Завтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель




Скачать 256.83 Kb.
НазваниеЗавтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель
страница1/3
Дата публикации13.06.2013
Размер256.83 Kb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3


Александр и Лев Шаргородские


ЗАВТРАК В «НЕГРЕСКО»


Все смертно. Вечная жизнь суждена

только матери.
Исаак Бабель

Как часто прекрасное – случайно. Однажды по объявлению в газете я снял дачу в приморском поселке, о котором никогда не слышал, где-то меж двумя мысами, неизвестными мне, как река Брахмапутра.

Я только знал, что один из них называется Чесночный.

- Чесночный? – переспросила Лия. - Наверняка там когда-то жили евреи.

- Почему, бабушка? – спросил Пума.

- Что, кроме чеснока, у них было? Они жевали хлеб, соль и закусывали чесноком. А на десерт у богатых был лук.

- На десерт?

- После чеснока он кажется сладким. Это у тебя сегодня все есть и ничего не впихнуть, паршивец!

- Если бы мне давали чеснок, - вздохнул Пума.

- Может, ты попросишь еще и лук?!

- Мы разве богатые?- удивился Пума…

Дача была дорогой, непонятно, почему мы сняли именно ее.

- За такую сумму можно снять виллу в Каннах, - заметила Лия.

- Это тоже вилла, - ответил я, - тут ясно написано: «Вилла «Рояль», пять комнат, патио».

- Чесночная, - сказала мама, - ты увидишь! К нашему берегу добро не приплывает – или дерьмо, или треска!

- За двенадцать тысяч – треска?!

- А почему нет? Ты – как твой отец. Он скупал за бешеные деньги всю треску Ленинграда. Он притащил швейцарские часы, сделанные в Томашполе. Американский патефон, оказавшийся ящиком для обуви. Банку иранской икры для тебя, где лежала все та же треска.

- Отказаться от виллы уже все равно нельзя, - сказал я.

- То же самое мне говорил твой отец.

Несмотря на Лиины сомнения мы сели в поезд и помчались на блаженный юг.

Весь день мы тряслись по жаре, вдоль красной земли Прованса.

За час до Эза – такое название носила наша станция – мы начали выносить в тамбур узлы, чемоданы, коляску и надувную лодку.

Лия все время пинала лодку ногой – она ненавидела все, связанное с водой.

- Какого черта вы ее купили?! – говорила она и продолжала пинать.

Поезд промчался мимо станции, даже не затормозив.

- За двенадцать тысяч мог бы и остановиться, - заметила Лия.

- Тебе не кажется, что мы снова едем в Авоты, - сказал я, - на Рижское взморье? Там тоже останавливались не все поезда.

- В Авоты была моя сестра, - вздохнула мама, - и потом, там была бесплатная дача. И какой крыжовник!

Когда-то мы отдыхали в этих Авотах, которых больше нет. Я любил станции, где останавливалось мало поездов –там сходило много симпатичных людей…

Мы доехали до Монако, перетащили все шмотки в поезд, который останавливался в Эзе и покатили назад.

Поезд замедлил ход, приветливо гуднул и не остановился.

Так мы курсировали весь вечер. Наконец, к нам подошел проводник.

- Вам не повезло, - сказал он, - обычно поезд стоит здесь минуту, а сегодня только замедляет ход. Надо прыгать, скорость всего три километра в час.

- Я прыгать не буду, - заявила Лия, - это не эвакуация. Где здесь стоп-кран?

- Voila, - ответил проводник, - но это вам будет стоить двенадцать тысяч.

- Еще одна дача, - вздохнула Лия.

Первую ночь мы переночевали в Ницце, на “Promenades des Anglais”, в «Негреско». Все остальные отели оказались занятыми – был разгар сезона.

- А этот почему свободен?- поинтересовалась Лия.

- Не все любят барокко, - соврал я.

Если бы мы ей сказали цену – она бы легла на пляже.

Номер был с лепным потолком, херувимами, в нем стояло пять бескрайних кроватей.

- Зачем нам столько царских постелей, когда мы все можем поместиться на одной, - заявила Лия. – Жаль, нет Нонико, и ему бы места хватило…Ляжем все вместе – и заплатим за одну.

Мы залезли все в одну. Но взяли за пять.

- Зачем тогда теснились, - спросила Лия, - я совсем не спала? По мне ползал Пума. Вы, наверное, тоже не сомкнули глаз.

- Мы немного прошлись, - заметил я, - а потом вздремнули на скамейке у моря. Была довольно теплая ночь.

- Тогда ложитесь, - приказала Лия. И она постелила каждому царскую кровать, и мы заказали завтрак в постель.

Боже, что это был за завтрак.

До сих пор я вспоминаю его. Под летящими херувимами, в лучах восхода, на фоне залива Ангелов мы пили пахучий кофе, запивали свежим апельсиновым соком, хрустели круасанами и мазали на них нормандское масло и прованский джем. И был покой, и прекрасный мир заглядывал к нам в окно.

- Если бы поехал Нонико, - сказала Лия, - здесь бы хватило и на него. Надо было подождать мальчика.

- Мы теряли неделю, - заметил я.

«Негреско» мы покинули ровно в полдень.

Когда мы притащились на вокзал со всеми нашими тюками, выяснилось, что поезда сегодня не ходят – была забастовка.

Первый должен был пойти в полночь. Естественно, без остановки в Эзе.

- Эвакуация! – сказала Лия.

Мы решили взять такси, но в одну машину никак не помещались, и пришлось взять две.

- Был бы Нонико.., - начала Лия.

Мы помчались по горной дороге, вынырнуло море, махали пальмы, жаркий август обнимал нас.

- Они не могли бы сделать попрямее дороги, - заметила Лия, - кружится голова.

Мы летели вперед, врывались в туннели, выскакивали.

- Что-то мы долго едем, - заволновалась Лия, - спроси, они останавливаются в Эзе?

Такси в Эзе остановилось, правда одно – в горном, наверху, а другое – в морском.

- Черт знает что, - чертыхалась Лия, - куда они завезли Катю с Пумой? Ребенку пора есть!

- Не волнуйтесь, мадам, - успокаивал таксист, - в верхнем Эзе лучший ресторан Франции «Горный козел».

- Пусть он скачет, этот козел, -ворчала Лия, - у меня полные сумки продуктов!

Вскоре на горной тропинке показались Катя с Пумой. Они тащили лодку.

- Чтоб она сгорела, - сказала Лия, - бросьте лодку! Бросьте ее к чертовой матери!

Я побежал наверх помочь им. Гора была выжжена лесным пожаром. Справа стояла обгорелая вилла с колоннами. Потолком служило небо, среди камней росла дикая трава. На почерневшей баллюстраде сидел ворон.

- Это хозяйка виллы, - объяснил мне Пума, - она не успела покинуть дом и превратилась в ворона. Она была аристократка.

- Бредни таксиста, - сказала Катя.

- Кар-рр.., - прокаркал ворон.

- Спускайтесь, - неслось снизу, - что вы там торчите?! Уже двенадцатый час. Мне еще надо готовить котлеты!

Навьюченные, мы двинулись на поиски виллы «Рояль».

Солнце стояло в зените, искрилось море, пели цикады, шастали электрички – виллы не было.

Мы устали, сели на поваленное дерево, и Лия начала делать нам бутерброды. У нее всегда были силы.

Мы сидели на пинии, на фоне моря, в летнем пении птиц и ели булочки с сыром, колбасой, курицей.

- Не забудьте про яйца, - повторяла Лия, - у меня двенадцать яиц!

Затем Лия начала разливать напитки – кофе, чай, молоко, айс-ти – она знала, где что лежит и доставала, не глядя.

- Если ты ищещь сигареты, - сказала она, - в левом тапочке, в рюкзаке. Зажигалка в чайнике…

Так мы сидели, как Святое семейство на пути в Египет. Пума уснул, и Лия взяла его на руки – она его никому не доверяла.

Мы шатались и шатались, но никто не знал виллы по имени «Рояль».

Наконец мы встретили старика с удочкой.

- Вот она, - сказал он, - вы прямо над ней. Видите крышу?

Крышу мы видели, но подойти не могли –вилла стояла внизу, и никакая дорожка к ней не вела.

- Прыгать я не буду! – предупредила Лия.

- Зачем прыгать? –спросил рыболов. – В ста метрах туннель. Спускайтесь – и прямо доберетесь.

Мы пошли туннелем. Он был темный, гулкий, сверху капало.

Наконец мы вышли, прямо на гальку, к морю, и глазам нашим предстала вилла.

Это была лачуга, хижина из досок, с соломенной крышей, под которой было выведено «Вилла РОЯЛЬ».

Она была без оконных рам и стекол, и ее раскачивало, как шхуну в море.

- Это дача? – спросила Лия. – Это баржа! Я на барже жить не буду!

Я не переношу качки. У папы моего было три баржи, но я никогда не поднималась на борт ни одной из них! Даже когда их вытаскивали на берег.

- Подожди, - сказал я, - возможно, внутри хорошо, уютно, как в кают-компании…

Мы хотели войти, но ключа под порогом не оказалось. Мы искали его на крыше, в траве, меж досок – всюду было пусто.

- Хозяйка мне трижды писала, что ключ под порогом, - повторял я.

- Зачем барже ключ? – наконец спросила Лия, - у папы было три баржи и ни одного ключа! Входите через окно, крышу, дверь! – она нажала на ручку, - вот, она открыта!

Мы вошли. На «вилле» было четыре комнаты-коморки. В каждой стояла циновка. В салоне – стол, три стула. Всюду лежали бумажки.

«- Не садиться!» - было написано на стульях. «- Не облокачиваться!» - на столе. На стиральной машине красовалось: «- Белье не стирать!» На циновках ничего не было, но когда мы легли – они провалились.

Я включил лампу – она тут же перегорела. «- Свет не включать!» - успел я прочесть под выключателем.

- Майн Гот, - сказала Лия, - у нас в Мозыре корова жила в лучшем хлеву. И мы с нее не брали ни копейки... Двенадцать тысяч!..

Снизу донеслись какие-то возгласы и крики. Пума в патио обнаружил шланг и поливал из него посетителей ресторана «Вернись в Сорренто», который находился прямо под виллой.

- Arrêtez! – кричали посетители, - vous êtes fous ou quoi?!

Пума продолжал. Мы бросились к нему, вырвали шланг и попытались выключить воду. Кран крутился легко, но вода не выключалась.

В свете луны мы прочитали: «- Воду не отключать!»

А что с ней было делать? Мы не знали, куда направить шланг.

Он вырывался и продолжал поливать окружающих - уже в другой части ресторана, для некурящих.

- Pas possible! – вопили некурящие.

Вскоре прибежал хозяин – в белой сорочке, красном широком поясе, с него стекала вода.

- Мсье-дам, - произнес он, - только не включать телевизор!

Взрывается!

Затем он повернулся к шлангу.

- Та geule! – сказал он, и шланг заткнулся.

- Tenez! – хозяин протянул нам два счета – один за подмоченный “poisson”, второй – за закрытие крана.

- Меня зовут Витторио, - представился он и скрылся в ресторане.

Оттуда вновь запел Марио Ланца.

«- Вернись, я все прощу!» - пел он.

Музыка играла всю ночь – Ланца, Карузо, неаполитанские песни.

Уснуть не мог никто. Окна зияли. Лия все ждала, что полетят камни или кто-то залезет.

К пяти мы уснули…

И тут появились пляжники. Они шли в «Вернись в Сорренто», который утром работал как платный пляж.

Доносились смех, возгласы, разговоры, наконец, на Лию упала банановая кожура. Она долго изучала ее.

- У Пумы нет бананов, - наконец произнесла она, - я пошла в магазин.

- В такую рань? – спросил я.

- А что ребенок будет кушать? Вы спите, спите…

Она взяла поношенную сумку и потащилась через туннель.

Пума уже крутился возле шланга. Нажимал, дергал, тянул – струя не появлялась.

Вышла заспанная Катя.

- Спать, - приказала она, - еще семь часов!

- Я уже поспал, - ответил Пума.

- Кому я сказала?!

- Ты отравляешь мне жизнь, - заметил Пума.

- Молчать, - взорвалась Катя, - та guele!

Из шланга тут же хлынула вода.

- Та guele! – повторила Катя.

Вода заткнулась, и Катя пошла досыпать.

Пума сидел в патио и печально смотрел на шланг. Затем он оглянулся – нет ли поблизости мамы – и прошептал: Та guele!...

Нас разбудили крики с пляжа:

  • Arrêtez! Vous êtes fous ou quoi?

Когда мы выскочили, Витторио уже стоял со счетом в руках.

- По утрам вы тоже едите poisson? – спросила Катя.

- По утрам круасаны, мадам, - ответил он, - douze croissants et dix pains au chocolat.

Появилась Лия с пустой сумкой.

- Мы в открытом море, - сообщила она, - я оббегала весь поселок – ни одного магазина!

- Зачем вам магазин? – спросил Витторио, - я беру вас на полный пансион. Восемьсот франков со всей семьи! Ребенок – бесплатно! – он потрепал Пуму по волосам. – Впридачу – педало!

- Мерси, - сказала Лия, - мы уже позавтракали в «Негреско»…

- Хочу в ресторан, - завопил Пума, - дядя сказал «бесплатно».

- Бесплатно – с родителями! – заметил Витторио.

- Хочу педало! – вопил Пума.

- D’accord! – согласился Витторио, - если вы одним глазком будете посматривать ночью, чтобы меня не обворовали – всем бесплатный кофе с круасанами, а при обнаружении воров – педало! Ca va?

Каждое утро под флагами наций мы хлебали кофе с круасанами, но Пума потерял сон.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Завтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель iconФилософия древней индии
Сансара – учение о переселении душ и есть у него механизм – бхавачкара. Всё находится в вечном круговороте, всё живое имеет и тело...

Завтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель iconНаука радости
Побеждай любя — и ты победишь все. Ищи радостно — и все ответит тебе. Жизнь, вся жизнь Вселенной, всегда утверждение. Строить можно,...

Завтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель iconПомни, что радость непобедимая сила, тогда как уныние и отрицание...
Побеждай любя — и ты победишь все. Ищи радостно — и все ответит тебе. Жизнь, вся жизнь Вселенной, всегда утверждение. Строить можно,...

Завтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель icon«Только любовью держится и движется жизнь…» Литературно-музыкальная...
Ведущий: «Не на всякий призыв откликается жизнь: волшебная лампа Аладдина, перед которой все охотно открывается, дается в руки немногим,...

Завтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель iconАдресс
Клуб Али Бей Манавгат Парк – Все Включено – Завтрак, поздний завтрак, обед, снэк, ужин – шведский стол. В определённые дни и часы...

Завтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель iconУ комиссара Темного двора два помощника
Ортегy знает весь Тайный город – он вечная тень комиссара, молчаливая, но раздражительная как и все навы. От парных черных катан...

Завтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель iconПрезентация «притча о матери»
Добрый день, дорогие гости! Мы собрались сегодня на торжество, посвященное Женщине-Матери

Завтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель iconОтбираются весь Кавказ и Средняя Азия. Россия в окончательном варианте,...
Россию это как раз касается в первую очередь вместе с Ираном окончательно отбираются весь Кавказ и Средняя Азия. Россия в окончательном...

Завтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель iconЯ иду. Спросите меня, зачем, почему, куда?
Я не хочу больше драматизировать свою жизнь, все было, все ушло, разве это необычно? Все проходит. Пройдет и это. Только каким образом,...

Завтрак в «негреско» Все смертно. Вечная жизнь суждена только матери. Исаак Бабель iconНовогодний тур в Японию!
Второй день 31 декабря, Пн Завтрак в отеле. Обзорная экскурсия по Токио – городу самурайской героической истории и новейших технологий,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница