Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945).




НазваниеКнига представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945).
страница1/27
Дата публикации07.04.2013
Размер3.28 Mb.
ТипКнига
vbibl.ru > Астрономия > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Вернадский

Лев И. Гумилевский

Москва, Молодая гвардия, 3-е изд., 1988,

Серия биографий "Жизнь замечательных людей",

Основанная в 1933 году М.Горьким, Выпуск 6 (325).

  Из Архива В. И. Вернадского: http://vernadsky.lib.ru  

Аннотация

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945). Геохимик и минералог в начале своего пути, В. И Вернадский в дальнейшем создал целостную картину развития нашей планеты, увязав в своей теории данные геологии с наукой о жизни и человеке. Настоящее издание посвящено 125-летию со дня рождения всемирно известного ученого.

Электронная версия книги создана Александром Проданом (Alex Prodan )
Дата последней редакции версии книги в TEI-формате -- 21 февраля 2003.

Содержание

Часть первая. Тайны мироздания
  ^ Глава I. Генезис минералов и идей
  Глава II. Ход прошлых поколений
  Глава III. Выход в жизнь и науку
  Глава IV. Духовное освобождение
  Глава V. Учитель
  Глава VI. Братство
  Глава VII. Ученик
Часть вторая. История земной коры
  Глава VIII. Возникновение геохимии
  Глава IX. Начало школы
  Глава X. Бессмысленные мечтания
  Глава XI. Вечность жизни и бренность атома
  Глава XII. Путь в космос
  Глава XIII. Задача дня
Часть третья. Живое вещество
  Глава XIV. Пророк в своем отечестве
  Глава XV. Дыхание земли
  Глава XVI. Геологическая деятельность человека
  Глава XVII. Девятый вал
  Глава XVIII. Биогеохимические опыты
  Глава XIX. Планетное значение жизни
  Глава XX. Второе поколение учеников
  Глава XXI. СОРБОННА
  Глава XXII. Порядок природы
  Глава XXIII. Химия жизни
  Глава XXIV. Энергетика планеты
  Глава XXV. Дети солнца
  Глава XXVI. Биогенная миграция
  Глава XXVII. Диссимметрия жизни
  Глава XXVIII. Природное явление
Часть четвертая. Единство вселенной
  Глава XXIX. Радиогеология
  Глава XXX. Космическая химия
  Глава XXXI. В огне грозы и бури
  Глава XXXII. Учение о ноосфере
  Глава XXXIII. Последний из братства
  Глава XXXIV. Русский национальный гений
Основные даты жизни и деятельности В. И. Вернадского
Библиография
От редакции. О книге и ее авторе

Часть первая. Тайны мироздания

Глава I. Генезис минералов и идей

"Корни всякого открытия лежат далеко в глубине, и как волны, бьющиеся с разбегу на берег, много раз плещется человеческая мысль около подготовляемого открытия, пока придет девятый вал."

[1]

В самом конце прошлого века английский натуралист доктор Карутерс наблюдал над Красным морем грандиозное переселение саранчи с берегов Северной Африки в Аравию. В течение трех дней плотные тучи насекомых, закрывая солнце и производя тревожный шум, непрерывно проносились над головой наблюдателя. Обычное в этих местах, часто повторяющееся явление поразило Карутерса своими размерами, и он решил определить количество насекомых в одной из туч, пролетевшей над ним 25 ноября 1889 года.

Оказалось, что туча занимала пространство в 5967 квадратных километров и весила 44 миллиона тонн.

Сообщение Карутерса о сделанном им расчете появилось в 41-м томе английского журнала "Природа" за 1890 год. Специалисты-энтомологи, в том числе и крупнейший из них, Давид Шарп, обсуждавшие заметку в журнале, не нашли в сообщении Карутерса ничего необыкновенного.

Не нашел в кем сначала ничего особенного и постоянный русский читатель журнала  -- приват-доцент Московского университета по кафедре минералогии Владимир Иванович Вернадский. Он разбирал тогда коллекции в минералогическом кабинете университета, а кусочками свободного времени пользовался для просмотра накопившихся за лето журналов.

Человек, интересовавшийся решительно всем на свете, Владимир Иванович прочитал заметку Карутерса с простым любопытством и перевернул страницу, но затем быстро возвратился назад: ему показалось, что была какая-то связь между тем, что он прочел, и тем, что он делал. Странное ощущение мгновенно явилось и мгновенно исчезло: усилиями сознания вызвать вновь его не удалось.

Служители в длинных темных мундирах с синими стоячими воротниками внесли тяжелый ящик и опустили его у ног Вернадского. Шедший сзади них помощник Вернадского, Евгений Диодорович Кислаковский, указал на стул, где лежали топор, молоток и клещи:

 -- Открывайте, ребята, только осторожнее!

Пока служители снимали свои мундиры, засучивали рукава ситцевых рубах, он подошел к столу. Владимир Иванович пододвинул ему журнал.

 -- Ну, что вы скажете о расчете Карутерса? Сорок четыре миллиона тонн движется по воздуху с места на место, а ведь это без малого вес всего количества меди, свинца и цинка, добытых человечеством за девятнадцатый век!

Наклонив белокурую голову над столом, Кислаковский долго разбирал текст и, наконец, разобравшись, заметил:

 -- Цифры проверить бы надо! У них опечаток тоже достаточно.

Служители отодрали доски, которые скрипели и визжали на гвоздях. Открытый ящик занимал помощника больше, чем саранча. Он бросил журнал и стал вынимать из ящика завернутые в бумагу камни. Раскрывая их, он кричал:

 -- Горный хрусталь! Какие кристаллы, Владимир Иванович! А это откуда? Смотрите, природная железная роза! Первый раз вижу... А тут, как в гнезде яички,  -- кальцит, да? Взгляните, Владимир Иванович, верно? А вот топаз так уж топаз...

Сверкающие камни один за другим ложились на стол.

Владимир Иванович отодвинул их в сторону, взял из стопки заготовленных для коллекций карточек одну и стал выписывать данные Карутерса. Пометив страницу, том, год и название журнала, он бережно снял чернила тугим пресс-папье и положил карточку в боковой карман. Помощник, следя за ним, несмело сказал:

 -- А зачем это нам, Владимир Иванович, ведь мы не энтомологи, не физиологи, не биологи...

Владимир Иванович быстро встал.

 -- Да, мы с вами не биологи, но тут,  -- он приложил руку к карману,  -- есть какая-то мысль! А из истории науки и опыта я знаю, какие неожиданные последствия бывают от случайно брошенной мысли, если она коснется ума и воли искренней человеческой личности в нужный момент... Один такой случай нередко оправдывает всю жизнь!

Эта постоянная, неизменная во всех случаях жизни настроенность молодого ученого на высокое, обобщающее мышление составляла самую характерную черту Вернадского. Она была присуща ему, как уверенная походка, негорбящийся стан, легкость движений, и все-таки удивляла окружающих.

Он говорил раздельно, негромко, держа руку на груди, но служители перестали драть из досок визжащие гвозди, а помощник впервые увидел, как строен, изящен, пронизан насквозь красотою мысли его руководитель и в какой особенный, одному ему доступный мир смотрят за светлыми стеклами очков его глубокие глаза.

Наставительная строгость собственной речи смутила Вернадского. Он любил скромность, но острая мысль застала его врасплох. Тогда с улыбкой приветливости, обращенной к собеседнику, Владимир Иванович сказал:

 -- Ну, а теперь, коллега, давайте работать. Садитесь к каталогу, а вы, господа,  -- он обернулся к служителям,  -- пока свободны.

И молодой ученый, сдвинув очки на лоб, стал рассматривать вынутые из ящика камни, близко поднося их к глазам и диктуя название помощнику. Работа вскоре увлекла его.

Разборкой коллекций в минералогическом кабинете он занимался не только для того, чтобы привести в порядок запущенное хозяйство кабинета, где нашел десятки нераспечатывавшихся годами ящиков и посылок с образцами пород, которые присылались со всех концов России. Новый преподаватель смотрел на свою науку по-новому и по-новому распределял в минералогическом кабинете его богатое собрание.

Когда Вернадский сам учился, минералы изучали преимущественно по их внешним свойствам  -- по форме, размерам, цвету, твердости, и мыслились они как навсегда установившаяся система природы. О том, как образуются минералы, из каких химических процессов происходят, не говорилось.

Вернадский в основу своего курса решил положить генезис минералов, то есть учение о процессах образования, происхождения минералов. Для него каждый минерал был памятником физического или химического процесса, шедшего на Земле иногда в очень отдаленное время. Зная условия образования минерала, молодой ученый намеревался решать практические вопросы о том, где следует искать те или иные руды важных металлов, те или иные горные породы.

Его помощник то и дело выбегал курить. Владимир Иванович перерывы в работе называл "кусочками времени" и употреблял их на просмотр литературы или писание писем.

В "Бюллетенях Французского минералогического общества" он отметил статью о самородном железе и, когда лаборант вернулся, показал ему:

 -- Вот это уже прямо нас касается.

Кислаковский взглянул на текст.

 -- Да ведь я не знаю французского, Владимир Иванович!

 -- Как, даже не читаете?

 -- Не читаю, Владимир Иванович!

 -- Ну, коллега, какой же вы ученый...  -- разочарованно сказал Вернадский, выписывая на карточку автора, название журнала, год, номер, страницу.  -- Как можно жить, не зная других языков...

 -- Времени не хватает,  -- покорно сказал пропахнувший дымом и никотином помощник.

 -- Удивляюсь, куда вы его деваете!

Владимир Иванович положил карточку в тот же боковой карман, уже заметно оттянувший полу его пиджака, и указал помощнику место у каталога.

 -- Ну, давайте продолжать...

Не раз в этот день прошли через руки Владимира Ивановича каменные образцы всевозможных минералов; не раз напоминала о себе и лежавшая в боковом кармане карточка, а странной связи между тем и другим он не мог уловить. Тонкие пальцы его узких, красивых рук пропитались черной каменной пылью, несколько раз он менялся местами со своим помощником, садясь за каталог и оставляя на больших разграфленных листах отпечатки своих пальцев.

Дома, выгружая из кармана заметки, вырезки, библиографические справки, Владимир Иванович находил кусочек времени, пока не позовут обедать, разложить по папкам, ящикам и полкам собранный за день материал. Под кабинет у Вернадских всегда отводилась самая большая комната. Вдоль стен, в простенках между окнами стояли открытые книжные полки, возле полок  -- столы, на окнах  -- цветы, в свободном уголке  -- широкий диван и где просторнее  -- венская плетеная качалка.

Три письменных стола возле разных полок предназначались для занятий: один  -- минералогией, другой  -- историей науки, третий  -- диссертацией на ученую степень магистра геологии и геогнозии.

Переходя от стола к столу, от полки к полке, выдвигая ящики, раскрывая то одну, то другую папку, Владимир Иванович быстро распределил все, что было в кармане, и только для заметки Карутерса не находил места. Наблюдение Карутерса не могло относиться к диссертации "О группе силлиманита и роли глинозема в силикатах", будущий магистр геологии и геогнозии с карточкой в руках отошел к другому столу. Но история науки также не нуждалась и никогда, очевидно, не будет нуждаться в сообщении о переселениях саранчи с берегов Африки в Аравию.

Владимир Иванович подошел к последнему  -- минералогическому  -- уголку своего кабинета и, бросив карточку на стол, подумал, что скоро понадобится еще один письменный стол.

Смеясь над забавным затруднением, в которое поставил его английский натуралист, он вынул из нижнего ящика новую папку, положил туда карточку, взял перо, чтобы сделать надпись на белом ярлыке синей крышки, и задумался: "Организмы? Разное? Смесь? Или число и мера в живой природе?"

Большой мастер обобщений и систематизации, умевший вносить гармоничность и закономерность в хаотическое множество фактов, он был осторожен в установлении новых классов и категорий даже в собственном ученом хозяйстве.

Несколько минут, а может быть и целый час, туго сжав в пальцах перо, Вернадский ловил в возбужденном мозгу идею, таившуюся среди множества фактов и выводов, переполнявших его ум. В свете этой идеи, как при блеске солнца меж туч, открывался какой-то новый мир, но в дверь давно уже стучали, приглашая к обеду.

Верный строгому порядку установленного дня, Владимир Иванович подвинул к себе папку, твердо написал на крышке и корешке "Живое вещество", поставил папку на полку самой крайней в ряду.

И вдруг так долго не укладывавшаяся в слова острая мысль охватила Вернадского радостью огромного открытия.

Тонкие детские пальчики просунулись в щель неплотно прикрытой двери. Владимир Иванович помог сыну открыть дверь, высоко поднял его над собой, посадил на плечо и, торжествуя, понес в столовую.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945). iconБиография Владимир Иванович Вернадский (1863 1945). Родился 12 марта...
Мир в результате человечество накопило огромный потенциал необдуманных и неосмысленных продуктов новаторства. Проблемная напряженность...

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945). iconПрозрение академика Вернадского
...

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945). iconПрозрение академика Вернадского
...

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945). iconСерия Творцы науки   Из Архива В. И. Вернадского
Земли, геологическая роль "живого вещества" в истории планеты, учение о биосфере   таков в кратком перечислении круг научных интересов...

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945). iconРеферат На тему: Жизнь и творческий путь И. В. Вернадского
Владимир Иванович Вернадский (1863-1945) российский естествоиспытатель, мыслитель-энциклопедист, гуманист, специалист в области наук...

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945). iconКнига представляет собой квинтэссенцию двадцатилетие о опыта работы...
Эта книга представляет собой подробное руководство позволяющее овладеть основами джйотиш древней ведической астролоши

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945). iconМоу «сош №4 г. Ртищево Саратовской области»
Вам принять участие в сетевом проекте «Вернадский: жизнь, мысль, бессмертие», проводимый в честь празднования юбилейной даты 150-летие...

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945). iconКнига французского консервативного мыслителя и роялистского государственного...
«Местр Ж. де. Рассуждения о Франции»: "Российская политическая энциклопедия" (росспэн). 216 с.; М.; 1997

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945). iconСказка о попе и о работнике его Балде Аннотация Дорогой юный читатель!...
Дорогой юный читатель! Эта книга познакомит тебя с замечательной сказкой великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. «Солнце...

Книга представляет собой научно-художественную биографию великого русского советского ученого и мыслителя, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863-1945). iconВалентин Сидоров в поисках Шамбалы на вершинах
В книгу вошли повести `На вершинах`, `Семь дней в Гималаях` и `Рукопожатие на расстоянии`. Их объединяет стремление автора осмыслить...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница