Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1




НазваниеФрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1
страница5/23
Дата публикации18.06.2013
Размер2.66 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
^

4

К СЕРЕБРЯНОЙ ЗВЕЗДЕ



В 1907 году интерес Кроули к Западной магии, отличной от восточного мистицизма, еще раз возродился и проявил себя. В тот год два значительных события доминировали в оккультной жизни Кроули. Первым было основание оккультного братства – магу, как однажды заметил Джон Саймондс, орден требуется так же, как политику требуется партия – которое ее создатель назвал Серебряной Звездой или АА – начальные буквы были взяты из латинского эквивалента названия («Astrum Argentum») братства. Вторым было сочинение «Священных Книг» – любопытных работ, расцениваемых Кроули как особо важные и предназначенные стать священным писанием для новых членов его магического ордена.

Эти книги создавались посредством метода, который не находился под контролем сознания Кроули и не был схож со способом, благодаря которому была продиктована «Книга Закона». Предположительно, их появление стало итогом чего то очень похожего на автоматическое письмо, знакомую форму восприятия медиума и, следовательно, они были отражением, или регургитацией, содержания бессознательного Кроули. Интересно, что их форма и стиль напоминают одновременно как о «Книге Закона», так и о некоторых белых стихах, датированных 1890 ми. Кроули описывает, как чувствовал себя, пока писал эти книги:
Аромат Пана пропитал собой все, вкус его полностью заполнил мой рот, так что язык разразился странной и необычной речью.

Объятия его крепки в каждом центре боли и удовольствия.

Шестое скрытое чувство пылает от сокровенной сути Его.

Я сам бросаюсь в пропасть, которая оказывается бездной, уничтожением.

Конец для одиночества, как и для всего остального.

Пан! Пан! Ио Пан! Ио Пан!
Сначала Кроули и Д.С. Джонс были единственными членами AA, и, так как последний не играл активной роли в жизни ордена, Кроули правил в царственном одиночестве. Вскоре, впрочем, он обрел двух учеников: Капитана Дж. Ф.К. Фуллера, молодого пехотного офицера, который, в конце концов, стал генерал майором, экспертом по танковым войскам и личным другом Адольфа Гитлера,41 и Виктора Нойберга, молодого поэта, бывшего ортодоксального еврея, ставшего агностиком. Фуллер впервые встретился с Кроули в процессе написания исследования прозы и поэзии Кроули «Звезды на Западе» (1907), содержавшего такие пышные пассажи вопиющей лести как:

Кроули больше, чем вновь рожденный Дионис, он больше чем Блейк, Рабле или Гейне; так он стоит перед нами, как некий жрец Аполлона, нависающий между размытой голубизной небес и более насыщенным ультрафиолетом безбрежных вод океана.

Понадобилось 100,000 лет, чтобы произвести на свет Алистера Кроули. Мир, разумеется, мучился родами и, в конце концов, дал рождение настоящему мужу.
Фуллер был дружен с Нойбергом, который с 1906 по 1909 год являлся студентом Кембриджского университета, и встретился с ним впервые в доме У.С.Росса, редактора агностика, называвшего себя «Саладин». В 1909 году, по инициативе Фуллера, Кроули посетил комнаты Нойберга в Кембридже и представился. Нойберг обрел в Кроули все, чего искал в жизни и был немедленно покорен и увлечен личностью последнего, поэзией и, сверх всего, магией. Разумеется, не будет преувеличением сказать, что Нойберг влюбился в Кроули, в чьем Ордене Серебряной Звезды он сразу же стал Послушником. Он смотрел на Кроули как на своего Гуру, своего священного учителя, подручным, или учеником которого он был горд стать.

Кроули решил, что Нойберг должен пройти через десятидневное «магическое уединение», то есть следовать интенсивному, суровому, сокрушающему его привычные представления курсу практического оккультизма и, после окончания занятий в июне 1909 года, взял Нойберга в свой шотландский дом. Утром, после прибытия в Болескин, как звался дом Кроули, Нойберга провели в комнату, которая должна была стать его храмом. Пол был размечен магическим кругом, внутри круга стоял алтарь, над которым курился фимиам. Кроули подготовил запас ладана, также там находились магический меч и церемониальное одеяние для Нойберга. В храме было холодно; некоторое время Нойберг бесцельно бродил по нему, затем ступил в магический круг, произнося нараспев слова, вырвавшиеся из его подсознания – что то о семи богах вверху и семи внизу. Его осенило, что он обязан провести Изгоняющий Ритуал Золотой Зари, простую церемонию, включающую в себя начертание пентаграмм в воздухе. Кроули проинструктировал его, что этот ритуал должен предшествовать любой оккультной работе. Он попытался проделать ритуал мечом, но обнаружил, что для этого недостаточно места. Наконец, он присел в позе йога, декламируя вслух мантру «Aum sat tat aum»; через какое то время Нойберг вошел в транс, узрев видения моря и небес, и все еще находился в этом состоянии, когда его позвали на ланч.

По прошествии времени Нойберг испытывал, или думал, что испытывал, все более глубокие озарения. Он записывал их в своем оккультном дневнике, «магических записях», документе, с большой точностью и доходчивостью передававшем техники, которые Кроули преподавал своим ученикам:
21 Июня, 5.2 утра.

Исполнил Ритуал «Нерожденного» около 10 вечера. В полночь – Изгоняющий Ритуал.42

Около 1.30 ночи мой Гуру вошел и дал мне вполне определенный совет. Около 2.25 я исполнил ритуалы «Нерожденного» и Изгоняющий, позднее поднявшись на новые ступени в проекции.
Под выражением «поднявшись в проекции» он имеет в виду технику астральной проекции, которая заключается в позволении сознанию освободиться от физического тела и использовать это освобождение для исследования астрального мира – техника, которую Кроули заимствовал у Золотой Зари. Метод включал в себя воображение второго, или астрального, тела, располагающегося на некотором расстоянии от физического, перевода в него своего сознания – наиболее трудная часть операции – и затем поднятия в проекции, то есть воображение своего нового тела, поднимающегося под правильными углами к физической земле, пока оно не достигнет чудесных видов и звуков астрального мира, с его ангельскими сущностями и странными ландшафтами. Будучи облеченным в оккультную терминологию, описание процесса для не оккультиста звучит как фрагмент эзотерической белиберды. Как указывает доктор Израэль Регарди, поднятие в проекциях может также быть выражено в психологических терминах в качестве примера того, что Юнг называл «креативной фантазией» и рассматривал как отличный способ достижения самоанализа.

Записи Нойберга продолжаются описанием его приключений в астральном мире:
Я путешествовал быстро вверх и довольно скоро снова встретил «Гавриила»… Он был облачен в белое, и на его крыльях виднелись зеленые пятна; над его головой был Мальтийский Крест. Через некоторое время я заснул у огня, проснувшись около 4.25. Я испытал два семяизвержения (возможно, только одно; я не совсем точно уверен) наряду с соматическими грезами.
К этой записи Нойберг добавил свое объяснение того, почему у него случились эти непроизвольные сексуальные выделения – причиной было некое сочетание сна рядом с огнем, недостатка пищи и дыхательных упражнений. На самом деле, кажется более вероятным, что он находил как практику магических ритуалов, так и присутствие Кроули сексуально стимулирующими; как мы убедимся позже, оба мага получали удовольствие от гомосексуальных взаимоотношений.

Записи Нойберга продолжаются:
Я снова осуществил Ритуал «Нерожденного» около 4.30. Оставил Палату сразу после пяти утра.

Теперь около 5.10; я совершенно устал и после исполнения Изгоняющего Ритуала должен отправиться в постель.
После педантичного фиксирования таких деталей как то: что он ел на завтрак, Нойберг вернулся в храм в 9.30 утра. «Полдень. Почти немедленно по достижении Палаты исполнил Предварительное Заклинание. Затем я медитировал на самого себя в течение часа, иногда читая Телему». Под Телемой Нойберг имеет в виду либо «Книгу Закона» либо, что гораздо менее вероятно, одну из «Священных Книг», упомянутых в начале этой главы. Записи Нойберга продолжаются следующим:
Сразу после 11 часов я исполнил Изгоняющий Ритуал, Предварительный Ритуал, воскурил ладан, продекламировал Ом мани Падме Хум (Aum mani Padme Hum), и поднялся в проекции. Я, разумеется, продвинулся довольно далеко. Рано я встретил моего Ангела. Обогнул его. Затем проследовал через множество проекций; в конце концов, я был задержан моей Матерью, огромной коричневой женщиной, моим Отцом, маленьким зеленым мужчиной, сладострастной девушкой, и гермафродитом. Они пытались один за другим задержать меня. Я миновал их всех.

Наконец, я достиг некоего гроба, на котором значилась надпись

RESURGAM43

^ В ДЕСЯТОЙ СФЕРЕ

Меня насильственно притянуло к нему, но мне удалось убежать в водовороте света, в который я был полностью затянут. На дикой скорости я опустился обратно, достиг моего тела около 11.25.

Затем я медитировал и читал Телему…
После этого Нойберг читал «некую книгу по Магии», которая была у него с собой, медитировал и ел ланч. Сразу после ланча Кроули присоединился к нему в храме, где они говорили «о Магии и других предметах». В 4.40 вечера Нойберг снова экспериментировал с астральной проекцией, на этот раз с тревожными результатами:
Я поднялся в проекции, достигнув белого света на большой скорости. Я пробился через свет к вершине, где был распят двумя ангелами. Я отбросил ангелов прочь с помощью Пентаграммы, затем парил беспомощно в пространстве, прибитый к Кресту. От этого также избавился с помощью Пентаграммы.

Вскоре я достиг фонтана или водоворота красного света; прорвавшись сквозь него, я столкнулся с Красным Гигантом, против которого оказался бессилен, хотя атаковал его яростно посредством всех возможностей, бывших в моей власти. Все мое оружие и слова были бесполезны против него. Он разрезал меня на куски, и гнал прочь в мое тело, эффективно мешая подняться, обрушиваясь на меня каждый раз, когда я собирался с силами для подъема.

У меня возникли довольно серьезные трудности в обретении себя внутри собственного тела по возвращении, один или два раза попытка восстановиться не удалась. Тем не менее, я, в конце концов, успешно обрел почву под ногами.
Если Нойберг оказался неспособен справиться с «Красным Гигантом», и диссоциация сознания, предположительно, определяла испытанные им трудности обретения себя внутри тела, то Кроули чувствовал, что знает способ справиться с существами этого порядка и написал примечание к записям Нойберга: «Относительно Красных Гигантов, я научу тебя знаку и необходимым божественным формам». Эти знаки и формы образы богов приняли форму двух магических жестов, заимствованных у Золотой Зари, «Знак Гора» и «Знак Гарпократа»; первый заключался в наклоне вперед с вытянутыми руками, второй – в поднесении левого указательного пальца к губам.

Вечером Нойберг спал до 10.30 вечера, когда Кроули разбудил его, окатив голову ученика холодной водой, и проинструктировал, как обращаться с Красными Гигантами. Почти немедленно Нойберг начал эксперимент по поднятию в проекции:
Я поднялся тут же, уничтожив Красного Гиганта формулой Гарпократа; затем я убил Черного Гиганта. Потом я стал зеленым треугольником (с вершиной, устремленной вверх) в фиолетовой короне или круге; затем ослепительной кометой, ярко вспыхнувшей в волосах Господа; затем воспламененной звездой. После этого я стал поглощаться и слился воедино с белым светом. Это переживание сопровождалось чудовищным экстазом.
Теперь я обнаружил себя при Дворе Гора (он был абсолютно черным), который дал мне две таблички, на которых соответственно было начертано INRI и TARO. Тут я обнаружил, что у меня отсутствуют руки: они были начисто отрублены. Гор послал меня взглянуть на чистые голубые небеса, где скопились мириады звезд. Он указал вверх; я не мог взобраться куда либо выше, хотя пытался (или кто то пытался за меня) коснуться меча и анкха у моих ног.

С 11.15 вечера до 12.30 ночи Кроули давал магические наставления Нойбергу. Предположительно, они касались астральной проекции, поскольку сразу же после того, как наставления были завершены, Нойберг предпринял новую попытку, а Кроули выполнил предварительные ритуалы от его имени.

22 Июня. 1.28 ночи. Я снова поднялся в проекции, Предварительный был исполнен Самым Совершенным Гуру. Я поднялся на огромную высоту, гораздо дальше Двора Гора. Я начал подниматься около 12.50. Я прошел через множество приключений, миновал толпы существ, большинство из которых давали мне пройти по предоставлению карты моего наставника, как таковой, хотя многие из них игнорировали меня скопом, поворачиваясь ко мне спинами. Три инцидента стоят особняком.

Я достиг прекрасного сада, где находился огромный, облаченный в белое ангел, похожий на Гавриила. Он заговорил со мной, возжелав от меня, чтобы я оставил свой меч и анкх. Я отказался, и он, скрепя сердце, позволил мне покинуть его, унося их; все, что я могу вспомнить из его речи, так это: «Твое есть удел Мага».

После этого я прошел через череду пластов четырех элементов, позже достигнув своеобразного зеленого шара, вокруг которого я парил в небольшой лодке с прекрасной женщиной; в этот или следующий момент я пребывал в легком состоянии экстаза. Я должен здесь заметить в отступлении, что мои физические ноги во время этого подъема начали очень сильно болеть, наверное, потому что я находился в своей японской йогической позе около часа или дольше, как я думаю, включая то время, когда мой Гуру заклинал духов, и т. д.
Под «своей Японской йогической позой» Нойберг подразумевал, что был коленопреклонен, и в тоже время откинулся назад, сделав упор на пятки. Магические записи (дневник) продолжались: «Наконец, после многих несерьезных приключений – прохождения через воронки, пустоты и тому подобного – я достиг существа с очертаниями ястреба, отрезавшего мои руки и ноги. Я рухнул вниз, и испытал величайшие трудности при возвращении. Я исполнил формулу Гарпократа и лежал в прострации на полу в течение нескольких минут, будучи, несомненно, неспособным подняться». Обеспокоенный этим, Нойберг позвал Кроули, который настоятельно советовал ему повторить знак Гарпократа. Так он и поступил, на этот раз с удовлетворительными результатами.

При исполнении подъема в проекции на следующий день, его видение началось с того места, где в предыдущий день были отрезаны его руки и ноги. Он проложил себе путь к храму – достаточно любопытно, как он заметил, что знал его «всю свою жизнь» – где дева сначала принесла его в жертву на алтаре, а затем вернула к жизни, произнеся определенную магическую формулу над его телом. В этом астральном путешествии произошло и много других приключений, одно из которых хорошо иллюстрирует его амбисексуальность: «Меня соблазняли маленький черный мальчик, черпающий воду из ручья, и прекрасная женщина. Я не поддался – О добродетельный! – искушениям ни первого, ни второй».

Около десяти вечера произошел любопытный эпизод – инцидент, который, похоже, служит признаком того, что под видом отношений учителя ученика и, скорее всего, бессознательно, двое магов оказались втянуты в садо мазохистскую фантазию. «Мой Гуру, – писал Нойберг, – был недоволен, горько упрекая меня за пребывание среди Клипота». Клипот, буквально «харлоты»44 – злые и неблагоприятные сферы каббалистического символа, известного как «Древо Жизни». Кроули сделал больше, чем просто побранил ученика – он нанес ему «тридцать два удара до крови можжевеловыми розгами». Согласно Нойбергу, исполнение этой «церемонии» доставило его учителю очевидное удовлетворение. Нойберг отреагировал на этот случай смехом – реакция, как верно определил Кроули, указывающая на склонность к мазохизму.

Имели место и другие садо мазохистские проявления. Однажды ночью, например, Кроули пришел в комнату Нойберга и бил того по ягодицам жгучей крапивой. В другой раз Кроули прибег к вербальному садизму, делая антисемитские выпады и глумясь над еврейским происхождением Нойберга. Это оказало гораздо более сильное воздействие, нежели физическое насилие:
Мой почтенный Гуру совершенно беспричинно стал груб и жесток. Я не знаю почему. Наверное, он и сам этого не знает. По видимому, он стал брутален, просто чтобы занять самого себя и позволить времени пролететь незаметно.

В любом случае, я не намерен терпеть этого больше ни минуты.

Мне кажется, что ненужная и беспричинная грубость является прерогативой хама самого низкого пошиба. Это ограниченность, низость и убожество – оскорблять человека из за его расовой принадлежности. Этот «аргумент» является, я допускаю, необъяснимым для обвиняемого; он также является непростительным для обвинителя. Неблагородно и мелочно – злоупотреблять своим положением Гуру: это как избивать младшего по званию, который будет уничтожен, если отплатит той же монетой. Если бы не моя клятва, я бы не остался больше ни минуты под крышей моего Гуру. Я не буду больше терпеть то, как мою семью и мое происхождение беспрерывно подвергают оскорблениям.
Было бы заманчиво объяснить оскорбления, которые Кроули нанес Нойбергу, просто как попытку использовать брутальные методы для достижения сильной психической реакции, а не как признак глубоко укоренившегося антисемитизма, особенно, если оскорбляемый является личностью, испытывающей восхищение Кроули как оккультным учителем. Тем не менее, есть свидетельство, что Кроули довольно часто насмехался над евреями за «преступление быть евреями». Он однажды заявил, что евреи часто обладают дурными качествами, которые он, по общему мнению, терпеть не мог, и в 1937 году написал оскорбительное письмо, неприятно отдающее дешевым антисемитизмом, с нападками на Израэля Регарди. Чтобы быть справедливыми в отношении Кроули, надо принять как непреложный факт, что в викторианской и эдвардианской Англии бытовой антисемитизм присутствовал в избытке – читатель подумает о сочинениях Беллока и Честертона – и что Кроули не смог бы полностью избежать этого пагубного влияния, будучи человеком своего времени. Принимая во внимание все вышесказанное, читатель, тем не менее, вынужден прийти к заключению, что Кроули был, как и говорил Нойберг, «хамом», выставив своего ученика объектом расовых оскорблений.

На восьмой день своего десятидневного уединения Нойберг прошел через ту мрачную фазу, которую некоторые мистики называют «духовной сухостью». Он пришел к выводу, что все существование есть непрекращающееся страдание. Он не видел конца этому несчастью, поскольку, уверовав в реинкарнацию – во время своего уединения он поверил, что восстановил некоторые воспоминания о предыдущих жизнях, включая одну из них, когда его сожгли заживо на костре – он считал, что его душа будет скитаться на протяжении вечности; в отличие от Кроули, он не мог допустить мысли, что однажды его главное «я» будет растворено в блаженном океане нирваны.

Кроули был впечатлен этой депрессией и упадочным состоянием, рассматривая его как предзнаменование инициации Освобожденного Адепта, личности, свободной от колеса рождения и смерти. Такая реакция Гуру доставила удовольствие Нойбергу, закончившему свои десятидневные записи на оптимистичной ноте. Непохоже, что жизнерадостность и благодушие Нойберга длились долго, так как его учитель сопроводил завершение десятидневного уединения еще одним садистским эпизодом; в течение десяти ночей Нойберг был вынужден спать голым на кровати, сделанной из колючих ветвей дрока. Помимо боли, вызываемой колючками, в помещении стоял нестерпимый холод, и биограф Нойберга, Джин Овертон Фуллер, утверждала, что это были десять дней лишений и страданий, которые посеяли семена туберкулеза, убившего Нойберга тридцать лет спустя.

Записи Нойберга45 дают нам доступ к значительной информации как о Кроули, так и о нем самом, если абстрагироваться от факта, что у последнего превосходный стиль. Сначала становится ясно, что оба мужчины имели в своем характере сильные садо мазохистские элементы – даже в жесткой дисциплине, навязываемой дзен буддистскими мастерами своим ученикам, нет ничего сравнимого с инцидентами, когда Кроули хлестал своего ученика можжевельником и крапивой. Во вторых, очевидно, что Нойберг испытывал одновременно огромное уважение к Кроули как к учителю, и был влюблен в него; никакими другими гипотезами невозможно объяснить, почему Нойберг оставался в доме, где постоянно был объектом антисемитских высказываний, или же его согласие провести десять ночей обнаженным на постели из дрока. Наконец, успех Нойберга в поднятии в проекциях и его замечательные астральные видения дают понять, что, подобно Блейку, он обладал той формой эйдетического видения, которая позволяла ему «видеть» что угодно из того, о чем он думал, или – как, возможно, скажет оккультист – он обладал «душой природного мага».

После десятидневного уединения Нойберга на дроке, он и Кроули направились в Лондон. Здесь задача Нойберга состояла в том, чтобы помочь своему учителю в подготовке второго номера «Равноденствия» (Equinox), объемистого журнала, издаваемого дважды в год, первый номер которого Кроули выпустил в прошлом марте.
Пока Нойберг оставался с Кроули, он встретил жену последнего, Роуз. Она, как он позже сообщил по секрету своему другу Хэйтеру Престону, «тонула в пьянстве, буквально стала алкоголичкой». Суждение Нойберга было верным. Роуз крепко пила в течение двух или трех лет; за пять месяцев 1907 года она выпила 159 бутылок виски, и это с одним единственным поставщиком. Даже если бы Кроули был идеальным мужем, никакой брак не смог бы счастливо продлиться при таком положении дел: очевидно, что Роуз стала совершенно непрезентабельной женой. С другой стороны, и сам Кроули, с его беспрестанными путешествиями в течение долгих месяцев и общением с Тайными Главами, никогда не был примерным мужем в классическом понимании.

В 1909 году их брак пришел к неизбежному концу. Роуз развелась с Кроули – по свидетельству, предоставленному им – из за супружеской неверности. К счастью, оба считались постоянно проживающими в Шотландии, и, таким образом, имели право на развод по законам этой страны, поскольку в Англии в то время развод на основании неверности мужа не был предусмотрен.

После развода Роуз продолжала пить и, в сентябре 1911 года, была официально признана невменяемой по причине алкоголического слабоумия. «Отрезвленная» в психиатрической лечебнице, она восстановилась и вернулась к жизни. Будучи выписанной, она вышла замуж за доктора Гормли – набожного католика, чьи моральные колебания относительно брака с разведенной женщиной были преодолены с помощью того факта, что Церковь посчитала брак Роуз с Кроули недействительным и не имеющим юридической силы, поскольку последний был крещен согласно несовершенной, и, вследствие этого, дефектной формуле. Через некоторое время, возобновившееся запойное пьянство со стороны Роуз сделало и этот брак, подобно замужеству за Кроули, несчастливым. В конце концов, она умерла от алкоголизма и ожирения печени, часто ассоциируемого с этим пороком.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Похожие:

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconФилософия Лаоси «Тао-тэ-кинг»
То, что не имеет имени — есть начало небо и земли; то, что имеет имя — есть мать всех вещей

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconБег на 100 м м 58 Усэйн Болт Ямайка 16. 08. 09 Берлин е 86 Фрэнсис...
Европы (Е) и России (Р) в абсолютной возрастной категории, для молодежи (до 23 лет), юниоров (до 20 лет) и юношей (до 18 лет)

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconКоролевство полной луны
Ин: Повелитель тьмы», «Пляж»), Эдвард Нортон («Бойцовский клуб», «Американская история Х»), Билл Мюррей, Фрэнсис Макдорманд («Фарго»,...

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconЛорел Кинг Жизнь в свете
Я благодарна Лоре о'Конор за множество ценных предложений и поддержку в выпуске этого исправленного издания. Я искренне благодарна...

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconО чудесах свободы
Во всем мире известны китайский шелк, фарфор и их Великая стена. Кроме того, эта страна открыла для всего человечества бумагу, книгопечатание,...

Фрэнсис Кинг Мегатерион Фрэнсис Кинг Мегатерион Мегатерион 1 iconАннотация: Стивен Кинг приглашает читателей в жуткий мир тюремного...
Божий закон. По эту сторону электронного стула нет более смертоносного местечка! Никто из того, что вы читали раньше, не сравнится...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница