Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1




НазваниеФрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1
страница8/23
Дата публикации18.06.2013
Размер2.66 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > История > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23
^

7

«КНИГА ЧЕТЫРЕ»



В своих «Откровениях» Кроули ссылается на «невразумительное самодовольное ничтожество», «безмозглого и тщеславного юношу» по имени Мани Нотт.58 На самом деле, эта характеристика относится к Хенеру Скину, большому другу танцовщицы Айседоры Дункан и, несомненно, одаренному пианисту. Скин, скорее всего, не был в курсе относительно низкого мнения Кроули о себе, поскольку, когда двое мужчин случайно встретились вечером 11 октября 1911 года, последний был приглашен Скином пойти с ним в «Савой» и встретиться с Айседорой Дункан. Когда они прибыли в номер танцовщицы, то застали в самом разгаре шумную вечеринку, проводимую в честь дня рождения Мэри д`Эсте Стурджес, близкой подруги Айседоры Дункан.59

Личность Мэри д`Эсте Стурджес оказала внезапное сильное воздействие на Кроули. Он почувствовал, что она обладает «потрясающим магнетизмом», и был настолько захвачен им, что сел на пол у ее ног, «обмениваясь электрическими импульсами». Снова встретившись с ней двумя днями позже, он импозантно выразил свою страсть. Примерно через месяц, после подобного вихрю бурного ухаживания, парочка отправилась в Швейцарию с намерением покататься на коньках в выходные в Санкт Морице. Они прервали свое путешествие в Цюрихе, зарегистрировавшись в Национальном Отеле 21 ноября. Найдя окружающую жизнь скучной, они вдрызг напились. Похоже, что они также принимали наркотики, наверное, мескалин, с его способностью вызывать чрезвычайно насыщенные цветовые визуальные галлюцинации, так как около полуночи Мэри д`Эсте Стурджес охватили видения.

В самом их начале появился старик, одетый в белое и с седой бородой, держащий в руках жезл, и вскоре к нему присоединились четверо других, облаченных так же. Неожиданно одеяния этих пяти белых размытых фигур обратились в красное; это занятно, потому что резкое изменение цветов является неотъемлемым свойством мескалиновых видений. Сначала Кроули пропустил мимо ушей описания видений, восприняв их как обычную истерию, но неожиданно его спутница сказала: «Здесь книга для Брата Пердурабо». Кроули был изумлен, ведь насколько он знал, Мэри вообще не имела понятия об этом его магическом имени. Он удивился еще больше, когда женщина рассказала, что книга называется Aba, и ее число – четыре, поскольку это свидетельствовало о знании гематрии, аспекта Каббалы, связанного с обращением слов в числа и наоборот.60

Старец представился как Аб уль Диз, и Кроули, беседуя с этим астральным колдуном через свою спутницу, осведомился: «Что насчет числа 78?» – в то время Кроули верил, что это было каббалистическим числом существа, продиктовавшего ему «Книгу Закона». Старец ответил, что он, Аб уль Диз, и был числом 78 и продолжил свою речь, дав Кроули каббалистическое число 1400; заявление не очень удовлетворившее Кроули, так как, согласно Каббале, это одно из чисел хаоса. Кроули почувствовал, что его усилия установить реальную личность Аб уль Диза и решить, должны ли его попытки общаться быть восприняты как послания от богов, оказались бесплодными. Тем не менее, он был доволен, когда Аб уль Диз сказал, что вернется в течение недели и поговорит с ним более вразумительно.

Они переехали в «Палас Отель», в Санкт Морице, где Кроули провел большую часть недели, ожидая объяснений и рассказывая подробности своей оккультной карьеры возлюбленной; он хотел избежать осложнений, ведь многого она могла не знать. Он планировал использовать церемонию в качестве прелюдии для своей следующей встречи – или следующей встречи Мэри – с Аб уль Дизом, и был чрезвычайно доволен, обнаружив, что захватил с собой правильные магические аксессуары: алую мантию, магический колокольчик и кольцо, «shew stone» (магический кристалл), помещенный в крест, который он использовал, когда призывал Энохианские Этиры с Нойбергом двумя годами ранее; и самое важное – опоясанный змеем магический жезл с сапфировой звездой на верхушке. Его впечатлило то, что он по какой то причине взял все эти вещи с собой, и воспринял это не как простое совпадение, но как руку богов. Кроули нашел не менее значимым и то, что Мэри взяла с собой голубую абайю – арабское платье, напоминающее платье его прежней жены, которое она носила в то время, когда он получил «Книгу Закона».

В 11 вечера назначенной даты они были готовы для свидания с Аб уль Дизом, превратив гостиную своего номера в импровизированный храм. Большая часть мебели была сдвинута в угол и отгорожена ширмой; в середине комнаты на столе, за которым могло поместиться восемь человек, были разложены магические аксессуары Кроули. Кадильница воскуряла фимиам Абра Мелина,61 рядом с ней стоял прямоугольный столик, на который были поставлены часы и лампа, символы времени и космоса, и пишущие принадлежности, чтобы позволить Кроули записывать как вопросы и ответы, полученные через видения своей спутницы, так и слова, услышанные ею с помощью психического слуха. С помощью напитков и секса Мэри была соответствующим образом подготовлена для погружения в транс – к тому времени Кроули допускал, что это идеальные приготовления для астрального видения – и, возможно, также с помощью наркотиков.62 Все это предназначалось для выполнения задачи, поскольку в одиннадцать часов колдун Аб уль Диз проявил себя. Он провозгласил, что его цель состоит в том, чтобы устроить для Кроули получение книги, и реальным ее проводником будет Мэри.

Последовал ряд приводящих в замешательство вопросов и ответов. Кроули, например, спросил, знает ли Аб уль Диз слово «MAKHASHANAH» – мистическое слово, полученное им двумя годами ранее, когда он призвал двадцать седьмой Энохианский Этир. В ответ Аб уль Диз, так сообщила Мэри, просто начертал это слово золотыми буквами и поместил за ним черный крест. Случилось так, что один из полученных ответов обладал гораздо большим смыслом. Когда Кроули спросил, был ли МакГрегор Мэтерс «одним из нас» – фраза ограничивалась настоящим днем – колдун ответил: «Нет, больше нет». Ответ подтвердил все предубеждения Кроули относительно Мэтерса, который, как полагал Кроули, теперь контролировался демонами.

Наконец, Мэри пожаловалась на чужеродное присутствие, служившее препятствием для восприятия Аб уль Диза. Одновременно Кроули осознал появление элементалей – игривых и коварных духов Земли, Воздуха, Огня и Воды – маневрировавших, глумясь, по комнате. Кроули сразу же понял, что делать; он заставил Мэри изгнать непрошенных сущностей, думая о числе 541. Это число, согласно греческой гематрии, являлось числом Приапа, непотребного итифаллического бога, особенно почитаемого Кроули. В течение часа было задано еще больше вопросов и дано больше кажущихся неверными или бессмысленными ответов. В конце концов, Мэри пожаловалась на усталость, и после достижения дальнейшей договоренности с Аб уль Дизом о встрече через неделю Кроули закрыл храм.

Следующий сеанс состоялся должным образом. Ответы, полученные на вопросы, были столь же несерьезными и пустячными, как и в предыдущих случаях, однако колдун сообщил Мэри, что ее магическое имя было Виракам. Была достигнута следующая астральная договоренность о встрече – несмотря на покамест разочаровывающую природу видений, Кроули надеялся, что нечто важное все таки может проникнуть через астральную проекцию. В очередном видении Виракам – с этого момента мы будем ссылаться на нее под ее магическим прозвищем – испытала еще больше трудностей в ослаблении картинок бессмысленно суетящихся образов, на дикой скорости мчавшихся сквозь ее сознание в неком подобии порядка. Кроули к тому времени совершенно опостылела Швейцария, и он спросил, должны ли они отправиться во Францию или в Италию. В ответ Виракам увидела тройной подсвечник, который Кроули, по причинам не совсем ясным для меня, истолковал, как указание ехать в Италию.

В последующие дни у Виракам произошло еще больше астральных видений, символизм которых обескураживал, если не сказать более. Хотя Кроули считал Виракам совершенно негодным визионером, он, в конце концов, пришел к заключению, что Аб уль Диз советует им отправиться в Италию и там написать книгу о магии и мистицизме, которая должна называться «Книга Четыре». Кроули и Виракам отправились в Милан, где у них состоялась беседа с Аб уль Дизом, сообщившим, что он не появится снова, и давшим последние указания. Они должны были отправиться в некое место под Римом, найти виллу, и там написать вместе «Книгу Четыре». Впервые за все это время Кроули получил послание от Аб уль Диза, вспышкой пронесшееся в его сознании – они определят правильное место для диктовки книги по двум персидским орехоплодным деревьям.

Наконец, рядом с Неаполем они нашли Виллу Кальдараццо, не только отмеченную ожидаемыми орехоплодными деревьями, но и буквами, которые, когда транслитерируешь их на Идиш, складываются с помощью гематрии в число 418 – согласно Кроули в «Магическую Формулу Эона». Кроули нашел психическую атмосферу виллы идеально подходящей для того, что он задумал. Задача заключалась в том, чтобы продиктовать Виракам работу из четырех частей, относящуюся к мистицизму, магии и «Книге Закона», а та будет расшифровывать стенографическую запись и, всякий раз, как найдет что либо малопонятное в словах Кроули, будет заставлять его диктовать расширенный объяснительный материал.

Часть I, по общему мнению, рассматривающая мистицизм в целом, но на самом деле во многом ограниченная йогой, была опубликована в 1913 году за цену в «четыре гроэта»63 (1s 4 d). В ней Кроули довел до конца то, что он намеревался сделать; даже в настоящее время не существует лучшего элементарного отчета о целях и процедурах йоги, написанного обычным, понятным общепринятым языком. Часть II, «Магика» – впервые Кроули адаптировал это архаическое произношение, чтобы отделить свою собственную ветвь магии от всех остальных – была также выпущена в 1913 году. Ее цена составила «четыре таннера»64 (2s). Вне всяких сомнений, это столь же полезная и ясная книга, как и Часть I. Впрочем, хотя она и давала понятное описание магических приспособлений и того, как они должны быть изготовлены, она не обеспечивала реального указания причин, по которым практикующий и создающий их маг может попасть в неприятности. Подобным же образом ей не удалось дать какую либо подсказку относительно теорий вселенной (универсума), лежавших в основе церемониальной магии (смотри главу I этой книги), и не было сделано ни малейшей попытки выразить, в чем все таки заключалась магия в целом и «магика» в особенности. Для оккультиста, уже прошедшего через ритуалы Золотой Зари, или изучившего все выпуски «Равноденствия», появившихся к 1913 году, книга могла быть многозначительной и поддающейся толкованию; обычному же читателю она могла сообщить очень немного.

Тем не менее, эта книга не была обычной и по прежнему заслуживает чтения и по сей день, хотя бы только из за «Интерлюдии», удивительно забавной интерпретации оккультного значения детских стишков.65 Впрочем, гораздо более экстраординарным, чем «Интерлюдия», был инцидент, завершивший ее диктовку – никак не меньше, чем преображение Кроули! То, что произошло, было описано Виракам:
Почти полночь. В тот момент мы закончили с диктовкой и начали беседовать. Затем Брат П. (Кроули) сказал: «О, если бы я только смог надиктовать такую книгу, как Дао Дэ Цзин!» Потом он закрыл глаза, как будто медитировал. Перед этим я заметила изменение в его лице, довольно примечательное, как если бы он не был больше тем человеком, которого я знала; на самом деле, за десять минут, что мы проговорили, он, казалось, побывал целым рядом людей. Я специально подметила, что его зрачки настолько расширились, что весь глаз казался черным. (Я содрогнулась из за этого, и у меня сохраняется такое ощущение дрожи внутри, когда я просто думаю о прошлой ночи, что я даже не могу разбирать буквы). Затем, довольно медленно, вся комната заполнилась густым желтым светом (глубоким золотым, но не блестящим. Я имею в виду не ослепляющий, но мягкий свет). Брат П. выглядел как человек, которого я никогда раньше не видела, но, казалось, знала довольно хорошо – его лицо, одежда и все остальное были покрыты тем же желтым цветом. Я была столь встревожена, что глянула вверх на потолок, посмотреть, чем вызван этот свет, но смогла только разглядеть свечи. Потом кресло, на котором он сидел, казалось, поднялось в воздух; оно было подобно трону, и сам он походил либо на мертвого, либо на спящего, но определенно не был больше Братом П. Это напугало меня и я попыталась осмыслить ситуацию, осматривая всю комнату; когда я посмотрела на него снова, кресло поднялось в воздух – а он по прежнему оставался каким то чужим. Я осознала, что оказалась в одиночестве; и подумала, что он или мертв или лишился рассудка – или о чем то столь же ужасном – и потеряла сознание.
Только первые две части книги, а не намечавшиеся четыре, были закончены, так как постоянные ссоры, сильное пьянство и чересчур поспешный брак Виракам с каким то турком, которого она знала лишь очень короткое время, привели к полному разрыву как ее сексуальных, так и магических взаимоотношений с Кроули.66

А между тем магический орден Кроули – АА (Серебряная Звезда) – привлек на удивление большое число членов; к 1913 году, согласно Джону Саймондсу, их было уже восемьдесят восемь, включая Нину Хэмметт, художницу, на которую Кроули в итоге подал судебный иск за клевету, и Чейро, признанного в обществе хироманта, вечно пребывавшего в долгах и просрочивавшего свои членские взносы. Помимо более ортодоксальной магической деятельности в АА Кроули, к тому времени отчаянно нуждавшийся в деньгах, решил заняться постановкой частных, театральных и псевдо сатанических оккультных шоу для тех, кто желает платить, чтобы оказаться в избранном привилегированном обществе. Эллиот О`Доннелл оставил занимательное описание одного из самых невинных шоу:
Оно было устроено в полукруглой комнате, по окружности были поставлены ряды кресел для аудитории, а между ними и стеной позади были помещены с равными промежутками бюсты, о которых нам сообщили как о Пане, Люцифере и других мистических существах с сомнительной репутацией. Своеобразный алтарь занимал пустое пространство в центре комнаты, а позади него, напротив стены, вдоль которой не было никаких бюстов и кресел, стояли три высоких, деревянных конструкции…

Когда все расселись, мистер Алистер Кроули, наряженный в квази жреческие облачения, читал отрывки из книги, которая, как он сказал нам, называлась Книгой Смерти. После этого мы некоторое время слушали какую то довольно печальную и меланхолическую музыку. Когда она прекратилась, из первого (считая слева направо) деревянного ящика, поставленного против стены, вышла дама, облаченная в прозрачную зеленую мантию, в руках ее была арфа. Она играла на ней в течение нескольких минут напротив алтаря, а затем безмолвно, легкими шагами удалилась обратно в свой ящик, тогда как другая девица, облаченная в примерно такое же прозрачное одеяние, хотя и другого цвета, тоже держа в руках арфу, появилась из второго ящика. Она также в течение нескольких минут играла напротив алтаря, а затем скрылась в своем ящике, и еще одна… девица развлекала нас в течение нескольких минут примерно в той же манере, как и ее предшественницы, и после ее ухода последовал краткий интервал, во время которого свет становился все более тусклым. Потом, когда комната погрузилась в почти зловещий мрак, мистер Алистер Кроули уверенными шагами вышел из за занавески, приблизился к алтарю в испытанной театральной манере, призывая различных богов не слишком респектабельного духовного порядка. Проделав это, он возвысил свой голос до пронзительного вопля, восклицая: «Теперь я порежу свою грудь».

Почти одновременно с этим заявлением что то яркое вспышкой промелькнуло в воздухе, и мы услышали короткий, резкий диссонасный звук, за которым немедленно последовал испуганный шепот большинства присутствующих дам, а один из моих друзей шепнул мне какую то фразу, заключавшуюся, если я расслышал правильно, в смутной аллюзии на рыбий клей, пергамент и хрустящий картофель.

После драматической паузы, достаточной, чтобы позволить дамам оправиться от испуга, мистер Кроули сказал: «Теперь я погружу горящую облатку в мою кровь».

Он пронес что то, чего я не смог рассмотреть, через пламя свечи, и затем держал ее вплотную к своей обнаженной груди, таким образом, провоцируя новые крики ужаса у присутствующих дам. После еще одной драматической паузы он сообщил нам, что собирается оказать знаки почтения бюстам, расставленным по комнате… он выказал это почтение довольно быстро… и, после того как сделал несколько пассов в воздухе с помощью кинжала – или же… после того как сделал несколько непристойных жестов в воздухе с помощью кухонного ножа; впрочем, неважно, был ли это кинжал или кухонный нож, удары или пассы, произведенный эффект оказался в достаточной мере волнующим, чтобы вызвать целый хор «охов и ахов» – он провозгласил, что церемония подошла к концу.

Позже, как мы поняли, ритуалы даже более захватывающей и увлекательной природы были исполнены частным образом в домашней обстановке…67
Все это звучит весьма невинно – разумеется, деревянные ящики, из которых появлялись обворожительные арфистки, должны были казаться очаровательными – но на «ритуалах даже более захватывающей и увлекательной природы» было предложено гораздо более острое блюдо, и я представляю чудом сохранившееся описание одного журналиста:
Я обнаружил себя в огромной студии с высокими потолками, атмосфера которой была пронизана темно голубым благодаря воскурениям специфически пахнущего ладана. В первой комнате стояли один на другом ряды книг, переплетенных в черное и отмеченных на задниках необычными деформированными крестами, отделанными серебром. Вторая комната была заставлена диванами и буквально устлана множеством диванных подушек, разбросанных там и сям. В третьей и самой большой комнате находился длинный, перпендикулярный балдахин, под которым верховный жрец (Кроули) сидел во время черной мессы. Прямо напротив него… стоял алтарь, черный пьедестал, на вершине которого был установлен золотой круг. В нем лежал золотой змей, будто захваченный врасплох в момент передвижения. Я услышал, как за балдахином кто то играл странную китайскую мелодию на каком то струнном инструменте…

Один за другим появлялись верующие. В большинстве своем женщины аристократического типа. Их изысканные пальцы украшали дорогие кольца, их шелестящие шелковые одежды, неописуемая элегантность осанки и манеры держаться свидетельствовали о социальном статусе… Каждая носила небольшое черное домино, скрывавшее верхнюю часть лица и делавшее узнавание невозможным. Это место, задрапированное черными бархатными занавесками, явно несло в себе замогильный аспект. Лица женщин казались белыми, словно воск. Прерывистый свет исходил от одного единственного подсвечника, имевшего семь ответвлений. Неожиданно свет пропал и место наполнилось шумами, как в подземелье… Затем началась медленная, монотонная декламация верховного жреца:

«Нет здесь ничего доброго. Зло есть добро. Благословен будет Принцип Зла. Все приветствуют Принца Мира, которому даже Сам Господь дал владычество…» Мужчины и женщины танцевали вокруг, прыгая и раскачиваясь под завывания инфернальной и диссонирующей музыки. Они выпевали непристойные слова, приспособленные под мелодии гимнов, и невнятно тараторили на неинтеллигентном жаргоне. Женщины в неистовстве рвали на себе корсажи; некоторые частично сорвали с себя одежду. Одна прекрасная поклонница, схватив кинжал верховного жреца, поранила свои груди. В этот момент все действие, как оказалось, пошло гораздо безумнее, чем когда либо…68
К 1914 году, когда это описание было создано, Кроули до какой то степени потерял интерес к тому типу церемониальной магии, который его орден АА перенял у Золотой Зари; другой, более зловещий тип оккультной практики, начал привлекать его внимание.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23

Похожие:

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconФилософия Лаоси «Тао-тэ-кинг»
То, что не имеет имени — есть начало небо и земли; то, что имеет имя — есть мать всех вещей

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconБег на 100 м м 58 Усэйн Болт Ямайка 16. 08. 09 Берлин е 86 Фрэнсис...
Европы (Е) и России (Р) в абсолютной возрастной категории, для молодежи (до 23 лет), юниоров (до 20 лет) и юношей (до 18 лет)

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconКоролевство полной луны
Ин: Повелитель тьмы», «Пляж»), Эдвард Нортон («Бойцовский клуб», «Американская история Х»), Билл Мюррей, Фрэнсис Макдорманд («Фарго»,...

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconЛорел Кинг Жизнь в свете
Я благодарна Лоре о'Конор за множество ценных предложений и поддержку в выпуске этого исправленного издания. Я искренне благодарна...

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconО чудесах свободы
Во всем мире известны китайский шелк, фарфор и их Великая стена. Кроме того, эта страна открыла для всего человечества бумагу, книгопечатание,...

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconАннотация: Стивен Кинг приглашает читателей в жуткий мир тюремного...
Божий закон. По эту сторону электронного стула нет более смертоносного местечка! Никто из того, что вы читали раньше, не сравнится...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница