Проблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на




НазваниеПроблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на
страница3/6
Дата публикации28.03.2013
Размер0.56 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5   6

Основная конфигурация черт русских в представлении о самих себе — это соединение партикуляристского набора характеристик с пассивным авторитарным комплексом зависимости и подчиненности. Эти определения составляют образ русских «для себя» — пассивных, терпеливых, простых (не претендующих на высокий уровень запросов, автономность и самодостаточность, сложность ценностного набора), открытых для внешнего социального контроля, замкнутых в аффективных, неформальных группах и структурах взаимоотношений, которые обеспечивают необходимые требования адаптации и выживания при репрессивном режиме, ограничивают агрессию или давление извне. Зато самих себя респонденты в меньшей степени характеризуют как «терпеливых», но чаще — как более прагматичных, более трудолюбивых и менее ленивых. Опрошенные считают себя в сравнении с большинством более энергичными, культурными и воспитанными, более рациональными, более ответственными, отличающимися большим чувством собственного достоинства, а вовсе не «забитыми и униженными». Таким образом, у самих себя респонденты чаще акцентируют признаки активности, чем у типичного русского, и, напротив, в меньшей степени отмечают свойства пассивности и зависимости [5].

Эти смещения означают, что структура коллективного образа явно подчинена определенному ценностному воздействию. Отметим также, что в отличие от восприятия себя в качестве «русских», которое почти идентично в разных социальных и культурных средах, мало зависит от возраста, образования, места жительства, профессиональной деятельности респондента, описание себя («...присущи лично Вам») существенно различается в зависимости от того, к какой группе принадлежит респондент. Чем он старше и чем менее образован, тем сильнее выступают у него черты зависимого и пассивного субъекта. Напротив, с увеличением социальных и культурных ресурсов (образования, проживания в столицах или крупных городах, особенно если это молодые респонденты, соответственно, более обеспеченные и реже связанные с госсектором) растет негативная и критическая оценка пассивно-зависимых черт в русском характере. Так что, если брать суммарно типологические признаки, то можно сказать: чем старше респонденты, тем сильнее выражена у них позитивная окраска пассивно-зависимым качествам и у самих себя, и в образе русских в целом. Активные же самохарактеристики у респондентов, относимых к социальной и культурной периферии (с ограниченными ресурсами), заметно ниже, чем у молодых и тем более столичных жителей.

Итак, центральное место в совокупности представлений о себе как члене этнической общности у русских занимают именно значения пассивной зависимости, определяющие своего рода страдательный залог для всех других дополнительных к ним значений коллективной самоидентичности. Перед нами не набор разнородных определений, а система значений, активно действующая социокультурная структура. Комплекс «жертвы» — особый, очень эффективный механизм придания себе ценности, поддержания и воспроизведения данного модуса самовосприятия и самопредставления [6]. Это не просто реактивный или компенсаторный механизм восполнения ущемленного массового сознания, это механизм, априорно структурирующий восприятие реальности как отдельным индивидом, так и массой в целом. Ощущение себя жертвой возникает при этом до (или даже вне зависимости от) появления конкретного «насильника», фигура которого в подобных случаях лишь занимает заранее отведенное ей место.

Таблица 3.
В прошлом Россия оказывалась в состоянии конфликта со многими странами. если говорить только о том, что было после 1917 года, какое из следующих утверждений ближе всего к лично вашей точке зрения?
А. Россия всегда или в большинстве случаев являлась агрессором, виновником конфликтов с другими странами
В. Россия никогда не была агрессором и в большинстве случаев оказывалась жертвой конфликтов, пострадавшей стороной
(в % к числу опрошенных, N=1599, июнь 1998 г.)




А.

В.

Отношение А/В

В целом

1

65

0,29

Образование










Высшее

30

59

0,51

Среднее

22

64

0,34

Низшее

11

70

0,16

Возраст










16-24 года

28

55

0,51

25-39 лет

25

58

0,43

40-54 года

18

69

0,26

55 лет и старше

10

73

0,14

^ Социальный статус










Директор, руководитель

41

57

0,72

Специалист (с высшим образованием)

27

59




Рабочий

21

61

0,34

Студент

36

49

0,73

Пенсионер

9

73

0,12

^ Пространственные и временные характеристики русской идентичности

Крах советской системы был вызван не столько экономическими или политическими причинами, как это нередко утверждают, сколько неспособностью этого режима к самовоспроизводству. Он мог существовать только при наличии институтов массового устрашения, чрезмерной и нерациональной эксплуатации человеческих и природных ресурсов. Систематическое занижение запросов и массовых потребностей, требующее постоянного и жесткого социального контроля над социальным поведением во всех сферах частной и общественной жизни, ограничение информационных и культурных горизонтов, редукция многообразия и, соответственно, индивидуальной мотивации к достижению, производительности работы, неизбежно должны были обернуться технологическим отставанием от мирового уровня, которое невозможно компенсировать никакими рывками, «ускорением», частичной промышленной модернизацией и пропагандистскими кампаниями подстегивания интенсивности труда (соцсоревнование, ориентация на передовиков и проч.). Как только тоталитарная бюрократия в интересах самосохранения была вынуждена вначале сузить, а затем свести до минимума масштабы массовых репрессий как непременного условия принудительной организации общества и экономики, начались процессы эрозии системы, возникновение теневых или дублирующих официальные структуры отношений и форм регуляции. Именно такого рода компенсаторные и дополнительные образования, с одной стороны, позволили системе сравнительно стабильно просуществовать еще 15-20 лет (вспоминаемых сегодня массовым сознанием как золотое время стабильности и относительного достатка), а с другой — вырастили поколение людей с иными запросами и ориентациями, не желающих довольствоваться нормами прежней жизни с ее дефицитом, всеобщей уравнительностью, пассивностью и надеждами на патерналистскую власть.

Именно невозможность обеспечения подобных ожиданий и даже их воспроизводства стали фактором, медленно разрушающим ресурсы советского режима. Эрозия шла в двух направлениях. С ослаблением репрессивного режима усиливалась открытость общества, информированность об условиях жизни в других странах, что порождало соответствующие претензии к власти, которые не могли быть ею удовлетворены. Кроме того, нарастали центробежные тенденции — стремление национальных элит в других, нерусских республиках к самостоятельности, и чем дальше, тем больше, вплоть до выхода из состава СССР.

Таблица 4. «Что утратила страна в 1989 г.?» (декабрь 1989, N=1110, приводятся только основные ответы, в % к числу опрошенных в России)

Терпение народа

40

Сплоченность народов СССР

37

Порядок в экономике

30

Уверенность в завтрашнем дне

28

Идеалы социализма

27

Веру в возможность перемен

21

Доверие к лидерам

21

Политическую устойчивость

20

Престиж великой державы

13

Если в 1989-1990 гг. подавляющая часть русского населения в России воспринимала себя в первую очередь гражданами СССР, «советскими людьми» (в среднем — 86%; но у этнических русских, живших в бывших союзных республиках, этот показатель был еще выше — от 92 до 98%), то в настоящее время эта квалификация осталась не более чем у четверти опрошенных, главным образом — у пожилых людей, демонстративно подчеркивающих тем самым свое неприятие нынешних изменений. В других государствах (бывших союзных республиках) эта ностальгическая или протестная самоквалификация составляет не более нескольких процентов. Так, например, в Казахстане уже в декабре 1994 г. у казахов (незадолго до принятия там нового закона о гражданстве) этот показатель составлял 2%, у русских — 24%.

Таблица 5. Кем Вы себя считаете в первую очередь: гражданином СССР или гражданином республики, в которой живете? (март 1991, общее число опрошенных=3006, в % к числу опрошенных в каждой национальной группе; ранжировано по гражданству СССР)




Гражданами СССР

Гражданами своей республики

Затруднились с ответом

белорусы

69

24

7

русские в республиках

66

22

12

русские в России

63

25

12

киргизы

55

39

6

казахи

48

52

0

украинцы

42

46

12

узбеки

38

53

9

азербайджанцы

28

65

7

армяне

8

83

9

эстонцы

3

97

0

Легкость смены подобных автохарактеристик свидетельствует о том, что они затрагивали достаточно внешние, поверхностные слои самоидентификации. Поэтому и сам распад СССР произошел быстро и почти незаметно. Уже в середине ноября 1991 г. (то есть еще до официального оформления распада союзного целого) большинство опрошенных зафиксировало конец Союза.

Таблица 6. Как Вы считаете, Советский Союз продолжает существовать как единое государство, или он перестал существовать? (19.11.1991; в % к числу опрошенных в каждом регионе)




Россия
N=1018

Украина
N=408

Республики Средней Азии
N=402

В среднем
N=2035

существует

15

10

25

17

не существует

69

77

52

67

затруднились ответить

16

13

23

16

Гораздо более важной оказалась символическая роль этого события — оно отметило необратимость изменений. Подавляющее большинство опрошенных в России — 65% — восприняло случившееся с сожалением, но именно как свершившийся факт («без сожаления» — 24%, август 1992, N=1600). К настоящему времени доля сожалеющих о распаде СССР и выражающих ностальгию по Союзу поднялась до 75-80%, однако людей, верящих в реальный возврат к советским временам или поддерживающих политических лидеров, которые ставили бы сегодня такие цели, осталось не более нескольких процентов.

По мнению 72% опрошенных, Россия перестала быть великой державой (противного мнения придерживаются от 10 до14%). Основные виновники этого в массовом сознании — Горбачев (37%) и Ельцин (31%), «демократы», которые повели страну по неверному пути (23%), а также — «страны Запада» (9%). Более реалистические взгляды — страна не выдержала гонки вооружений, советская система исчерпала свои возможности и т.п. — характерны лишь для незначительного меньшинства в российском обществе (подобные причины называли от 6 до 12%, как правило, эти люди выступают сторонниками рыночных и демократических реформ в стране). Тем не менее сознание «у нас была великая держава» остается в качестве горизонта понимания и оценки всего последующего.

Таблица 7. Что связывается в первую очередь у Вас с мыслью о Вашем народе? (в % к числу опрошенных в каждом из приведенных годов; ранжировано по 1999 г.)




1989

1994

1999

наше прошлое, наша история

24

37

48

место, где я родился и вырос

38

41

35

наша земля, территория

12

25

26

государство, в котором я живу

27

18

19

наши песни, праздники, обычаи

14

17

19

душевные качества моего народа

14

16

19

родная природа

15

18

18

язык моего народа

22

19

17

великие люди моей национальности

8

10

14

наше трудолюбие

5

6

10

наша военная мощь

2

5

7

вера, религия

3

8

7

родные могилы, памятники

6

9

7

знамя, герб, гимн

5

2

3

Распад советской системы повлек за собой заметные изменения в характере идентификации. Ослабели непосредственные связи с государством (своего рода мягкая деэтатизация), усилился традиционалистский комплекс значений — отсылок к событиям прошлого, символической роли территории. Так удельный вес ответов: «наше прошлое, наша история» увеличился вдвое (с 24 до 48%); «наша земля, территория, на которой мы живем» — в два с половиной раза (с 10 до 26%). Возросла и символическая роль «великих людей». В первую очередь это цари и вожди — основатели государства (Петр I, Ленин), затем военачальники, отмечающие триумфальные моменты имперских побед (А. Суворов и М. Кутузов, а также ставший уже в хрущевское и брежневское время своего рода дублером Сталина в представлениях о войне 1941-1945 гг. маршал г. Жуков и уже чисто мифологический, получивший такой национальный статус лишь после одноименного кинофильма С. Эйзенштейна Александр Невский), деятели культуры, ставшие символическими фигурами славы российской империи (Пушкин), символ победы советских людей над космосом Ю. Гагарин. Характерно, что за эти десять лет доля иностранных имен в данном списке уменьшилась почти вдвое (с 59 до 33%). Символическое значение фигуры И. Сталина выросло более чем втрое (с 11 до 35%), тогда как авторитет М. Горбачева упал с 18 до 4%.

Такие взаимосвязанные и однонаправленные изменения свидетельствуют о дефиците ценностей настоящего, недостатке позитивных коллективных представлений об актуальном, механизмов коллективного самоуважения. Ничего нового в горизонте массовых представлений не появляется.

Таблица 8. Что вызывает у Вас наибольшую гордость в истории России? (1996 г., N=2400; в % к числу опрошенных, приводятся варианты только тех ответов, которые дали более 5% опрошенных)

победа в Великой Отечественной войне

44

великое терпение русского народа

39

великая русская литература

19

древность, былинная старина

16

советское государство, могущество СССР

12

дух русской вольницы, бунтарства

7

святители, праведники

5

возвращение к демократии, цивилизации

5

Победа 1945 года — не просто центральный смысловой узел советской истории, начавшейся Октябрьской революцией и завершенной распадом СССР. Фактически это сегодня единственная позитивная опорная точка национального самосознания в постсоветском обществе [7]. «Победа» в этом смысле включена в традиционные конструкции державного сознания, обеспечивающие приоритет всех «государственных интересов» и массовую «готовность» пассивно перетерпеть лихолетье, актуализируя ресурсы опыта крайнего существования. Она апеллирует и к возможности повторения «военных» ситуаций, локальных или глобальных, одинаково не подконтрольных частному, домашне-семейному миру, не управляемых его средствами. Таким образом, два этих общих плана войны связаны с двумя планами национальных состояний: государственно-патриотического энтузиазма — мобилизации (соответственно, мотивации «готовности исполнить требования партии и правительства как внутреннюю потребность каждого», как этого требовала советская пропаганда) и желание «покоя», ценность стабильности, а при ее отсутствии — хроническую коллективную астению, усталость и страх потерять относительное благополучие частной жизни. Понятно, что первому состоянию соответствует всеобщая убежденность в том, что «русские свой национальный характер и душевные качества полнее всего проявляют в периоды переломов, в годы испытаний и войн», в чрезвычайных обстоятельствах катастроф и бедствий (ситуации «подвига», «массового героизма» на фронте и в труде), а не в «спокойные и благополучные времена» (это убеждение разделяют 77% опрошенных, то есть практически столько же, сколько и называющих победу в Отечественной войне главным событием в истории России). Второму — идея «стабильности», «порядка» как то, что может объединить и консолидировать сегодняшнюю Россию.

Таблица 9. Самые значительные события ХХ века (в % к числу опрошенных в каждом из названных годов)




1989

1994

1999

Победа в Отечественной войне

75

73

85

Октябрьская революция 1917 г.

65

49

48

Распад СССР

-

40

47

Чернобыль

36

34

32

Полет Гагарина

33

32

54

Чеченская война

-

-

24

Война в Афганистане

11

24

21

Первая мировая война

8

19

18

Массовые репрессии 1930-х годов

31

18

11

Перестройка

24

16

16

Путч 1991 г.

-

7

6

Коллективизация

10

8

6

ХХ съезд КПСС

9

5

4

Падение Берлинской стены

-

6

5

Реформы Гайдара

-

6

2

События октября 1993 г.

-

7

3

Августовский кризис 1998 г.

-

-

18

Многопартийные выборы 1993 г.

-

3

1

Короткий период 1987-1991 гг., отмеченный мобилизацией против союзной номенклатуры разнородных групп интеллигенции (от прозападных и либеральных до патриотически-фундаменталистских и полудемократических), а также широкой, хотя и крайне поверхностной, примитивной критикой коммунизма как «сталинизма» (критики, в принципе не выходящей за рамки представлений о «социализме с человеческим лицом», характерных для либерального крыла советской бюрократии), не затронул базовых структур ни массового сознания, ни сознания образованного сословия. Между тем влияние этой критики советского прошлого было в течение нескольких лет весьма заметным. Так, в 1991 г. 57% опрошенных (репрезентативное общесоюзное исследование, N=2000) были согласны с тем, что в результате коммунистического переворота страна оказалась на обочине истории, что ничего, кроме нищеты, страданий, массового террора, людям она не принесла. Оказавшись без средств интерпретации прошлого, без ориентиров на будущее, без средств артикуляции собственных практических интересов, массовое сознание некоторое время пребывало в состоянии коллективной дезориентированности и мазохизма, ущемленности, предельно низкой коллективной самооценки.

Однако эффект этой журнальной пропаганды был очень кратковременным и противоречивым. Затронув в публичном обсуждении табуированные ранее темы и оценки прошлого, эта критика освободила от страха перед репрессиями широкие слои общества, одновременно «разбудив» и наиболее пассивные, консервативные группы. Уже к концу 1991 г. опросы показывали нарастание защитных реакций социальной и культурной периферии, учащение мнений респондентов о том, что пресса «слишком много уделяет места теме сталинских репрессий» (62%, «слишком мало» — 16%; ноябрь 1991 г., N=2074), что она «очерняет героическое прошлое» и т.п. Антисталинизм быстро приелся и надоел, поскольку не нес ничего позитивного, связанного с повседневными интересами и представлениями людей. В отличие от практики денацификации в Германии (которая, контролируя доступ к властно-государственным, а также к репродуктивным и масскоммуникативным институтам, стремилась укрепить новые политические силы и социальные институты), в России антикоммунистическая критика была направлена главным образом на дискредитацию легитимационной легенды прежней власти и не затрагивала при этом самой институциональной системы тоталитаризма. Не сопровождалась она и глубокой моральной переоценкой прошлого. В результате по прошествии нескольких лет (по логике противодействия, а также — вследствие затягивания реформ, роста общего недовольства властью из-за отсутствия их позитивных результатов) фигура Сталина стала опять подыматься в общественном мнении (в опросах 1995 г. Сталин занимает 3-е место среди наиболее значительных и авторитетных фигур отечественной истории — в таком качестве его называли от 9 до 22%, в зависимости от типа и формулировки вопроса). Этот эффект отчасти объясняется слабостью институциональной структуры, которая могла бы обеспечить воспроизводство коллективной памяти: негативный исторический опыт оказался ограничен лишь рамками индивидуального, личного опыта, с трудом передаваемого другим поколениям. Поколение 1960-х годов, являющееся держателем исторического опыта сталинизма, не сумело ни самостоятельно рационализировать его, ни передать в обобщенной и аналитической форме молодым. Но дело, конечно, не только в феномене Сталина, а в самой тенденции смены ценностной перспективы с будущего на прошлое, общей ретроориентации, отмеченной сталинским именем.

Как и следовало ожидать, через недолгое время массовое сознание постаралось изжить травмирующие обстоятельства, вытеснив их из актуального поля переживаний. Уже через два-три года, то есть после отставки Гайдара и отказа правительства от широкомасштабных и последовательных реформ, подавляющее большинство населения России (50-60% опрошенных) полагало, что сама по себе советская система была не так уж плоха, негодными были правители, занятые исключительно эгоистическими интересами сохранения власти и собственным благополучием. Иначе говоря, происходило не столько изменение структуры авторитетов и базовых ориентаций, сколько смена знака отношения к ней (при сохранении того же характера зависимости). Значимость идентификации с властью для массового сознания, сохранение статуса «великой державы» и репрезентирующей ее государственной власти по-прежнему велика и сохраняет свою, по меньшей мере, декларативную силу.

Таблица 10. Что может помочь возрождению русского национального духа? (приводятся варианты только тех ответов, которые дали более 2% опрошенных, 1996, N=2404)

Мощное русское государство

46

Уменьшение всевластия чиновников, свобода жить и работать по своему разумению

16

Православная церковь

7

Уменьшение влияния иностранцев

7

Сильная русская партия

4

Покаяние в преступлениях советского времени

2

Таблица 11. На какой образ жизни мы должны ориентироваться? (в % к числу опрошенных, 1996, N=2404): на...

Советский

11

Традиционно русский

47

Западный

20

Затрудняюсь ответить

22

Эта негативная идентификация с властью выражается как усиливающееся недоверие к ней, подозрение в ее порочности, эгоистичности, криминальности. Так, уже в 1995 году (до выборов в Госдуму) наиболее характерными качествами большинства российских политиков общественное мнение считало (в порядке убывания частоты ответов): «беспринципную борьбу за власть» (39%), «неуважение к рядовым гражданам» (34%), «пренебрежение законом» (31%), «корыстолюбие» (26%), «некомпетентность» (26%), «бесчестность, непорядочность» (24%), «безнравственность» (19%) и «политическое безволие» (15%) [8].

Последние же опросы относительно качеств старой и новой власти (1999 г., N=2000) дали следующую картину. Советская власть характеризовалась опрошенными как — «близкая народу», «своя, привычная», «законная», хотя и «бюрократичная», но «авторитетная», «сильная, прочная» и «справедливая»; нынешняя же власть — как «далекая от народа, чужая», «коррумпированная», «незаконная» (лишь 12% назвали ее «законной») [9]. Различия ответов в группах по образованию или урбанизированности весьма слабы, главный фактор дифференциации здесь — возраст (чем моложе респондент, тем слабее позитивные оценки им советского времени).

Таблица 12. Качества, приписываемые массовым сознанием советской (начало 1970 — конец 1980-х годов) и нынешней российской власти (в % к числу опрошенных; ранжировано по характеристикам нынешней власти)







Советская власть

нынешняя власть

1

Криминальная, коррумпированная

13

63

2

Далекая от народа, чужая

8

41

3

Непоследовательная

8

32

4

Беспомощная

8

31

5

Недальновидная

23

28

6

Бюрократичная

30

22

7

Паразитическая

8

18

8

Непрофессиональная, безграмотная

6

13

9

Незаконная

1

13

10

Законная

32

12

11

Ограниченная, неумная

9

12

12

Закрытая, келейная

17

8

13

Образованная, интеллигентная

8

6

14

Прагматичная

2

4

15

Своя, привычная

32

3

16

Справедливая

16

3

17

Честная, открытая

14

3

18

Эффективная, компетентная

4

3

19

Близкая народу, людям

36

2

20

Сильная, прочная

27

2

21

Авторитетная, уважаемая

21

2
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Проблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на iconНо только к началу XIX века дуэль стала явлением культуры
В XIX веке русская культура пережила невиданный взлет, приобрела всемирное значение. Неповторимое своеобразие культуры этого периода...

Проблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на iconЧаадаев о прошлом и настоящем России
Петербурга в Москву» Радищева, некоторые декабристские разработки, например «Русская правда» Пестеля или другие конституционные проекты....

Проблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на icon«Борис, не люблю интеллигенции, не причисляю себя к ней». М. Цветаева- б. Пастернаку (Переписка)
Повторяем: «Вехи» не просто хлесткий критический сборник, но именно благодаря выбору темы, им удалось коснуться самых основ русской...

Проблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на iconМагнитное взаимодействие токов
Магнитные явления были известны еще в древнем мире. Компас был изобретен более 4500 лет тому назад. В европе он появился приблизительно...

Проблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на icon«Купцы и мещане города Киржача»
Купечество наше вместе с народом русским было хранителем национального самосознания или, как бы сейчас сказали, менталитета (духа...

Проблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на iconИсследование проблем этнического самосознания в научной литературе
«Этнокультурная идентичность как стратегический ресурс самосознания общества в условиях глобализации»

Проблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на iconИскусство по-прежнему в долгу. Перед учителем из города Вятки, который еще в XIX веке придумал

Проблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на iconКонтрольная работа по деловому общению на тему >
Вопросы взаимоотношения этики и экономики в последнее время начинают активно обсуждаться в нашей стране. Монографии и статьи концентрируются...

Проблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на iconТеории инфляции 20 века
Проблема инфляции одна из важнейших экономических проблем, возникших перед человечеством в двадцатом веке. Многие именно из-за инфляции...

Проблема идентичности и национального самосознания стала активно обсуждаться в XIX веке в той интеллектуальной среде, которая пыталась переложить на iconПресс-релиз день интеллектуальной собственности москва, 26 апреля 2010 г
Конвенция, учреждающая Генеральную ассамблею Всемирной организации интеллектуальной собственности, которая и утвердила эту социально...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница