Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям




НазваниеКнига адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям
страница3/24
Дата публикации14.09.2013
Размер2.56 Mb.
ТипКнига
vbibl.ru > Психология > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Такая позиция во многом облегчает решение проблем, воз­никших в связи с разводом. И если вы готовы, пусть и не сито же минуту, а после размышлений на эту тему (для того, чтобы что-то изменить в себе, нужно время), придерживаться ее или, по крайней мере, понять ее справедливость и целесообразность, то, можно считать, доброе начало уже положено. Чем слабее в вас внутреннее сопротивление, тем активнее ваша воля и тогда вы уже способны не только воспринимать «добрые советы», но и следовать им.

Фигдор здраво оценивает все реальные трудности, которые приносит с собой развод: часто это денежные проблемы, соци­альная изоляция матери, ее усталость от непомерных нагрузок, нехватка времени и сил на свободное, счастливое общение с деть­ми. И на этом реально обременительном фоне протекают глав­ные — внутрипсихические — переживания развода.

В книге «Дети разведенных родителей: между травмой и надеждой», как и в других работах Фигдора, развод рассмат­ривается «изнутри», то есть с точки зрения душевных собы­тий. От того, как дети переживут развод, во многом зависит их

30

дальнейшее психическое здоровье. В этой книге мы не най­дем конкретных рецептов «дрессировки»: в такой, мол, ситуа­ции нужно вести себя так, а в такой — эдак. Но в приведенных примерах мы, может быть, частично распознаем внутреннее содержание и своих собственных проблем. А стоит нам по­нять суть, как правильное поведение придет само по себе.

Хочется еще раз предупредить: всякое столкновение с те­мой развода — особенно для тех, кто в том или ином виде пе­режил его сам или для тех, кто его планирует, — дело ужасно болезненное. Одна только мысль о разводе (может быть, о раз­воде ваших собственных родителей, пережитом в детстве) ак­тивизирует такое ужасное чувство вины, страха и боли, что вам тотчас захочется отложить в сторону эту книгу — мол, по­том как-нибудь. Но потом не бывает легче, потом становится еще труднее, потому что чувство вины приводит в действие внутреннее сопротивление, которое устанавливает «железо­бетонный» заслон всякому столкновению с больной темой. Поэтому, я очень прошу вас, сделайте над собой усилие, по­пробуйте преодолеть себя, читайте дальше, пусть это тяже­ло и даже больно, пусть это вызывает в вас страшное беспо­койство, пусть вам захочется даже плакать (непременно плачь­те!), зато вы увидите, насколько легче станет вам после. Все, что узнаете вы о своих детях и о самих себе, о невидимых, но реально существующих проблемах — а главное — о психичес­ком содержании ваших проблем, — облегчит вам понимание себя и друг друга и поможет научиться сознательно управлять событиями, а не позволять им слепо руководить собой.

Вначале мы поговорим о том, как именно ребенок пережи­вает развод родителей, что происходит в его душе.

^ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ МОМЕНТ РАЗВОДА

Молодая мать пришла к доктору Фигдору, чтобы получить у него «несколько педагогических советов». Своего сына Лео она охарактеризовала как живого и достаточно развитого маль­чика, но с ним постоянно возникают какие-то трудности — то он не хочет одеваться или раздеваться, выключить телевизор, убрать игрушки, идти спать и т. д. Ее беспокоит также чрез­мерная стеснительность сына в присутствии чужих. Все это мать рассказывает спокойно и рассудительно, как вдруг голос у нее срывается от слез: «Я больше не могу!». Нет, она никогда не мечтала иметь абсолютно послушного ребенка, да и маль­чик должен быть шаловливым, однако правы, наверное, ее под­руги, она слишком разбаловала сына. «Я все делаю не так!» — горестно заключает она в конце.

Час подходит к концу и психоаналитик замечает, что эта женщина достаточно много рассказала о сыне, о себе, о своих родителях и подругах, но до сих пор ни словом не обмолви­лась об отце ребенка. Слезы у матери мгновенно высыхают, она держится все с большей отчужденностью и старательно пытается «увести» собеседника с «неверного следа». Да, муж не играет в их отношениях никакой роли, они уже два года в разводе, и мальчик видит отца раз в месяц, а то в два. Да нет, развод не мог плохо повлиять на ребенка, ведь ему было тогда всего два года.

Конечно, рано делать вывод, что причиной проблем меж­ду матерью и сыном является именно развод. Но все же удиви­тельно, что эта образованная и, как она сама говорит, интере­сующаяся психологией женщина, полностью отвергает веро­ятность, что развод может, хотя бы частично, быть причиной ее трудностей с ребенком. Психоаналитику, однако, из его опыта известно, что это далеко не случайность. «...Почему мать Лео пыталась скрыть от меня развод? А точнее, у меня сложи­лось впечатление, что дело здесь не столько во мне, сколько в ее желании во что бы то ни стало избежать нового столкнове-

32

ния с фактом развода» Через неделю она уже сама рассказыва­ет о том, что с рождением ребенка муж почти перестал бывать дома, о ней он совсем забыл, все свое время проводил с друзь­ями, они все чаще ссорились и ей не хотелось с ним спать, от чего конфликты только усиливались. Так постепенно в ней созрело решение уйти от мужа. Но она долго мучилась, думая о том, что не имеет права лишать ребенка отца. Хоть тот редко бывал дома, но мальчик очень к нему тянулся. Пожалуй, имен­но это огромное чувство вины и заставило мать отрицать роль отца для Лео. А значит, и роль развода в ее отношениях с ре­бенком. Постепенно она вжилась в представление о том, что сын просто не заметил изменения в их жизни. И мать Лео в этом не одинока.

«Что могут в действительности сделать родители для того, чтобы защитить детей от травмирующего влияния развода или, по крайней мере, уменьшить его и реализовать надежду, кото­рую дает расторжение неудавшегося брака, ставшего, возмож­но, невыносимым и для детей?», — спрашивает Фигдор. Ни вид, ни тяжесть симптомов еще ничего не говорят ни о харак­тере проблемы, ни о глубине страдания ребенка, ни о возмож­ном влиянии на отдаленное его будущее. Здесь важно знать, какие внутренние конфликты скрываются за симптомами, то есть распознать бессознательное их значение. Исчезновение симптоматики, в свою очередь, тоже еще ни о чем не говорит. Часто со временем симптомы проявляют себя слабее, а зна­чит, меньше мешают окружающим, что с радостью принима­ется за исчезновение самих проблем. Но страдания продол­жают обременять душу ребенка и закладываются в его даль­нейшее развитие в качестве «невротической ипотеки».

Фигдор, имея за плечами огромный опыт работы с «разве­денными» детьми, раскрыл истинное содержание их пережи­ваний и предупреждает родителей, как это опасно полагаться лишь на такой показатель, как появление и исчезновение вне­шних проявлений.

Более того, бурная реакция ребенка на сообщение о раз­воде должна была бы как раз обрадовать родителей, потому что она открыто показала бы его переживания и то, что он любит того родителя, который теперь не будет жить с ними

3 — 3435 33

вместе. Кроме того, это было бы сигналом — ребенок нужда­ется в утешении. Но дети, кажется, имеют своего рода антен­ны, улавливающие волны родительских пожеланий. «Пожа­луйста, пожалуйста, только не переживай, покажи мне, что ты не переживаешь!» — сигнализирует мать, и ребенок уже готов выполнить ее пожелание.

Вопрос, как преподнести сыну или дочке сообщение о раз­воде и преподносить ли его вообще, мучает многих родителей. Часто они скрывают, не договаривают, лгут своим детям. Напри­мер, мать шестилетнего Марио, уличив мужа в неверности, ни слова ему не сказав, переехала с ребенком к подруге. Сыну она сказала, что у них в квартире начинается ремонт и они пока по­живут у тети Моники, которая его очень любила. Они с матерью вместе фантазировали, какие обои поклеить в детской. Но ре­монтные работы затягивались. На вопросы об отце мальчик по­лучал невразумительные ответы: папа, мол, работает сейчас в другом городе. Никаких дальнейших разговоров в семье об отце не велось. И так продолжалось почти два года, пока Марио не увидел наконец своего отца и не узнал всю правду.

Есть дети, которые с нетерпением месяцы и даже годы ждут возвращения отца или матери. Они печалятся, но тем не менее остаются здоровыми. А есть такие, которых уже на вто­рой день после развода не узнать. Все зависит от того, как ре­бенок понимает развод: уходит папа (или мама) навсегда или он (она) вернется обратно. Что отличает развод от всех других видов разлуки, так это его окончательность, безвозвратность, необратимость изменившихся жизненных обстоятельств. И это роднит его с переживанием смерти одного из родителей. Более того, психоаналитическими исследованиями установлено, что нет ни единого критерия, по которому можно было бы отли­чить эти два вида разлуки. Особенно для детей до семи-вось-ми лет, ведь в этом возрасте они еще не понимают, что такое смерть, она для них означает: «уйти навсегда».

Психологический момент развода — это момент осведом­ления ребенка о таковом. В случаях с маленьким детьми или с теми детьми, которым родители дают невразумительные объяснения, в дальнейшем бывает чрезвычайно трудно уста­новить связь их переживаний с событием развода, что влечет

34

за собой новые недоразумения, непонимание или ложные тол­кования «дурного» поведения ребенка. Например, Марио вна­чале фантазировал, что отец его работает где-то за границей, что однажды тот возьмет его с собой и покажет мальчику чу­жие экзотические страны. Сын с нетерпеливой радостью ждал возвращения отца. Но увиливающие ответы взрослых, нескры­ваемое чувство неловкости или их раздражение постепенно стали оказывать свое действие. Да и папа не присылал ни пи­сем, ни открыток, как он это делал раньше, не давал о себе знать по телефону. Сомнения начали одолевать душу ребенка и через несколько месяцев его надежда окончательно улету­чилась, что и стало для него психологическим моментом раз­вода — ребенок перестал спрашивать об отце. А еще через ка­кое-то время Марио стал агрессивным и пугливым, вел себя как маленький, что очень удивило мать: она рассчитывала, что главное уже позади, а оно, оказывается, только начиналось.

Фигдор обращает внимание родителей на то, как важно своевременно и правдиво информировать ребенка. Да и посу­дите сами, как чувствовали бы себя вы, если бы человек, которо­го вы так сильно любите, пропал и вы не знали бы, что с ним. Да разве от этого можно не сойти с ума?!

И самое главное: уводя ребенка от откровенного разгово­ра, вы лишаете его возможности открыто проявлять свои чув­ства, а значит, лишаете шансов на помощь: как можно помочь человеку, который не просит о помощи? Так появляется так называемая скрытая симптоматика, которая взрослыми трак­туется чаще всего совершенно ошибочно.

^ ВИДИМЫЕ И СКРЫТЫЕ РЕАКЦИИ РЕБЕНКА НА РАЗВОД

Реакции на развод — это не обязательно решительные из­менения во всем его поведении. Здесь речь идет о психических событиях, порожденных переживаниями развода. Конечно, со­бытия эти находят свое выражение во внешнем поведении, но взаимосвязь настолько зримо малоубедительна, что по поведе­нию ребенка едва ли можно представить себе психологическую картину его истинной реакции. «Ошибку, которая заключается в том, что тяжесть психической нагрузки «прочитывается» по бросающимся в глаза «симптомам», совершают не только мно­гие исследователи проблем развода, совершают ее и родители».

Петер и Роза, например, уже давно пережили развод и жи­вут сейчас с матерью и ее вторым мужем. Петер постоянно огор­чает мать плохой успеваемостью и неуверенностью в себе. Сест­ра же, на три года моложе, — любимая ученица в классе, у нее хорошо развито чувство коллективизма, она в любой момент го­това прийти на помощь. Психоаналитическое обследование показало, что оба подростка по-прежнему тоскуют об отце и до сих пор испытывают массивную бессознательную агрессив­ность, направленную на мать, которая, по их мнению, выну­дила отца уйти из дому. Но эта агрессивность оказалась похо­роненной под внешне подчеркнуто добрым и вполне бескон­фликтным отношением детей к матери. Вытесненная агрес­сивность у Петера проявляет себя в страхе перед духовным «насилием». Из-за того, что он бессознательно отождествля­ет себя скорее с матерью, чем с отчимом, чувство его мужской идентификации шатко, от чего усиливается его пассивность. Укоры совести вынуждают мальчика направлять агрессивные импульсы против себя самого, что выражается в его депрес­сивных настроениях. Роза, напротив, побеждает свою агрес­сивность путем т. н. повышенного реагирования. Уходя от кон­фликтов, она всегда готова на любую услугу, вплоть до само­пожертвования. Но и ей такая ее чрезмерная приспособлен-

36

ность дается путем больших душевных потерь и заявляет о себе невыносимыми приступами мигрени. Удивлению матери не было границ, когда доктор Фигдор поделился с нею результа­тами обследования: она считала, что дети никогда по-настоя­щему не страдали от разлуки с отцом. Мать рассказала, как спокойно дети отреагировали на развод. Петер сказал только: «Что ж, может быть, так и лучше. По крайней мере, не будет скандалов», а Роза и того лучше: «Мне придется теперь ходить в другой детский сад?». Мать была уверена, что исчезновение напряженных отношений в семье благотворно повлияло на детей.

Безусловно, частично это так и есть. Но, с другой сторо­ны, если дети до сих пор развивались нормально, то они ко­нечно же должны любить и своего отца. (Страшно подумать, как выглядит душевный мир тех людей, которым не удалось в раннем детстве развить любовных отношений к родителям или пусть даже к одному из них. Из таких-то детей и вырастают те самые закоренелые преступники и убийцы, наводящие на об­щество такой страх.)
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconПсихологу
...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconПубликуется в рамках проекта
В первую очередь книга будет интересна тем, кто по роду профессии работает с людьми; педагогам по профессии и призванию, коммерсантам,...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconС. К. Нартова-Бочавер, Г. К. Кислица, А. В. Потапова
...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconАннотация: Простым и доступным языком автор излагает основные сведения...
В первую очередь книга будет интересна тем, кто по роду профессии работает с людьми; педагогам по профессии и призванию, коммерсантам,...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconЯ хочу чтобы с этих слов лилась кровь
Слова любви к детям, которые просто хотят киндер-сюрприз и не хотят знать, что у матери нет денег. Детям, которые не понимают почему...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconКнига предназначена психологам, логопедам, воспи­тателям детских садов и родителям

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconКнига адресована практическим психологам, работающим в дет­ских образовательных...
А. Д. Андреева, Т. В. Вохмянина, А. А. Воронова, Н. И. Гуткина, Е. Е. Данилова, И. В. Дубровина, В. И. Екимова, В. В. Зацепин, Д....

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconР. Хаэр Лишённые совести. Пугающий мир психопатов
Книга обильно иллюстрирована примерами из клинической практики и повседневной жизни. Книга Лишенные совести будет интересна как профессиональным...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconДэвид Ален Getting Things Done
Книга рассчитана на широкую читательскую аудиторию, но в первую очередь заинтересует тех читателей, которые страдают от чрезмерных...

Книга адресована психологам, педагогам, социальным работни­кам и, в первую очередь, родителям, которые хотят помочь себе и сво­им детям iconЗадачи педагога-психолога: Сохранение и укрепление психологического...
Оказание своевременной психологической помощи и поддержки детям, родителям и педагогам

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница