Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания




Скачать 149.13 Kb.
НазваниеПлюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания
Дата публикации31.08.2013
Размер149.13 Kb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Философия > Документы
Cтатья опубликована в сборниках:


1. Педагогическая наука сегодня: философско-методологические проблемы: материалы Всероссийского методологического семинара / Науч. ред. Е.В. Бережнова. М.: МИОО, 2011. С. 53-63.

2. Коммуникация и конструирование социальных реальностей: Сб. науч. статей / Отв. ред. О.Г. Филатова. Ч. 1. СПб: Роза мира, 2006. C. 5-15.

 

3. Актуальные проблемы коммуникации и культуры. Вып.3.,
 Международный  сб.научн.трудов. Пятигорский гос.лингв.универ-т.
 Москва-Пятигорск, 2006. С.339-347.
Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития

современного коммуникативного знания
О.И. Матьяш, Ph.D., к.п.н.,

президент Российской коммуникативной ассоциации

oimatyas@ori.net
Изучение, научная рефлексия социально-коммуникативной практики в России и в связи с этим становление коммуникативного подхода, предполагающего развитие науки о коммуникации, коммуникативных дисциплин, теории коммуникации и, в конечном итоге, коммуникативной парадигмы – все это явления в традициях социальных наук России относительно новые, хотя и явно набирающие силу. Сегодня, в условиях становления и самоопределения коммуникативного знания в системе отечественных социальных наук, имеет смысл проанализировать, каковы характеристики этого знания в системе западных социальных наук, тем более, что там эта область знания уже занимает свое, относительно отдельное место.

Каждый, кто сколько–нибудь знаком с областью изучения коммуникации, называемой в западной научной традиции Communication Studies, как правило, отмечает ее ярко выраженный плюрализм и междисциплинарность. Большинство коммуникативных исследователей Запада сходятся на том, что плюрализм (понимаемый в данном случае как сосуществование и взаимодополнение разнообразных исследовательских, теоретических и метатеоретических подходов) полезен, необходим для плодотворного развития науки. Выразительное пояснение этому дает известный нидерландский ученый Гирт Хофстеде, приводя в качестве сравнения такую индийскую притчу. Несколько слепцов встретились со слоном и пытались понять и описать, что это такое. Каждый пытался это сделать по той малой части слона, которую ему довелось потрогать. Потрогавший ногу слона решил, что это дерево. Потрогавший хвост решил, что это веревка.... и т.п. Хофстеде отмечает, что современные социальные науки и ученые находятся в похожем положении, пытаясь понять и объективно объяснить сложную природу социальной действительности и при этом являясь частью этой действительности. Понятно, что такая задача есть недостижимый идеал, но бесконечное приближение к этому идеалу возможно, хотя бы в силу того, что научное познание по своей природе является коллективным, интерсубъективным процессом, вбирающим в себя и интегрирующим разнообразные точки зрения отдельных исследователей-субъектов. Ученым никогда не удастся объять и исчерпать в объяснении сложную природу социальной действительности – слишком велик этот «слон», но каждый научный подход или парадигма вносят что-то свое в понимание этой сложности.

In other words, there is no such thing as objectivity in the study of social reality: We will always be subjective; but we may at least try to be intersubjective, pooling and integrating a variety of subjective points of view of different observers” [3, c.2]

Таким образом, плюрализм как множественность исследовательских подходов и рассмотрений признается в данной логике необходимым способом научного познания, помогающим нам более полно понять и объяснить неисчерпаемую сложность нашей социальной природы. Показательно, в продолжение этой мысли, и высказывание американского коммуниколога Кэтрин Миллер. Она называет состояние современной западной науки о коммуникации здоровым эклектизмом:

Communication scholarship today is marked by healthy eclecticism in which a variety of research methods are accepted as legitimate [5, c.137, выделено мною].

Иными словами, здоровый эклектизм, или плюрализм как сосуществование множественных исследовательских подходов, теорий и методологий, признается коммуникативными исследователями Запада как обоснованное, и даже желаемое, состояние коммуникативной науки.

Как же именно и в чем этот плюрализм проявляется? – Начиная непосредственно с того, как определяется сам предмет изучения. Многие теоретики коммуникации сходятся сегодня на том, что предметом их изучения должны быть коммуникативные процессы - или даже коммуникативный процесс, если рассматривать коммуникацию в самом широком смысле как cоциально-исторический процесс [6]. Но что именно представляет собой коммуникация как процесс, как может современная теория описать и объяснить его, как в связи с этим должно структурироваться поле научного коммуникативного знания и как это должно отражаться в учебных дисциплинах – в этих вопросах наблюдается великое “многоголосие”: многообразие теоретических языков, исследовательских подходов, методов и парадигм, а наряду с этим и образовательных подходов и программ. Вот некоторые обобщения того, как проявляется это многоголосие - плюрализм и плюралистичность - непосредственно в исследовательской и образовательной традиции США, где коммуникативные науки, как считается, уже существуют самостоятельно.

Во-первых, следует отметить, что из-за широты самого предмета изучения область коммуникативной науки настолько широка, многообъемлюща и динамична, что трудно очертить ее границы (что в социальной жизни не есть коммуникация?) и тем более, четко проструктурировать. Достаточно посмотреть в этом отношении на структуру любой профессиональной коммуникативной ассоциации, на состав ее тематических подразделений, чтобы убедиться в огромном и постоянно растущем разнообразии отраслей коммуникативного знания. В составе, например, американской Национальной коммуникативной ассоциации (National Communication Association), самой крупной профессиональной ассоциации по коммуникации, объединяющей свыше 7 тыс. членов, насчитывается свыше 50 подразделений (http://www.natcom.org/AboutNCA). Среди наиболее активно действующих из них, имеющих свое «лицо» и репутацию, можно назвать: Organizational Communication (Организационная коммуникация), Language and Social Interaction (Язык и социальное взаимодействие), Training and Development (Тренинг и профессиональное развитие), Instructional Development (Учебно-педагогическая коммуникация), Rhetoric and Communication Theory (Риторика и теория коммуникации), Interpersonal Communication (Межличностная коммуникация), Family Communication (Семейная коммуникация), International and Intercultural Communication (Международная и межкультурная коммуникация), Health Communication (Коммуникация здоровья и здравоохранения), Critical and Cultural Studies (Критические и культурологические исследования), Communication Ethics (Коммуникативная этика), Performance Studies (Перформанс-исследования), Feminist and Women’s Studies (Феминистские исследования проблем женщин), Visual Communication (Визуальная коммуникация), Student Section (Студенческое отделение) и др.

Впечатляет многообразие подразделений и в составе другой коммуникативной ассоциации, известной своей научно-исследовательской направленностью – Международной коммуникативной ассоциации (International Communication Association). В ее составе более 3, 5 тыс. членов и 19 подразделений (http://www.icahdq.org). Однако, как отмечают сами члены этих ассоциаций, вряд ли стоит искать единообразующий, концептуально структурирующий принцип, по которому образованы эти подразделения: они возникают и оформляются, в значительной степени, эмпирически стихийно. Интересно отметить, что даже концептуальный спор о том, каким должен быть ключевой термин в названии дисциплины и, соответственно, что должно стоять в названии университетской кафедры - “communication” или “communications” -разрешается часто на основании личных концептуальных предпочтений (idiosyncratic preferences) самих членов кафедры [6].

Коммуникативные специальности в США весьма распространены и пользуются популярностью: 1243 высших учебных заведения уровня колледжей и университетов предлагают программы, на которых можно получить специальность по коммуникации. Однако программы эти весьма варьируются как по структуре и содержанию, так и по названиям. Вот всего несколько примеров таких вариаций, но и по ним уже можно судить о том, насколько широки и распространены в коммуникативной области междисциплинарные связи:

Communication - Коммуникация

Communication Studies – Изучение коммуникации

Speech Communication – Речевая коммуникация

Communication Arts and Sciences – Коммуникативные искусства и науки

Communication and Humanities – Коммуникация и гуманитарные науки

Communication and Performance Studies – Изучение коммуникации и перфоманса (искусства исполнения)

Theatre, Dance, and Communication – Театральное, танцевальное искусство и коммуникация

Speech and Theater/ Mass Communication – Речь и театральное искусство/ Массовая коммуникация

English and Communication – Английский язык и коммуникация

Communication and Journalism – Коммуникация и журналистика

Business and Communication – Бизнес и коммуникация

Advertising and Public Relations – Реклама и связи с общественностью [7]
Таким образом, область изучения коммуникации в США как в научно-исследовательском, так и в образовательно-педагогическом плане характеризуется высокой степенью многомерности и междисциплинарности.

Как попытку упорядочить эту многомерность – причем не столько концептуально, сколько в целях удобства [4] -- в рамках научного коммуникативного знания выделяют изучение коммуникации: а) по уровням, выделяемым по возрастающему количеству субъектов коммуникации (внутриличностная коммуникация, межличностная коммуникация, коммуникация в малых группах, публичная коммуникация, организационная коммуникация, коммуникация масс-медиа); и б) по социальным контекстам (организационная коммуникация, межкультурная коммуникация, гендерная коммуникация, коммуникация здоровья, компьютерно-опосредованная коммуникация, еtc.). При этом важно помнить, что каждая из этих отраслей коммуникативного знания опирается на свои теоретические, исследовательские и методологические традиции. Если, например, межличностная коммуникация активно вбирает, интегрирует психологическое, социально-психологическое, культурно-антропологическое знание и часто, обоснованно или необоснованно, ассоциируется с «психологическим» подходом, то организационная коммуникация активно опирается на социологические исследования, на теорию систем, теорию управления, теорию информации, теорию человеческих ресурсов, и т.д. В этом смысле, каждая из этих дисциплин говорит на своем языке, иногда существенно отличном от языка смежных коммуникативных дисциплин; и специалист, к примеру, по Public Relations может использовать терминологию и категориальный аппарат весьма отличный от языка специалиста по Public Address и политической риторике.

Рассуждая о сложной структуре современного поля коммуникативного знания, Роберт Крейг выделяет семь теоретико-методологических областей, семь традиций, питающих коммуникативные дисциплины и одновременно интегрируемых ими, своего рода семь “источников и составных частей” коммуникативной науки: риторическая, семиотическая, феноменологическая, кибернетическая, социопсихологическая, социокультурная и критическая [1]. Таким образом, уместно заключить, что плюрализм и плюралистичность современного научного знания о коммуникации проявляются в различных формах – не только как многообразие отраслей внутри этого знания и не только как их обособленность, но и одновременно как их взаимопереплетенность, междисциплинарность.

Внутри поля учебных коммуникативных дисциплин также происходит постоянное переплетение, комбинирование и взаимовлияние подходов и традиций изучения, своего рода бесконечное «смешение жанров». На уровне университетского преподавания, например, это проявляется в том, что не существует единой, жестко заданной структуры коммуникативных курсов и программ, основанных на едином образовательном стандарте. На разных кафедрах по коммуникации, или даже на одной кафедре, разные преподаватели могут преподавать один и тот же курс существенно по-разному. Одни преподаватели предпочитают вести, например, курс Влияние и убеждение (Social Influence and Persuasion) в традиции социально-научного подхода, другие - в традиции теории риторики и риторического критицизма. Нередки варианты и так называемых гибридных курсов, включающих в себя основы из разных коммуникативных дисциплин. Так, на некоторых кафедрах обязательный курс Публичное выступление (Public Speaking) может преподаваться в традициях риторики и аргументации, на других – как сочетание двух и более подходов – например, риторики и теории коммуникации в малых группах.

Далее, плюрализм проявляется и в том, как структурируется знание о коммуникативных процессах на теоретическом уровне или как структурируется сама область теории коммуникации. Если проанализировать ряд учебников по теории коммуникации ведущих американских авторов, становится очевидным, что каждый учебник, каждый автор предлагает свои критерии концептуализации того, что можно назвать “коммуникативной теорией”, свои критерии отбора наиболее репрезентативных частных теорий, свои подходы к их классификации, и, таким образом, свою структуру теоретических основ коммуникации. Например, Эм Гриффин, автор пользующегося широким спросом вводного учебника по теории коммуникации, включает в свой учебник теории, группируя их по уровням коммуникации: теории межличностной коммуникации; теории групповой и публичной коммуникации; и теории, рассматривающие коммуникацию в контексте культур [2].

Кэтрин Миллер, автор учебника, часто используемого в преподавании на старших курсах, группирует предлагаемые для изучения теории следующим образом: теории коммуникативных процессов; и теории коммуникативных контекстов [6]. Стивен Литлджон, чей учебник по теории коммуникации считается в учебной дисциплине каноном, предлагает свое понимание структуры теоретического знания о коммуникации. Он выделяет, и предлагает в первую очередь изучать, так называемые базовые теории, составляющие ядро теории коммуникации (core theory). Это теории: (а) объясняющие, как формируются сообщения; (б) описывающие процессы смыслообразования и интерпретации; (в) описывающие процесс взаимодействия во всех его динамиках; (г) помогающие понять роль в коммуникации социальных институтов и общества. Для становления науки о коммуникации, по мнению автора, наиболее важно разрабатывать и изучать именно это теоретическое ядро, поскольку именно оно помогает нам понять сущностные характеристики процесса коммуникации и “не увязнуть” в изучении его многочисленных особенностей [4, с.15].

Наконец – и это, на наш взгляд, особенно важно - плюрализм в области коммуникативных исследований и теории проявляется сегодня весьма ярко на метатеоретическом, философско-научном уровне как сосуществование парадигм, опирающихся на разные онтологические и эпистемологические основания. Если, как отмечают методологи науки [6, 8], до середины 20-го века в философии науки преобладало единое видение, что представляет собой теория и как она должна строиться и проверяться (так называемая гипотетически –дедуктивная модель развития теории) - и при этом полагалось, что социальные науки должны строиться по модели более развитых естественных наук, то сегодня существует значительно большее разнообразие и противоречие взглядов по этим вопросам. Особо интересна в этом отношении работа Д. Филипса о характеристиках современной социальной теории и о взаимоотношениях социальных и естественных наук [8].

В современной методологии коммуникативного исследования, как и в социальных науках в целом, диалектически, на «конкурентной основе» сосуществуют два парадигмальных подхода: научный, или пост-позитивистский (scientific or post-positivist); и гуманитарный, или интрерпретивистский, герменевтический (humanistic, interpretivist, hermeneutic) [4, 8]. Исследователи, работающие в методологии научного подхода, ставят своей задачей выявление и объяснение каузальных связей и повторяющихся закономерностей; или иначе говоря, формулирование, основанное на научных эмпирических наблюдениях и верификации, законов и закономерностей коммуникативных процессов. К числу частных коммуникативных теорий, разработанных в методологии научной, пост-позитивистской парадигмы, относятся, в частности, Uncertainty Reduction Theory (Charles Berger), Interpersonal Deception Theory (Buller and Burgoon), Social Judgment Theory (Muzafer Sherif), Social Penetration Theory (Altman and Taylor), Cognitive Dissonance Theory (Leon Festinger), Agenda-Setting Theory (McCombs and Shaw), etc.

Интерпретивистская парадигма представлена в коммуникативных исследованиях необычайно широко – она вбирает в себя множество традиций, из коих социальный конструкционизм и конструктивизм, этнометодология, социолингвистика, феноменология – всего лишь малая часть (обстоятельный анализ интерпретивисткой парадигмы и ее составных частей представлен в работе D.C. Phillips, 2000). Цель исследователей интерпретивистской ориентации - описание и понимание ’субъективности’ коммуникативных явлений и процессов, их социально-конструируемой и межсубъектной природы, их личностной значимости для участников коммуникативных событий; отсюда сосредоточенность этих исследователей на понимании личностных смыслов и их согласовании, или координации. Особенностью подхода является также изучение коммуникативных событий в конкретных контекстах и ситуациях. Интерпретивистскую парадигму представляют такие частные коммуникативных теории, как Speech Codes Theory (Gerry Philipsen), Relational Dialectics (Baxter and Montgomery), Narrative Paradigm (Walter Fisher), а также общая теория коммуникации Coordinated Management of Meaning (Pearce and Cronen).

Ряд авторов выделяют третий – критический подход (critical studies), рассматривая его либо в рамках интерпретивистской парадигмы (что нам представляется более обоснованным), либо отдельно, в качестве третьего метатеоретического подхода [6, 2]. Критический подход, в свою очередь, тоже представлен разнообразием интеллектуальных школ и традиций, включая структурализм (идущий от критических традиций марксизма), постструктурализм (или деструктурализм) и феминистские исследования. Цель критической теории – изменить социальную действительность (вполне в духе философии классического марксизма!). Для этого необходимы, с одной стороны, выявление и отстаивание нужд маргинальных и «непредставленных», не обладающих социально-политической властью групп и меньшинств (гендерных, этнических, возрастных или групп различных сексуальных ориентаций); а с другой стороны, открытый критический анализ интересов и нужд господствующих, обладающих властью социальных групп и институтов (масс-медиа корпораций, корпоративного менеджмента, etc.). Среди коммуникативных теорий критической традиции - Muted Groups Theory (Cheris Kramarae), Stand Point Theory (Sandra Harding), Cultural Studies (Stuart Hall), Critical Theory of Communication Approach to Organizations (Stanley Deetz), и др.

Подводя итоги, подчеркнем еще раз, какие из динамик становления современного коммуникативного знания нам имеет смысл учесть, особенно в свете становления и развития отечественных подходов к изучению коммуникации:

  1. В системе социальных наук Запада коммуникативное знание, называемое наиболее часто ^ Изучение коммуникации (Communication Studies), признается сегодня как отдельная область знания и подтверждается наличием учебных коммуникативных дисциплин и коммуникативных специальностей в системе профессиональной подготовки высшей школы.

  2. Несмотря на то, что эта область знания обосабливается и уместно, по-видимому, говорить о становлении коммуникативной науки как отдельной парадигмы, процесс этого становления происходит весьма противоречиво. Свидетельством, в частности, некоторых внутренних противоречий являются периодически вспыхивающие в научном коммуникативном сообществе полемики о том, как должна называться эта область знания (например, Communication Studies или Communicology); что первостепенно должно быть включено в определение ее и ее предмета; следует ли ее характеризовать как по сути своей прикладную дисциплину, призванную формировать прежде всего коммуникативные умения и навыки, или как дисциплину, назначение которой - формировать критическое мышление и мировоззрение, и т.д.

  3. В целом, современное коммуникативное знание -в том виде, как оно представлено на Западе - можно характеризовать как эклектичное, многоконтекстное, многодисциплинарное и междисциплинарное. Научное сообщество рассматривает это как естественный ход становления и развития коммуникативной науки, репрезентирующей таким образом многомерность и сложность социальной природы человеческой коммуникации.

  4. Становление и развитие научного коммуникативного знания как междисциплинарного происходит как активный процесс интеграции. Интегрируются идеи и достижения из многих научных областей и дисциплин. Достаточно упомянуть, что многие теории и концептуальные идеи, включенные сегодня в ‘тело’ теории коммуникации, были разработаны социальными и когнитивными психологами, математиками, антропологами, социологами, психотерапевтами, социолингвистами, социальными философами, философами образования, и т.д. При этом, хотя «традиционные» социальные науки – психология, социология или лингвистика – исторически внесли и продолжают вносить свой вклад в развитие коммуникативного знания, современные источники его развития значительно более многочисленны и разнообразны.

  5. Эклектичность, многодисциплинарность и многогоконтекстность коммуникативного знания, а также наличие в нем большого количества частных коммуникативных теорий, отнюдь не исключают постановку и обсуждение коммуникативными исследователями вопросов метатеоретического плана: Каковы назначение и задачи современной теории коммуникации? Какой должна быть «хорошая» коммуникативная теория? Необходима ли общая теория коммуникации или метатеория? Если да, какой она должна быть, и каковы пути ее построения? Эти вопросы активно ставятся и обсуждаются в среде коммуникативных исследователей и методологов Запада, но их освещение и анализ представляются мне предметом отдельной статьи.

Учет выше перечисленных особенностей развития современных коммуникативных дисциплин на Западе имеет для отечественных ученых прежде всего ориентирующее значение, помогает предвидеть некоторые тенденции в развитии коммуникативных дисциплин в России. Вместе с тем, автор данной статьи отдает себе отчет и считает долгом подчеркнуть, что несмотря на некоторые исторические параллели, становление коммуникативного направления в России отнюдь не детерминировано повторять полностью «модель западного развития». Как показывают тенденции в области коммуникативных исследований и коммуникативного образования, становление научно-коммуникативного знания в России имеет ряд существенных особенностей, связанных, безусловно, с нашими социально-культурными и научно-интеллектуальными традициями. Достаточно перечислить такие особенности, как:

  • мощное влияние лингвистических и филологических традиций, а внутри них традиций анализа текста

  • лидирующее, по сравнению с другими отраслями коммуникативного знания, ‘самоопределение’межкультурной коммуникации и связей с общественностью; вместе с тем, отставание на этом фоне таких базовых коммуникативных дисциплин, как межличностная коммуникация и организационная коммуникация

  • отсутствие широкого поля эмпирических коммуникативных исследований, изучающих коммуникативные взаимодействия (а не просто индивидуальное речевое поведение) субъектов в различных социальных средах

  • недостаточная распространенность прикладных коммуникативных исследований, изучающих конкретные проблемы социальной коммуникативной практики в конкретных ситуациях.

  • отсутствие развитой традиции количественных исследований и слабое применение методов статистического анализа в обработке эмпирических данных в отдельных областях социально-гуманитарного знания

  • глубокие традиции в области теоретического, концептуального, философского анализа, и т.д.

Осознание и анализ этих особенностей, наряду с учетом международного опыта развития и самоопределения коммуникативного знания – стратегическая методологическая задача отечественных специалистов.
Литература:

  1. Сraig, R. T. (1999). Communication Theory as a Field, Communication Theory, 9, 119-161.

  2. Griffin, E. A. (2003). A first look at communication theory (5th ed.). IL: McGraw-Hill.

  3. Hofstede, G. H. (2001). Culture’s consequences: Comparing values, behaviors, institutions, and organizations across nations (2nd ed.). Thousand Oaks, CA: Sage

  4. Littlejohn, S.W. (2002). Theories of human communication (7th ed.). Albuquerque, NM: Wadsworth

  5. Miller, K. (2001). Quantitative research methods. In F. M. Jablin & L. L. Putnam (Eds.), The new handbook of organizational communication: Advances in theory, research, and methods. Thousand Oaks, CA: Sage Publications.

  6. Miller, K. (2002). Communication Theories: Perspectives, Processes, and Contexts. Boston: McGraw-Hill

  7. National Communication Association Directory (2003). Washington, D.C.: NCA

  8. Phillips, D.C. (2000). The expanded social scientist’s bestiary: a guide to fabled threats to, and defenses of, naturalistic social science. Lanham, MA: Rowman and Littlefield

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания iconВопросы к зачёту по дисциплине
Структура коммуникативного акта. Компоненты коммуникативного акта: адресат, адресант, контакт, референт, код. Отношения между компонентами...

Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания iconКурс лекций Часть II. Курс лекций Лекция Личность в системе современного...
Проблема человека в системе современного научного знания. Личность в философии, социологии и психологии

Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания iconСвобода познания как условие возникновения научной рациональности
Как отмечают В. В. Попов и Б. С. Щеглов, «плюрализм и рациональная неоднозначность непосредственно влияют на мировоззрение ученых»...

Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания iconНиколай Александрович Бердяев Духовное состояние современного мира
Над миром совершается суд … <…> Мир пришел в жидкое состояние, в нем нет больше твердых тел, он переживает революционную эпоху...

Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания iconЧетырехцикличный план работы ашрама сознание как освобождение от...
Совершенство. У того, кто возвращается, нет ни мастерства, ни знания: когда свет приближается к объекту своей жажды, ум ошеломлен,...

Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания iconПсихологические характеристики политической активности
Свобода и плюрализм, насилие и диктатура как детерминанты политической активности 51

Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания iconПринцип бо названный его именем на самом деле не принадлежит к его...
Этот принцип который звучит как «сложность не должна использоваться без необходимости» достаточно широко использовался в средние...

Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания iconКонтрольная работа по концепции современного естествознания
Он труден потому, что, когда наука подходит к проблемам развития как создания нового, она оказывается у предела своих возможностей...

Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания iconОписание и принцип действия Система управления генератора с "интеллектуальной...
Привод аксессуаров, Описание и принцип действия) / Accessory Drive 3l duratec-8V (Rocam) (303-05, Описание и принцип действия) /...

Плюрализм и междисциплинарность как состояние и принцип развития современного коммуникативного знания iconСерия «Психология для жизни» как вырастить ребенка счастливым принцип...
Л 922 Как вырастить ребенка счастливым. Принцип преемственности — Мю: Генезис, 2003. — 207 с

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница