Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям




НазваниеКнига адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям
страница7/24
Дата публикации14.09.2013
Размер2.56 Mb.
ТипКнига
vbibl.ru > Психология > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   24

Поэтому очень и очень важно разговаривать с детьми, объяс­нять им причины развода в доступной для них форме, учить ре­бенка словами выражать свои чувства. И это не только в период тяжелого душевного кризиса, вызванного разводом, но и вообще в повседневном общении. Л для этого мы и сами должны учиться без страха признаваться себе в своих желаниях и потребностях, а не вытеснять их из нашего сознания, как если бы это было не­что недозволенное или постыдное.

^ КАК ДЕТИ РЕАГИРУЮТ НА РАЗВОД? КРИК О ПОМОЩИ!

Недавно в одном женском журнале мне попалась статья психолога на тему, как следует реагировать на «детские капри­зы». Автор рекомендует их просто игнорировать и дает сове­ты, как можно привить детям определенные навыки внешне­го поведения. Это было скорее похоже на (уже давно устарев­шие) советы по дрессировке собак. И таких советов дается кругом великое множество. Удивительно было слышать это из уст психолога, которая даже не задумалась о том, что, может быть, у каждого детского каприза есть свое внутреннее содер­жанье и детские конфликты не менее важны, чем все наши «взрослые» проблемы. С той только разницей, что у ребенка нет наших прав. Как часто можно слышать почти враждебное: «Оставь его, он просто хочет обратить на себя внимание!» Да, пожалуй, и хочет, но почему? В каждом навязчивом поступке ребенка заключена своя информация. Словом «каприз» име­нуем мы нечто явно не серьезное, не важное. Но если мы хо­тим, чтобы ребенок наш рос психически здоровым, уверен­ным в себе, смелым и опытным, мы должны взять себе за ос­нову относиться к его переживаниям серьезно, а не игнориро­вать и не именовать их «глупыми капризами». Его проблемы, кажущиеся нам порой такими незначительными, поверьте, не менее серьезны, чем проблемы взрослого человека. Нет, они, пожалуй, еще серьезнее, потому что вся психическая жизнь взрослого человека строится на образцах отношений и пере­живаний, усвоенных в детстве. Кроме того, Фигдор справедли­во утверждает: ничто не портит отношений так, как пренебре­жение к чувствам. Мне часто вспоминается одна весьма спра­ведливая и довольно психологическая строчка из такого, в общем, далеко не психологичного Маяковского: «Гвоздь в моем сапоге кошмарнее всех Помпеи!»

Что же касается ситуации развода, то это чрезвычайно важ­но дать ребенку возможность выражать свои аффекты, утешать

57

его скорбь, говорить с ним о его страхах и переживаниях. Го­ворить, говорить, говорить. Много раз повторять. Даже если вам кажется, что вы уже достаточно об этом сказали. Факт по­вторения и неоднократного подтверждения очень важен для развития детской психики. Вы же знаете, как любит ваш ма­лыш, чтобы вы снова и снова читали ему его любимую сказку, хотя он давно уже знает всю ее наизусть и даже поправляет вас, если вы ошибетесь. Он таким образом опять и опять про­веряет для себя надежность мира.

Чрезвычайно важно не образовывать коалиций и не навязы­вать ребенку конфликта лояльности: ваш ребенок имеет пра­во не только на любовь обоих родителей, но и святое его право — самому любить вас обоих. О конфликте лояльности и его пагубной роли мы будем еще говорить. Сейчас скажу толь­ко, что, ревниво препятствуя любви вашего ребенка к разве­денному отцу или матери, вы не только не защищаете его лю­бовь к вам, вы подвергаете ее большой опасности. Почему, бу­дет рассказано позже.

Мы описали только первые шаги помощи детям по дороге в их неверное разведенное будущее. Шаги эти ограничивают­ся в основном областью устной коммуникации. Но вспомним родителей Стефана и Магдалены — они реагируют на зримые реакции детей и другими способами. Мать Магдалены поня­ла, что зависимость дочери продиктована страхом после отца потерять теперь и маму и дочка просто не способна ни на ка­кой другой способ преодоления своего страха. Мать ответила тем, что целиком предоставила себя в распоряжение ребенка. Заметьте, когда ее восьмилетняя девочка вдруг стала хватать­ся за мамину юбку, как трехлетняя, и «закатывала истерики», когда мама уходила из дому, мать не раздражалась («Ну что еще за глупые капризы?!»), напротив, она позволила дочери контролировать себя, раз той это было нужно. Если бы она этого не сделала, Магдалена оказалась бы пассивно предос­тавлена своим страхам, и они возрастали бы из-за ее беспо­мощности. С обычной «педагогической» позиции можно было бы предположить, что «потакание капризам ребенка» лишь усилит в девочке «деспотическую потребность в контроле». На деле же обычно происходит нечто обратное и это вполне ло-

58

гично. Подумайте сами, ведь и мы, взрослые, доверяем лишь тем людям, которые неоднократно доказали нам свою надеж­ность. Мать признала зависимость ребенка, нашла в себе силы выносить его капризы, она освободила девочку от необходи­мости отчаянно бороться за ее близость. Но если бы она оста­валась дома только тогда, когда ребенок кричит и плачет, то «педагогическая» позиция и вправду подтвердилась бы; Маг­далена пришла бы к заключению: «Мама остается дома толь­ко тогда, когда я ее к этому вынуждаю». А принуждение и кон­троль — это не одно и то же. Добровольные уступки матери дали Магдалене возможность понять, что мама не покинет дочку, и страхи девочки сильно смягчились. Она восстанови­ла свое доверие в доброту мира.

Со Стефаном получилось несколько иначе. Его родители, занятые своими раздорами, казалось, забыли о существовании ребенка. Но ему повезло — дедушка пришел на помощь имен­но в тот момент, когда внук больше всего в этом нуждался. Но повезло Стефану и в том, что родители достаточно скоро вспомнили о существовании сына и в день своего рождения он, наконец, обнаружил, что у него все еще есть и мама, и папа.

Мы уже говорили, именно чувство вины приводит роди­телей к тому, что они недооценивают значение развода для детей и отдаются иллюзии, будто последний не так уж и стра­шен для них. По этой причине они часто не замечают душев­ных реакций ребенка или всячески мешают их проявлению. Такие родители просто психически не в состоянии взять на себя ответственность за причиненную детям боль. Фигдор подчеркивает, что речь здесь идет тем не менее о вине вполне поправимой. Какой бы нестерпимой ни была боль, ведь не исключено, что решение о разводе в дальнейшем может по­влиять на ребенка вполне благотворно.

Неумение родителей взять на себя ответственность, их ложь, отрицание проблем, перекладывание вины на другого не позволяют не только оказать детям ту самую неотложную первую помощь, но все это, по опыту Фигдора, является од­ной из двух основных причин ухудшения психического состо­яния ребенка в последующие за разводом месяцы. (Вторая причина заключается в психическом состоянии самих роди-

59

телей; об этом мы будем говорить ниже.) Дело в том, что нео­бычное поведение детей, которое, собственно, имеет целью обратить на себя внимание, — ребенок «требует», чтобы ему помогли, — не рассматривается в этих случаях как проявление его душевных проблем, возникших по причине развода. Тогда нет и необходимости рассматривать развод как кризис. А если нет кризиса, то нет и проблем и поэтому плохое поведение ребенка — это всего лишь «плохое поведение», «капризы», глу­пости» и т. д.

Фридрих не может простить своей матери, что она «выг­нала отца». Но он, безусловно, любит и маму, хотя ему и не хочется ей этого показать. Он упрям и часто груб, что матери очень неприятно. Однако мать никак не связывает дурное по­ведение сына с разводом и не хочет даже думать о том, что агрессивность ребенка может быть направлена против нее лично. Она не хочет или не может думать об этом, чтобы не чувствовать себя виноватой. Она бросает сыну упреки, что он, дескать, распустился, потому что не чувствует «твердой отцов­ской руки».

Другая мать винила в агрессивности дочери бывшего мужа и свекровь, они, мол, настраивают ребенка против нее. Лиза так же, как и Магдалена, боялась оказаться покинутой и всю­ду следовала за матерью, но та отталкивала ребенка, называла все это «глупостями». Даниель из-за своего чувства вины стра­дал депрессивными настроениями, а вся семья упрекала его в упрямстве, лени и «желании обратить на себя внимание». Если с таким ребенком случится, что он обмочит постель, его начи­нают ругать или высмеивать. Плохие отметки, ссоры в детс­ком саду или в школе тоже рассматриваются лишь как нару­шение дисциплины и на них реагируют наказаниями.

Эти крайне отрицательные реакции взрослых отнимают у детей возможность преодоления кризиса подручными средства­ми. Родители не могут и не желают понять, что хочет ребенок выразить своим необычным поведением. Родители сами в это время раздражены, они страдают от своих внутренних проблем, у них на детей просто не хватает терпения. Кроме того, они чувствуют потерю доброго отношения ребенка и это именно тогда, когда они так нуждаются в его привязанности. Ребенку в этой ситуации уже не приходится рассчитывать на помощь,

60

он становится все более одинок, и типичные для развода стра­хи и аффекты только усиливаются. Ребенок вынужден все боль­ше энергии тратить на конфликты с родителями, а их замеча­ния и критика становятся все обиднее.

Но если мы все это поймем, то сумеем по-новому реагиро­вать как на свои собственные душевные проблемы, так и на проблемы ребенка.

^ РОЛЬ САМОЧУВСТВИЯ РОДИТЕЛЕЙ

Фигдор далек от «педагогических» поучений. Он прекрас­но понимает, что в данной ситуации от родителей требуется нечто, далеко выходящее за пределы их душевных возможно­стей. Да, с разводом начинается страдание детей, но им вовсе не заканчивается кризис отношений супругов. Личные их про­блемы не только не уменьшаются, чаще всего они возрастают, что касается и того из них, кто активно добивался развода. Чувства обиды, страха перед будущим, гнев и ненависть к быв­шему супругу, а часто — бессознательно — и по отношению к детям обнаруживаются в каждом разводе. А также скорбь и печаль о все еще любимом или когда-то любимом человеке. Чувство вины испытывают разведенные супруги не только по отношению к детям. И не только тогда, когда развод соверша­ется ради новой любви или против воли другого. «Брошенная половина», как ни странно, испытывает не только чувство соб­ственной несостоятельности, но и чувство вины. Даже если тот, кто брошен, кажется такой же жертвой, как и ребенок.

Фрау К. вышла замуж девятнадцатилетней девушкой про­тив воли родителей. Она знала о слабости мужа в отношении алкоголя, но была уверена, что ее любовь, а потом и ребенок «сделают из него человека». Но муж бросил ее с одиннадцати­месячным крохой на руках. И она чувствует себя виноватой — перед родителями, перед бывшим мужем («как я себя пере­оценила!») и, конечно, перед ребенком, которому она не су­мела обеспечить защищенность счастливой семьи. Почти каж­дый разведенный брак, особенно если есть дети, становится крушением надежд, свидетельствует о провале однажды пред­принятого жизненного начинания. Взрослые, как и дети, те­ряют веру в себя и чувствуют себя неполноценными. Они на­чинают сомневаться в своей привлекательности и уме, испы­тывают страх перед старостью и одиночеством.

Проблемы социального и экономического характера тоже нельзя сбрасывать со счетов, особенно тяжело приходится оди-

62

ноким матерям. Например, социальная дискриминация — раз­веденная женщина значит в обществе меньше, чем замужняя, это же касается и ее детей. Пусть эта дискриминация и не вы­ливается в форму открытого пренебрежения, но она может скрываться и за преувеличенно благожелательным сожалени­ем или характеристикой детей как обделенных. Учительница на педсовете говорит: «Вот Руди, ему семь лет, мать в разво­де...» и это уже звучит как невысказанное: «Ага! Ну чему же здесь удивляться?» И поди, разбери, действительно ли труд­ности мальчика связаны с разводом или, может быть, здесь следует искать проблему самой учительницы. И печальнее всего то, что часто и матери, вместо того, чтобы взять на себя ответственность за свою собственную жизнь, разделяют по­добные взгляды и опускают руки.

Далее, как правило, материальный уровень разведенных матерей снижается, к этому добавляются физические пере­грузки на работе и дома. Все это ведет к социальной изоляции: на дружбу, свободное общение и развлечения не остается ни времени, ни денег и жизнь матери постепенно приобретает оборонительный характер. Нетрудно себе представить, что означает для, и без того пострадавшего, чувства собственного достоинства женщины снижение материального уровня и ощущение дискриминации именно в то время, когда возника­ет повышенная потребность в радости, когда особенно нужен кто-то близкий, кто бы тебя согрел.

Фрау К. боролась почти год, пытаясь наладить свою жизнь, но потом, на грани нервного срыва, не выдержала, поддалась уговорам родителей и переехала к ним. Многие женщины ис­пользуют временную «регрессию» для того, чтобы отдохнуть и набраться сил для нового рывка, но с этой матерью все вышло иначе. Возврат к родителям она пережила как провал всего, что ей удалось создать до того времени. Она потеряла все свое му­жество, волевые родители окончательно лишили ее самостоя­тельности, взяв на себя роль родителей внука. А мать преврати­лась в строптивую старшую сестру. Фрау К. потеряла себя и как женщина, и как мать. В один прекрасный момент она бросила своего сына, которой, по сути, уже перестал быть ее ребенком, и уехала в город, чтобы — в полном смысле слова — начать
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   24

Похожие:

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconПсихологу
...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconПубликуется в рамках проекта
В первую очередь книга будет интересна тем, кто по роду профессии работает с людьми; педагогам по профессии и призванию, коммерсантам,...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconС. К. Нартова-Бочавер, Г. К. Кислица, А. В. Потапова
...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconАннотация: Простым и доступным языком автор излагает основные сведения...
В первую очередь книга будет интересна тем, кто по роду профессии работает с людьми; педагогам по профессии и призванию, коммерсантам,...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconЯ хочу чтобы с этих слов лилась кровь
Слова любви к детям, которые просто хотят киндер-сюрприз и не хотят знать, что у матери нет денег. Детям, которые не понимают почему...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconКнига предназначена психологам, логопедам, воспи­тателям детских садов и родителям

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconКнига адресована практическим психологам, работающим в дет­ских образовательных...
А. Д. Андреева, Т. В. Вохмянина, А. А. Воронова, Н. И. Гуткина, Е. Е. Данилова, И. В. Дубровина, В. И. Екимова, В. В. Зацепин, Д....

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconР. Хаэр Лишённые совести. Пугающий мир психопатов
Книга обильно иллюстрирована примерами из клинической практики и повседневной жизни. Книга Лишенные совести будет интересна как профессиональным...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconДэвид Ален Getting Things Done
Книга рассчитана на широкую читательскую аудиторию, но в первую очередь заинтересует тех читателей, которые страдают от чрезмерных...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconЗадачи педагога-психолога: Сохранение и укрепление психологического...
Оказание своевременной психологической помощи и поддержки детям, родителям и педагогам

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница