма этих специалистов в области консультирования: менее пятой части из них являются профессионалами (Н.И. Олифирович, 1998). Таким образом, даже длительное (по количеству лекционных, семинар­ских и практических часов) обучение консультированию не помо­жет стать хорошим консультантом, если начинающий психолог не прошел супервизию под руководством опытного наставника.

Существует несколько подходов, в которых по-разному рас­сматривается процесс супервизии. Одним из них является под­ход, считающий «поддержку терапевтической позиции терапевта», осуществляемую супервизором особенно важной. Не вызывает сомнения, что без веры в собственные силы (и в психотерапию вообще) начинающим консультантам сложно входить в область психологической практики, поэтому супервизору очень важно по­мочь росту их доверия к себе как начинающим терапевтам. Это согласуется с исследованиями, подтверждающими, что у благо­желательно настроенных, поддерживающих супервизоров психо­терапевты быстрее и лучше проходят ранние стадии профессио­нальной идентификации. Однако возникает вопрос: что понима­ется под «терапевтической позицией» и как ее поддерживать? Е.А. Бурцева описывает терапевтическую позицию следующим об­разом:

S контакт с собственными чувствами (как принимаемыми, так и отвергаемыми — гневом, злостью, страхом, растерянностью);

S осознание собственных эмоций, раскрытие или сдерживание их в зависимости от терапевтической необходимости;

S фокусирование на проблемах клиента без подмены их соб­ственными;

54

S осознание как своих возможностей, так и зон риска;

S гибкость в выборе и использовании средств воздействия на клиента и др.

Среди способов поддержания супервизором терапевтической позиции супервизируемого можно выделить:

S помощь в соблюдении границ терапии (и супервизии);

S помощь в осознавании «белых пятен» терапевта в сочетании с демонстрацией понимания и принятия реального несовершен­ства даже самого опытного психотерапевта;

S поддержка права собственного видения терапевтом прошед­шей сессии;

S передача (трансляция) супервизором собственных профес­сиональных установок с помощью личных примеров, техник само­раскрытия и др.

К числу возможных функций супервизора можно отнести сле­дующие:

S обучающую, если супервизия проводится в рамках учебного процесса (программы);

S информационную, когда супервизору необходимо передать терапевту тот или иной объем знаний, помочь в разработке стра­тегии консультирования;

s поддерживающую, если терапевт нуждается в человеческом участии, позитивных ресурсах для продолжения психотерапии;

S оценивающую, при необходимости оценки выбранной пси­хологом стратегии терапии;

S помощь в планировании дальнейшего консультирования (если в ходе консультационной сессии психолог «зашел в ту­пик») и др.

Низкоформализованное знание плохо поддается передаче че­рез учебники, поэтому при подготовке консультантов и психоте­рапевтов большое значение приобретает личное взаимодействие между супервизором и начинающим консультантом. По своему значению для профессионального роста психолога-консультанта супервизорство занимает вторую позицию после непосредственно самой консультативной сессии, а супервизор и личный психотера­певт — две ключевые фигуры в его профессиональном становлении. Именно супервизор имеет возможность отрегулировать профессио­нальное действие в процессе его освоения, не давая возможности закрепиться неверному навыку, неправильной установке.

Подготовка психологов в вузе предоставляет много методик для организации процесса супервизии (очная и заочная, терапев­тическая и дидактическая, длительная и одноразовая, индивиду-

55

альная и групповая). Таким образом, студент и супервизор могут выбрать ту методику, которая в наибольшей степени соответству­ет их личностному стилю, области интересов, мировоззрению, сте- :, пени профессиональной автономии, уровню зрелости, набору те­рапевтических навыков и др.

^ 3.3. Развитие профессиональной идентичности психолога-консультанта

Обретение профессиональной идентичности — сложный и дли­тельный процесс. Он тесно связан с развитием профессионально­го самосознания, формированием профессиональной ментальнос-ти, «обживанием» профессионального пространства, обретением смыслов профессиональной деятельности и др. Поиск профессио­нальной идентичности — это, по сути, поиск себя, своего места в профессии, осознание подлинности своего профессионального вы­бора, его доли в контексте жизненных смыслов.

Многие исследователи (в частности, И.Ю. Хамитова) выделя­ют несколько стадий развития профессиональной идентичности психотерапевта (психолога-консультанта), каждой из которых свой­ственны определенные трудности в отношениях как с клиентом, так и с супервизором.

Стадия 1. Возбуждение и тревога предвкушения.

Границы стадии — до контакта с первым клиентом. Она мо­жет продолжаться от нескольких часов до нескольких лет, может включать все время обучения.

^ Состояние супервизируемого — диффузная тревога и возбуж­дение.

Роль супервизора — обеспечение безопасности, поддержки, вы­явление уязвимых сторон начинающего терапевта.

Стадия 2. Зависимость и идентификация.

Границы стадии — от начала работы с первым клиентом до момента, когда появляется осознание значительности воздействия психолога на клиента.

^ Состояние супервизируемого. — недостаток уверенности в себе, нехватка знаний о профессиональной деятельности и ее послед­ствиях, сомнения в своих силах, страх выглядеть недостаточно успешным, сильная эмоциональная вовлеченность в процесс пси­хотерапии. На этой стадии супервизируемый наиболее уязвим к ударам по нарциссической составляющей личности, наблюдается его сильная зависимость от супервизора.

56

^ Роль супервизора: а) помощь начинающему терапевту в том, чтобы справиться с «голодом подтверждения»: доброжелатель­ность, поддержка сверхтребовательного к себе начинающего пси­холога; б) функции организатора: прояснение ближних и дальних целей, предсказание процесса и результатов психотерапии; в) по­мощь росту доверия супервизируемого к силе и эффективности психотерапии.

Стадия 3. Деятельность и продолжающаяся зависимость.

Границы стадии — от момента осознания того, что клиент серьезно воспринимает психотерапевтический процесс.

^ Состояние супервизируемого характеризуется движениемхбт пас­сивности и зависимости к автономии и активности. В это время возрастает ответственность начинающего терапевта за процесс те­рапии, наблюдаются его колебания от полюса недооценки к полю­су переоценки своих возможностей.

^ Роль супервизора сходная с «реакцией значимых других» (Д. Винникот) для детского самоопределения: признание значи­мости, сложности работы психолога; понимание потребностей су­первизируемого; ограниченная и строго сфокусированная крити­ка; обмен информацией; поддержка возросшего уровня активнос­ти и самостоятельности.

Стадия 4. Ненасыщение и принятие самостоятельности.

Границы стадии — от момента осознания супервизируемым того, что он является психотерапевтом.

^ Состояние супервизируемого — осознание ответственности за арсенал используемых им приемов и методов; понимание процесса терапии, сущности его профессиональной деятельности, возмож­ности добиться изменений в состоянии клиента; возможность осо­знать взаимосвязь между теорией и практикой; личностное отно­шение к тому или иному теоретическому подходу.

^ Роль супервизора — не контролирование, а консультирование супервизируемого; снятие чрезмерной опеки.

Стадия 5. Идентичность и независимость.

Границы стадии — появление способности работать без под­держки супервизора. Этот период может длиться от нескольких лет до конца профессиональной карьеры. Чаще всего именно на этой стадии происходит «застревание» психотерапевта. Задача этой стадии — отказ от обесценивания супервизора (процесс, сходный с отделением от родителей).

^ Состояние супервизируемого — борьба за власть; желание чув­ствовать себя независимым психотерапевтом; уменьшение воздей-

57

ствия супервизора; увеличение автономии; интернализация теоре­тической системы координат.

Роль супервизора — доступность в качестве помощника; пере­дача супервизируемому свободы действий и ответственности за проводимые терапевтические вмешательства.

Стадия 6. Спокойствие и коллегиальность.

Границы стадии — появление спокойствия, стабильности, кол­легиального взаимодействия со старшими, равными и младшими коллегами.

^ Состояние психотерапевта — спокойствие; отсутствие страха; профессиональное самопринятие; интеграция с профессиональным сообществом; реалистичное восприятие своего супервизора (умень­шение степени как идеализации, так и обесценивания).

^ Роль супервизора можно описать двумя возможными типами отношений: а) отношения, сходные с существовавшими в первые годы обучения. Супервизор несет ответственность за терапию, профессиональный рост терапевта, его продвижение по профессио­нальной лестнице; б) отношения типа коллега—коллега, когда младший не обязан работать по плану старшего, а старший не не­сет ответственности за процесс и результат терапии, не является экспертом (в смысле официальной оценки, продвижения по службе и т.д.).

Таким образом, обретение психологом-консультантом профес­сиональной идентичности предполагает прохождение ряда взаи­мосвязанных стадий, в результате чего возрастает не только объем профессиональных знаний, но и уверенность психолога в себе и в подлинности, экзистенциальное™ своего профессионального вы­бора. Увеличивается готовность консультанта к диалогу с различ­ными культурами и мировоззрениями, что создает пространствен­но-временной континуум для определения психологом-консуль­тантом собственного пути развития

^ 3.4. Влияние профессиональной деятельности на личность психолога

Профессия психолога принадлежит к числу социономных профессий и связана с другими людьми, на которых психолог ока­зывает воздействие и которые, в свою очередь, оказывают воздей­ствие на психолога.

Профессия психолога-консультанта нередко приводит к сле­дующим негативным последствиям:

S угрозе утратить идентичность и раствориться в клиентах;

58

S отрицательному воздействию на личную жизнь; S возможности психических нарушений из-за постоянных столкновений с темными сторонами жизни и психической пато­логией.

Спецификой профессии психолога является психологическая и физическая изоляция: необходимость проводить много времени наедине с клиентами; соблюдение принципа конфиденциальности; истощение от контактов с людьми и др. Как следствие специфи­ческой профессиональной деятельности возникает жесткий само­контроль, эмоциональная закрытость от близких людей, склон­ность использовать интерпретации в отношениях с друзьями и в семье. Психолог-консультант может неуместным образом реагиро­вать как на идеализацию и фантазии о всемогуществе со стороны других людей, так и на их нападки и попытки обесценить его про­фессию и личность. Кроме того, существует жесткая конкуренция в профессиональном сообществе. Все эти факторы могут считать­ся потенциальными источниками стресса, влияющими не только на самого терапевта, но и на его отношения с окружающими.

Психологам также грозит «синдром сгорания». Это сложный психофизиологический феномен, который определяется как эмо­циональное, умственное и физическое истощение из-за продолжи­тельной эмоциональной нагрузки. Синдром выражается в депрес­сивном состоянии, чувстве усталости и опустошенности, недостатке энергии и энтузиазма, утрате способностей видеть положительные результаты своего труда, отрицательной установке в отношении работы и жизни вообще. Существует мнение, что люди с опреде­ленными чертами личности (беспокойные, чувствительные, эмпа-тичные, склонные к интроверсии, имеющие гуманистическую жизненную установку, склонные отождествляться с другими) больше подвержены этому синдрому.

Чтобы избежать «синдрома сгорания», консультант должен иногда задумываться о том, живет ли он так, как ему хочется. Появлению данного синдрома препятствуют следующие состав­ляющие:

S сочетание работы консультанта с другими видами профес­сиональной деятельности (научная работа, участие в семинарах и исследованиях, педагогическая деятельность);

S забота о своем здоровье, соблюдение режимов сна и пита­ния;

S наличие в референтном круге лиц нескольких друзей, жела­тельно других профессий;

S открытость новому опыту;

59

S умение давать себе адекватную оценку;

S умение проигрывать без аутоагрессии и саморазрушитель­ных действий;

S чтение не только профессиональной, но и другой литерату­ры для собственного удовольствия;

S взаимодействие с коллегами, дающее возможность обсудить профессиональные и личные проблемы;

V наличие хобби (Р. Кочюнас).

Негативное влияние профессиональной деятельности на пси­холога — излюбленная тема писателей и кинематографистов. Яр­ким примером может послужить рассказ Роджера Желязного «Мастер снов».

^ Его главный герой, Чарльз Рендер — психолог будущего, нейро-соучастник, «творец». Он один из двухсот особых аналитиков, чья психика позволяет входить в прямой контакт с бессознатель­ным клиентом при помощи специальной машины. В жизни Рендера была трагедия: в автокатастрофе погибли жена и дочь. Он добро­вольно подвергся -«инъекции новокаина» в самую болезненную область своей души. Теперь его собственный мир лишен пережива­ний и базируется на логике и рассудке, а чувства и эмоции нахо­дятся под жестким контролем. Рендер живет в настоящем време­ни, не вспоминая о прошлом.

Однажды он знакомится со слепой женщиной-психиатром, ко­торая желает стать нейросоучастником, как и Рендер. Вначале он категорически отказывается от ее предложения, объясняя ей, что эмоции врача и эмоции пациента во время сеанса находятся в тесном контакте, в одном электрическом поле. Ключевое слово в нейротерапии соучастие. В сеансе участвуют два мозга, две нервных системы. В том случае, если отклонение пациента лежит в психотическом диапазоне, психолог не ^сможет контролировать процесс. Состояние сознания психолога может сильно ухудшиться. ' Рендер знает о тех случаях, когда нейросоучастники после работы с психотическими пациентами навсегда попадали в лечебницу из-за органических повреждений мозга. Но уникальная задача — научить женщину, слепую от рождения, помогать другим увидеть свои проблемы, оказывается для Рендера заманчивой и интересной. И он соглашается анализировать слепую женщину доктора Эй­лин Шалотт.

Рендеру приходится стать настоящим творцом. Он постепен­но представляет ей ряд зрительных феноменов, показывает обра­зы животных, птиц, полей, лугов, ручьев, воссоздает ее саму: внешность, фигуру — ведь она себя никогда не видела. Анализируя

60

доктора Шалотт, Рендер начинает слишком часто думать и вспо­минать о ней. В некоторые моменты нахождения «в ином мире» Рендер теряет контроль над происходящим, точнее, его отбирает пациентка, которая хочет сама творить свой мир.

Но и это не пугает Рендера. Встреча с коллегой, который пре­достерегает его от работы с данной пациенткой, ничего не дает. Рендер защищается, утверждая, что нашел исключительно ста­бильного индивидуума — психиатра, уже потратившего немало времени на обычную личную психотерапию. Проницательный коллега догадывается, что иногда Рендер теряет контроль над образами, а также о наличии контрпереноса. Он пытается объяс­нить Рендеру, что невозможно привнести извне и создать у друго­го человека всеобъемлющую концепцию мира и его самого... «В ка­кой-то момент вы можете сделать что-то, показать ей какое-то зрелище или какой-то способ видеть, что-то переломится в ее личности и пфф! Словно пробито дно водоема. В результате — водоворот, который унесет все... куда? Я не хочу иметь вас в ка­честве пациента, поэтому прошу не продолжать»,— говорит Рендеру коллега.

Однако Рендер упорно продолжает анализ. Даже когда понима­ет, что с Эйлин что-то не так, он решает провести сеанс. Во вре­мя сеанса Рендер теряет контроль над ситуацией, а обращенные к Эйлин слова «Я ненавижу вас!» погружают его во тьму. И в этой волне чужого безумия, накрывшей его, он возвращается к ситуа­ции, в которой частично умер он сам — к гибели жены и дочери.

Вопросы для самоконтроля

  1. Какие этапы включает подготовка профессиональных психо­логов-консультантов?

  2. Какова роль супервидения в профессиональном становлении психолога?

  3. Через какие стадии профессиональной идентичности проходит психолог-консультант в своем профессиональном развитии?

  4. Каким образом профессиональная деятельность влияет на лич­ность психолога? Назовите способы предотвращения «синд­рома сгорания».

Литература

Бурцева Е.А. Размышляя о супервизии // Гештальт-2000: Сб. мате­риалов Москов. Гештальт Ин-та за 1999 г.

Джейкобе Д., Дэвид П., Мейер Д.Д. Супервизорство: Техника и методы корректирующих консультаций. СПб., 1997.

61

Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. М., 1999. Нвльсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб.,

2000.

Спиркина Е.А. Подготовка психотерапевтов и психологов-консуль­тантов (проблемы адаптации западного опыта) // Психолог, журн. 1994.

№ 15, 6.

Хамитова И.Ю. Развитие профессиональной идентичности психоте­рапевта: Шесть стадий процесса супервизии // Семейная психология и семейная терапия. 1999. № 3.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Похожие:

Теория и практика iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учеб­ное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с

Теория и практика iconТеория и практика профессионального самоопределения
Пряжников Н. С. Теория и практика профессионального самоопределения. Учебное пособие. – М.: Мгппи, 1999. – 97 с

Теория и практика iconТестология гуманитариям Теория и практика учебного тестирования
Войтов А. Г. Тестология гуманитариям. Теория и практика учебного тестирования. 2-е перераб изд., руководство педагогам гуманитарных,...

Теория и практика iconПряжников Н. С. Профессиональное самоопределение: теория и практика...
Пряжников Н. С. Профессиональное самоопределение: теория и практика. – М.: «Академия», 2007. – с

Теория и практика iconСамотаев И. Джон Дж. Мэрфи Технический анализ фьючерсных рынков: теория и практика
Технический анализ фьючерсных рынков: теория и практика. М.: Сокол, 1996. 592с

Теория и практика iconВрата посвящения. Курс в десяти ступенях. Теория и практика
Франц Бардон. Врата посвящения. Курс в десяти ступенях. Теория и практика Санкт-Петербург, ООО «Издательство \"Петрополис\"», 1999....

Теория и практика iconЗарецкая Е. Н. 3-34 Риторика: Теория и практика речевой коммуникации. 4-е изд
Риторика: Теория и практика речевой коммуникации. — 4-е изд. — М.: Дело, 2002. — 480 с

Теория и практика iconФопель К. Ф 789 Технология ведения тренинга. Теория и практика. Пер с нем. 2-е изд
...

Теория и практика iconКнига Г. Лейтц «Психодрама: теория и практика. Классическая психо­драма Я. Л. Морено»
Предлагаемая вниманию читателей книга Г. Лейтц «Психодрама: теория и практика. Классическая психо­драма Я. Л. Морено» впервые предоставляет...

Теория и практика iconXoce Антонио Марина Поверженный разум. Теория и практика глупости
«Xoce Антонио Марина. Поверженный разум. Теория и практика глупости»: Астрель, corpus; Москва; 2010

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница