Синайское откровение Десять заповедей




Скачать 267.62 Kb.
НазваниеСинайское откровение Десять заповедей
страница3/3
Дата публикации19.06.2013
Размер267.62 Kb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Философия > Документы
1   2   3
требовать: уважение, любовь нужно заслужить. Иное дело — почитание родителей, которое есть необходимейший элемент цельности всякого народа.

Мы уже неоднократно отмечали тесное переплетение, взаимообусловленность духовного и материального в еврейском мировоззрении. Начни с малого, и постепен­но ты дойдешь до великого, сделай шаг к Б-гу в ма­териальном мире, и ты увидишь, как, мало-помалу, распрямится твоя душа. Так и здесь: чти родителей, смиряя свой нрав, и ты скоро увидишь, что сам выиг­рал от этого больше всех.

(6) — "Не убивай".

Мы перешли сейчас к заповедям, высеченным на вто­рой скрижали. Наши мудрецы говорят, что одинаково расположенные на скрижалях заповеди соответствуют одна другой: первая соответствует шестой, вторая — седьмой и т.д.

Заповедь "Не убивай" связывается, таким образом с заповедью "Я Г-сподь Б-г твой". И это очень естес­твенно: человек создан по образу Б-га, и Всевышний вдохнул в него Б-жественную душу. Поднявший руку на человека отрицает тем самым не только жизнь этого человека, но и Б-га, Его власть над природой и людь­ми.

То, что ты не можешь восстановить, ты не имеешь права и разрушать. Душа, которую ты не в силах бу­дешь восстановить, тебе ли уничтожать ее? Знаешь ли ты, каково предназначение этого человека: может быть, ему суждено освободить Машиаха. Не убивай, потому что ты — не владыка, не хозяин. Не убивай, потому что ты не вправе!

Современному интеллигенту, живущему в обществе и признающему общество, эта заповедь, однако, кажется странной и излишней. Ему становится дурно при одном виде крови, текущей из собственного пальца, и он весьма склонен считать убийц, о которых он читал в газетах, патологическими типами, заслуживающими скорее лечения, чем наказания.

В Мехильте — классическом еврейском трактате — описан такой диспут. Р. Ишмаэль и р. Акива разошлись во мнениях по поводу того, как отвечали сыны Израиля на каждую заповедь во время Синайского Откровения.

Р. Ишмаэль говорил, что евреи отвечали на положи­тельные заповеди-предписания — "Да", а на отрица­тельные заповеди-запреты — "Нет"; р. Акива утверж­дал, что они говорили "Да" и в том, и в другом слу­чае. Какая разница между этими двумя утверждениями? Вот пример: отец говорит своему сыну: "Не играй с Васькой, он — плохой мальчик". Если сын отвечает: "О, нет!", он тем самым как бы говорит: "Я это знаю и не играл бы с ним, даже если бы ты ничего мне не ска­зал". Но если он отвечает "Да", то это значит: "Хо­рошо, раз ты говоришь мне так, я повинуюсь". Р. Аки­ва говорит: "Поскольку Ты сказал: "Не убивай", мы не убиваем, но если бы Ты не сказал этого, мы могли бы убивать". Для р. Акивы человек способен на убий­ство. Р. Ишмаэль говорит, что для человека естест­венно не убивать, что и без Б-жественной заповеди это хорошо известно человеку.

Чью сторону мы возьмем в этом споре? Вспомните древнюю историю, недавнюю историю, посмотрите во­круг: сколько крови, и никто, кроме кучки интеллиген­тов, не падает в обморок. Наоборот, льющаяся кровь только распаляет зверя в человеческом обличии и ве­дет к новым и новым убийствам. Заповедь "Не убивай" недаром вставлена в Десятисловие — фундамент Зако­на: отказ от нее разрушает до основания человечес­кие созидательные усилия, как сказано: "Даже за од­но убийство меч приходит на землю". Короткий миг — и стерта тощая позолота православной этики, тысячи людей, опьяненных кровью, уничтожают евреев, — сво­их "заклятых врагов", вчерашних соседей, к которым запросто забегали за солью или фунтом муки, с которыми еще вчера только перекидывались парой слов о погоде и видах на урожай.

Сказано "Не убивай", ибо мы должны победить это в себе. "Не убивай", потому что нет человека, пришед­шего в мир напрасно. "Не убивай", потому, что не ты, человек, волен распоряжаться чужой жизнью. Не забы­вай об этом!

(7) — "Не прелюбодействуй"

Упоминание об этой заповеди всегда вызывает веселое оживление: не то, чтобы люди ожидали услышать какие-нибудь пикантные истории из жизни патриархов или рассказы об амурных похождениях пророков и ца­рей, а просто так — весело!

А, между тем, веселиться тут нечего. Не до шуток! Современный человек считает себя необыкновенно сво­бодным и раскованным, страшно прогрессивным, этаким цветочком, распустившимся на кусте после стольких лет нецветения; после забитых, запуганных, замучен­ных ужасными религиозными табу поколений. Теперь-то настала подлинная свобода.

Мы живем в век, когда любовница стала почти номен­клатурной единицей, когда женщине, не имеющей "друж­ка", не о чем рассказать на работе, когда книги и журналы, — наш "духовный хлеб" — полны историй про "красивую жизнь", разбавленных иногда политикой, когда фильмы без полового акта считаются безнадежно устаревшими, провинциальными. Мы живем в эпоху, когда самодовольный и чванливый современный человек все больше и больше погружается в самое безобразное кро­восмешение, возвращается к дикой беспорядочной по­ловой жизни допотопных народов, восхищается половы­ми извращениями и смакует их. Он погружен по горло в черную липкую грязь и считает это "вершиной раз­вития".

Разрушается семья — основа человеческого сущест­вования. Все мы читали статистические данные о браке и разводах, но посмотрите вокруг, как болят, кро­воточат души и сердца тех людей, которые нас окру­жают. Легкое отношение к браку и к обязанностям, из него вытекающим, развод, сломанные судьбы, несчас­тные дети... А если и не так, вспомните, много ли вы видели вокруг себя "теплых" домов, семей, в которых, быть может, не всегда весело, но всегда счастливо? Манимый призраком "свободы", современный человек вы­вернул наизнанку свою душу, распахнул двери своего дома, и они — душа и дом — выстуженные космическим холодом, наполнились ледяной пустотой.

Человек, плоть и кровь, подобно животным, создан из земного праха, но его отличает и поднимает из животного мира душа, которой наделил его Создатель. Природа человека такова, что ни одна из его состав­ляющих не получает изначального несомненного пере­веса: человек может и душу свою низвести до скот­ского состояния, но может с ее помощью и возвысить свою животную основу, по-настоящему облагородить, освятить свою земную природу. Человек начинается тогда, когда он говорит "Стоп!" своим животным инс­тинктам, не изгоняет их, не отворачивается от них, пытаясь игнорировать их существование, но ограничи­вает их власть, умеряет их силу.

Всевышний не бросил нас, не оставил нас на полпу­ти недоумевать: "Куда же идти? Что же делать?" Он дал нам Свои заповеди, освещающие путь жизни, подоб­но свечам. И одна из самых важных — "Не прелюбодей­ствуй" — начало пути к освящению брака, семьи, к освящению потомства, важное условие действительной, а не формальной духовной связи родителей с детьми — словом, всего того, чье исчезновение мы часто и го­рячо оплакиваем самыми неподдельными слезами.

(8) — "Не кради"

Не воруй, не бери чужого, уважай результаты труда и собственность другого человека — такие положения есть, наверное, в каждом законодательстве: вопросы собственности и отношения к ней составляют стержень очень важной стороны социальной деятельности — эко­номической. Однако полученный Моше на Синае Закон уникален и в этом вопросе. Как нигде более переплете­ны в нем правовое и этическое отношение к греху. От­вращение, которое питает Создатель к воровству, столь велико, что, когда праматерь Рахель выкрала идола своего отца, пытаясь отвлечь его от идолослужения, она, несмотря на свою праведность, была наказана пре­ждевременной смертью и лишена своего места в усы­пальнице великих — пещере Махпела.

Понятие "воровство" трактуется иудаизмом необы­чайно широко. Вор — это не только запустивший руку в карман другому или очистивший чужую квартиру. Это и тот, кто сознательно наносит ущерб репутации не­винного, и тот, кто не предлагает другому своего крова в случае крайности, вором мудрецы называют того, кто беззастенчиво пользуется гостеприимством хозяина, и даже того, кто предлагает подарок, зара­нее зная, что его откажутся принять.

Воровство — столь страшное обвинение, что никакие шутки, способные вызвать хоть тень подозрения, здесь совершенно неуместны. Так, запрещается прятать вещь, которая принадлежит другому человеку, просто из желания подшутить над ним. И даже вещь, вам принадлежащую, вы не можете взять иначе, как спросив разрешения у человека, которому вы передали ее во вре- менное пользование.

(9) — "Не произноси ложного свидетельства на ближнего своего"

Все мы — люди законопослушные. Мы, как правило, даже не знаем, где расположен наш районный суд, и связаны с юстицией только через журнал "Человек и закон". Поэтому большинство из нас считает судебные учреждения чем-то второстепенным и имеет очень смутные представления о месте суда в жизни общества.

А, между тем, это место — из важнейших. Да, суд не производит промышленных товаров, не сеет и не собирает урожай, не играет на скрипке и не плавает по океану, торгуя с разными странами. Но суд явля­ется главным и решающим инструментом того, что объ­единяет всю эту разрозненную человеческую деятель­ность в единую жизнь общества: он является верхов­ным стражем Закона! Суд — главное средство воплоще­ния Закона в реальную жизнь. Справедливый суд при­водит в порядок все части социального механизма, создает общественную гармонию. Суд неправедный раз­рушает общество, умаляет роль Закона, фактически изгоняя его из жизни людей.

Естественно поэтому, что Закон, полученный Моше на Синае, содержит много указаний касательно устрой­ства суда. Но замечательно, что Тора считает одним из важнейших условий праведного суда не знания и достоинства судьи, не его независимость, и не глас­ность суда (хотя обо всем этом говорится в ней), а истинность свидетельских показаний! Сила правды та­кова, что она опрокидывает, в конечном счете, все уловки и лукавства и приводит к установлению гармонии в мире!

Но эта заповедь имеет отношение не только к судо­производству. Утверждая или отрицая что-либо, мы свидетельствуем постоянно перед лицом Высшего Судьи на "процессе", именуемом жизнью. Девятая заповедь есть осуждение лжи и клеветы в любых, даже самых невинных формах. Кривые пути никогда не приведут нас к цели, которую поставил перед нами Создатель. Ничто не сравнится с разрушительной силой языка. Недаром в школе р. Ишмаэля учили, что распространя­ющий клевету грешит так же, как если бы он совершил сразу три самых тяжких греха: идолослужение, крово­смешение и убийство.

Царь-мудрец Шломо говорил: "Всего, чего человек в состоянии достичь исполнением заповедей и добрыми делами, недостаточно, чтобы искупить зло, причиняе­мое его устами. Человек, поэтому, обязан оберегать свои уста от произнесения клеветы".

(10) — "Не желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего и раба его, и рабыни его, и вола его, и осла его, и всего того, что у ближнего твоего".

Есть в этой заповеди одна особенность: в ней речь идет не о действии, но о помысле, и чисто этическое положение поднимается до высоты религиозной обязан­ности.

Очень часто говорят: "Современная наука выяснила, что человек не в состоянии контролировать свои желания, что они возникают спонтанно в подсознании. Как же ваш жестокий Закон возлагает на человека ответственность за то, над чем он не властен?"

Имена Фрейда и его коллег только придают наукообразную форму тому вопросу, который задавали нашим предкам с незапамятных времен. Звучал он в Вавилоне, Персии, в эллинистической Сирии и в могучем Риме — и всюду он задавался вот в такой почти утвер­дительной риторической форме, и всюду это означало одно и то же: торжество материи над духом, плоти над душой.

Наши мудрецы отвечали, что, согласно Торе, человек способен формировать свою психику в широких пределах. Тора говорит нам, что мы, сбитые с толку ма­териальными завесами, не знаем своих возможностей. Посудите сами: крестьянину не приходит в голову про­сить руки царской дочери, а бедный ремесленник не мечтает о короне римского императора. Сердце не влечется к заповеданному, и в вашей власти устано­вить границу заповеданного в соответствии с требо­ванием Всевышнего. Тора дана людям. Стало быть, в ней нет ничего, что было бы неисполнимым, хотя ис­полнение заповедей требует постоянного духовного усилия.

***

Творец начертал эти десять огненных заповедей на двух каменных скрижалях и отдал их Моше, дабы они, помещенные в священный Ковчег, стали главной святы­ней еврейского народа. Вот Моше сходит с горы, и в руках у него Скрижали Завета. Давайте посмотрим на них еще раз.

Пять заповедей на первой скрижали говорят об от­ношениях между человеком и Б-гом (родители считают­ся партнерами Всевышнего в творении человека. Они дают ему тело, Г-сподь — душу). Пять заповедей вто­рой скрижали касаются отношений между людьми. Поче­му Б-г просит положить их в один ковчег рядом? Он тем самым хочет внушить нам одну необыкновенную мысль: отношения между людьми так же важны в Его глазах, как отношения людей к Б-гу! Ничего подобно­го не было ни в одной религии Передней Азии. Эти­ческий аспект в них не был органически связан с ре­лигиозными ценностями, и потому с течением времени исчезал. Религия умирала, превращаясь в магический обряд. А иудаизм жив поныне. Не только в Храме или в синагоге, не только во время обряда открывает еврей скрытое присутствие Великого Творца, но и в каждом жизненном движении, в ежеминутном Его прояв­лении в нашем мире. "И сказал Б-г все слова эти, говоря..." Мудрецы учат нас, что Б-г произнес все Десятисловие одновременно, в одном импульсе, так, как чело­век не может сделать. Десять заповедей не могут быть отделены одна от другой или упорядочены по их сравнительной важности. Есть люди, и таковых сейчас немало, заявляющие, что они готовы признать и при­нять духовную или этическую часть учения, но отри­цают устаревшую, по их мнению, ритуальную часть. Но все заповеди неразделимы, — и "этический", и "риту­альный" законы одинаково исходят от Всемогущего. Отказ от любой, даже самой маленькой, части Закона есть умаление Его власти, отрицание Его существова­ния.

"Говоря ...", Тора употребляет здесь языковую форму, которая используется для описания действий, проис­ходящих в настоящее время, сейчас. Слова, произнесенные Всевышним на Синае, не стали достоянием исторической науки, застывшим памятником старины, мимо которого мы с почтением проходим. Создатель, Царь Царей, Владыка Мира обращается к каждому ев­рею, когда и где бы тот не жил, в каком бы положе­нии не находился: "Я Г-сподь Б-г твой..."

Вслушайтесь еще раз в эти слова. Сколькими запо­ведями из десяти мы пренебрегаем?

Безбожие все еще в моде, оно все еще считается "высшим достижением свободного человека". На каж­дом шагу нас поджидают идолы, и служат им неистово, забывая обо всем на свете, принося и человеческие жертвы, заглушая те слова. От окружающих народов мы научились божиться и клясться, вовсю упоминая Его Святое Имя. Ну-ка, последите за своей речью! В огромном Ленинграде, где живет 140 000 евреев, мно­го ли найдется домов, где зажигают свечи Шабата, где о Шабате помнят и хранят его?

Непочитание родителей и старших, учителей распрос­транено повсеместно и считается высшим шиком. Вы полагаете, что уж в убийстве-то большинство из нас неповинно? А что вы скажете о "планировании семьи" и искусственном прерывании беременности? С чего это мы решили, что вправе распоряжаться судьбой души, еще не родившейся, но уже пришедшей в этот мир? Скот- ство современной половой жизни превосходит содомическое, т.к. сейчас порок старается соблюсти внеш­ние приличия, натянуть на себя верхнюю одежду, ко­торую, конечно же, украл. Воровство стало для мно­гих естественнейшей формой существования. Украсть у государства, взять не свое означает сплошь и рядом проявить доблесть. А сколько евреев предпочитает лгать! Даже и себе самому, тем более что в нынеш­них условиях ложь является наиболее удобной формой социального существования. А как насчет ближнего твоего? И дома его, и жены, и вола, и осла его? Как же выполняет еврейский народ условия Завета, заключенного на Синае?

Увидев евреев, танцующих вокруг золотого тельца, Моше Рабейну в гневе бросил скрижали, и они раско­лолись. Камень разбит, но слова живы. Они звучат и звучат, взывая к каждому из нас, умоляя впустить их в наши сердца. Вы слышите?!

16 November 2005

Посмотреть все статьи в категории: 613 заповедей
1   2   3

Похожие:

Синайское откровение Десять заповедей iconЕлена Александровна Кабанова Инесса Ципоркина Стерва делает карьеру. 10 заповедей успеха. Стерва
Если тебе не хватает опыта и знаний, чтобы успешно продвигаться по этой лестнице, то десять заповедей успеха от стервы-карьеристки...

Синайское откровение Десять заповедей iconВ недельном чтении “Итро” рассказывается о даровании Израилю Торы,...
Десять заповедей признаются основой всех остальных предписаний Торы, но примечательны они еще и тем, что их слышал весь народ, а...

Синайское откровение Десять заповедей iconМое большое еврейское восхождение на гору Шаста
Мои праотцы стояли на горе Синай, когда Моше получал от Всевышнего Десять Заповедей”

Синайское откровение Десять заповедей iconДесять заповедей Господа для человечества Нового времени, принятых...
Думай только положительно, желая добра для себя. Не посылай злостные мысли и другим

Синайское откровение Десять заповедей iconДесять заповедей для родителей от Януша Корчака. 
Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой

Синайское откровение Десять заповедей iconПролог
«творца президентов». Более десятка лидеров европейских стран во многом обязаны своим приходом к власти его блестящему искусству....

Синайское откровение Десять заповедей iconИ делай справедливое и доброе…
Эта глава содержит в себе все основы иудаизма: запрет идолопоклонства, идею единства Создателя,  представление  о любви к Богу и...

Синайское откровение Десять заповедей iconР. Моше Вейсман Моше обещает, что за исполнение заповедей евреи будут процветать в этом мире
Евреи спросили у Моше: "Когда Ашем наградит нас за исполнение Его заповедей?" Моше объяснил: "В этом мире вы получите лишь незначительное...

Синайское откровение Десять заповедей iconГосподь Иисус Христос в Своих беседах нередко ссы­лался на ветхозаветные...
Благ и как на Руково­дителя всех поступков человека. Следуя этой первой за­поведи, человек должен стараться познавать Бога и свои...

Синайское откровение Десять заповедей icon-
Камеры эти размером примерно десять на десять футов были почти пустыми, если не считать дощатой койки и кружки для воды. Кое-где...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница