Ростислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов




Скачать 434.43 Kb.
НазваниеРостислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов
страница1/4
Дата публикации24.03.2013
Размер434.43 Kb.
ТипУрок
vbibl.ru > География > Урок
  1   2   3   4

Ростислав Туровский

Итоги и уроки губернаторских выборов



Каждый «большой» электоральный цикл в России принято завершать серией губернаторских выборов, которые по сложившейся в 1995-96 гг. традиции следуют за выборами парламента и президента страны. Правда, в отличие от 1996 г. в России произошло «растягивание» регионального электорального цикла: теперь через несколько месяцев после президентских выборов избирались главы лишь трети регионов (в сентябре 1996 – январе 1997 г. были избраны главы 47 регионов, в октябре 2000 – январе 2001 г. число субъектов федерации, в которых состоялись выборы, сократилось до 35). При Б.Ельцине речь шла о половине субъектов федерации, что сделало первый цикл губернаторских выборов крупным событием в политической жизни всей страны, сопоставимым по своей значимости с выборами федеральных органов власти. При В.Путине ситуация изменилась и в связи с проведением досрочных президентских выборов, к которым «привязали» собственные перевыборы многие губернаторы, и вследствие избрания ряда региональных лидеров на пятилетний срок. График региональных выборов стал менее упорядоченным. Всего же почти за полтора года - с октября 2000 г. по январь 2002 г. выборы глав исполнительной власти состоялись в 52 субъектах федерации. Все эти избирательные кампании и стали предметом нашего исследования.

^ Выборы губернаторов проходили в изменившейся общественно-политической ситуации. В стране появился новый президент, который сделал ставку на укрепление властной вертикали. Существенно изменился сам формат отношений между центром и регионами. Была создана система семи федеральных округов, в которые были назначены полномочные представители президента. Их статус искусственно «раздувался» в рамках спланированной PR-кампании, призванной «обуздать» губернаторов. Своим представителям в федеральных округах В.Путин публично поручил взять региональные выборы под жесткий контроль. Одновременно вводилась в действие система санкций, позволяющих президенту отстранять губернаторов от должности. Губернаторы вынуждены были покидать Совет Федерации и, в значительной степени, федеральный уровень политики. А особенности финансовой политики центра позволили усилить зависимость регионов-реципиентов и несколько ограничить возможности доноров.

Все эти меры стали основанием для многочисленных оценок института губернаторов как «уходящего», теряющего свой политический статус. Президент, в свою очередь, мог быть удовлетворен практически любым исходом губернаторских выборов, поскольку они не могли изменить общую направленность процесса.

Таким образом, с «московской» точки зрения губернаторские выборы становились делом неинтересным и малозначимым. В этой связи интересно проанализировать, как на самом деле разворачивался выборный процесс на уровне регионов.

Может показаться парадоксальным, но губернаторские выборы 2000-2002 гг. оказались существенно более напряженными и привлекли гораздо больший интерес различных политических и экономических субъектов. Об этом свидетельствуют даже количественные показатели. Средний «конкурс» на губернаторское кресло оказался достаточно высоким – 6,3 кандидатов на место. Во многих регионах число кандидатов было просто «астрономическим». Например, в Псковской области, Приморском и Ставропольском крае в выборах участвовали по 13 кандидатов. Для сравнения можно привести результаты прошлой кампании 1996 – начала 1997 гг. Тогда «конкурс» составил 4,7 кандидатов на место. Максимальное число кандидатов тоже было меньше – 10 в Челябинской области.

Все это означает, что интерес к региональным выборам в стране отнюдь не упал. Наоборот, губернаторские кампании стали сложнее и интенсивнее в сравнении с «первой попыткой». Более того, в регионах наблюдался наплыв богатых «варягов», прежде всего московских, что также опровергает тезис об ослаблении интереса к институту губернатора. В тех немногочисленных регионах, где выборы были фактически безальтернативными (два-четыре кандидата при абсолютном фаворите), отсутствие конкуренции определялось абсолютной предрешенностью результата голосования (Краснодарский и Хабаровский края, Астраханская, Кемеровская, Орловская области, Агинский Бурятский АО), либо снятием с дистанции главного конкурента (Ростовская область, где в процессе «селекции» остались лишь два соперника, один из которых – «подставной»).

Еще одним интересным моментом стало обновление списка соискателей. Из 329 участников этих выборов лишь 79, т.е. четверть принимали участие в прошлых выборах, причем большинство из них – губернаторы. Подавляющее большинство неудачников прошлой выборной серии приняло решение больше не рисковать, а скорее просто утратило поддержку местных элит. Во многих регионах состав участников был совершенно новым (например, впервые участвовали в губернаторских выборах все кандидаты, имевшиеся в наличии на Камчатке и в Эвенкии). В этом плане можно провести аналогию между губернаторскими выборами и последними думскими выборами в одномандатных округах, в которых также участвовали в основном новые фигуры.

На этом основании еще рано делать вывод о смене региональной элиты. Скорее можно говорить об усилении «броуновского движения» на региональном уровне. По мере распада неформальных структур и групп, сформировавшихся в советское время, наблюдается и определенное дробление региональной элиты, которое приводит к быстрому появлению и исчезновению фигур на «втором плане» регионального политического процесса. В то время как позиции губернаторов крепнут, их соперники меняются как в калейдоскопе (хотя есть и консервативные регионы, где старые счеты сводят годами одни и те же люди). Любопытно, что некоторые кандидаты, являвшиеся главными и серьезными соперниками губернаторов на прошлых выборах, и рискнувшие пойти на выборы еще раз, не получили почти ничего (С.Левитан в Пермской области, С.Атрошенко в Тюменской, А.Колташов в Курганской, А.Кириличев в Приморье).

При этом качественный состав конкурентов отнюдь не улучшился. Напротив, в нем стало больше случайных фигур, в т.ч. разного рода мелких бизнесменов, участвующих в выборах ради собственного (на выходе – весьма сомнительного) престижа. В итоге результаты на уровне 1-2% тоже стали встречаться гораздо чаще. В частности в Калининградской области 8 из 12 кандидатов набрали по 1% голосов и меньше. Среди всех кандидатов только 99 получили в первом туре по 15% голосов и больше, а это значит, что реальный электоральный ресурс имели в среднем по два кандидата на регион. О серьезной конкуренции можно говорить в 18 регионах, где победитель выявился только во втором туре, и еще в шести регионах, где победитель выиграл в первом туре, но не набрал 50% голосов (кстати, во всех этих регионах отрыв победителя составил менее 10 пунктов). Примерно в половине регионов исход выборов был просто предрешенным.

Поэтому, несмотря на «количественное» усиление конкуренции на выборах качественного изменения ситуации в худшую сторону для губернаторов не произошло. Наоборот, губернаторы в большинстве случаев легко разделались с многочисленными новоявленными соперниками. Выборы закончились большой победой действующих губернаторов. Из 52 регионов в 29 победу одержали инкумбенты1, еще в пяти – их публично названные преемники, получившие в свое распоряжение административный ресурс. Таким образом, губернаторские «партии власти» выиграли 65,4% регионов – почти две трети. Результат очень неплохой, учитывая далеко не блестящее положение дел в большинстве субъектов федерации.
^ Причины губернаторского успеха.

Итак, можно говорить о серьезном укреплении губернаторских режимов. В доказательство приведем результаты прошлой серии выборов: тогда инкумбенты выиграли только в половине регионов. А чистых поражений у губернаторов на этот раз было всего 14 (в остальных случаях проигрывали преемники, или губернаторы просто не участвовали в выборах).

В данном процессе есть своя любопытная деталь. ^ Наиболее прочными оказались позиции как раз тех губернаторов, которые пришли к власти с помощью выборов. Из этой группы выборы выиграли 22 губернатора (включая президентов ряда республик, которые часто являлись региональными руководителями на момент первых выборов), тогда как проиграли лишь восемь. В то же время из бывших ельцинских назначенцев отсеялась почти половина: семеро выиграли, а пятеро проиграли. Другими словами, более прочными оказались позиции не тех, кто годами занимал губернаторское кресло, а тех, кто прорвался на этот пост на оппозиционной волне и за счет своей харизмы. Их популярность еще не подверглась такой эрозии, как в случае со «старожилами».

Другая характерная особенность – некоторый рост «совокупной» популярности действующих губернаторов. Средний процент голосов, полученный губернатором в первом туре, составил 48,2%2. На выборах конца 1996 – начала 1997 гг. этот показатель для всех 47 регионов составлял 43,1%. Рост небольшой, но в то же время в отличие от инкумбентов-96 (напомним, ельцинских назначенцев) сейчас практически все «взяли» тот минимум голосов, который обычно губернаторы получают за счет административного ресурса, - 20-30% голосов. Исключение составили воронежский губернатор И.Шабанов, которому достались лишь 15,2%, глава Республики Алтай С.Зубакин, в первом туре получивший почти 15% и рекордсмен со знаком «минус» А.Джаримов со своими 10,15% (прежде некоторые инкумбенты не набирали и 10%). Причиной для такого усиления позиций в общественном мнении стал задел, созданный этими лидерами во время прошлых выборов. Другими словами, помимо административного ресурса они имели в своем распоряжении и некий минимум избирательских симпатий, сохранившийся по инерции от прошлых выборов.

^ Произошло увеличение гарантированного «губернаторского минимума», который, по нашей оценке, сегодня составляет около 25-30% голосов (хотя И.Скляров «выжал» в первом туре лишь 20 процентов «с копейками»). Однотуровая система дала возможность некоторым «слабым» губернаторам сохранить свои посты (Е.Михайлов в Псковской области получил только 28% голосов, Ю.Лодкин в Брянской – 29,4%, но оба остались на своем посту). Спасла однотуровая система и чувашского президента Н.Федорова.

Но большинство губернаторов существенно превзошло этот минимум, улучшив свои прежние результаты. Такие губернаторы, как В.Бутов (Ненецкий АО) и Б.Жамсуев (Агинский Бурятский АО) прибавили примерно в два раза3. Популярность А.Лебедя (Хакасия), А.Гужвина (Астраханская область), Р.Гениатулина (Читинская область) выросла на 25-30 пунктов, И.Фархутдинова (Сахалин), В.Цветкова (Магаданская область), В.Чуба (Ростовская область) и В.Малеева (Усть-Ордынский Бурятский АО) – на 16-17 пунктов4. Заметно усилили свои позиции П.Сумин (Челябинская область), В.Ишаев (Хабаровский край), Н.Виноградов (Владимирская область) и др.

Хотя, конечно, не следует думать, что за прошедшие годы выросла популярность всех губернаторов. Некоторые из них испытали просто катастрофический спад популярности. А.Джаримов в Адыгее потерял почти 50 пунктов, Н.Полуянов в Коми-Пермяцком АО - около 45 пунктов, И.Шабанов в Воронежской области и Г.Неделин на Таймыре – около 35, Ю.Лодкин – около 25, Ю.Спиридонов (Республика Коми), А.Дзасохов (Северная Осетия), И.Скляров (Нижегородская область), Г.Игумнов (Пермская область), Ю.Горячев (Ульяновская область) и В.Кислицын (Марий Эл) – порядка 20.

Общая тенденция на уровне общественного мнения оказалась в пользу инкумбентов. Однако нельзя не отметить исчерпание «ресурса популярности» у целого ряда «старых» региональных лидеров. В некоторых регионах было заметно, что избиратели уже не приветствуют губернаторское «долгожительство» и настроены на смену «застойной» власти. Со своей стороны ряд губернаторов не смог перевести свою политическую кампанию на «рельсы» современных информационных технологий, что усугубило имиджевые проблемы. С этими проблемами можно связать болезненные поражения таких классических «старожилов», как А.Джаримов, Ю.Спиридонов, Ю.Горячев. Полезно напомнить, что все они были первыми секретарями обкомов КПСС (также как и проигравший И.Шабанов).

К концу 2001 – началу 2002 гг. уже стало ясно, что «бессмертных» региональных руководителей нет, и всем отмерен определенный «властный цикл», продолжительность которого зависит от сочетания политических ресурсов и личных качеств (так, другие «аксакалы» - М.Шаймиев, В.Коков и Е.Строев свои выборы выиграли вполне уверенно). О появлении «на горизонте» слабой тенденции к смене региональной элиты говорят и имиджевые конфликты по типу «молодой – старый». В ряде случаев «молодость» взяла верх, как в Амурской области, но в Тульской все-таки была вынуждена уступить. Кстати, избиратели начинают уставать и от «вечных соперников» региональных «партий власти». Так, в Приморском крае в очередной – третий раз проиграл В.Черепков, на этот раз набравший неплохие, но далеко не победные 20% голосов.

Таким образом, одним из основных результатов губернаторских выборов стало усиление позиций действующих губернаторов. Произошла заметная стабилизация губернаторских режимов. Причем следует отметить, что прошедшие выборы стали первым тестом на прочность выборных режимов, и этот тест прошел очень успешно.

Можно выделить целый ряд причин, по которым губернаторы избежали болезненных поражений.

Во-первых, при всем большом количестве соперников, на этих выборах у губернаторов было мало реальных соперников. На прошлых выборах, проходивших в ельцинскую эпоху, доминировал биполярный сценарий «партия власти» против коммунистов». Как результат, формировался протестный электорат, ориентированный на кандидатов, входивших в список поддержки НПСР. На этих выборах губернаторам как корпорации не противостояла никакая другая корпорация с сопоставимыми электоральными ресурсами.

В итоге протестный электорат был дезориентирован и размыт, что в конечном счете вело к усилению инкумбентов, которые эффективно играли на избирательском конформизме. Для прошедшего выборного цикла оказался наиболее характерен результат, когда губернатор набирал 40 и более процентов голосов, а его соперники оставались на уровне 10-20%.

Сейчас много говорится о том, что успеху целого ряда действующих губернаторов способствовало введение однотуровой системы. Действительно, ряд губернаторов прошел, что называется, «на грани» (Е.Михайлов, Ю.Лодкин получили менее 30%, Н.Максюта – 36,5%, А.Волков в Удмуртии – 37,8%). Но в отличие от выборов 1996 г. перестал автоматически работать протестный сценарий второго тура, когда большинство избирателей объединяется вокруг главного соперника губернатора, кем бы он ни был. Действительно, во втором туре проиграли глава Республики Алтай С.Зубакин, президент Марий Эл В.Кислицын, губернаторы И.Скляров, Л.Горбенко и Н.Полуянов, но они отставали уже в первом туре5. Зато губернаторы В.Стародубцев, А.Черногоров, В.Любимов, В.Шершунов, А.Ефремов и О.Богомолов уверенно выиграли во втором туре, не оставив своим соперникам никаких шансов. Ограниченным теперь оказывался электорат не губернаторов, а их соперников, которые во втором туре нарастили очень мало голосов. Например, костромской мэр Б.Коробов, набрав 23,1% в первом туре, во втором получил лишь 24,6%, т.е. оказался полностью заперт в своем городе. Периферия же решила не рисковать. Соперники архангельского губернатора Н.Малаков и тульского губернатора В.Соколовский во втором туре набрали меньший процент голосов, чем в первом! Другими словами, электорат стал разборчивее и даже в проблемных регионах уже не голосовал за любого антигубернаторского кандидата.

Хотя говорить об исчезновении фактора протестной консолидации во втором туре еще рано. Он срабатывал там, где противник губернатора имел очевидные имиджевые преимущества. Так, в Амурской области при огромном отставании от губернатора А.Белоногова в первом туре (43,64% и 20,47%) молодой депутат Госдумы Л.Коротков во втором туре буквально вырвал победу (он набрал 49,42% при 42,86% у губернатора), причем губернаторский процент даже сократился. На Камчатке во втором туре произошла реальная консолидация протестного электората вокруг коммуниста М.Машковцева, которая объяснялась усталостью населения от местной «партии власти», выдвинувшей вице-губернатора Б.Синченко. Нечто подобное наблюдалось в 1996 г., но гораздо чаще, поскольку тогда объектом всеобщего неприятия становились губернаторы-назначенцы, с электоральной точки зрения более слабые, чем нынешние выборные губернаторы.

Кроме того, в Курганской области во втором туре сильно прибавил не губернатор, а его соперник Н.Багрецов, но победить он все равно не смог. Мощно прибавили во втором туре, хотя и не дотянули до победы коммунист С.Левченко в Иркутской области и бизнесмен Ф.Тумусов в Якутии. Исчерпание электората региональной «партии власти» в первом туре обычно объяснялось неустранимыми (или не устраненными – в отсутствие хороших специалистов) имиджевыми проблемами губернаторов или их преемников. Поэтому Б.Говорин, В.Штыров, О.Богомолов с трудом вытянули победу во втором туре, а А.Белоногов и Б.Синченко неожиданно для многих проиграли.

Во-вторых, на выборы шли губернаторы, которые уже однажды прошли через горнило выборов. Все они в той или иной степени освоили азы публичной политики. На прошлых выборах у них сформировалось электоральное ядро. Поэтому, как уже говорилось, каждый инкумбент в рамках данной серии выборов имел «в кармане» более существенный минимум голосов, чем раньше. В прошлый раз все, включая действующих губернаторов, начинали почти с нуля.

В-третьих, и, возможно, это главная причина, административный ресурс за последние годы стал более весомым и эффективным, чем прежде. Постепенно губернаторами были освоены технологии управления электоральным поведением, контроля за муниципальными властями и избирательными комиссиями. Это было заметно уже на думских выборах, когда губернаторы и особенно президенты республик мобилизовали в поддержку своих «партий власти» намного больше избирателей, чем в 1995 г.

Таким образом, качественные сдвиги произошли не только на федеральном, но и на региональном уровне. Процесс укрепления власти затронул не только федеральный центр, но и губернаторские вотчины. Губернаторы активно использовали эпоху «позднего Ельцина» для усиления своих позиций на местах. В.Путин, попытавшись воплотить в жизнь централизаторские идеи, не смог ничего поменять в региональных раскладах.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Ростислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов icon«Итоги выборов депутатов Государственной Думы VI созыва» в понедельник,...
Неверов: Главный итог выборов – люди проголосовали за курс Медведева, Путина и «Единой России»

Ростислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов iconПартия «Единая Россия» вынашивает идею оформить «план Путина» в виде...
Итоги думских и президентских выборов предлагается зафиксировать в пакте гражданского единства, который может принять Гражданский...

Ростислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов iconОбзор средств массовой информации
...

Ростислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов icon«Итоги выборов Сейма интересны своей неинтересностью »
Начало нового года самое время, чтобы попытаться проанализировать политическую ситуацию и понять, куда мы в конце концов идем. На...

Ростислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов iconВыступление заместителя Председателя цик россии С. В. Вавилова «Роль...

Ростислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов iconПолитическое Бородино По итогам выборов левые в Латвии ни на шаг не приблизились к цели
...

Ростислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов iconЭлекторальный пульс харькова
Статистическая погрешность не превышает 3,2%. Задача исследования состояла в том, чтобы измерить электоральные предпочтения харьковчан...

Ростислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов icon2 грудня 2004 року, №36, випуск 1
Князевич. По его словам, исходя из вышеперечисленных нарушений он отказался принимать участие в заседании цик 24 ноября, на котором...

Ростислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов iconУроки французского" ) 6 класс Тема: Легко ли быть учеником? (по рассказу...
Хочется ли вам учиться? Легка ли работа ученика? Сегодня мы поговорим о том, легко ли быть учеником. А в центре нашего разговора...

Ростислав Туровский Итоги и уроки губернаторских выборов iconСоциально-политическая ситуация в стране
Меня тревожит, что у нас практически не происходит обсуждения того, что надо делать за рамками выборов, после выборов. На мой взгляд,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница