Интервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ)




НазваниеИнтервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ)
страница1/5
Дата публикации26.03.2013
Размер0.76 Mb.
ТипИнтервью
vbibl.ru > История > Интервью
  1   2   3   4   5




ИНТЕРВЬЮ: ГОЛОВАЧЁВА ЛИДИЯ ИВАНОВНА (ЛГ)

INTERVIEW WITH: DR. LIDIA IVANOVNA GOLOVATCHEVA

(1937 – 2011)

Проект: Китаеведение – устная история Project name: Sinology – the oral history

The project is supported by the “The Research And Educational Center For China Studies And Cross Taiwan-Strait Relations of the Department of Political Science at National Taiwan University.”

Фото: Китай, осень 2009

Л. И. Головачёва

Китаевед-историк, к.и.н., пенсионер

Cпециалист по новейшей истории Китая, по древнекитайской философии (Конфуций и Лао-цзы)

Прежнее место работы: Университет Цинхуа (Пекин, 1961-1969)

^ Институт истории археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (Владивосток, 1975-1999)

Институт востоковедения Национальной академии наук Украины (Киев, 2001-2002)

^ Дата: 19 октября 2009 г.

Место: Пекин (Сяншань)

Вел интервью: Головачёв В. Ц., к.и.н., снс ИВ РАН (ВГ)

Продолжительность интервью: 6 ч.

Объем: 122616 знаков, 68 страниц по 1800 знаков с пробелами, 3,0 а.л.

^ Lidia I. Golovacheva,

Sinologist, PHD(History), Retired

Fields of Studies: PRC’s modern History, Ancient Chinese Philosophy (Confucius/Laozi Studies)

Former Affiliations: Qinghua University (Bejing, 1961-1969)

Institute of History, Archaeology and Ethnography of Far Eastern Nationalities, Russian Academy of Sciences Far Eastern Branch (Vladivostok, 1975-1999)

Institute of the Oriental Studies, National Academy of Sciences, Ukraine (Kiev, 2001-2002)

^ Date: October 19, 2009

Place: Beijing, Xiangshan

Interviewed by: Valentin C. Golovachev, PHD History, IOS RAS

Duration: 6 hours

Volume: 68 pages

Аннотация к содержанию интервью:

Головачёва Лидия Ивановна (1937-2011), г. Тамбов. Китаевед, кандидат исторических наук (1981), переводчик. Специалист по новейшей истории Китая, древнекитайской философии (Конфуций, Лаоцзы), древней китайской иероглифике, конфуцианству в современной цивилизации. В 1960 окончила ЛИСИ, в 1975 – Востфак ЛГУ. В 1961-1969 жила в Пекине, преподавала русский язык в университете Цинхуа. Приглашенный профессор Аньхуэйского, Наньчанского и Пекинского университетов (1994, 1999). Сотрудник института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР – ДВО РАН (Владивосток, 1975-1999), института востоковедения НАН Украины (2001-2002). Автор почти 100 научных работ. Пенсионер. Узнала о Китае в годы 2-й мировой войны, а с первыми китайцами лично познакомилась в 1950х, во время учебы в ЛИСИ. В 1961-1969 жила и работала в Пекине. После окончания Востфака в 1975 не могла найти работу по китаеведной специальности в Москве и Ленинграде, поэтому переехала во Владивосток. В 1981 защитила кандидатскую диссертацию по теме «Механизм перевоспитания кадровых работников в годы маоистской «культурной революции» в Китае». По этой теме изданы две монографии. С начала 1980х и до 2011 изучала «Луньюй» и «Даодэцзин». В 1992 издала первый в советские времена полный перевод «Луньюй» на русский язык (журнал «Рубеж»). Главная научная тема – Конфуций, переводы «Луньюй» и циньская реформа письма или так называемая «пре-синология». Автор переводов с китайского и английского на русский язык нескольких научных и художественных книг о Китае.

По мнению Л. И. Головачёвой, сегодня китаеведение в России развито по-прежнему слишком мало, не соответствует размерам нашей страны и масштабам наших отношений с Китаем. Мы всегда оказываемся в позиции, когда Китай выступает как ведущая сторона. Отличительная черта советского китаеведения – излишняя заидеологизированность. Сегодня эта эпоха прошла, китаеведы стали свободнее, но настоящей внутренней свободы все еще не хватает. Для успешного развития российского китаеведения требуется приход молодых китаеведов с опытом работы в Китае, внутренней свободой и настоящим пониманием изучаемого предмета.

^ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ИНТЕРВЬЮ

ВГ: Здравствуйте, уважаемая Лидия Ивановна! Прошу Вас в нескольких словах представить себя для формального начала этого «китаеведческого» интервью.

ЛГ: Я Головачёва Лидия Ивановна. По профессии – китаевед-историк. Приобрела эту профессию после длительного пребывания в Китае. Родилась я в городе Тамбове в 1937 году. Сейчас мне 72 года, и я уже много лет на пенсии.

ВГ: Скажите, пожалуйста, как Вы лично относитесь к международному проекту «Китаеведение – устная история», в котором мы в данный момент принимаем общее участие?

ЛГ: Я считаю, что это замечательный проект! Считаю, что у нас и за рубежом до сих пор слишком мало известно о наших китаеведах, хотя в Китае, например, уже с 80-х годов прошлого столетия существуют библиографические словари советских и российских китаеведов.1 У нас в России, титаническими трудами Софьи Давыдовны Милибанд, тоже издан биобиблиографический словарь отечественных востоковедов, в том числе и о китаеведах там говорится.2 Но биографических данных очень мало, стандартный «куррикулум» – где родился, где учился, когда защитился. Самое интересное – как пришел, как состоялся – остается за кадром.

ВГ: Если вспомнить о Ваших самых первых шагах на пути к китаеведению, то можно ли спросить, как и когда Вы впервые узнали о том, что существует такая страна – Китай? Каким был первый образ Китая, сложившийся в Вашем личном представлении?

ЛГ: Лет пять мне было, когда я впервые узнала о Китае из потрепанной детской книжки с картинками, которую дедушка принес из библиотеки. Называлась она «Китайчонок Лан»:

Большая страна Китай!

Повсюду – и там, и тут

Цветет ароматный чай,

Который все в мире пьют…

…Шанхай, корабли встречай,

Придут корабли гурьбой

И чай, ароматный чай,

Они увезут с собой…

В этом стихотворении рассказывалось о шанхайском мальчике, который пробрался на один такой корабль и залез в трюм. Злые английские моряки обнаружили его далеко в море и выбросили за борт. А мальчик хорошо плавал. Обнаружив это, англичане выловили ребенка и со смехом привязали к его ногам гири: «Ну-ка, ты поныряй с гирями на ногах!..» Ужасный этот образ остался со мной на всю жизнь. Спустя много лет мне сказали, что это было стихотворение Джека Алтаузена.3

ВГ: Такой антиколониальный образ. Но это был все же некий вымышленный литературный образ. А когда Вы реально узнали о том, что на свете есть Китай?

ЛГ: Во время войны мы с бабушкой искали на карте Нанкин и Чунцин. В школе читала, как пограничники на Дальнем Востоке наблюдали бесчинства японцев на территории Китая. Помню письмо русской девочки из Китая в «Пионерской Правде». Она писала, что, к сожалению, китайцы смирные, покорные и революции у них не может быть. Все оказалось не так. После победы во Второй мировой войне об успехах китайской революции сообщалось много, за китайцев все радовались. Я была в шестом классе, когда в пионерском журнале «Костер»4 появилась большая статья по истории китайской революции, о Янъани5. Эта статья произвела на меня большое впечатление, тем более, что автором ее был школьник. Я удивлялась, как хорошо это написано, и как он все это мог узнать (наверно, его родители работали в Китае)? А когда я окончила школу и поступила в Ленинградский инженерно-строительный институт (ЛИСИ), то оказалось, что со мной в одной группе учатся пятеро китайцев! На нашем курсе училось 10 китайцев! А всего в нашем институте – сорок человек! Тут и произошло мое первое знакомство с живыми китайцами из Китая.

ВГ: То есть, это были китайские студенты, которые приехали в Советский Союз, чтобы получить высшее образование и специальность?

ЛГ: Да, они приехали учиться, и мы тогда очень подружились с ними. У нас был большой интерес к Китаю. И эта дружба осталась на всю жизнь! Сейчас мы уже дружим более пятидесяти лет!

ВГ: Насколько я знаю, по своей профессии Вы – инженер. Эта Ваша первая профессия не имела отношения к Китаю, хоть Вы и учились с китайцами. Как получилось, что Вы все-таки стали китаеведом? Что повлияло на Ваш переход в китаеведение?

ЛГ: История эта весьма длинная. Мой отец был архитектором, и после войны наша семья переехала в разрушенный до основания город Севастополь, который нужно было поднимать из руин. Поэтому свою первую специальность я выбрала по примеру отца.6 Но у меня была склонность к изучению языков. Очень хотелось поступить в Ленинградский университет на китайское отделение. Но даже заикнуться об этом я не могла. Судя по справочнику, в университете не предоставлялось общежитие. А мы поступали учиться вместе с моей сестрой-близнецом, она – в медицинский, где тоже общежития не было. У сестры призвание, я же всего только выбираю, чем в будущем заниматься. В семье младший брат, родители – интеллигенты-бессребреники, живут более чем скромно. Думала, что нужно приобрести какую-то практическую профессию, так и оказалась в строительном институте. Поступила без экзаменов: мы с сестрой окончили школу с золотыми медалями. Судьба распорядилась мною правильно. Китайское отделение, в то время модное и многолюдное, было в 1959 году закрыто в связи со свертыванием отношений с Китаем. Студентов раскидали по другим вузам. А я училась в ЛИСИ с китайцами и, в конце концов, вышла замуж за своего однокашника-китайца. Долгое время, многие годы после окончания института я прожила в Китае, работая на кафедре русского языка пекинского политехнического университета Цинхуа. Это было в 1960-х годах. Изучение китайского языка иностранцами, живущими в Китае в качестве частных лиц, вызывало подозрение. Я немного научилась читать, освоила бытовой язык – не более. В те годы у меня почти не было возможности соприкоснуться с традиционной культурой Китая. Все старое критиковалось. Правда, я внимательно прочитала переведенные на русский язык классические романы «Сон в Красном Тереме», «Троецарствие», «Речные заводи». Современная же история Китая была мне скучна. Описание китайской революции не вызывало ни интереса, ни эмоций – в противоположность прежнему, тому, что было в детстве. Кое-что интересовало – например, старички, отрешенно сидевшие в уединенных местах парков, сложив на животе руки, – что они видят, о чем думают? Что-то связанное с буддизмом. Но о буддизме никто из моего окружения, в основном русскоязычного, ничего не знает. Впрочем, две книги внезапно вызвали во мне интерес к истории. Первой была книга Натальи Ильиной о жизни русских эмигрантов в Харбине и Шанхае.7 Она кое-что прояснила. У нас на кафедре работали бывшие русские харбинцы Андреевы, к которым я относилась критически. Они рассказывали о Харбине, но все обрывочно, и я не могла связать этого с тем, что знала из русской истории периода революции и гражданской войны. А тут, благодаря Наталье Ильиной, система обнаружилась, причем все было не так, как я себе раньше представляла. Вторая книга – «Два года в восставшем Китае» – написана Галиной Вишняковой-Акимовой, жизнь которой меня просто-таки поразила.8 Она начала изучать китайский язык в Москве в начале 1920-х годов, но увидела, что не сможет им как следует овладеть, и в теплушке поехала через всю лежащую в разрухе Россию во Владивосток, где поступила в Восточный институт. После двух лет обучения она была послана в Китай. В Китае развертывалась антиимпериалистическая революция, там работали советские военные и политические советники при войсках партии Гоминьдан, они нуждались в переводчиках. Эта девушка была назначена переводчицей в армию генерала Фэн Юй-сяна9 и провела в Китае два года, оказавшись прямой свидетельницей и участницей событий революции 1925-1927 годов, от ее подъема до поражения. Для меня, вдруг, по-новому открылась страница истории того времени. Она была совсем не такой, как в учебниках по новейшей истории Китая, переведенной на русский язык. Революция как бы обрела плоть и кровь и оказалась захватывающе интересной. И, вдруг, мне вспомнилось одно событие из детства, из севастопольской жизни: пожар на знаменитом черноморском теплоходе «Победа». Кажется, это было летом в 1948 году. Говорили, что там погиб китайский генерал. Его звали Фэн Юй-сян.10 Более того, наша пекинская знакомая Фэн Ин-да, живущая в соседнем доме и приходившая к нам в гости, чтобы поговорить по-русски, оказалась дочерью того самого Фэн Юй-сяна. Ну, и ну! Вот так, неожиданно, и началось мое увлечение современной историей Китая.
  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Интервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ) icon3. Психологическая подготовка к интервью Вопросы к интервью III....
И все-таки один из самых распространенных методов получения сведений есть интервью, получение информации в личном общении, но при...

Интервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ) iconБаза отдыха «Учебный центр Лидия»
Минской области, на берегу реки Западная Березина, в 8 км от железнодорожной станции «Олехновичи». «Лидия» находится в сосновом бору,...

Интервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ) icon«Личностно-ориентированный подход к обучению учащихся на уроках экологии»
«Совершенствование экологической культуры учащихся на уроках экологии в условиях личностно-ориентированного обучения. Поломодова...

Интервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ) iconНаталия Ивановна, по итогам выступлений на площадках как Вы оцениваете...
Тамбовская область. Лисейцева Наталья Ивановна (председатель тро ообо «Союз семей военнослужащих России»)

Интервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ) iconИрина Грекова 'Скрипка Ротшильда' Грекова Ирина
Рита и Полина Ивановна были приятельницами. Рита работала в школе преподавателем русского языка и литературы, а Полина Ивановна лифтершей...

Интервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ) iconВводная часть технического интервью (3-5 минут)
Цель: установить корректную эмоциональную связь с кандидатом, настроить на интервью, задать правила проведения ти

Интервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ) iconИнтервью Формула успеха Айгара Шмитса
В своем интервью «Деловому» Айгар Шмитс был предельно откровенен. Он может себе это позволить — все, что достигнуто, заработано трудом,...

Интервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ) iconВ интервью он также критикует способ, каким США реализуют свою внешнюю политику
Вчера мэр Вентспилса Айварс Лембергс (на снимке) дал интервью газете «Неаткарига», в котором высказал свою точку зрения по многим...

Интервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ) iconЛидия Кравченко, бессменный директор Рижской украинской школы, поделилась...
Когда начинать школьное обучение? Этот вопрос, постоянно муссируется в педагогической среде

Интервью: головачёва лидия ивановна (ЛГ) iconИзучению климата сенсации противопоказаны (Интервью с А. С. Гинзбургом)...
Главная Мировой океан Атмосфера и климат Изучению климата сенсации противопоказаны (Интервью с А. С. Гинзбургом)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница