Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера




НазваниеВеликая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера
страница5/6
Дата публикации23.03.2013
Размер0.77 Mb.
ТипСочинение
vbibl.ru > Культура > Сочинение
1   2   3   4   5   6

Соединённые Советы Америки

Лирическое отступление

(Играет тихая музыка)
Что же такое власть Советов? Точнее, то, что раньше считалось властью Советов, поскольку то, что называлось этим именем позже, не имело никакого отношения к оригиналу.

Советская власть есть система независимых местных советов, избираемыми непосредственно населением. Правительство, созданное народом для служения народу. Что-то это напоминает? A government for the people by the people. Американское кредо. А похоже это потому, что оригинальные Советы невероятно напоминали политическую систему США, с её невероятным уровнем власти данной независимым местным советам. Да, да! В действительности, Соединённые Штаты Америки являются Советским государством. В результате, они являются самой свободной страной в мире. А их население – самыми свободными людьми на земле. Я, лично, не любитель Америки, как страны, и американцев, как нации. Моя тёща - американка, какая тут любовь! Но, как ни крути, они имеют самую советскую систему в мире и они действительно имеют власть над правительством. А вот что они с этим всем делают – совершенно другой вопрос для другой книги.

Как говориться в классическом высказывании, «демократия и свободный рынок - наихудшие системы, до тех пор, пока не взглянешь на альтернативы» Американская, и настоящая Советская системы были построены на этом положении. Европейская культура создала возможность существования демократии и экономики через консенсус, по взаимному договору, основанным на понимании того, что внутри нации, которая разделяет общие историю и ценности, нет особой нужды в системе проверок и противовесов, если соглашение может быть достигнуто путём дружеских переговоров. Поэтому, политические партии, а не народ правят Европой.
^ Лирическое отступление в средине лирического отступления
Это мне послышалось, как кто-то сказал, что «демократическая» Америка единственная страна, использовавшая атомную бомбу, да ещё и против гражданского населения? Это – самый популярный и самый хреновый аргумент с любой стороны. Какая связь между использованием оружия любого типа против кого-либо и политической или экономической системой страны? Как будто другие страны не использовали бомбу исключительно по доброте натуры. Штаты паникнули, сделали бомбу первыми и поспешили использовать её. Правильно или нет – другой вопрос, совершенно не связанный с «демократией».

Ещё один милый довод, что в Америке позволили избрать Буша, да ещё и не простым большинством. Этот ещё смешнее. Аргумент, то есть. Почему нет? У них существует справедливая система, позволяющая мелким штатам по-настоящему иметь голос в политическом процессе. Иначе, используя правило простого большинства Калифорния, Техас, Мичиган и Нью-Йорк были бы единственными местами, где стоило ходить на выборы. Я не поклонник Даб'я и его свихнутого взгляда на мир и выведённых от них действий. Но американская система предлагает такое количество противовесов, что настоящая ответственность за всё, что он делает, лежит исключительно на американском народе, а не системе, как таковой.

Но скептики неизбежно скажут, что американская демократия de facto контролируется корпорациями, лоббистами и военно-промышленным комплексом. До определённой степени, нам придётся согласиться, это правда, как и в любой другой демократии. Но в Америке это происходит только потому, что народ им позволяет.

Это - очень интересный и важный вопрос. Когда бы мы не слышали радетелей свободы, будь они левыми или правыми, они предполагают, что если людям дать свободный выбор, то они используют его именно так, как видится пропонентам этой Свободы или по крайне мере будут мудры в своих решениях. Объявите свободу и немедленно народ запляшет на улицах, обнимая друг друга в радостном празднике братской любви. Увы, в реальности свобода – ничего более чем свобода продвигать личные интересы, часто за счёт другого. Освобождённые иракцы радостно прыгнули в гражданскую войну. Демократические немцы провели конец 20-х годов, выбирая между коммунистами и нацистами, как их избранными правителями. В «свободной» Америке расовые меньшинства были очень демократично сегрегированны и угнетены. Индия, Палестина... Короче, можно сделать людей свободными, но это не делает их мудрыми, ответственными и справедливыми.

И так, красота американской советской системы состоит в том, что...
^ Возвращаемся к Соединённым Советам Америки

Лирическое отступление
Американская система основана на предположении, что люди – они разные и, вообще-то, полное дерьмо, и поэтому имеется определённая нужда в системе проверок и противовесов, чтобы не дать одному куску дерьма придавить или войти в какой-нибудь заговор с другим дерьмом, чтобы узурпировать власть. Она настаивает на важности изначальных правил игры и позволяет избирателям решать, кто является лучшим игроком. Получившаяся система, в которой две основные партии служат прикрытием для очень свободно ассоциирующихся индивидуальных политиков, каждый со своими придурковатыми идеями и гораздо более зависимым от доброты их избирателей, чем от партийных инструкций, даже не приближается к старой европейской демократии, где избиратели голосуют за партии вместо конкретных людей, ставя партии в позицию абсолютного контроля. Только недавно, республиканцы в Штатах сподобились установить какое-то подобие партийной дисциплины, а теперь у них всё снова распадается на куски. Американские Демократическая и Республиканская партии - не более чем клубы для тех, кто разделяет некоторые, но никогда не все сразу принципы. Америка – ближайшая к анархо-коммунистическому идеалу общества без государства страна. Не идеал, но близко лежащая. Она требует больше личной ответственности от своих граждан и поэтому требует меньше вмешательства сверху. В то время как европейские страны находятся в кризисе, ставшего результатом их культурной и структурной неспособности иметь дело с наплывом людей другого этноса и религии, Северная Америка продолжает с этим справляться относительно легко, благодаря её отличающейся культуре и политической организации.

Та же идея стояла и за первыми Советами. Идея управления собственной жизнью без надзирающего государства или кого бы то ни было, если на то пошло, пришлась по душе народам России, и особенно крестьянам. Наконец-то, появилась некая легальная инстанция в их стремлении к земле и индивидуализму. Ориентирующиеся на крестьян социалисты-революционеры, точнее их левая фракция, радостно поддержали идею крестьянских советов. Ненавидящие государство анархисты, которые в частности стали доминировать на юге Украины, видели в Советах первые кирпичики в строительстве безгосударственного общества. Эти политические группы стали натуральными партнёрами большевиков.

Остальная российская политическая элита была занята, делая вид, что они были европейской демократией, управляемой политическими партиями в общем союзе и гармонии. Подобно Великому Петру, они считали себя второй Францией или Голландией. И таким макаром, они упустили золотую возможность превратить Россию во вторые Соединённые Штаты.

Я, ребята, здесь не шучу. Эта ошибка постоянно повторяется правящими элитами России и Украины. В лучших традициях прошлых российских правителей они предпочитают считать свои страны европейскими в культуре и истории, государствами-нациями. Что Татарстан и Сибирь, Крым и Львов соотносятся друг с другом, как Прованс с Нормандией, Бавария с Пруссией. Правящие верха продолжают проталкивать идею государства, объединённого общим языком, культурой, религией, где государственные интересы выше интересов его граждан.

И это не работает. Европейские страны, так же как Китай и Япония, давным-давно уселись в своих современных территориях и имели достаточно времени, чтобы унифицировать нестандартные анклавы. США, Россия и Украина установили свои границы сравнительно недавно в совершенно другой исторический период с совершенно другими понятиями.

Все они являются эклектической коллекцией очень отличающихся частей, даже Украина, как показали события так называемой Оранжевой Революции. Свободная конфедерация местных советов и политическая система американского стиля в сочетании с земельной реформой и настоящей свободной рыночной экономикой с уменьшением роли государства во всех аспектах жизни могли бы решить многочисленные проблемы, продолжающие терзать эти потенциально богатые страны. Для этого элите придётся, во-первых, доверять собственному народу принимать собственные решения. А во-вторых, осознать, что если величие страны не является синонимом достатка и счастья её народов, то что-то тут не то.

Ответом для этих стран является признание того, что истинным и единственно общим знаменателем, устраивающим любого, является поиск личного счастья в рамках оговоренных правил. Такой подход позволяет новоприбывшим в Америку стать американцами, при этом оставаясь связанными со своей культурой. Эгоистичная свобода в сочетании с абсолютной личной ответственностью за собственные действия. Я не утверждаю, что это обязательно хорошая вещь. Я говорю, что это единственный способ окончательно решить проблемы России и Украины.

Но вернёмся в лето 1917-го.
^ Революция? Какая такая революция?
Для демократов, либералов и социалистов, заправляющих балаганом, ситуация была более чем ясной. Революция уже произошла. Вопросы, поднятые ею, будут решены после избрания Учредительного Собрания. А между тем, все должны продолжать заниматься своими делами.

К несчастью, большинству этих всех с самого начала не нравились их занятия. Именно из-за этого они прошли через две революции. Политикам было хорошо, новоназначенным генералам, заменивших старых царских генералов, было хорошо. Остальные копались в том же дерьме, как и до славной революции и совершенно не понимали, почему им нужно было ждать. И кто мог с уверенностью гарантировать, что Учредительное Собрание действительно прекратит войну и раздаст землю? Старинное вековое недоверие к государству снова вкрадывалось во многие сердца.

Коалиционное правительство пыталось прислушиваться к гласу народа. Как только выражалось возмущение заявлениями или действиями правительства, обычно исходящее от большевиков или анархистов, то министр, а то и два, подавал в отставку в обычной манере российской интеллигенции, которая почему-то воображала, что они находились в Европе. Просматривалась такая тенденция – правый министр уходил, позволяя центристу или левому политику занять его кресло. Новым министрам приходилось продолжать ту же политику, так как им приходилось иметь дело с теми же неприятными задачами управления страной до Учредительного Собрания и не более того. Таким образом, партии раскалывались, наехав на такой вопрос – продолжать ли поддерживать коалиционное правительство в ожидании всё-решающей Учередилки или использовать инструмент Советов и начать немедленные реформы.

К лету баланс власти начал изменяться. Эсеры раскололись. Меньшевики не были едины. Либералы и кадеты выглядели потерянными, видя российское население не желающее становиться Францией или Британией, и не проявляющее особого энтузиазма по поводу продолжение их военных обязательств. Анархисты резвились и призывали к вооруженному восстанию при любой возможности. Единственной монолитной группой казались большевики, чья позиция выглядела менее дурацкой, чем в апреле, и только прибавляющие в силе за счёт разрозненных оппонентов. Всё, что им оставалось делать, было держать тот же курс.
Хотя в тот момент это не было настолько явно. Во время Первого Всероссийского Съезда Советов была предложена резолюция в поддержку Временного Правительства. Причиной этому, как объяснил председатель, являлся тот факт, что в России не было ни одной партии, которая бы честно могла сказать, что готова принять на себя полное бремя власти. Это было неправдой, как мы знаем, поскольку в течение 15 лет такая партия существовала, готовая заграбастать власть в любой момент. Оскорблённый таким невежеством о труде всей его жизни, Ленин подпрыгнул высоко и завопил: «Есть такая партия!». Аудитория в зале взорвалась в оглушительном хохоте. Во всяком случае, нужно было там быть, чтобы оценить хохму.

А теперь, детки, сядьте и слушайте. В тот июньский день и началась Гражданская война в России между бестолковой демократической стороной, которая сложила все свои яйца в одну-таки корзинку, называемую ими Учредительным Собранием, и Советской стороной, у которой уже имелась возможность сделать то, что Учередилка только обещала сделать в недалёком будущем.

До этого всё сводилось к демонстрациями под лозунгом «Долой министров-капиталистов!» Для тех, кто представляет, что Российское правительство состояло из карикатурных, одетых во фраки и цилиндры, жующих сигары и волокущих мешки с деньгами жирных подобиев Рокфеллера и Форда, я могу сказать – вы все дураки. В те дни «капиталист», вместе с «буржуем» являлись всего-навсего оскорблениями, означавшие либо любого человека не связанного с физическим трудом, либо просто того, кто вам лично не нравился. Точно так же, как в наше время люди кидаются словами «Гитлер» и «фашист» на всё, что им лично не нравится.
Гражданская война началась и всего лишь несколько человек во всей России смогли это понять. Одном из них, конечно, оказался Ленин, бросивший свои карты на стол, понимая, что, пообещав массам всё, что они хотят услышать: землю, мир и Советскую систему, и, сделав это до того, как Учередилка сделает то же самое, большевики могли достичь свершения своей мечты о власти. Другими были армейские генералы, в частности Корнилов, которые наблюдали, как их революцию захватывают явно антимилитаристские и даже предательские силы, в то время как правительство закрывает глаза на их антироссийские действия. Третьим был анархист из маленького городка Гуляй-Поле на юге Украины по имени Нестор Махно. Как и миллионы российских трудящихся, он принял лозунг «Вся власть Советам!» буквально и активно участвуя в политической жизни, что противоречит анархистским принципам, его группа имела контроль над районом во имя Советской власти и раздела земли. Несомненно, существовали многие другие, подобные ему, но, как мы узнаем позже, Махно сконцентрировал в себе жажду политической и экономической свободы и независимости, которые массы отождествляли с Советами.

А тем временем, тяжесть управления страной начала сказываться на прогрессивных правителях. Их инициативы, созданные с целью подорвать царский режим, теперь уже подрывали их режим. Солдатские комитеты совсем не помогали военной дисциплине и боевой готовности, как не помогла и отмена смертной казни на фронтах. Хлебные очереди, неслыханные раньше, которые частично послужили причиной падения царизма, становились обычным явлением. Революционному правительству даже пришлось прибегнуть к государственной монополии на хлеб, ввести карточную систему и новые налоги, те есть нововведения, способные опрокинуть правительства и создать гражданское неповиновение даже во время мира и спокойствия. И это происходило во время упадка промышленной продукции в сочетании с подъёмом безработицы и инфляции.

Каким образом все эти интеллигентные и образованные люди умудрились не обратиться к решению этих проблем, совершенно не укладывается в голове. При этом они же были в состоянии выработать приемлемые соглашение с появляющимися региональными националистическими правительствами, подобно Украинской Раде (что значит «совет» по-украински, но по сути таковым не был), дав им больше автономии, пожертвовав для этого участием кадетов в правительстве. Кадеты снова ушли в знак протеста и унесли с собой балансирующую роль правого крыла. При этом решение наболевших и наиважнейших вопросов откладывалось на потом.
В конце концов, беда нагрянула в июле. Демонстрации Петроградских рабочих, матросов и солдат, подстрекаемые анархистами и сначала поддержанные большевиками, попытались свергнуть Временное Правительство и установить Советы, как единственный орган власти в стране. Ситуация оказалась настолько опасной, что даже этому добренькому кабинету министров пришлось защищаться пулями от такой нахальной попытки переворота. То, что Советы в то время поддерживали Правительство, только добавило к всеобщему смущению. Войска пошли защищать Советы, которые поддерживали Временное Правительство, от тех, кто хотел свергнуть Правительство во имя установления власти Советов, которые в то время поддерживали Правительство, которое они хотели свергнуть. Было не так много кровопролития, как неразберихи.

Кто знает, чем бы это всё закончилось, если бы большевики неожиданно не сообразили, что у них ещё не было большинства в Советах, и не желая дарить власть меньшевикам и эсерам, они прекратили поддержку восстания и предоставили анархистам и остальным демонстрантам возможность получить по зубам. Такая перемена пристрастий не предотвратила Временное Правительство от символического преследования большевистских лидеров, которые быстренько удалились в сравнительно комфортабельные конспиративные квартиры или менее комфортабельные тюрьмы. Теперь ленинская экскурсия германских железных дорог стала заметной, подтверждая подозрения, что большевики были вражеские шпионы и агенты.

Тем не менее, невзирая на явные доказательства измены, которые бы заставили любое другое правительства воюющей страны принять меры по искоренению враждебных элементов, как британцы сделали с ирландскими националистами, Российское правительство занялось привычной чередой бессмысленных отставок и перераздачей министерских портфелей. Большевики просто-напросто использовали этот перерыв для перегруппировки и через месяц уже созвали очередной съезд, на котором подтвердили свои «добрые» намерения. Ленин провёл эти принудительные каникулы в очаровательном пасторальном окружении, живя в шалаше и создавая свою фундаментальную работу «Государство и революция».
Хотя эта книга являлась обязательным чтением для любого связанного с коммунистическим движением или кому случилось жить в «коммунистической» стране, похоже, что никто её, собственно, и не читал, или, по крайней мере, не понял. Работа эта раскрывала, насколько Ленин был ужасно практичный и невероятно везучий бланкист, настолько в его социально-политических идеях он был почти анархист. Так точно, великий и почитаемый вождь коммунизма, и тому подобное, Владимир Ленин придерживался, по крайней мере, летом 1917 года, таких антигосударственных взглядов, за которые сидеть бы ему за решеткой, в качестве антикоммунистического диссидента, даже в не очень вредном брежневском Советском Союзе. Но что делает эту книженцию особой, так это редкое описание нового научного марксистского общества.

Со времени их зарождения, социалистическое и коммунистическое движения преуспели в изобличении и раскрытии всевозможных реальных и воображаемых проблем и недостатков капитализма. Но оказались гораздо скромнее в описании, как же всё должно было быть, не особо выходя за рамки общих пожеланий, чтоб, там, не было эксплуатации, войн, насилия, голода, болезней, неравенства и вообще неприятных вещей. Все и всё должны быть хорошими. Так вот, как только Ленин говорит о близком светлом будущем, он выказывает такое непонимание человеческой натуры и реальной жизни, такую наивность в возможности поменять модель поведении каждого человека на Земле за день, что это объясняет его такую невероятную жажду власти. С его и, смею полагать, его товарищей по партии, видением и пониманием мира, извинимое только, возможно, в 12-летнем переучившимся очкарике до достижения половой зрелости, не удивительно, что Ленин твёрдо верил в своё дело установления всеобщего счастья во Вселенной. К сожалению, и я говорю это совершенно серьёзно, других личных мотивов здесь не было.

Показывает, что коррумпированные и эгоистичные политики лучше истинно верующих в их призвание свыше. Все знают про дорогу в ад и добрые намерения.
Ну, неважно, поскольку большевики поднимались в глазах населения, в то время как социалистическое правительство теряло доверие. После того, как оно приняло жесткие меры, давшие результат, всё было готово к следующему акту устранения ненормального состояния вещей. Но вместо устранения Советов и установления правления одного правительства и улучшения ухудшающейся экономической ситуации, новый премьер Керенский и его кабинет решили сконцентрироваться на военном деле. Они заменили царского генерала Брусилова революционным генералом Корниловым на посту командующего и восстановили смертную казнь на фронте. Такие решительные действия не замедлили принести плоды. Немцы вскоре заняли Прибалтику и подошли очень близко к столице Петрограду.

Через месяц страна безнадёжно раскололась. Ленин, в апреле выглядевший свихнутым клоуном, теперь становился признанным вождём Советской стороны, которая привлекала всё больше людей, разочарованных в социалистическом правлении. Даже старинный архи-противник Ленина, Лев Троцкий с группой меньшевиков, переметнулся к большевикам. За ним твердо стояли и эсеры с анархистами. А правительственная сторона продолжала саморазрушаться.

Интересно отметить, что всё, что Ленину и его когорте нужно было делать весной и летом 1917-го, это просто стоять на своей позиции и ждать, пока гораздо большие и сильные оппоненты сами себя развалят. До сентября 1917-го, в любой момент российская политическая элита могла либо провести реформы, либо плюнуть на всё и просто силой устранить Советскую угрозу власти. Но подобно царю, они предпочли отрицание действительности, не сделали ни того, ни другого, и привели страну к развалу и кровопролитию.

Раздражённая армия начинала терять терпение. Генералы требовали порядка и дисциплины, которые, похоже, никто не был в состоянии установить. Тогда они решили это изменить. Но поскольку они были русскими революционными генералами, а не какими-то там Наполеонами или Пиночетами, то вместо того, чтобы двинуть подавляющие силы на столицу, арестовать всех, кто попадётся и стрелять в любого, кто даже отдалённо посмеет проявить просто возможность сопротивления и установить тотальный контроль над страной, все, что они сподобились сделать, было потребовать очередной перестановки в правительстве (вроде до этого их было мало!) и чтобы правительство уменьшило влияние большевиков. А чтобы показать насколько они были серьёзны, военное командование двинуло аж один (!) кавалеристский корпус и одну (!) кавалерийскую дивизию на Петроград. Верховный Главнокомандующий Корнилов видимо шутил, отдавая приказ. А пара тысяч, в лучшем случае, всадников никак не могла не то, что свергнуть, а и просто серьёзно угрожать структурам власти в огромном городе с несколькими миллионами враждебно настроенными жителями. С практической точки зрения это был всего-навсего блеф. Десять-двадцать тысяч пехоты могли бы что-то сделать, но сдаётся мне, что Верховный Главнокомандующий огромной армии просто не сподобился найти больше. Всё что у него было – это два верных соединения.

Советская сторона успешно преувеличила угрозу переворота и потребовала начать всеобщую войну в защиту революции. В любом случае, премьер-министр Керенский оказался в луже. Ему пришлось выбирать между сторонами, то есть делать то, что его правительство упрямо отказывалось делать до сих пор.

Корнилов и армейская верхушка, несмотря на весь их недоделанный протест, представляли рациональную точку зрения. Прекратить политическую драчку, всю эту бессмыслицу с двоевластием, установить дисциплину, закон и порядок, поддержать армию и двигаться к Учредительному Собранию, как и планировалось.

Но народ! А что же скажут люди?! Думайте о несчастном народе! Вдруг, правительство, которое так долго игнорировало волю этого самого народа, стало размышлять, что предлагаемые суровые меры могут и не понравиться массам. Оно вспомнило, что было революционным и что революция была во имя народа. И самый первый раз, когда революционеры в правительстве задумались над этим, пришелся на наихудшее для таких раздумий время. После многих стенаний, Временное Правительство предпочло Советы армии. И сидящие в них большевики пошли, как нагрузка.

Повсюду формировались комитеты по защите революции. Оружие раздавалось всем поддерживающим Советы. Большевистская военная организация Красная Гвардия выросла в размерах и боеспособности.

Всё это кончилось конфузом. Враждующие стороны сошлись. К их обоюдному изумлению они обнаружили, что обе шли под одинаковыми лозунгами о защите революции и Временного Правительства. При таких условиях продолжение противостояния оказалось невозможным. Керенский уволил и арестовал Корнилова, который предпочел сдаться, чем начать гражданскую войну. Он как-то забыл, что она уже шла вовсю. Мятеж-протест завершился. Правительство в очередной раз запятнало себя явной неспособностью к действию. Леваки, выглядевшие, как настоящие защитники народа и революции, теперь имели инициативу и оружие, которое они не спешили возвращать.

В то время как Временное Правительство становилось слабее, его риторика становилась сильнее. Подобно царю до него, одним гениальным решением Керенский назначил себя Верховным Главнокомандующим, что, несомненно, заставило армию любить его даже больше, чем раньше. Как и все предыдущие российские лидеры, социалистическое правительство начало заниматься проблемами, срок годности которых истёк ещё тогда, когда у него имелись сила и доверие населения, но не было желания. Но именно теперь оно показывало выпадающие зубы. Щас я вас! Финляндия объявила независимость? От-ка-зать! Народы России хотят федерации? Ни-зя! И так далее. К сожалению, всё это не имело особого значения. По любому, правительство становилось всё более изолированным.

Вот вам хороший пример. Помните, я упоминал товарища Нестора Махно, украинского анархиста из Гуляй-Поля? Ну, конечно нет, с чего бы вам его помнить! Но поверьте мне, вы о нём ещё услышите.

Так вот, этот хлопец, не найдя единства и здравого смысла среди его любимых анархов, которые в основном сидели по городам и наслаждались позволенной беззубым правительством свободой делать всё, что вздумается, создал собственную теорию. Она сводилась примерно к следующему. Если анархист должен следовать за массами, а массы желали Советов, тогда почему бы и не участвовать в Советах, которые на самом деле не являются государственными учреждениями. И если анархисты не должны формировать партии, то почему бы не сформировать партию, но назвать её по-другому. Как видите, Ленин не был единственным, кто сделал семантику частью политики. Как не называй, но к сентябрю 1917 анархисты контролировали некоторые советы на юге Украины и Махно, председатель и член многих комиссий, профсоюзов и комитетов, начал раздел земли в его районе. Всё, что центральное правительство могло делать, было протестовать и угрожать. И такое происходило повсюду.

Между тем, большевики завершили последний этап их стратегии. Благодаря Корниловскому мятежу, они, наконец-то, добились большинства в Петроградском и Московском Советах, единственные, которые имели значение. С потерявшим силу правительством, с Красной Гвардией вооруженной и организованной, с левыми эсерами и анархистами, готовыми следовать за ними, большевикам оставалось сделать последний шаг – по-настоящему захватить так долго желанную власть.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconВеликая Октябрьская социалистическая революция имеет для нашей страны...
Великая Октябрьская социалистическая революция имеет для нашей страны особое значение, поскольку именно в России свершилось это великое...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconЗакончена в 1945 году
...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconСочинение по заданному тексту это сочинение-рассуждение о смысле отрывка
Предлагаю 9-классникам и учителям в помощь при выполнении задания 2 экзаменационного теста эту памятку

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconСочинение
Великая Отечественная война. Эти слова болью и гордостью одновременно откликаются в сердце каждого жителя нашей страны. Болью потому,...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconНиколаева Олеся/ Библиотека Golden-Ship ru Современная культура и Православие
Прошло немногим более ста лет и как страшно изменился облик культуры, изменилось состояние душ и сердец! Где ныне "замечательное...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconУчебник по Html для чайников. Инструментарий. Ступенька 1-ая
Порядок прежде всего, поэтому перед началом работы мы создадим на нашем компьютере отдельную папку для будущей страницы

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconЗакон сохранения в политике
Говорят, что в стране продолжается латышская национальная революция. Национальной она была только по форме. По сути «песенная революция»...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconЯнвар ь
Котова Андрея, Котова Артема, Андреева Дмитрия, Румянцева Андрея, Бадалян Юрия. В упорной борьбе они переиграли команду ветеранов...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconДмитрия Зимина «Династия»
Настоящее Положение определяет порядок организации, проведения и определения победителей «Конкурса на организацию учебных курсов...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconВеликая Отечественная война: Оккупация. Страшные подробности
Великая Отечественная война принесла народам СССР не только огромные жертвы на фронте. Миллионы мирных жителей унесла развязанная...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница