Ф. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа




НазваниеФ. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа
страница3/10
Дата публикации21.03.2013
Размер0.82 Mb.
ТипКнига
vbibl.ru > Экономика > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
великие законы Провидения толкают общество ко злу, но надо остерегаться и не возмущать их действий, так как они, по счастью, встречают противодействие в других, второстепенных законах, которые замедляют конечную катастрофу; всякое произвольное вмешательство только расшатает плотину, но не остановит рокового напора волны. Социалисты говорят: великие законы Провидения толкают общество ко злу, их надо уничтожить и выбрать новые законы в нашем неистощимом арсенале.

Католики говорят: великие законы Провидения толкают общество ко злу, надо уклониться от них, отказаться от человеческих интересов, замкнуться в отречении, самопожертвовании, аскетизме и покорности Провидению.

И среди этого гвалта, этих криков отчаяния и скорби, среди этих призывов к разрушению или безропотной покорности я пытаюсь сказать слово, перед которым, если оно справедливо, должно исчезнуть всякое разногласие: неправда, великие законы Провидения не толкают общество ко злу.

Таким образом, все школы разбиваются и опровергают одна другую и относительно выводов, которые приходится сделать из их общей первой посылки. Я же отвергаю эту самую посылку. Не этим ли способом можно прекратить раскол и борьбу?

Главная мысль этого сочинения — гармония интересов сама по себе проста. Простота же не составляет ли краеугольного камня истины? Законы света, звука, движения кажутся нам тем непреложнее, чем они проще; почему же не может быть того же с законом интересов?

Он умиротворяющ. Что может быть более примиряющего, как не закон, устанавливающий согласие между промышленностями, отдельными классами, народами и даже учениями?

Он утешителен, потому что выясняет, что есть ложного в системах, приходящих своими выводами к прогрессивному злу.

Он религиозен, потому что говорит нам, что не один только небесный механизм, но и механизм социальный раскрывает нам божественную мудрость и славословит Бога.

Он практичен, ибо что более практично, как не следующее положение. Пусть люди трудятся, меняются продуктами своего труда, учатся, сдружаются, взаимно действуют друг на друга, потому что по вечным законам Провидения из разумной самодеятельности их могут возродиться только порядок, гармония, прогресс, благо, все большее и большее совершенствование, совершенствование без конца.

"Вот где оптимизм-то экономистов! — скажете вы. — Они до такой степени рабы своих систем, что закрывают глаза перед фактами из страха увидеть их. Перед лицом всех несчастий, всех несправедливостей, всех угнетений, сокрушающих человечество, они невозмутимо отрицают зло. Запах пороха во время восстаний не достигает их притупившегося чувства; улицы, загроможденные баррикадами, ничего не говорят их разуму, и, если бы даже рушилось общество, они не переставали бы повторять: "Все к лучшему в этом лучшем из миров".

Нет, мы и не думаем, что все к лучшему.

Я глубоко верю в мудрость божественных законов и по этому самому верю в свободу.

Весь вопрос только в том, чтобы узнать, есть ли у нас свобода.

Весь вопрос в том, чтобы узнать, действуют ли эти законы во всей полноте и действие их не нарушено ли в своем основании противоположным действием учреждений человеческих?

Да кто же станет отрицать зло?! Отрицать страдания?! Тогда пришлось бы забыть, что речь идет о человеке, пришлось бы забыть, что и сам также человек. Чтобы вечные законы Провидения признавались гармоническими, для этого нет надобности, чтобы они исключали зло. Для этого достаточно, чтобы оно имело свое объяснение и свое назначение, чтобы само служило себе границей, чтобы само уничтожало себя собственным действием и чтобы каждое страдание предупреждало другое, еще большее страдание, подавляя причину, его породившую.

Общество состоит из людей, а каждый человек представляет собой свободную силу. Так как человек свободен, то он имеет право выбора, а так как он имеет право выбора, то может ошибаться, а так как он может ошибаться, то может и страдать.

Скажу более, он должен ошибаться и страдать, потому что его точка отправления есть невежество, а перед невежеством открываются бесконечные и неведомые пути, из коих все, кроме одного, ведут к ошибке.

Далее, каждая ошибка порождает страдание. Это страдание или поражает того, кто заблудился, и тогда выступает вперед личная ответственность, или оно поражает невинных в этой ошибке и в таком случае заставляет действовать чудный аппарат солидарности интересов.

Действие этих законов вместе с дарованной нам способностью приводить в связь причины и следствия должно вывести нас силой самого страдания на путь добра и истины.

Следовательно, мы не только не отрицаем зла, но признаем за ним особое назначение в мире как социальном, так и материальном.

Но чтобы зло могло исполнить свое назначение, не следует искусственно растягивать эту солидарность до того, чтобы подавить личную ответственность, другими словами, надо уважать свободу.

Когда человеческие учреждения мешают действиям божественных законов, то зло, как и всегда, следует за ошибкой, оно только перемещается и поражает того, кого не должно бы поражать. Тогда оно перестает предупреждать и не научает, уже не полагает границы самому себе и не разрушает само себя собственным действием; оно упирается, усиливается, как это произошло бы в физиологическом мире, если бы неразумие и излишество, совершаемые людьми одного полушария, не отзывались своими печальными последствиями только на людях противоположного полушария.

Таким именно вмешательством и отличается не только большинство наших правительственных учреждений, но еще более тех учреждений, которые хотят ввести его, как лекарство, могущее исцелить нас от постигающих нас зол. Развивая среди людей под предлогом человеколюбия искусственную солидарность, тем самым поражают личную ответственность, которая становится все меньше и меньше деятельной и действительной. Неуместным вмешательством правительственной власти искажают отношение труда и его вознаграждения, мутят законы промышленности и обмена, насилуют естественное развитие народного образования, сбивают капиталы и рабочие руки с их естественного пути, извращают мысли, распаляют нелепые притязания, высвечивают перед народными очами самые несбыточные надежды, вызывают неслыханную потерю человеческих сил, передвигают центры народонаселения, парализуют действие приобретенного опыта, короче говоря, сообщают всем интересам искусственные основы, стравливают их и потом восклицают: "Видите — интересы враждебны друг другу. Все зло — от свободы. Проклянем же и задушим эту свободу".

Но так как это святое слово все еще заставляет биться сердца, то свободу лишают ее обаяния, имени и вот ведут несчастную на костер уже под именем конкуренции при рукоплесканиях толпы, простирающей свои руки к цепям рабства.

Следовательно, недостаточно было только выставить естественные законы социального строя в их величественной гармонии, надо было еще выяснить причины, им противодействующие. Все это я старался изложить во второй части этого сочинения.

Я пытался избежать прений. Правда, это значило потерять возможность сообщить принципам, которые я хотел сделать господствующими, ту устойчивость, какая бывает следствием всестороннего обсуждения. Но внимание, сосредоточенное на подробностях, могло быть отвлечено от сущности дела. Если я описываю здание в том виде, как оно существует, то какое мне дело до того, каким видели его другие, хотя бы они и познакомили меня с ним?

А теперь я обращусь с доверием к людям всех школ, считающих справедливость, общее благо, истину выше всяких систем.

Экономисты! Я, как и вы, примыкаю к свободе, а если и колеблю некоторые из ее посылок, огорчающие ваши великодушные сердца, то в этом вы найдете, может быть, новый повод любить наше святое дело и служить ему.

Социалисты! Вы верите в ассоциацию. Я умоляю вас сказать мне, когда прочтете это сочинение: разве современное общество, несмотря на свои заблуждения и препятствия, т.е. при господстве свободы, не представляет собой самой прекрасной, совершенной, прочной, всемирной и справедливой из всех ассоциаций?

Вы, сторонники равенства, допускаете только один принцип — взаимность услуг. Пусть взаимные сношения людей будут свободны, и я утверждаю, что они и не могут быть ничем другим, как взаимным обменом услуг, все понижающихся в ценности и все возрастающих в полезности.

Коммунисты! Вы хотите, чтобы люди, сделавшись братьями, пользовались нераздельно благами, дарованными им Провидением. Я хочу доказать, что современному обществу остается только завоевать себе свободу, чтобы осуществить и даже превзойти ваши упования и надежды, потому что при свободе все принадлежит всем при единственном только условии, чтобы каждый не отказывался от труда приобрести дары Божьи, что само по себе вполне естественно, или чтобы каждый свободно мог возложить этот труд на того, кто добровольно согласен принять его на себя, что тоже вполне справедливо.

Христиане всех исповеданий! Если вы не будете единственными сомневающимися в божественной премудрости, явленной в прекраснейшем из его творений, какое только раскрыто нашему познанию, то не найдете в этом сочинении ни одного выражения, которое бы оскорбляло вашу самую строгую мораль или ваши самые таинственные догматы.

Собственники! Как бы ни были обширны ваши владения, но если я докажу, что ваше право, которое теперь оспаривают у вас, ограничивается, как и право самого простого рабочего, получением услуг за услуги, действительно оказанные вами или вашими предками, то это ваше право будет покоиться отныне на самом незыблемом основании.

Пролетарии! Я ручаюсь, что докажу вам, что вы собираете плоды с земли, которая вам не принадлежит и на которую вы тратите меньше сил и труда, чем сколько вам пришлось бы употребить их на получение этих плодов вашим непосредственным трудом, если бы это самое поле было отдано вам в том девственном виде, в каком оно находилось, прежде чем трудом человека было приготовлено к производству.

Капиталисты и рабочие! Я считаю возможным установить следующий закон: "По мере того как умножаются капиталы, безусловная доля, принадлежащая им в общем результате производства, возрастает, а доля относительная понижается; относительная же доля труда постоянно возрастает, а тем более возрастает и его доля безусловная ". Из такого закона ясно вытекает гармония интересов рабочих и тех, кто их нанимает.

Ученики Мальтуса! Вы искренние и оклеветанные филантропы; единственная вина ваша в том, что вы хотели предостеречь человечество от закона, который считали роковым; я же предложу вам другой, более утешительный закон: "При всех других равных условиях все увеличивающейся плотности населения соответствует все возрастающая легкость производства". А если это так, то, конечно, не вам печалиться, что падает терновый венец с головы нашей обожаемой науки.

Вы, люди хищения, которые насилием или хитростью, нарушением законов или при содействии законов достигли того, что жиреете за счет народов; вы, которые живете заблуждениями воли, распространяемыми невежеством, поддерживаемым войнами, вами же возбуждаемыми, всякими препонами, которые воздвигаете взаимным сношениям людей; вы, которые облагаете налогом труд, предварительно обесплодив его и заставив его растерять больше снопов, чем сколько вырвали у него колосьев; вы, которые заставляете платить вам за то, что создаете препятствия, дабы потом иметь случай опять заставить заплатить себе за то, что устраните некоторые из этих препятствий; вы, живое олицетворение эгоизма в его самом дурном смысле, паразиты, наросты на лживой политике, готовьте едкие чернила для вашей критики; только к вам одним я не могу обратиться со своим призывом, потому что эта книга имеет целью пожертвовать вами или, скорее, принести в жертву ваши несправедливые притязания. Как хорошо любить примирение, но никак нельзя примирить двух принципов: свободу и принуждение.

Если божественные законы гармоничны, то лишь тогда, когда они действуют свободно, а без этого они сами по себе не будут гармоничны. Когда замечаешь какую-нибудь ошибку в гармонии мира, то ей непременно соответствует ошибка по отношению к свободе, к забытой справедливости. Притеснители, грабители, люди, презирающие справедливость, вы не можете верить во всеобщую гармонию, потому что сами нарушаете ее.

Но значит ли это, что моя книга может подействовать на ослабление власти, пошатнуть ее устойчивость и умалить ее авторитет? Я имею в виду совсем противоположную цель. Но сговоримся прежде.

Политическая наука имеет своей задачей отличать то, что должно входить в прерогативы государства, от того, что не должно входить в них, а чтобы правильно установить это важное различие, не следует терять из виду, что государство всегда действует посредством силы. Оно в одно и то же время определяет и услуги, какие само делает, и услуги, которых взамен оказанных требует под именем обложения налогами. Стало быть, вопрос состоит в следующем: что именно люди имеют право силой налагать друг на друга? В этом случае я допускаю только одно —
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Ф. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа iconКнига рождалась необычно. Написанная и полностью подготовленная к...
В данной книге Анатолий Некрасов поднимает тему, которую до этого не рассматривал, а она оказалась очень интересной и важной. Автор...

Ф. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа iconКнига о рижских храмах n001 rigas churches iv-02. jpg Фото автора....
...

Ф. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа iconСобрание сочинений в шести томах
Собрание сочинений: в 6-ти т. Т. Проблемы общей психологии / Под ред. В. В. Давыдова.— М.: Педагогика, 1982. — 504 с, ил. — (Акад...

Ф. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа iconМурадалиев Ибрагим Халил Нажмутдинович Он родился в 1961г в с. Шиле Табасаранского района
В боях было сбито 333 вертолета,118 самолётов, автомобилей и бензовоз – более 11 тысяч единиц! Афганская война, закончившаяся 20...

Ф. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа iconКогда были получены эти письма и телеграммы?
Эти вопросы уже обсудили? Вам уже показали новые книги этого писателя? Я думаю, что книгу уже нашли. Он сказал, что ему показали...

Ф. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа iconАбрахам Маслоу родился 1 апреля 1908 года в Нью-Йорке и был самым...
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....

Ф. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа iconРуководство по древнему искусству исцеления «софия»
Для получивших настройки эта книга руководство для практикующих и обучающих Рейки. Это первая книга, в которой для западных целителей...

Ф. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа iconЛев Николаевич Толстой Том Детство, Отрочество, Юность Серия: Собрание...
«Собрание сочинений в двадцати двух томах»: Москва, Художественная литература, 1978-1985

Ф. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа iconКнига (Тринадцать песен о граде Китеже) «Стогoff, И. Русская книга...
«Русская книга» — роман о том, чем мог бы заняться Индиана Джонс, если бы родился в России. И еще немного о том, было бы ему вообще...

Ф. Бастиа родился в июне 1801 г., и первая книга этого автора увидела свет, когда ему было уже больше 40 лет, в 1845 г. Полное собрание сочинений Бастиа iconБиография 4 Романы о любви
«Кто есть ху в настоящее время». Статья была очень приятная, но в разделе, посвященном литературной деятельности автора, вместо Scientific...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница