Сравнительно-правовые аспекты учебное пособие




НазваниеСравнительно-правовые аспекты учебное пособие
страница1/15
Дата публикации28.06.2013
Размер1.83 Mb.
ТипУчебное пособие
vbibl.ru > Право > Учебное пособие
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15



ВОПРОСЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВА НА ЖИЗНЬ

(СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ)
УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
В.И. МАКРИНСКАЯ
ВВЕДЕНИЕ
Уголовно-правовая защита личности предполагает в первую очередь защиту жизни. Право на жизнь - первое фундаментальное естественное право человека, без которого все другие права теряют смысл. Жизнь человека представляет собой важнейшее, от природы ему данное благо, основополагающую социальную ценность. При совершении преступлений против жизни наступают последствия, которые не поддаются восстановлению или возмещению - утрата жизни необратима.

Убийство издревле считалось преступлением против человека и осуждалось как моралью, так и системой норм и правил, имеющих силу закона. Запрет на убийство был одним из первых табу в человеческой культуре.

Убийство трактуется как преступление практически во всех законодательных системах - древних и современных. Посягательство на чужую жизнь может быть оправдано моралью и законом лишь в исключительных случаях.

Объективно право на жизнь выступает точкой отсчета, критерием всего института прав и свобод в демократическом обществе. И когда на конституционном уровне утверждается, что права человека являются высшей социальной ценностью, то при этом имеется в виду и сам человек как носитель этих прав. Без человека, вне человека, в отрыве от него любые права превращаются в абстрактную категорию, лишенную практического значения.

Права есть условие и составная часть жизни индивида. Именно поэтому в основе всех проводимых в России преобразований, реформ, провозглашаемых программ и целей, выработки экономической политики - человеческое измерение. Ведь человек - "мера всех вещей". "Все процессы реакционны, если рушится человек". Эти древние истины очевидны.

Человек, его жизнь, здоровье, честь, достоинство, безопасность - это базовые, основополагающие ценности, с которыми должны соотноситься все правовые системы. Право на жизнь дается человеку природой (в некоторых философских концепциях - Богом), но никогда государством или властью. Последние обязаны лишь признавать, уважать и всемерно защищать эту ценность, которая доминирует над всеми другими. В то же время, если серьезно подойти к оценке реального обеспечения этого права, то, несмотря на всю его универсальную значимость, нигде в мире сегодня оно до конца не обеспечивается и не гарантируется. Более того, в современном мире с его огромным количеством угроз различного порядка право на жизнь, как никогда раньше, находится в опасности.

Причин этому, как объективных, так и субъективных, очень много. Среди причин гибели людей можно выделить следующие:

- от рук преступников (причем в массовых масштабах);

- в ходе многочисленных межнациональных и межэтнических войн и конфликтов (в еще больших масштабах);

- смерть от голода и болезней;

- в результате террористических актов и политических разборок;

- в катастрофах, авариях, крушениях, стихийных бедствиях, других чрезвычайных происшествиях;

- аборты;

- самоубийства;

- добровольное сознательное умерщвление.

Признание прав и свобод высшей ценностью требует со стороны государства сосредоточения усилий на проблеме обеспечения безопасности личности и защите его права на жизнь, ибо только двигаясь по такому пути можно решить проблемы безопасности государства и общества в целом. Последняя связана со всеми уровнями безопасности: национальной, глобальной, региональной, в соответствии с чем выделяются и основные угрозы фундаментальному праву личности на жизнь. Поэтому важно обеспечить не только разработку мер по реализации интересов человека, но и проводить исследования по выявлению угроз осуществлению человеком его законного права на жизнь.

Как это ни парадоксально, но в Конституции Российской Федерации, признавшей человека главной социальной ценностью, ничего не говорится о безопасности личности. Аналогично и Концепция национальной безопасности, принятая 17 декабря 1997 г., в целом сориентирована на безопасность государства и общества, хотя их безопасность начинается с безопасности отдельно взятой личности.

Актуальность исследования вопросов уголовно-правовой защиты права на жизнь определяется тем, что виды и формы современной насильственной преступности чрезвычайно многообразны, многие ее проявления негативного или преступного характера невозможно уложить в конкретный состав преступления, определить как криминальный деликт и охватить единой уголовно-правовой дефиницией. В России процесс формирования рыночных отношений в значительной степени опередил развитие системы государственного контроля над динамикой преступности, что в сочетании с либерализацией экономических отношений и другими обстоятельствами создало благоприятную среду для неконтролируемого роста как преступности в целом, так и преступности насильственной, представляющей реальную угрозу жизни и здоровью граждан. С другой стороны, следует учитывать, что в России "...ослабление правового контроля повлекло криминализацию общественных отношений" <*>. По данным Организации Объединенных Наций, при общемировой тенденции к увеличению числа криминальных деликтов среднегодовой прирост преступности в мире не превышает 5% <**>. В России за один год регистрируется столько же преступлений, сколько за пять лет регистрировалось в 70-е - 80-е гг. прошлого столетия. В общей массе зарегистрированных преступлений все большую часть составляют тяжкие и особо тяжкие преступления. Только умышленных убийств регистрируется ежегодно более 30 тыс. и около 40 тыс. разбойных нападений. Преступность приобретает характер национального бедствия и угрожает государственным устоям.

--------------------------------

<*> Вардуль Н. Чиновники побеждают административную реформу // Коммерсантъ. 2004. 14 апр.

<**> См.: Основы государственной политики борьбы с преступностью в России. Теоретическая модель. М., 1997. С. 7.
Можно утверждать, что в настоящее время в Российской Федерации в целом отсутствует достаточный опыт разработки организационных и правовых мер по установлению эффективного контроля над преступностью. Среди отечественных ученых и практиков не сложилось единства взглядов по применению имеющихся институтов и норм уголовного, уголовно-исполнительного, административного и гражданского отраслей законодательства. В среде ученых-юристов и практиков существует устойчивое мнение о недостаточности существующего правового инструментария для предупреждения преступлений, направленных против жизни и здоровья граждан. Однако предварительный анализ действующего российского законодательства показывает, что даже имеющийся правовой инструментарий не всегда используется эффективно. Анализ литературы по вопросам уголовной ответственности за убийство, оперативно-розыскной деятельности и судебной практики по данной категории дел показывает, что существует целый ряд исследований, освещающих эти вопросы изолированно, без учета положений правовых норм других отраслей права и нацеливания на конкретную категорию дел. Вместе с тем на практике нормы различных отраслей законодательства применяются комплексно.

Сегодня очевидна необходимость в теоретических исследованиях, направленных на изучение зарубежного и отечественного опыта уголовно-правовой защиты права на жизнь, обобщение существующей правоохранительной, правоприменительной и судебной практики в данной сфере правового регулирования.

Проблема обеспечения права на жизнь всегда была в центре внимания государственных и общественных институтов. Эта проблема актуальна и на современном этапе развития общества. Кардинально изменившаяся на рубеже 1990-х гг. ситуация в России, связанная с дестабилизацией правовых отношений, создала непосредственную угрозу процессам экономического, социально-политического и духовно-нравственного развития страны. На этом фоне, наряду с увеличением общего числа различного рода преступлений, произошел рост убийств, в том числе и заказных. Важнейшим условием предотвращения такого роста может стать комплексная, целенаправленная, отвечающая международным и внутренним (конституционным) принципам уголовная политика в сфере борьбы с преступностью и обеспечения безопасности личности во всех ее составляющих. Демократизация нашего общества, реализация идей гуманизма при наличии сложной криминальной ситуации вызывают необходимость обновления и повышения эффективности всего потенциала мер, призванных защищать основополагающие права человека, в том числе и право на жизнь, безопасность и личную неприкосновенность.

С учетом сказанного представляется актуальным изучение проблемы уголовно-правовой защиты права на жизнь как в теоретическом, так и прикладном плане, криминологического анализа преступлений, совершаемых против жизни и здоровья человека. Актуальность темы определяется также наметившимися за последние годы новыми приоритетами в отечественной государственно-правовой политике, растущим уровнем интернационализации правового пространства, интеграцией России в мировые и европейские политико-правовые и экономические институты.

Вышеизложенное дает основание рассматривать проблему уголовно-правовой защиты права на жизнь как серьезную научную задачу, имеющую существенное научное и практическое значение для совершенствования отечественной правоохранительной практики, а также уголовного и смежных с ним отраслей национального законодательства.

Проблема уголовно-правовой защиты права на жизнь рассматривалась многократно и всесторонне. Однако большинство исследований было выполнено в несколько иных, нежели сегодня, социально-политических и экономических условиях, в другом информационном и правовом пространстве и поэтому не отражает современных правовых реалий. Это обстоятельство вызывает необходимость более глубокого теоретического изучения данной проблемы.

В отечественной юридической науке вопросам уголовно-правовой защиты права на жизнь, в том числе как одному из направлений уголовной политики, с давних пор уделялось большое внимание. К числу отечественных исследователей, уделявших внимание этой проблеме, относятся выдающиеся ученые-юристы А.А. Герцензон, М.Д. Шаргородский, А.С. Шляпочников, исследования которых продолжили Е.А. Абрамов, М.М. Бабаев, С.К. Багаутдинова, А.Л. Баньковский, Л.М. Баткин, Л.И. Брагина, Г.Н. Борзенков, С.В. Бородин, Л.М. Брайнин, Л.Д. Гаухман, В.К. Глистин, П.Ф. Гришанин, А.В. Губанов, Н.А. Данилова, Н.Д. Дурманов, С.Г. Евдокимов, М.М. Исаева, Э.А. Иванов, В.П. Илларионов, О.С. Капинус, В.А. Карташкин, В.Е. Квашис, А.Н. Красиков, Т.Д. Кривенко, В.Н. Кудрявцев, В.И. Кузнецов, Н.Ф. Кузнецова, Э.Д. Куранова, А.В. Кушниренко, И.И. Лукашук, В.В. Лунеев, Г.И. Мачковский, Э.Б. Мельникова, Т.В. Молчанова, Б.С. Никифоров, В.В. Новик, В.С. Овчинский, В.П. Панов, П.Н. Панченко, И.С. Перетерский, М.А. Пешков, Э.Ф. Побегайло, Н.Н. Полянский, Е.С. Попова, П.Ф. Ракитская, В.П. Ревин, Ф.М. Решетников, Л.И. Спиридонов, Е.А. Суханов, Б.Р. Стригалев, А.Н. Трайнин, Е.Н. Трубецкой, Л.С. Фомина, О.Ф. Шишов, А.В. Щербаков, А.М. Яковлев и др.

Из зарубежных ученых значительный вклад в исследование данной сферы правового регулирования внесли Т.В. Адорно, Дж.Л. Альбини, С. Альбрехт, Дж. Анденас, М.С. Бассиуни, Дж. Беннетт, М.Е. Бир, Д. Бойд, М.Х. Боннер, Л.Т. Винфри, Т. Врэн, Д. Гарланд, Дж. Гуруле, С. Джозеф, Р. Кларк, К. Кэнни, У. Кларк, Р.Л. Лифтон, М. Макдональд, Дж. Макгордрик, Ф. Матшер, Х.Дж. Пакер, Дж.В. Поттер, М.З. Рассат, В. Ритч, Г. Рух, Ч.С. Селлерс, Дж. Стэфани, Г. Тенекид, К. Томашевски, П. Торнудд, Т. Уильямс, Р. Уолмсли, П.Р. Уэйс, П. Фармер, А. Фреда, Б. Фрея, Э.Д. Хэйр, Д. Харрис, Дж. Черч, Г.Й. Шнайдер, С. Шейнинс, Э.М. Шур, В.А. Эйдэ и другие.
Глава 1. РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЖИЗНИ

^ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Уголовно-правовая защита личности предполагает в первую очередь защиту жизни и здоровья человека. Уже в памятниках древнерусского права, важнейшим из которых является Русская Правда, предусматривалась ответственность за отдельные виды посягательств на жизнь. В первых судебниках - Соборном уложении 1649 г., законодательных актах Петра I - складывалась норма о преступлениях против жизни и здоровья, кодифицированная затем в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 - 1885 гг. Многие нормы этого кодекса страдали казуистичностью и архаичностью формулировок, система составов преступлений против жизни выглядела внутренне противоречивой и запутанной, не соответствующей уровню науки. В нормах об ответственности за убийство отражался эклектический характер Уложения о наказаниях, источником которого явилось не только традиционное российское законодательство в лице Свода законов 1832 - 1842 гг. (том XV), но и некритически заимствованные положения зарубежных кодексов и проектов. Неслучайно Н.С. Таганцев с порицанием относился к попыткам механического перенесения на российскую почву отдельных текстов, вырванных из зарубежного законодательства. По мнению многих исследователей уголовного права России XIX в., трудно обнаружить строгую систему в совокупности норм о преступлениях против жизни и здоровья в этом документе.

Огромная работа по подготовке реформы российского уголовного законодательства на рубеже XIX - XX вв., результатом которой явилось Уголовное уложение 1903 г., затронула и систему преступлений против жизни. Этот выдающийся памятник российского права, столетие которого недавно отмечалось, хотя и не стал в большей своей части действующим законом на основной территории России, но послужил основой для дальнейшего развития уголовного законодательства, в том числе о преступлениях против жизни. Поэтому сравнительно-историческую характеристику действующего уголовного законодательства России принято начинать с него.

Преступления против жизни и здоровья как вид преступлений против частного лица (против личности) помещены в главе XXII Уголовного уложения. Система составов преступлений против жизни (ст. ст. 453 - 466) стала более четкой и компактной. Положительной особенностью Уголовного уложения явился отказ от чуждой традициям российского уголовного права дифференциации убийств по моменту формирования умысла. Судебная практика показала, что убийство с заранее обдуманным намерением (предумышленное убийство) не всегда свидетельствует в силу этого о его повышенной опасности, так же как прямой умысел не всегда опаснее косвенного. Дифференциация ответственности за различные виды убийств в Уголовном уложении 1903 г. более последовательно строится в зависимости от наличия квалифицирующих признаков. На первое место был поставлен основной состав убийства (ст. 453), а не наиболее тяжкий вид убийства, как было раньше. После этой статьи шли нормы о квалифицированном убийстве, затем о его привилегированных видах и, наконец, о причинении смерти по неосторожности, которое не называлось убийством. К сожалению, эта система не была воспринята уголовными кодексами советского периода. Лишь в УК РФ 1996 г. нормы об убийствах следуют такой же системе, как будет показано ниже.

Среди квалифицированных видов убийства имелись такие, которые с теми или иными изменениями вошли в уголовные кодексы послеоктябрьского периода. Таково, например, убийство должностного лица при исполнении или по поводу исполнения им служебной обязанности. Другие же квалифицирующие признаки не были воспроизведены советскими кодексами (убийство отца или матери; убийство священнослужителя во время службы). В настоящее время существует мнение, что эти признаки следовало предусмотреть в УК РФ <*>.

--------------------------------

<*> См.: Насильственная преступность. М., 1997. С. 78.
При подготовке проекта УК РФ предлагалось в качестве варианта ввести квалифицирующий признак "убийство отца или матери", поскольку оно "свидетельствует о глубокой аморальности виновного, проявлении пренебрежения к жизни родителя, давшего ему жизнь" <*>. Однако это предложение не получило широкой поддержки главным образом в силу того, что на практике нередки случаи убийства изверга-отца или алкоголички-матери настрадавшимися детьми. В таких случаях суды не склонны усиливать наказание.

--------------------------------

<*> Преступление и наказание: Комментарий к проекту УК РФ. М., 1993. С. 107.
Уголовное уложение 1903 г. выделяло несколько привилегированных видов убийства, к которым относились: приготовление к убийству (как самостоятельный состав преступления); убийство, задуманное и выполненное под влиянием душевного волнения; убийство при превышении пределов необходимой обороны; детоубийство; убийство по настоянию убитого, из сострадания к нему.

К преступлениям против жизни были отнесены также доставление потерпевшему средств к самоубийству и подговор к самоубийству или содействие самоубийству. Последнее деяние предполагало подговор или содействие самоубийству только несовершеннолетнего (не достигшего двадцати одного года), а также "лица, заведомо не способного понимать свойства и значение им совершаемого или руководить своими поступками".

В первом советском Уголовном кодексе, УК РСФСР 1922 г., наряду со многими положениями, сходными с нормами об убийствах в Уголовном уложении, имелись и заметные отличия. Весьма ценным было то, что в главе V "Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности" все преступления были разделены на пять групп, каждая из которых имела соответствующий подзаголовок. В первую группу, озаглавленную "Убийство", входили статьи, предусматривавшие ответственность за три вида умышленного убийства: квалифицированное (ст. 142), простое (ст. 143) и под влиянием сильного душевного волнения (ст. 144). Причинение смерти по неосторожности было названо, в отличие от Уголовного уложения, "убийством по неосторожности" (ст. 147). Особняком стоял вид убийства, где форма вины не конкретизировалась: "Превышение пределов необходимой обороны, повлекшее за собой смерть нападавшего, а также убийство застигнутого на месте преступления преступника с превышением необходимых для его задержания мер" (ст. 145).

В этой же группе оказались ст. 146 ("Совершение с согласия матери изгнания плода или искусственного перерыва беременности лицами, не имеющими для этого надлежаще удостоверенной медицинской подготовки или хотя бы и имеющими специальную медицинскую подготовку, но в ненадлежащих условиях") и ст. 148 ("Содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего или лица, заведомо не способного понимать свойства или значение совершаемого или руководить своими поступками, если самоубийство или покушение на него последовали"). Нельзя признать удачным объединение этих составов в один раздел с убийствами. Первое преступление (аборт) вообще не посягает на жизнь человека. Второе же хотя и имеет своим объектом жизнь, но убийством не может считаться, поскольку не являются таковым самоубийство или покушение на него.

УК РСФСР 1922 г. не предусматривал ответственности за детоубийство и за доведение до самоубийства.

Перечень отягчающих обстоятельств в ст. 142 УК РСФСР 1922 г. включал как объективные, так и субъективные признаки. К объективным относились обстоятельства, характеризующие способ преступления: убийство способом, опасным для жизни многих людей или особо мучительным для убитого (п. "в"); с использованием беспомощного положения убитого (п. "е"). К субъективным признакам относились обстоятельства, характеризующие мотив, цель, а также субъекта преступления: убийство "из корысти, ревности (если они не подходят под признаки ст. 144) и других низменных побуждений" (п. "а"); лицом, уже отбывшим наказание за умышленное убийство или весьма тяжкое телесное повреждение (п. "б"); с целью облегчить или скрыть другое тяжкое преступление (п. "г"); лицом, в обязанностях которого была особая забота об убитом (п. "д"). В последующих кодексах законодатель модифицировал, дополнял эти признаки, но не отказался ни от одного из них, за исключением мотива ревности. Понятие "иных низменных побуждений" было в дальнейшем конкретизировано, поскольку в такой широкой формулировке таилась опасность произвольного ее толкования.

Необычным было примечание к ст. 143: "Убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания, не карается". Таким образом, эвтаназия, которую Уголовное уложение 1903 г. сочло основанием для введения привилегированного состава убийства, теперь стала условием декриминализации деяния. Это положение противоречило понятию убийства и представляло большие трудности для практического применения. Поэтому жизнь его оказалась очень короткой. Кодекс был введен в действие с 1 июня 1922 г., а 11 ноября того же года примечание к ст. 143 было отменено Постановлением ВЦИК. Вопрос же о смягчающем значении эвтаназии сохранил актуальность до наших дней.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. был создан до образования СССР и сыграл роль "модельного кодекса" не только для последующего российского законодательства, но и для законодательства других союзных республик. Это относится и к преступлениям против жизни, их системе и формулировке отдельных составов.

Наиболее близким по времени и по содержанию явился Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. Он почти полностью сохранил систему и признаки составов против жизни. Особенностями системы были: 1) отказ от внутренней рубрикации главы о преступлениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, в связи с чем убийства не были выделены в самостоятельную группу; 2) объединение в одной норме (ст. 139) убийства по неосторожности и убийства, явившегося результатом превышения пределов необходимой обороны; 3) введение нормы о доведении лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого лица, жестоким обращением или иным подобным путем до самоубийства или покушения на него (ч. 1 ст. 141). Этим был восполнен недостаток УК РСФСР 1922 г. и возрождено положение о доведении до самоубийства, имевшееся в Уголовном уложении 1903 г. По всем видам преступлений против жизни УК РСФСР 1926 г. смягчил санкции. Наказание за самое тяжкое из этой группы преступлений - квалифицированное убийство - предусматривалось в виде лишения свободы на срок от одного года до десяти лет. Лишь 1 сентября 1934 г. ст. 136 была дополнена частью второй, установившей высшую меру наказания за убийство, совершенное военнослужащим при особо отягчающих обстоятельствах. Наказание за иные виды квалифицированного убийства оставалось прежним, в то время как смертная казнь широко применялась за государственные, имущественные и другие преступления. Президиум Верховного Совета СССР своим Указом от 30 апреля 1954 г. "Об усилении уголовной ответственности за умышленное убийство" <*> допустил применение смертной казни к лицам, совершившим умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. Однако в Указе не было сказано, какие отягчающие обстоятельства дают основание для применения смертной казни. Об этом не говорилось и в УК РСФСР 1926 г. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 21 мая 1954 г. к таким обстоятельствам были отнесены: цель завладения имуществом потерпевшего, хулиганские побуждения, месть на почве служебной деятельности потерпевшего, особо жестокий способ убийства, а также убийство, сопряженное с изнасилованием, повторное убийство или умышленное убийство нескольких лиц <**>. Как видим, перечень отягчающих обстоятельств не совпадал с текстом ч. 1 ст. 136 УК РСФСР 1926 г. Изменения в закон не вносились, и в случае применения смертной казни содеянное квалифицировалось по п. 1 ст. 136 УК РСФСР со ссылкой на Указ от 30 апреля 1954 г. Аналогичная ссылка требовалась при назначении смертной казни за бандитизм или разбойное нападение, сопряженные с убийством.

--------------------------------

<*> Ведомости Верховного Совета СССР. 1954. N 19. Ст. 221.

<**> См.: Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. Том 1. М., 1955. С. 551.
Многие формулировки отягчающих обстоятельств в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 21 мая 1954 г. были учтены при очередной реформе Уголовного кодекса. Сама же система составов преступлений против жизни в УК РСФСР 1960 г. мало изменилась. По-прежнему на первом месте осталась норма об умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах (квалифицированное убийство - ст. 102), затем об убийстве без отягчающих обстоятельств (простое убийство - ст. 103), две нормы о привилегированном убийстве: в состоянии сильного душевного волнения (ст. 104) и при превышении пределов необходимой обороны (ст. 105). Норма о неосторожном убийстве была выделена в самостоятельную статью 106. Завершала группу преступлений против жизни статья 107 "Доведение до самоубийства". В УК РСФСР 1960 г. не была сохранена норма об уголовной ответственности за содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего или лица, заведомо не способного отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. Однако это не привело к полной декриминализации данного деяния. Напротив, при названных обстоятельствах содеянное стало рассматриваться как умышленное убийство путем опосредованного причинения <*>.

--------------------------------

<*> См.: Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999. С. 51.
Уголовный кодекс РФ 1996 г., внеся уточнения и дополнения в большинство норм о преступлениях против жизни (их подробный анализ дается ниже), затронул и систему составов этих преступлений. Нормы о простом и квалифицированном убийстве объединены в одной статье. Преимущества такой конструкции не только в том, что она типична для структуры статей Особенной части. В Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. ст. 102 устанавливала ответственность за квалифицированное убийство ("умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах"), а за ней следовала ст. 103, в которой предусматривалось "умышленное убийство без отягчающих обстоятельств, указанных в статье 102 настоящего Кодекса". Такое расположение норм наводило на мысль, что основной нормой об убийстве является ст. 102, а ст. 103 имеет субсидиарный, вспомогательный характер. Это неправильно ориентировало карательную практику. В теоретических работах и учебной литературе принято было анализировать сначала признаки "общего состава убийства" ("убийства вообще"), а затем последовательно признаки квалифицированного и простого убийства. При этом неизбежны были повторения. Забывалось, что никакого "убийства вообще" не может существовать, а в каждом квалифицированном убийстве есть все признаки состава простого убийства плюс один или несколько квалифицирующих признаков. Причинение смерти по неосторожности теперь не входит в группу убийств. Добавлены два вида привилегированного убийства: убийство матерью новорожденного ребенка и убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. С принятием Уголовного кодекса РФ система составов преступлений против жизни приобрела законченный вид и выглядит следующим образом:

Преступления против жизни:

I. Убийство:

1. Простое (ч. 1 ст. 105).

2. Квалифицированное (ч. 2 ст. 105).

3. Привилегированное:

а) детоубийство (ст. 106);

б) убийство в состоянии аффекта (ст. 107);

в) убийство при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108);

г) убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108).

II. Иные преступления против жизни:

1. Причинение смерти по неосторожности (ст. 109).

2. Доведение до самоубийства (ст. 110).
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Сравнительно-правовые аспекты учебное пособие iconМонография адресована широкому кругу практических и научных работников,...
...

Сравнительно-правовые аспекты учебное пособие iconМетодическое пособие Правовые, экономические и налоговые аспекты...
Правовые, экономические и налоговые аспекты деятельности крестьянских (фермерских) хозяйств

Сравнительно-правовые аспекты учебное пособие iconУчебное пособие «Дифференциальная психология: теоретические и прикладные...
А95 Дифференциальная психология: теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальности / Учеб пособие. —...

Сравнительно-правовые аспекты учебное пособие iconУчебное пособие\, ч. 1 и 2
Банковское дело: Учебное пособие\, ч. 1 и Под редакцией В. И. Колесникова, Л. П. Кролевецкой с-пб.: Издательство с-пб

Сравнительно-правовые аспекты учебное пособие iconУчебное пособие по компьютерному проектированию в программе «Archicad» Нижний Новгород
...

Сравнительно-правовые аспекты учебное пособие iconКраткий курс лекций по управленческой психологии учебное пособие
Учебное пособие предназначено для студентов очного и заочного технологического и торгового отделения спо. Пособие включает алгоритмизированный...

Сравнительно-правовые аспекты учебное пособие iconУчебное пособие по чтению математических
Учебное пособие предназначено для студентов математических факультетов неязыковых педвузов, изучающих английский язык. Пособие состоит...

Сравнительно-правовые аспекты учебное пособие iconШнейдер Л. Б. Ш763 Пособие по психологическому консультированию: Учебное пособие
Учебное пособие предназначено для студентов социально-психологи­ческих и психологических факультетов университетов, готовящих себя...

Сравнительно-правовые аспекты учебное пособие iconСоложенцев Е. Д. Сценарное логико-вероятностное управление риском...
Учебное пособие предназначено для студентов, аспирантов и преподавателей экономических и финансовых факультетов университетов и школ...

Сравнительно-правовые аспекты учебное пособие iconУчебное пособие является составной частью общего курса «Психодиагностики»
Прыгин Г. С. Введение в психодиагностику: Принципы и методы. История развития. Основы психометрики: Учебное пособие. М.: Умк «Психология»,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница