Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции




НазваниеВладимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции
страница13/32
Дата публикации25.07.2013
Размер4.4 Mb.
ТипКнига
vbibl.ru > Психология > Книга
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   32
, необходимо отметить, что выделение этим автором двух ее разновидностей может являться основой для интеграции взглядов на конструкт «самоактуализация» («самореализация»).

Ассаджиоли поначалу принадлежал к фрейдистской школе и был одним из пионеров психоанализа в Италии. Однако в своей докторской диссертации, написанной в 1910 году, он высказал серьезные возражения против подхода Фрейда и показал недостатки и ограниченность психоанализа. В последующие годы Ассаджиоли наметил расширенную модель психики и разработал систему психосинтеза в качестве нового метода терапии и самоисследования. Его концептуальная система основана на предположении, что индивид пребывает в постоянном процессе роста, актуализируя свой непроявленный потенциал. Главное внимание в ней уделяется положительным, творческим и радостным элементам человеческой природы, подчеркивается значимость волевой функции.

Картография личности, по Ассаджиоли, имеет некоторое сходство с моделью Юнга, так как включает духовные области и коллективные элементы психики. Система эта сложна и складывается из семи динамических составляющих. Низшее бессознательное управляет базовыми психологическими активностями, например, примитивными инстинктивными потребностями и эмоциональными комплексами. Среднее бессознательное, ассимилирующее опыт прежде, чем он достигнет сознания, соответствует в общих чертах подсознанию Фрейда. Сфера сверхсознания — местонахождение высших чувств и способностей, таких, например, как интуиция и вдохновение. Поле сознания включает анализируемые чувства, мысли и побуждения. О точке ясного осознавания говорится как о сознательной самости, а высшая самость — это тот аспект индивидуальности, который существует отдельно от сознания ума и тела. Все эти компоненты входят в коллективное бессознательное. Важным элементом психосинтеза Ассаджиоли является понятие субличностей — динамических подструктур личности, которые обладают относительно независимым существованием. Самые привычные субличности — те, что связаны с ролями, которые мы играем в жизни, например, сына, отца, любимого, врача, учителя или служащего [10].

Терапевтический процесс психосинтеза включает четыре последовательных стадии. На первой стадии пациент узнает о различных элементах своей личности. Следующим шагом будет отказ от отождествления себя с этими элементами и приобретение способности их контролировать. После того как пациент постепенно открывает свой объединяющий психологический центр, можно достичь психосинтеза, для которого характерна кульминация процесса самореализации и интеграция всех самостей вокруг нового центра.

Общими для трансперсональной психологии и для психосинтеза являются духовный и трансперсональный акцент, концепции сверхсознания и коллективного бессознательного и понятие о том, что определенные состояния, в настоящее время считающиеся психотическими, правильнее рассматривать как духовный кризис, в котором заложена возможность роста и трансформации личности (Assagioli, 1991). Очень сходна также концепция обретения контроля над различными аспектами психики путем их полного переживания и отождествления с ними.

Основные различия между двумя подходами заключаются в отношении к темным и болезненным аспектам личности. Например, виднейший представитель трансперсональной психологии С. Гроф, хотя в целом и разделяет позицию Ассаджиоли в отношении творческого, сверхсознательного и лучезарного потенциала психики, также и считает, что непосредственная конфронтация с ее темными сторонами — как бы они ни проявлялись в процессе самоисследования — благотворна для исцеления, духовного раскрытия и эволюции сознания (Гроф, 1994). И наоборот, односторонний акцент на светлой, беспроблемной и радостной стороне жизни небезопасен. Такая позиция может использоваться для подавления «тени» и отказа от нее, хотя она затем может проявляться в менее привычных формах и обличиях или исказить процесс духовного развития. Конечным результатом могут быть различные отклонения от истинной духовности, начиная с неубедительной, напыщенной карикатуры на духовную личность и заканчивая тиранией и контролированием других во имя трансперсональных ценностей. Предпочтительней, по-видимому, подходить к самоисследованию в духе «трансцендентального реализма», будучи готовым встретиться со всеми аспектами собственной психики и Вселенной в их диалектическом и взаимодополняющем взаимодействии противоположностей.

Как и в юнговском анализе, в психосинтезе основное внимание уделяется эмоциональным, перцептуальным и познавательным аспектам процесса, и также отсутствует адекватное признание биологических компонентов. Сосредоточившись на символическом языке психики, представители этого направления игнорируют тот трансперсональный опыт, который является непосредственным отражением специфических элементов феноменального мира. В некоторых из субличностей, которые в упражнениях по фантазированию могут принимать вид более или менее абстрактных интрапсихических структур, по ходу самоисследования с использованием психоделических препаратов или контролируемого дыхания и музыки можно увидеть отражения подлинных древних, филогенетических, расовых и реинкарнационных матриц или аутентичный опыт вхождения в сознание других людей, животных и иных составляющих феноменального мира. Таким образом, индивидуальная психика не только шутя комбинирует человеческие, животные или природные символические формы, но, по-видимому, также способна получать голографически записанную информацию обо всем феноменальном мире — о его настоящем, прошлом и будущем [135].

С практической точки зрения, основным различием между психосинтезом Ассаджиоли и современными трансперсональными подходами является степень формализма и руководства со стороны терапевта. Если психосинтез предлагает исчерпывающую систему четко структурированных упражнений, то в подходе, например, Грофа делается упор на произвольную активацию бессознательного и на спонтанный выход материала, отражающего автономную динамику психики пациента. На наш взгляд, различие в стратегическом понимании терапевтического процесса не умаляет значение теоретического вклада Ассаджиоли. В этом аспекте следует признать, что именно Ассаджиоли представлена первая всеобъемлющая концепция психической реальности, интегрирующая в свой предмет не только подробный анализ функционирования персоны, но и высшие уровни трансперсонального характера.

8. Работы по мифологии М. Элиаде
и Дж. Кэмпбелла

Мифология становится все более важной в нашей повседневной жизни. Она привлекает большие аудитории через популярные телевизионные программы и книги-бестселлеры, и ее влияние особенно глубоко в области современной глубинной психологии. Со времени открытий К.Г. Юнга и его последователей знание мифологии стало незаменимым инструментом для понимания человеческой психики и для эффективной психотерапии. Концепция коллективного бессознательного и его универсальных организующих принципов — архетипов — создало принципиально новую основу для понимания и лечения умственных расстройств, в особенности психозов.

Однако в прошлом практическая работа с мифологическими элементами была по большей части косвенной, как при анализе сновидений. Работы Юнга, Джозефа Кэмпбелла и Мирча Элиаде привели к настоящей концептуальной революции в понимании мифологии. Согласно Кэмпбеллу [113, 114, 115], мифы не являются только лишь вымышленными историями о приключениях воображаемых персонажей в несуществующих краях и, соответственно, лишь произвольными продуктами индивидуальной человеческой фантазии. Они возникают в коллективном бессознательном человечества и являются проявлениями изначальных организующих принципов психики и космоса, которые Юнг называл архетипами (Сampbell, 1988).

Архетипы проявляют себя посредством наиболее глубоких процессов индивидуальной психики, но они не возникают в человеческом уме и не являются его порождениями. Они в некотором смысле управляют умом и функционируют, как его организующие принципы. Согласно Юнгу, некоторые мощные архетипы могут даже влиять на ход исторических событий и на целые культуры. «Коллективное бессознательное», то место, где, согласно Юнгу, пребывают архетипы, представляет собой наследие истории культуры всего человечества, приобретенное им на протяжении всех исторических эпох.

Основные архетипические темы в их наиболее общих и абстрактных формах демонстрируют свое универсальное распространение в мифах. В различных культурах и на протяжении разных периодов истории человек может находить для себя те или иные специфические вариации этих базовых мифологических мотивов. Таким мощным универсальным архетипом является, например, Великая Богиня-мать; в различных культурах ее образ принимает формы специфических местных божеств, таких, как Изида, Дева Мария, Кибела или Кали. Подобным образом концепция небес, рая и ада может быть найдена во многих культурах мира, но специфические формы этих архетипических образов варьируются в разных случаях.

В 1948 году, после систематического изучения мифологий различных культур мира, Джозеф Кэмпбелл опубликовал свою книгу «Герой с тысячью лицами» — шедевр, в последующие десятилетия оказавший влияние на большое количество мыслителей в самых различных областях. Анализируя широкий спектр мифов из различных частей мира, Кэмпбелл пришел к выводу, что они содержат в себе одну универсальную архетипическую формулу, которую он назвал мономифом. Это история героя, мужчины или женщины, покидающего свою родину и после фантастических приключений возвращающегося как обожествленное существо. Кэмпбелл обнаружил, что архетип путешествия героя обычно содержит в себе три стадии, подобные стадиям, характерным для этапов в традиционных ритуалах перехода: отделение, посвящение и возвращение.

Герой покидает родные края, или же его заставляет сделать это некая внешняя сила, проходит через серию чрезвычайных испытаний и приключений и, в конце концов, снова возвращается в свое общество уже в новой роли (Кэмпбелл, 1997). По собственным словам Кэмпбелла, основная формула путешествия героя может быть суммирована следующим образом: герой идет на риск, оставляя привычный ему мир во имя области сверхъестественных чудес, там он встречается со сказочными силами и побеждает их, а затем возвращается из этих таинственных приключений, наделенный силой оказывать благотворное влияние на своих последователей.

Любознательный и проницательный исследовательский ум Кэмпбелла не был удовлетворен одним лишь признанием универсальности этого мифа во времени и пространстве. Его любознательность привела его к вопросу: что же именно делает этот миф столь универсальным?

Почему тема героя привлекала представителей разных культур всех времен и стран, как бы они ни отличались во всех других отношениях? И его ответ имел в себе простую логику, свойственную всем замечательным открытиям: мономиф путешествия героя является метафорой внутренних состояний во время трансформационного кризиса, предлагаемой для описания этих областей переживаний. И как универсален трансформационный кризис, так же универсален и миф.

Типичный миф путешествия героя начинается тогда, когда привычная повседневная жизнь главного героя внезапно прерывается вторжением элементов, которые являются магическими по самой своей природе и принадлежат к другим уровням реальности. Кэмпбелл называет это приглашением к путешествию зовом. Говоря об этом психологически, можно было бы сказать, что происходит проникновение элементов из глубокого бессознательного, в частности с архетипических уровней, в повседневное сознание. Если герой отвечает на это приглашение и принимает вызов, то он или она садится на корабль приключений, который будут включать в себя посещение странных областей, встречи с фантастическими животными и сверхчеловеческими существами, а также многочисленные другие испытания. После успешного завершения путешествия герой возвращается домой и, обретая награду за свои испытания, живет полноценной жизнью как обожествленное существо — вождь, целитель, пророк или духовный учитель [114].

Подобно герою мономифа, человек, находящийся в процессе духовного кризиса, также испытывает зов. Тонкая преграда, отделяющая наш повседневный мир от поразительного мира нашего бессознательного, становится прозрачной и наконец падает. Глубокое содержание психики, которые мы обычно не осознаем, извергается в сознание в форме образов, мощных эмоций и странных физических ощущений. Начинается драматическая визионерская одиссея в глубинах своей души. Подобно героическим историям, известным нам из мифологии, в ней есть темные силы и ужасные чудовища, всевозможные опасности, встречи со сверхъестественными существами и магическое вмешательство.

Когда вызов этого внутреннего путешествия принимается, а все превратности успешно преодолеваются, переживания достигают позитивного разрешения и становятся вознаграждением за перенесенные испытания. Эти переживания часто включают в себя признание собственной божественной природы и постижение замысла всего устройства мира. Переживания встречи с архетипами Великой Богини-Матери и Божественного Отца помогают человеку достичь лучшей уравновешенности между мужским и женским (ян — инь) аспектами его личности. Человек со всей ясностью видит свои неправильные идеи и ошибочные стратегии поведения в прошлом и обретает ощущение того, каким образом в будущем для него будет возможна более полноценная и продуктивная жизнь.

Если этим переживаниям позволить достичь естественного завершения и адекватно их поддерживать, то такой человек может возвратиться к повседневной жизни полностью трансформированным. Многие эмоциональные и психосоматические трудности исчерпываются и устраняются во время трансформационного процесса, образ самого себя и принятие самого себя заметно улучшаются, а способность радоваться жизни возрастает. Может произойти значительное усиление интуиции и обретение способности работать с другими людьми в роли консультанта или проводника при эмоциональных кризисах. Все это может привести к сильной потребности включить элементы служения другим в свою собственную жизнь как ее важный компонент. Хотя результаты такого путешествия могут быть и не столь чудесными, как при завершении мифологического путешествия героя, они носят такой же характер, и эта метафора здесь вполне применима [114].

Конечно, во многих случаях происходит нечто, что начинается как визионерское приключение, но оно не достигает успешного завершения. Иногда человек отвергает зов и пытается остаться в повседневной реальности со всеми своими старыми проблемами и ограничениями. Иные попытки завершить путешествие оказываются неудачными; в таких случаях человек погружается глубоко в бездну бессознательного и не может уже вернуться к полноценному функционированию в повседневной реальности. К сожалению, это роковой удел многих людей в нашей культуре, которые сталкиваются с духовным кризисом, не имея при этом соответствующего понимания и поддержки.

Встреча со смертью и последующее возрождение — особенно мощная тема, необычайно часто встречающаяся в мифологии путешествия героя. Мифологии всех стран и народов содержат в себе драматические истории о героях и героинях, спускающихся в царство смерти, преодолевающих невообразимые препятствия и возвращающихся затем в земной мир наделенными особыми силами. Легендарные шаманы различных культур, близнецы в Пополь-Вухе, эпосе майя, а также греческие герои Одиссей и Геракл — характерные примеры таких мифологических персонажей.

Столь же часты предания о богах, полубогах и героях, которые умерли или были убиты, а затем возвратились к жизни в новой роли, возвысившиеся и ставшие бессмертными после переживания смерти и возрождения. Центральная тема иудео-христианской религии — распятие и воскрешение Иисуса — является лишь одним из таких примеров. В менее очевидной форме тот же самый мотив иногда представлен как пожирание ужасным чудовищем, а затем чудесное спасение из его утробы либо нахождение там некоего волшебного убежища. Примеры таких историй многочисленны — от греческого героя Ясона и библейского Ионы дo святой Маргариты, которая утверждала, что была проглочена драконом и потом спасена чудесным образом.

С учетом того, насколько универсальными и важными являются эти темы в мире мифологии, интересно отметить, что переживания смерти-возрождении также весьма часто наблюдаются в неординарных состояниях сознания, как порождаемых различными способами, так и возникающих спонтанно. Эти переживания играют чрезвычайно важную роль в процессе психологической трансформации и духовного раскрытия. Многие древние культуры хорошо осознавали этот факт и разработали процедуры посвящений, которые были тесно связаны мифом о смерти и возрождении (Элиаде, 1996).

Важно, что, согласно Кэмпбеллу, героические подвиги во всех мифологиях, независимо от их происхождения, имеют стандартную структуру. Согласно его теории, в мифах находят отражение символы, не зависящие от конкретной культуры, но имеющие глубинные корни в человеческой психике. Погружаясь в классические мифы, исследователь может проследить пути зарождения и развития человечества, представленные в виде мифов в микрокосме его собственного сознания.

Стандартный путь мифического героя подчиняется символической формуле «уход — посвящение — возвращение», которую можно назвать ядром мономифа. Герой бросает вызов миру повседневности и уходит в мир сверхъестественного; там он сталкивается со сказочными силами и одерживает решающую победу; герой возвращается домой из своего похода, чтобы творить добро ближнему.

По признанию Джорджа Лукаса, книга Кэмпбелла оказала сильное влияние на трилогию «Звездные войны». В начале трилогии Люк — обыкновенный парень, не подозревающий, какие силы в нем дремлют. Он не понимает, что появление Оби-Ван Кеноба (старого мудреца) означает поворотный момент в его жизни — фазу ухода, которую Кэмпбелл назвал «зовом на подвиг». Люк, отрезанный от привычного ему мира после убийства своих дяди и тети, пускается в путь. По дороге он одерживает победу над собой, установив контакт с Силой внутри себя, которая позволила ему спасти мир от коварных планов Дарта Вэйдера («темная личность» в черном плаще и маске, как будто сошедшая со страниц Юнга).

По схеме Кэмпбелла фаза ухода проходит через несколько стадий: игнорирование зова (боязнь покинуть насиженное место), сверхъ­естественная помощь (старый мудрец или Божья Матерь), преодоление первого порога (первый шаг в неизвестность) и чрево кита (невозможность повернуть вспять). К этому времени обычная жизнь остается далеко позади, и начинается фаза посвящения, дорога испытаний, где героя поджидают драконы и злодеи, темные, разрушительные силы и другие опасности, которые он мужественно преодолевает. Заключительная стадия посвящения, «решающий подвиг», — это достижение цели. Принцесса наконец освобождена. Кольцо Силы восстанавливается. Но в мифах, как и в сновидениях, достижение цели еще не означает завершения событий. Последняя и самая героическая фаза наступает, когда герой возвращается в обычный мир, принеся с собой нечто новое, способное изменить не только его жизнь, но и жизнь всех людей. Он может жениться на принцессе и стать мудрым правителем своей страны.

Кэмпбелл считает, что каждый, кто ищет истинный смысл в жизни, должен проделать подобное путешествие как на психологическом, так и на духовном уровне и что структура этого путешествия зачастую спонтанно проявляется в сновидениях (Лаберж, 1996). В решающие моменты жизни каждый имеет шанс вступить на «путь героя» и начать следовать своему призванию. Современным признанием значения работ Кэмпбелла для трансперсональной психологии является и тот факт, что Международная трансперсональная ассоциация приурочила свою XVI конференцию к столетию со дня его рождения и озаглавила «Мифическое воображение и современное общество: оволшебствление мира».

9. Гипноз и парапсихология:
вызов академической науке

На протяжении всей истории научной психологии внимание к таинственным аспектам человеческой личности проявлялось самыми великими мастерами психологической науки: Фрейдом, Юнгом, Райхом и многими другими. Вне сомнения, эта тема была чрезвычайна важна для теософии, антропософии и многих мистических традиций. Но эра научной парапсихологии началась с начала 40-х годов ХХ века, когда были предприняты многочисленные попытки связать способности к экстрасенсорному восприятию (ЭСВ) с индивидуальными особенностями человеческой личности. Б.К. Кантхамани и К. Рамакpишна Рао в Индии предприняли ряд опытов со студентами высших учебных заведений с целью выяснить, как зависят от черт характера человека его способности к ЭСВ или пси-отвеpжению. Кpатко pезультаты их pаботы выpажаются следующим образом. С положительным ЭСВ связаны такие черты, как сеpдечный, общительный, добpодушный, легкий, настойчивый, самоувеpенный, полный энтузиазма, бодpый, легко pасслабляющийся, эмоционально спокойный. С отрицительным ЭСВ связаны такие черты, как напpяженный, легко pазочаpующийся, зависимый, тpебовательный, застенчивый, замкнутый, подвеpженный депpессии (здесь и далее ссылки по: Mishlove, 1993).

Конечно, такое соответствие чеpт хаpактеpа нельзя назвать неожиданным: человек, часто pазочаpующийся в себе в обыденной жизни, скоpее всего, будет так же настpоен и по отношению к пси-явлениям. Гоpаздо тpуднее выделить какие-нибудь чеpты хаpактеpа, свойственные людям, котоpые обладают ЭСВ в очень малой степени и всегда демонстpиpуют pезультаты на уpовне пpедсказываемых теоpией веpоятности. Напpимеp, многие из тех, кто вдpуг обнаpуживает удивительные способности к спонтанному ЭСВ (и даже пpофессиональные экстpасенсы, котоpые должны обладать хотя бы какими-нибудь способностями), в лабоpатоpных условиях зачастую не могут пpоявить себя.

Пожалуй, пеpвыми из шиpоко обсуждавшихся pабот были исследования доктоpа Джозефа Бэнка Райна, опубликованные в 1934 году в моногpафии, озаглавленной
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   32

Похожие:

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconВладимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология,...
Международной Академии психологических наук и Ученого Совета факультета психологии Ярославского государственного университета им....

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconОтчёт по прессе 31 марта
В первой части конкурса The Moscow Post были подсчитаны срока заключения для таких известных людей из мира бизнеса, как Владимир...

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconМладший сержант Исаков Владимир Тимофеевич геройски погиб при выполнении...
Исаков Владимир Тимофеевич родился 09. 11. 1960 г р в нашем родном селе с. Верхние Тимерсяны

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconРезюме: владимир храбров храбров Владимир Владимирович
Российская Академия Театрального Искусства (гитис), Москва, мастерская А. А. Васильева

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconНадежда Домашева Владимир Самойленко практика сотворения алхимические духовные практики
Домашева Н., Самойленко В. Д 16 Практика сотворения: Алхимические духовные практики

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconНадежда Домашева Владимир Самойленко практика сотворения алхимические духовные практики
Домашева Н., Самойленко В. Д 16 Практика сотворения: Алхимические духовные практики

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconКонкурс: "Зимова феєрiя 2012", г. Полтава, 21. 01. 2012 Главный судья...

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconЛисин владимир Сергеевич
Лисин владимир Сергеевич председатель совета директоров ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат», член бюро правления рспп

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconРоссийский президент Владимир Путин выступил вчера с посланием Федеральному собранию
Президентское послание в России это оценка сделанного и определение приоритетов на ближайшее будущее. Сделанным Владимир Путин был...

Владимир Козлов Владимир Майков Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции iconПристальное внимание интернет – в сельские библиотеки предложил провести Владимир Путин
Лидер «Единой России» Владимир Путин принял участие во Всероссийском форуме сельской интеллигенции в Белгородской области. Там он...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница