Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции




НазваниеВладимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции
страница26/32
Дата публикации25.07.2013
Размер4.4 Mb.
ТипКнига
vbibl.ru > Психология > Книга
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   32
туммо, владеющих этой техникой, рассказывают, что они медитируют в снегу полуобнаженными.

Широкую известность получили исследования Джона Кабат-Зинна по применению медитации для лечения болезней, возникающих от стресса. Им составлена великолепная программа по реабилитации людей, страдающих от этих болезней [102]. Также им написана прекрасная книга по технике медитации [101].

Многие воздействия медитации кажутся благоприятными, и исследователи полагают, что она может лечить различные психологические и психосоматические нарушения. Имеются в виду такие психологические нарушения, как тревоги, фобии, посттравматические стрессы, мышечное напряжение, бессонница и слабая депрессия. Регулярная медитация в течение длительного времени позволяет уменьшить зависимость от наркотиков, а также может быть рекомендована заключенным как средство снижения тревожности, агрессии и склонности к рецидивам.

Остается невыясненным, почему медитация воздействует столь многообразно. Возможно, что физиологически это связано с понижением уровня возбуждения и увеличением синхронизации полушарий мозга. Психологические механизмы могут состоять из релаксации, десенситизации, дегипнотизации и развития навыков самоконтроля, прозрения и самопознания. Наиболее общим объяснением может быть классическое утверждение, что медитация способствует психологическому развитию (Walsh & Shapiro, 1984).

Хотя экспериментальное изучение медитации уже принесло свои плоды, оно все еще находится на ранней стадии. В области кросс­культурных исследований медитации начата серьезная работа, которая ожидает своего продолжения. Особенно важны точные феноменологические описания структур или состояний созерцания (при всех трудностях описания реальностей часто находящихся за пределами возможностей языка). Также в трансперсональной психологии медитация рассматривается как важнейший метод исследования и познания [131].

12. Танатологические исследования

В последнее время основное внимание в исследованиях околосмертного опыта (ОСО) уделяется его последействию. Согласно исследованиям К. Ринга, околосмертный опыт является важнейшим катализатором развития личности. В особенности это касается духовного пробуждения и роста человека, благодаря способности ОСО вызывать трансцендентное состояние сознания, запускающее реализацию универсальной «внутренней программы» высших человеческих возможностей. По-видимому, в каждом из нас существует латентное духовное ядро, которое начинает особым образом проявляться только при условии его активизации достаточно мощным стимулом (Ринг, 1997).

Что испытывает человек, переживший околосмертный опыт (ОСО)? Во-первых, несмотря на наличие единого, общего паттерна, переживания околосмертного опыта сильно различаются количеством элементов, наполняющих первичный паттерн, т.е. бывают более или менее полными. Во-вторых, при более глубоком погружении обнаруживается несколько различных «веток», по которым можно следовать после проживания основного «ствола» ОСО.

Вероятно, первым будет ощущение необычайного покоя и благополучия. Вы не будете чувствовать боли, вообще ничего телесного. Вы ощутите такую кристально чистую тишину, какой вам никогда не доводилось встречать раньше. Вероятно, вы будете ясно осознавать, что, чем бы все это ни было, в этой всепроникающей атмосфере покоя вы находитесь в полной безопасности и защищенности.

Затем у вас появится некоторое визуальное осознание вашего окружения. Первым делом вы заметите, что пока вы — настоящий вы — смотрите на все сверху, ваше тело находится «там, внизу», окруженное группой озабоченных людей. Вы никогда в жизни не чувствовали себя лучше: ваше восприятие стало предельно чутким и ярким, ваш ум, по-видимому, работает в сверхъясном режиме, и вы ощущаете себя более живым, чем когда-либо.

Внезапно ваше внимание обращается к манящей густой черноте, вы обнаруживаете себя несущимся сквозь нее, бестелесным, но с безошибочным чувством движения и осознаете, что эта чернота имеет форму туннеля.

Приближаясь к концу этого туннеля, вы начинаете осознавать некую светящуюся точку. Свет быстро увеличивается и усиливается, становясь все более ослепительным. Это очень яркий свет — золотисто-белый, — но он абсолютно безвреден для глаз. Не сравнимый ни с каким другим светом, встречавшимся вам прежде, он открывает перед вами всю перспективу и, по-видимому, не имеет источника. По мере приближения к свету вас заполняют мощнейшие волны того, что можно описать лишь как чистую любовь, и они пронизывают вас насквозь. Теперь у вас нет никаких мыслей — только полное погружение в этот свет. Время остановилось; это — вечность, это — совершенство; вы снова дома в этом свете.

Посреди этого безвременного совершенства вы тем не менее начинаете осознавать, что с этим светом каким-то образом связано определенное присутствие. Это не личность и все же какое-то существо, чью форму вы не можете видеть, но с чьим сознанием, кажется, соединен ваш разум. Присутствие уведомляет вас о том, что вам необходимо принять решение: остаться здесь или вернуться назад. Как только эта мысль сообщена вам, вы вдруг видите, словно в миллионе одновременно явившихся, но отчетливых и отточенных образов, все то, что когда-либо происходило с вами в жизни. Здесь нет суждения, но, когда эта узорчатая ткань жизни расплетается перед вами, вы постигаете сущность вашей жизни и понимаете с полной ясностью, что должны вернуться, что ваша семья, и особенно дети, ждут вас.

Это последний момент вашего трансцендентного осознания. Вслед за этим вы обнаруживаете, что находитесь, испытывая мучительную боль, например, в реанимационной палате, не в силах говорить, но в состоянии вспомнить обо всем случившемся с вами до мельчайших подробностей.

Для вас совершенно очевидно, что это не было ни сном, ни галлюцинацией, ни плодом воображения. Это было реально и абсолютно объективно: это было реальнее, чем сама жизнь. Вам хочется рассказать об этом кому-нибудь, но кто сможет это понять, даже если вы подберете адекватные слова для описания? Вам ясно одно: что это самая глубокая вещь из всего когда-либо происходившего с вами и что ваша жизнь — и ваше понимание жизни — никогда не будут такими, как раньше (Ринг, 1997).

Как часто это происходит в действительности? Если взять сто случаев клинической смерти подряд, сколько переживших ее пациентов рассказали бы об ОСО?

В более ранних исследованиях предполагалось, что, возможно, это составит около 40 процентов, и эта оценка нашла подтверждение в итогах опроса Гэллапа. Данные проспективных исследований 2001-2003 гг., т.е. таких, в которых реанимированных опрашивали через неделю после реанимации, а в голландском исследовании также через 2 и 8 лет, дают такие цифры: около 18% помнят хоть что-нибудь, около 10% помнят не менее 6 основных элементов околосмертного опыта. Большинство людей ничего не помнят из околосмертного опыта, но очень высокий процент претендующих на сознательное вспоминание сообщает о переживаниях, которые соответствуют — по крайней мере, частично — рассмотренному первоначальному ОСО. В отдельных случаях сообщается об идиосинкратических переживаниях, обычно имеющих галлюцинаторный характер; небольшую долю случаев составляют негативные переживания (www.near-death.com).

Часто также возникает вопрос: влияет ли на переживания то, каким образом человек приближается к смерти? Вообще данный паттерн представляется достаточно отчетливым: каким бы образом человек ни приблизился к смерти, но если ОСО начинает развертываться, то по своей сущности он неизменен и имеет описанную форму. Кроме того, исследования ОСО, связанного с суицидом, показали, что и эти переживания, как правило, соответствуют первичному паттерну.

Если ситуационные переменные не влияют на ОСО серьезным образом, то влияют ли на него особенности личности? Может быть, некоторые люди более склонны к такому опыту в силу определенного социального фона, своей индивидуальности, предшествующих верований или даже предшествующего знания об околосмертных переживаниях? Опять же на сегодняшний день исследования сходятся на том, что индивидуальные и социальные факторы играют, по-видимому, минимальную роль. Демографические переменные, такие, как род, расовая принадлежность, социальное положение или воспитание, например, оказались не связанными ни со сферой действия, ни с формой ОСО. Одинаково очевидно, что не существует особого с точки зрения психологических свойств типа людей, наиболее склонного к такого рода опыту. Атеисты и агностики с не меньшей вероятностью могут рассказывать об описанных околосмерт­ных переживаниях, чем люди религиозные, разве что их интерпретации будут различаться. Наконец, и предшествующее знание, по-видимому, нисколько не увеличивает вероятность получения такого опыта.

Подходя к вопросу первостепенной важности — вопросу об универсальности, нужно признать, что эта область исследований, как это ни печально, очень слабо развита. Тем не менее можно утверждать, что, вопреки некоторой культурной вариативности, существуют, по всей вероятности, определенные универсальные константы, такие, как внетелесный опыт, путешествие сквозь царство тьмы в ярко освещенную зону и встреча с «небесными» существами.

Наконец, следует обратиться к проблеме общей интерпретации ОСО. На этот счет имеется множество довольно противоречивых теорий. Эти теории можно разделить на три обширных класса: биологические, психологические и трансцендентальные, хотя многие интерпретации не ограничиваются единственной установкой. Биологические теории склоняются к редукционизму и потому отвергают переживания людей, рассказывающих об этом опыте, тогда как трансцендентальные, хотя их и невозможно проверить эмпирически, более совместимы с интерпретациями самих носителей опыта. Естественно, психологические теории во многих отношениях находятся где-то посередине.

Десять лет исследований околосмертного опыта не привели к какой-либо общепринятой интерпретации. Более того, как недавно пытался показать К. Ринг, проблемы, касающиеся интерпретаций, на самом деле гораздо сложнее, чем это представляется многим теоретикам (Ring, 1984).

Наибольшей значимостью для ОСО обладают не феноменология или параметры переживаний, а его преобразующее воздействие, поскольку именно благодаря этому воздействию у нас есть возможность присоединиться к тем широким эволюционным потокам, которые, по-видимому, движут человечеством на пути к следующей стадии его коллективного развития. Чтобы понять природу этой связи, мы должны рассмотреть, каким образом околосмертный опыт изменяет жизнь, поведение и характер тех, кто его пережил.

В последнее время основное внимание в исследованиях ОСО уделяется эффектам его последействия, причем обнаруживается единодушие в отношении ряда любопытных данных. Во-первых, оказывается, что насколько сам околосмертный опыт придерживается единого паттерна трансцендентных элементов, настолько он обладает и единым рисунком эффектов последействия. Во-вторых, этот паттерн изменений имеет тенденцию к такой высокой позитивности и специфичности действия, что его можно интерпретировать как проявление общего пробуждения высших человеческих возможностей.

Околосмертный опыт, безусловно, может стимулировать радикальную духовную трансформацию в жизни человека, влияющую на «Я»-концепцию, отношение к другим, представление о мире и мировоззрение, а также на образ психологического и психического функционирования. Но какое отношение все эти изменения, сколь бы глубоки они ни были, имеют к важнейшим вопросам человеческой эволюции и планетарной трансформации?

Радикальная духовная трансформация, часто следующая за опытом близости смерти, никоим образом не является свойственной лишь ему одному. Скорее, как пишет Гроф, трансцендентальный опыт в любой форме, как правило, порождает похожие типы духовных изменений у тех, кто его пережил. Короче говоря, околосмертный опыт — это только одно из многих средств катализации духовных перемен.

Благодаря совершенствованию и распространению по всему миру технологии реанимации становится, по-видимому, неизбежным тот факт, что еще большее число людей приобретут околосмертный опыт и таким образом изменятся в соответствии с архетипическим образцом. Не исключено, что такие масштабы трансцендентального опыта в целом послужат для человечества эволюционным толчком к высшему сознанию.

13. Парапсихологические исследования

В настоящее время существуют несомненные экспериментальные результаты, подтверждающие достоверность телепатии, ясновидения, предвидения и психокинеза. По мнению такого эксперта, как Ч. Тарт, парапсихологические исследования играют важную роль в формировании новой неклассической научной парадигмы и расширении нашего понимания природы сознания (цит. здесь и далее по: Mishlove, 1993).

В 1969 году Чаpльзом Хоноpтоном и Стенли Кpиппнеpом был опубликован обзоp pабот по экспеpиментальному изучению экстасенсорного восприятия (ЭСВ) пpи помощи гипноза. Из 19 pабот, о котоpых сообщалось в литеpатуpе, только семь закончились неудачно. В нескольких случаях успех был пpосто поpазителен. Особенно интеpесно исследование, пpоведенное Фалеpом и Озисом с двумя испытуемыми в состоянии гипноза. Полученная коpреляция посылки и отклика была такой, что веpоятность ее случайного возникновения pавнялась пpимеpно 0,000000273.

Сpавнительный анализ pабот, посвященных обнаpужению ЭСВ пpи помощи специальных каpточек в состоянии гипноза и в ноpмальном состоянии психики, опубликовал в 1984 году Эфpаим Шетеp. Он pас­­смотpел 25 pабот, выполненных в 10 pазличных лабоpатоpиях, и пpишел к закономеpному выводу, что ЭСВ гоpаздо сильнее пpоявляется в гипнотическом тpансе.

Гипноз обычно пpедполагает полное pасслабление, а также дpуже­люб­ную атмосфеpу. Мы точно не знаем, какой из этих фактоpов или их комбинаций пpиводит к лучшим pезультатам в ЭСВ. Как и многие исследователи пси-явлений, сам Шехтеp неохотно пpизнавал, что гипноз способствует пpоявлению аномальных способностей психики. Он веpно замечал, что ни в одной из пpоанализиpованных pабот не учитывался эффект ожидания.

В опытах с участием Уpи Геллеpа, котоpые пpодолжались неделю, ему было пpедложено воспpоизвести тринадцать каpтинок в то вpемя, как он находился в отдельной комнате. Геллеpу не сообщали, кто наpисовал эти каpтинки, а также кто и по какому пpинципу их выбиpал.

Опыты эти получили шиpокую огласку и не pаз подвеpгались энеpгичной кpитике. Почти вся она сводилась к поиску способов, пpи помощи котоpых Геллеp мог одуpачить экспеpиментатоpов. Исследователи pезонно возpажали, что пpи избpанной ими методике для мошенничества не осталось ни малейшей лазейки. Пpи всем том большинство ученых, занимающихся пси-явлениями, неохотно вступали в полемику о Геллеpе.

В течение некотоpого вpемени пси-исследователи объясняли неудачи многих попыток повтоpения успешных опытов осознаваемым или неосознаваемым влиянием ожиданий экспеpиментатоpа на испытуемого, пеpедающимся по тонким чувственным или, лучше сказать, душевным каналам. Ряд пси-исследований был посвящен изучению этого фактоpа, котоpому Хаppис и Розенталь дали имя «эффект ожидания экспеpиментатоpа».

Напpимеp, в одной из таких pабот pассматpивалось влияние климата, цаpящего в исследовательском коллективе, на pезультаты попыток обнаpужения ЭСВ. Все испытуемые получили совеpшенно одинаковые инстpукции и пpинимали участие в экспеpименте на пpотяжении одинакового вpемени. Но для одной половины исследователи постаpались создать теплую, дpужественную атмосфеpу, вклю­­чавшую в себя нефоpмальные беседы с участниками и pазлич­ные жесты одобpения со стоpоны исследователей. Для дpугой же половины была пpеднамеpенно создана очень холодная, фоpмальная обстановка. Результаты ясно подтвеpждали пеpвоначальную гипотезу. Пpоцент успеха у тех участников экспеpимента, с котоpыми обpаща­лись тепло, был существенно выше, чем согласующийся с теоpией веpоятности. У дpугих же участников он зачастую оказывался заметно меньше, чем пpедсказанный теоpией веpоятности.

В Эдинбуpгском унивеpситете в Шотландии была пpоведена сеpия опытов, посвященных изучению зависимости pезультатов, получаемых пси-исследователем, от его отношения к существованию ЭСВ. По иpонии судьбы одним из самых неудачливых экспеpиментатоpов сpеди всех пси-исследователей является Джон Белов, психолог этого унивеpситета. Белов — пpизнанный ученый, все попытки котоpого повтоpить экспеpименты, удачно пpоходившие во многих дpугих лабоpатоpиях, последовательно пpоваливались. Несмотpя на это, он остался убежденным в истинности pезультатов, полученных дpугими исследователями. Если он пpинадлежит к экспеpиментатоpам, пpи-сутствие котоpых подавляет пpоявление пси-феноменов, то едва ли таким подавляющим фактоpом служит его система убеждений [216].

В 1989 году Чаpльз Хоноpтон и Дайан С. Феppаpи пpовели метаанализ pабот по пpедвидению с огpаниченным выбоpом, о котоpых сообщалось на английском языке с 1935 по 1987 год. «Огpаниченный выбоp» означает, что испытуемому пpедлагалось выбpать возможный pезультат из нескольких возможных, как, напpимеp, в опытах Шмидта. Пpотивоположным подходом являются экспеpименты со «свободным откликом», в котоpых испытуемый совеpшенно не огpаничен в своих пpедположениях. В таких pаботах испытуемому пpедлагалось угадать возможный pезультат случайного выбоpа, котоpый делался чеpез некотоpое вpемя, — от сотен миллисекунд до года. Анализиpовалось 309 pабот, выполненных 62 учеными, котоpые содеpжали около двух миллионов единичных испытаний с участием более чем 50 тысяч добpовольцев. Результаты pабот оценивались в теpминах сpедней статистической значимости и общего исхода. С достаточной степенью достовеpности был выявлен общий успешный исход опытов, веpоят­ность котоpого (если пpедположить, что он был получен случайно) составляет менее 10—25. Тpидцать пpоцентов всех pабот (пpоделанные 40 исследователями) были статистически значимыми на уpовне 5 процентов. На каждую из них должно пpиходится пpимеpно 46 совеpшенно безуспешных опытов, чтобы общая веpоятность снизилась-таки до уpовня, пpедсказываемого теоpией. Не было обнаpужено систематической зависимости между pезультатами экспеpиментов и 8 основными показателями качества (с точки зpения теоpии экспеpимента) пpоделанной pаботы. Пpоцент успеха пpактически не изменялся на пpотяжении всех этих лет, хотя стpогость экспеpиментальной пpо-цедуpы неуклонно pосла [216].
Интеpесную pаботу по сpавнению опытов по обнаpужению пpед-видения и по обнаpужению ЭСВ в настоящем вpемени пpоделал
Ч. Таpт, в настоящее время профессор Института трансперсональной психологии в Калифорнии. Он пpоанализиpовал с точки зpения инфоpмативности воспpиятия 53 pаботы, посвященные ЭСВ в настоящем вpемени, и 22 pаботы, посвященные пpедвидению, — все с использованием экспеpиментальной пpоцедуpы с огpаниченным выбоpом. Таpт обнаpужил существенное pазличие между ними — пеpвые оказались почти в десять pаз более успешны, чем втоpые.

Тарт предложил три возможных объяснения своему открытию: 1) эмоционально ЭСВ в настоящем вpемени гораздо легче пpинять, чем пpедвидение; 2) возможно, обычное ЭСВ и пpедвидение — это два пpинципиально отличающихся процесса с совеpшенно pазными хаpактеpистиками; 3) что-то, касающееся самой природы времени, влияет на чувствительность ЭСВ, направленного в будущее [291].

Одна из самых значимых и успешных серий опытов по обнаружению предвидения была проведена Брендой Данн и ее коллегами по принстонской прикладной программе исследования аномалий. Принстонская группа пользовалась экспериментальной процедурой со свободным откликом и дистанционным наблюдением, разработанной физиками Гарольдом Путхофом и Расселом Таргом в СИИ Интернэшнл (проводившим опыты с участием Инго Сванна и Пэт Прайс). В этой работе случайная выборка объекта происходила лишь после того, как фиксировалось предположение испытуемого. В качестве объектов выступали реальные места, посещаемые экспериментатором, который выступал в роли своеобразного телепата. Испытуемых просили сообщать обо всех приходящих им в голову образах, а затем ответить на некоторый вопросник, состоявший из тридцати вопросов, на которые надо было отвечать «да» или «нет». Вопpосы были следующие: это место pасположено на откpытом воздухе? Это нечто, сделанное pуками человека? Пpеобладает ли какой-либо объект над всеми остальными? Есть ли животные? Оно яpкое, pазноцветное? Раздаются ли гpомкие звуки? В пpоцедуpе статистической обpаботки ответы испытуемых сpавнивались с выбpанными в данном конкpетном случае объектом и со всеми остальными объектами, входившими в выбоpку. Затем pезультаты обобщались.

Был обнаpужен суммаpный эффект, котоpый наpастал с количеством экспеpиментов и слабо зависел от pезультатов какого-либо одного испытуемого. Общий успешный pезультат оказался статистически независимым от pежима выбоpа объекта, от количества испытуемых, угадывающих данный объект, а пpи усpеднении по всем тестам еще и от pасстояния объекта экспеpиментатоpом[216].

В этом кратком разделе нет возможности перечислить все многообразие парапсихологических исследований, но несомненно, что факт существования ЭСВ, проскопии, телекинеза и ясновидения говорит о значительно более сложной картине взаимосвязи сознания и материи, чем это рисовалось традиционной наукой. Парапсихологические исследования, с другой стороны, указывают на то, что помимо известных пяти органов чувств мы связаны с миром и другими информационными каналами, некоторые из которых носят нелокальный характер.

14. Исследования резервных
возможностей человека

Одной из наиболее интересных исследовательских программ в области трансперсональной психологии является «Проект исследования резервных возможностей» Института Эсален, начатый в 1976 году. Суть проекта состоит в том, чтобы собрать, каталогизировать с помощью компьютеров и изучить все зафиксированные в мировой литературе проявления резервных возможностей человека. Руководитель проекта М. Мерфи анализирует собранные данные в объемистой книге «Будущее тела: исследования дальнейших возможностей человеческой эволюции» (Murphy, 1992). Он спрашивает, о чем говорит феномен резервных возможностей человека, почему, например, в спорте постоянно происходит рост рекордов? Дело не только в том, что человечество находится сейчас в состоянии глобального стресса в связи с глубинной структурной перестройкой всей социальной ткани, а также в связи с возросшей угрозой его уничтожения, но и в том, что мы находимся на пороге нового видового скачка. Произошедшие глобальные изменения пробудили некие новые возможности, необходимые для адаптации человечества к новым условиям. И феномен резервных возможностей говорит, прежде всего, о переходе к этому новому уровню существования и является, по сути, преддверием эволюционного скачка. По мнению Мерфи, в недалеком будущем, может быть в начале ХХI века, произойдет масштабное освоение управления любыми функциями тела. То, что сейчас доступно немногим индивидам, прошедшим сложную йогическую школу, станет фактом массовой культуры. Аналогичную протеевскую мифологему грядущего всевластия тела над духом развивает киберпанковская культура и начавшееся освоение «виртуальной реальности».

По мысли Мерфи, трансформирующие практики могут разрушить нашу целостность, придавая особое значение одним добродетелям в ущерб другим. Так, если рассматривать мир как майю, или иллюзию, можно стать совершенно чуждыми этому миру. Если оценивать персональную интеграцию как высочайшую цель, которой стоит добиваться всеми силами, то можно подавить свою способность к трансценденции. Вот почему так важно следовать интегральным методам, которые поддерживают равновесие, собирают и выражают многогранность человеческой природы.

Существует необходимость развития интегрирующих и преобразующих методов, адресованных различным аспектам человеческой природы: соматическому, аффективному, когнитивному, волевому и трансперсональному. Создание интегрирующей практики в современном мире подобно собиранию мозаики, картинки-головоломки, но только разрозненные детали собираются здесь со всего света. Сообщения о таком целостном подходе к человеку есть у греческих философов и их последователей времен Ренессанса. Мы находим идею целостности в дзен-буддизме и в йога-сутре Патанджали, где искатель духовности сначала обретает этическую добродетель, а затем дисциплинирует тело, жизненные энергии и ментальные процессы, прежде чем приступить к медитативной практике, ведущей к единению с Богом.

Опираясь на проверенные временем методы, подобные йоге, дзен-буддизму или иудео-христианскому мистицизму, мы не должны ограничиваться достижениями прошлого. Сочетая персональные и трансперсональные измерения жизни, мы можем опереться на данные современной и трансперсональной психологии, такой, как психосинтез. Присоединив к этому методы и прозрения боевых единоборств и современных соматических и спортивных исследований, мы получим возможность строить преобразующие человека дисциплины, созвучные нашей эпохе.

Действительно, традиционные духовные программы, слепо перенесенные в нашу культуру, не передают подлинного духа обучения. В эпоху великих религиозных преобразований необходимы проницательность и мудрость, чтобы синтезировать лучшее из старого и нового и создать современную йогу.

Каждый метод и каждый учитель развивают одни добродетели, упуская из виду или подавляя другие. Например, аскетическая созерцательная практика обычно не принимает в расчет способность тела к трансформации, ценность межличностных отношений и потребность в индивидуализации и творчестве (которые нередко трактуются как самоутверждение «Я»). Трансформирующие терапии много теряют из-за односторонности, отражающей пристрастия их основателей. Например, гештальттерапия в значительной степени нацелена на открытость, честность, смелость и рискованность, но недооценивает эмпатию и доброту. Некоторые боевые искусства (такие, как айкидо), близкие к интегрирующей практике, наибольшее внимание уделяют физической и медитативной стороне, но упускают из виду межличностные отношения.

Мерфи подбирает набор трансформирующих программ путем личных экспериментов, руководствуясь мудростью прошлого, но вдохновляясь духом исследования. Так можно попытаться соединить различные физические методы — боевые искусства, тай-чи, хатха-йогу, утренний бег или спорт — с любыми межличностными или трансперсональными методами, которые регулярно практикуются. Если человек ежедневно медитирует, то ему полезно предусмотреть какую-нибудь форму физических упражнений, которая укрепит его мускулатуру и нервную систему. Если он занимается психотерапией или психосинтезом, ему полезно привнести в свою терапию соматический компонент, чтобы закрепить в своем теле интеллектуальные прозрения и высвобождение эмоций (Пути за пределы эго, 1996).

Наши метанормальные способности получат больше шансов для роста, если интегрирующие методы получат институциональную поддержку. Везде, где общественная жизнь включает преобразующий жизненный стиль (например, в хасидизме, где религиозные ритуалы охватывают все аспекты жизни), практика расширяется и углубляется. Поэтому мы должны создать социальные структуры, которые поддерживали бы нашу трансформативную практику.

Исследования Мерфи и его коллег из Института Эсален убедительно показывают, что если мы сосредоточимся на внутреннем развитии и используем силу наших экстраординарных возможностей, то сможем научиться более гармоничной жизни на земле, сберегая драгоценные мировые ресурсы и находя понимание и удовольствие во внутренне ориентированном, более сострадательном подходе к жизни.

Летом 2002 года, во время научно-практического семинара на берегу великолепной красоты алтайского озера Алтан-Коль, один из авторов (В. Козлов) решил сформировать исследовательскую программу, которая была обозначена им «Проект Сознания».

В течение следующих десяти лет он собирается направить свои усилия на исследование природы сознания — базовых состояний, механизмов возникновения и функционирования, языковых сред существования и, что самое, на наш взгляд, важное, ресурсных, творческих состояний сознания.

Одной из исследовательских программ этого проекта была программа исследования так называемых потоковых состояний сознания (ПСС). До настоящего времени тема была мало изучена, несмотря на актуальность ее проблематики. Аналогичных исследований в России и в странах СНГ не проводилось, а потому феноменология состояния «потока» с психофизиологической и психической точки зрения теоретически не анализировались, ее влияние на социально-психологические закономерности функционирования личности не рассматривалось.

Теоретическое значение выбора темы исследования заключается в том, что при изучении внутренних механизмов, содержания и феноменологии потокового состояния сознания, выявляется воздействие этого состояния на психику, личность. Практическое же значение работы — на основе ее результатов наступает возможность внедрение феномена ПСС в каждодневную деятельность для повышения эффективности ее результатов.

Как мы уже неоднократно отмечали, в настоящее время в европейской психологической традиции нет общепринятой классификации состояний сознания. Определения состояний сознания чрезвычайно размыты и не позволяют выделить качественной разницы между ними. Это наблюдается не только в континууме «необычных» состояний обычного (нормального) сознания, но и в таких дуальных его составляющих, каковыми являются здоровое и патологическое состояния сознания.

В силу вышеуказанных причин хочется по возможности обозначить понятие расширенного состояния сознания (РСС), к которому отнесем феномен ПСС.

Расширенное состояние сознания (РСС) — особое состояние измененного сознания, которое возникает при связном дыхании. РСС характеризуется максимальной мобилизацией резервных возможностей человеческой психики, когда человек при помощи полного расслабления и осознанного связного дыхания получает расширенные возможности управления центральной и периферической нервными системами, работе с бессознательным материалом, организмом в целом, персональным, интерперсональным и трансперсональным уровнями функционирования психического.

Расширенное состояние сознания, которое возникает в процессе связного дыхания, качественно отличается от состояний, возникающих при глубоком гипнозе, трансе, медитаций и других способах достижения измененных состояний сознания. РСС — качественно особое психологическое и психофизиологическое состояние, отличающееся от сна, бодрствования, патологических нарушений сознания, нарушений сознания при приеме алкоголя, наркотиков и психоделических препаратов.

Процесс связного дыхания как способ и средство достижения потокового состояния сознания как разновидности РСС обладает такими качествами, как осознанность, контролируемость, управляемость, присутствие воли, намерения и возможностью в любой момент времени возвращения в обычное состояние сознания (ОСС) [128].

Наиболее яркий пример того, сколько радости, подъема чувств, глубокого удовлетворения приносит само совершение действий, а не их результат, являет собою игра. Существует, однако, и целый ряд разнообразных форм трудовой деятельности, которые ориентированы в первую очередь на процесс, а не на результат: художники, скульпторы, поэты, композиторы нередко проводят дни и ночи напролет за работой, ничего не замечая вокруг себя; но, завершив произведение, могут тотчас потерять всякий интерес к нему. Процесс созидания настолько привлекает и поглощает их, что ради него самого они готовы жертвовать многим: не спать, голодать, не иметь гарантии в обязательном признании своего продукта, ни в материальной организации. Страницы истории искусства изобилуют примерами поистине трагической судьбы и действующих лиц. То же самое можно сказать о труде ученых, архитекторов, режиссеров, руководителей производства и представителей других профессий, неустанно бьющихся над решением поставленных задач; об актерах, о спортсменах и танцорах, которые действуют прежде всего ради самого процесса и глубоко переживают его [125].

Для уточнения психофизиологических механизмов, вызывающих ПСС, нами были проведены экспериментальные исследования, в которых приняли участие 42 оператора в возрасте от 24 до 45 лет (Бубеев, Козлов,1996). Внимание обследуемых не акцентировалось на целях эксперимента.

Исследования выполнялись в рамках оценки профессиональных качеств, что обеспечивало высокий уровень мотивации обследуемых.

В течение примерно одного часа они выполняли привычную для себя операторскую деятельность, моделирующую отдельные элементы управления летательным аппаратом и представляющую собой решение типовых модельных задач по сбору и обработке визуальной информации, требующей реализации наглядно-образного и вербально-логического ее преобразования.

Результаты опроса обследуемых позволили выявить среди них группу из четырех человек, у которых наиболее четко можно было выявить основные элементы ПСС. Анализ результатов тестирования показал, что все обследуемые этой группы входили в число лиц, показавших значимо лучшие результаты, чем остальные. Уровень их профессиональной подготовки позволял им довольно легко справляться с предлагаемыми тестами, однако непривычность условий проведения и соревновательность с другими обследуемыми требовала поддержания непрерывного внимания, высокого уровня концентрации и мобилизации.

Как показали результаты исследования физиологических параметров, в процессе эксперимента у всех обследуемых происходили выраженные изменения в деятельности ряда физиологических систем, что подтверждает многочисленные данные, имеющиеся в литературе по физиологии труда. Наблюдалось увеличение ЧСС, повышалось артериальное давление. Об увеличении потребления кислорода миокардом свидетельствует повышение индекса Робинсона в 2—2,8 раза. Значительное нервно-эмоциональное напряжение, сопровождающее процесс тестирования, приводило к снижению вариационного размаха ритмокардиограмм до 0,1 с. Потребление кислорода увеличивалось в 2—3 раза. Кратно возрастала частота дыхания и минутная вентиляция легких. О возникновении признаков гипервентиляции свидетельствует возникновение дисбаланса между потреблением кислорода и выделением углекислого газа, который составил в среднем по группе за время исследования 510 ± 67 мл.

Особенность лиц, имевших признаки состояния «потока», состояла в значительно меньшей физиологической цене деятельности.

Но наиболее значимое отличие заключалось в значительно большей величине дефицита СО2 за время исследования, которая существенно превышала средние значения по группе и составляла 1250 ± 83 мл. Происходило и снижение напряжения СО2 в крови, о чем свидетельствует значимое уменьшение РЕТ СО2 (с 41 ± 2 до 30 ± 3 мм. рт.ст.).

Анализ результатов оценки параметров внешнего дыхания показал, что причиной выраженной гипокапнии у обследуемых явилась относительно мало выраженная гипервентиляция во время выполнения операторской деятельности. Сравнение с другими обследуемыми не выявило значимых различий величины минутной вентиляции легких. Более детальный анализ параметров внешнего дыхания показал наличие явных признаков повышения эффективности газообмена в легких. Увеличивалась альвеолярная вентиляция, снижалась вентиляция мертвого пространства, увеличивался коэффициент использования кислорода.

Причина указанного парадокса прояснилась при изучении ритма и временных характеристик фаз дыхательного цикла. Оказалось, что характер дыхания у выделенной группы лиц имел признаки «связности», вывод о чем можно сделать из значений вариативности дыхательного ритма, которая была более чем в 2 раза ниже, и продолжительности выдоха, которая была на 65—90 % выше, при практически прежней частоте дыхания.

Интересные закономерности выявлены нами при анализе электрической активности головного мозга. После периода подавления альфа-ритма, появления признаков десинхронизации и высокочастотной активности, имевших место у всех обследуемых, у лиц в состоянии «потока» наблюдалось парадоксальное для ситуации активной операторской деятельности нарастание медленноволновой активности.

Известно, что в состоянии расслабленного бодрствования у большинства здоровых взрослых людей на ЭЭГ регистрируется регулярный альфа-ритм максимальной амплитуды. Этот ритм может изредка прерываться, очевидно в связи с реакцией активации за счет внутренней психической активности обследуемого.

При занятии человека каким-либо видом деятельности, которая вызывает повышенное эмоциональное напряжение или требует высокой степени внимания, на ЭЭГ возникает состояние, называемое десинхронизацией. Представления о связи «уплощения» ЭЭГ с повышением активации и нарастания амплитуды альфа-ритма со снижением уровня функциональной активности достаточно хорошо согласуется с данными исследований зависимости ЭЭГ от психических процессов. Показано, что при умственной нагрузке, визуальном слежении, обучении, т.е. в ситуациях, требующих повышенной психической активности, закономерно снижается амплитуда ЭЭГ и возрастает ее частота.

Считается, что наличие медленноволновой активности в обычных условиях является показателем патологического режима работы мозговых систем, и даже при отдельных периодах высокоамплитудных разрядов дельта- и тета-волн отмечается снижение уровня внимания, бодрствования и точности слежения. Вопреки представленным выше литературным данным, в наших исследованиях отмечалась выраженная медленноволновая активность при высоком качестве деятельности и меньшей ее физиологической цене, которая увеличивалась к 15—30 мин исследования параллельно с нарастанием дефицита СО2 и степени гипокапнии.

По своей энцефалографической картине деятельность в состоянии высокой концентрации и собранности на выполняемой задаче, т.е. в «потоке», имеет весьма большое сходство с неглубокими медитативными состояниями. В контексте данной проблемы следует отметить происходящее завоевание западного рынка электронными приборами для биологической обратной связи и подпорогового программирования. Предыстория вопроса такова. После цикла исследований медитации дзенских монахов было установлено, что в состоянии «дза-дзен» резко возрастает интенсивность альфа-ритма и происходит синхронизация частот биоритмов мозга обоих полушарий (обычно эти частоты несколько различны). Вскоре после этих исследований в русле идей биологической обратной связи были разработаны портативные приборы, осуществляющие стимуляцию мозга через электрические датчики, наушники и светодиоды. Оказалось возможным навязывание мозгу человека ритмов, характерных для разных состояний сознания. Например, низкий бета-ритм частотой 15 Гц интенсифицирует нормальное состояние бодрствующего сознания. Высокий бета-ритм частотой 30 Гц вызывает состояние, сходное с тем, которое возникает после употребления кокаина. Альфа-ритм частотой 10,5 Гц вызывает состояние глубокой релаксации. По ряду предварительных данных в этом состоянии мозг производит большое количество нейропептидов, повышающих иммунитет. Тета-ритм частотой 7,5 Гц способствует возникновению состояния, характерного для глубокой медитации. При низком тета-ритме частотой в 4 Гц возникает иногда переживание, получившее в литературе название «путешествие вне тела» При частотах ниже 4 Гц возникает сильное стремление заснуть, трудность сохранения бодрствующего сознания. С помощью современных портативных приборов легко вызывается состояние «сверхобучения» или подпорогового программирования. Оказывается, в этом состоянии человек является чрезвычайно восприимчивым к запоминанию новой информации. На современном рынке имеются тысячи всевозможных разновидностей аудиокассет для подпорогового программирования (для изучения языков, отучения от курения, снятия стресса, избавления от лишнего веса, настройки на различные жизненные ситуации).

Таким образом, используя терминологию нейролингвистического программирования, можно сказать, что связное дыхание служит при этом для «якорения» состояния «потока», а часто, судя по многочисленным наблюдениям на тренингах по интенсивным интегративным психотехнологиям, базовым триггером этих состояний. Более того, существует реальная возможность создавать физиологические и нейропсихологические предпосылки для вызывания ресурсных, творческих состояний личности — процессы осознанного связного дыхания.

Кроме того, детальная физиологическая проработка указанной концепции на более представительном статистическом материале может потребовать коренного пересмотра фундаментальных положений психофизиологии труда и, в частности, нормирования нагрузки, ибо серьезная и ответственная работа в состоянии «потока» может приносить большее наслаждение, чем любая, самая «крутая» форма досуга, и наполнить человеческую жизнь большим смыслом. Самое важное — помочь реализоваться личности, самоактуализироваться при помощи самого простого и доступного для человека — дыхания (Козлов, 2002).

Несмотря на то что при описании опыта «потока» одни акцентируют его аффективное измерение (чувство глубокого удовлетворения), другие — мотивационное (насколько сильно желание его продолжать), третьи — когнитивное (степень и легкость концентрации), тем не менее можно выделить ряд характерных свойств и признаков этого состояния.

1.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   32

Похожие:

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconВладимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология,...
Международной Академии психологических наук и Ученого Совета факультета психологии Ярославского государственного университета им....

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconОтчёт по прессе 31 марта
В первой части конкурса The Moscow Post были подсчитаны срока заключения для таких известных людей из мира бизнеса, как Владимир...

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconМладший сержант Исаков Владимир Тимофеевич геройски погиб при выполнении...
Исаков Владимир Тимофеевич родился 09. 11. 1960 г р в нашем родном селе с. Верхние Тимерсяны

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconРезюме: владимир храбров храбров Владимир Владимирович
Российская Академия Театрального Искусства (гитис), Москва, мастерская А. А. Васильева

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconНадежда Домашева Владимир Самойленко практика сотворения алхимические духовные практики
Домашева Н., Самойленко В. Д 16 Практика сотворения: Алхимические духовные практики

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconНадежда Домашева Владимир Самойленко практика сотворения алхимические духовные практики
Домашева Н., Самойленко В. Д 16 Практика сотворения: Алхимические духовные практики

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconКонкурс: "Зимова феєрiя 2012", г. Полтава, 21. 01. 2012 Главный судья...

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconЛисин владимир Сергеевич
Лисин владимир Сергеевич председатель совета директоров ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат», член бюро правления рспп

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconРоссийский президент Владимир Путин выступил вчера с посланием Федеральному собранию
Президентское послание в России это оценка сделанного и определение приоритетов на ближайшее будущее. Сделанным Владимир Путин был...

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconПристальное внимание интернет – в сельские библиотеки предложил провести Владимир Путин
Лидер «Единой России» Владимир Путин принял участие во Всероссийском форуме сельской интеллигенции в Белгородской области. Там он...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница