Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно




НазваниеВыбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно
страница8/12
Дата публикации16.05.2013
Размер2.14 Mb.
ТипРеферат
vbibl.ru > Право > Реферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

^ ВОСЬМАЯ ЛЕКЦИЯ

Дорнах, 23 сентября 1922 г.

Необходимо, господа, несколько подробнее рас­смотреть те вещи, которые мы обсуждали. В последний раз я имел возможность показать вам, какие замеча­тельные животные населяли когда-то Землю, какой образ жизни вели эти в высшей степени замечательные животные. Также я обратил ваше внимание на то, что вся Земля сама была когда-то одним живым существом.

Видите ли, если мы рассматриваем всех этих жи­вотных когда-то живших на Земле — в последний раз я рассказывал вам об ихтиозаврах и плезиозаврах, о ме­гатериях, о морских коровах, то есть сиренах, — итак, если мы рассмотрим всех этих животных, остатки ко­торых еще и сегодня хранятся в различных музеях, то мы обнаружим, что они имели одно общее свойство, а именно: они снаружи были почти полностью покрыты чешуйчатым панцирем и имели толстые передние ла­пы, лапы с когтями. Так что на таких животных едва ли можно было прокатиться верхом — они были к тому же слишком велики для этого —даже если бы вам удалось стукнуть по ним кузнечным молотом, такое животное не почувствовало бы себя слишком неудобно, посколь­ку все оно было целиком покрыто толстым чешуйчатым панцирем. Сегодня от этих огромных древних живот­ных остались только малютки, совсем крохотные карли­ки — такие как черепахи или крокодилы. Черепахи и крокодилы представляют собой, я бы сказал, уменьшен­ный формат животных, которые когда-то имели колос­сальные размеры. Итак, вы должны себе представить, что эти древние животные имели такие рогообразные, состоящие из различных роговых пластин, покровы.

Нам надо составить себе представление о том, почему эти животные имели такие рогообразные по­кровы. Эту историю нам надо будет изучать с малых лет — не с малых лет человека, а как сама эта исто­рия развивалась с ее малых лет. Представьте себе, что у собаки в каком-то месте рана. Животные обладают замечательным целительным инстинктом. Вам уже при­ходилось видеть, что делает собака, если она где-то поранилась. Если у собаки есть рана, она ее сначала лижет; она пропитывает ее слюной, слюнит. А затем, когда рана пропитана слюной, собака с удовольстви­ем ложится на солнце, дает солнцу светить на рану. Что тут происходит? Поверх раны образуется своеобраз­ная корка. Так что можно сказать: если здесь у соба­ки имеется рана (см. рисунок 14), тогда она смачивает ее слюной, так, чтобы рана покрылась слюной во всей своей поверхности. Затем она выставляет рану на Солн­це, и Солнце делает из того, что тут натворила собака своей слюной, твердую корку, под которой происхо­дит заживление. Собака обладает в высшей степени замечательным целительным инстинктом. На основе своего инстинкта она поступает правильно.



Рисунок 14

Теперь мы можем несколько расширить рассмат­ривавшееся нами. Мы можем рассмотреть другое заме­чательное явление, которое приведет нас к тому, что мы научимся понимать нечто такое, как вышеописан­ное заживление раны. Вы знаете, что мы вдыхаем воз­дух. Когда мы вдыхаем воздух, то внутрь нас поступает кислород. Кислород распространяется в нашем теле.

И только если кислород распространяется в нашем теле, мы можем жить. Мы бы сразу задохнулись, если бы не могли получить кислорода. Но что мы делаем для этого? Мы не очень склонны благодарить воздух за тот кислород, который он нам дает. Мы, в сущно­сти, оказываемся существами очень неблагодарными по отношению к воздуху, поскольку мы связываем в нас самих этот кислород с углеродом и выделяем наружу углекислоту, которую мы выдыхаем. Это, в сущности, весьма неблагодарно по отношению к окружающей сре­де, ведь мы тем самым постоянно отравляем воздух. Если кто-либо окажется в атмосфере углекислоты (или точнее углекислого газа, так как углекислота распада­ется на углекислый газ и воду — примеч. перев.), то он задохнется. Тем, что как выдох образуется в наших внутренних органах из прекрасного, хорошего возду­ха, мы отравляем окружающую нас среду. Мы посто­янно распространяем вокруг себя воздух, насыщенный углекислотой, в которой ни одно существо — не толь­ко человек, но и ни одно живое существо типа живот­ного — жить не может. Следовательно, вы видите, что животная жизнь состоит, в сущности, в том, что жи­вотное постоянно втягивает в себя из окружающей среды то, что ему необходимо для жизни, а возвра­щает в окружающую среду смертельное вещество. В этом состоит животная жизнь.

Но на нынешней Земле дело с этой животной жиз­нью скоро стало бы совсем плохо, если бы все сущест­ва вели себя так недостойно, как люди и животные. Ведь и люди, и животные отравляют воздух. И если бы все существа вели себя так непорядочно, как лю­ди и звери, то на нашей Земле уже давно невозможно было бы жить. Тогда наша Земля превратилась бы в огромное кладбище. Но, на счастье, растения не ведут себя столь непорядочно. Они делают прямо противо­положное. Ибо как мы всасываем кислород и отравляем тем самым воздух вокруг себя, так растения всасывают углекислый газ, углекислоту, удерживают углерод и отдают кислород. Так что, в сущности, исключи­тельно благодаря тому, что на Земле есть растения, и именно леса, жизнь может поддерживаться на Земле. Если бы на Земле не было никаких лесов или если бы большие сообщества людей вырубили эти леса — что они, частично, уже сделали, — жизнь на Земле стала бы гораздо более нездоровой. Дело обстоит именно так, что леса на Земле нам просто необходимы. Если мы ценим только древесину, то мы, постепенно выру­бая леса, делаем жизнь на Земле невозможной. Мы, следовательно, можем сказать: на Земле заведено так, что и люди, и животные поступают, в сущности, не­порядочно, поскольку они все отравляют, тогда как растения, леса, снова приводят все в порядок.

Видите ли, господа, так дело обстоит на Земле сейчас, но так на Земле было не всегда. Нам должно быть совершенно ясно, что Земля изменилась, она была совершенно иной в то время, о котором я гово­рил с вами в последнюю среду; вы это поняли. Ведь если вы идете сегодня на прогулку, то вы не встрети­те там наверху в Кэмпене ихтиозавра, как это могло произойти когда-то. Теперь такого больше не бывает. Но Земля постоянно изменяется и в будущем будет выглядеть совершенно иначе, нежели выглядит те­перь. Но что же можем мы усмотреть из всего, чему сейчас научились? Мы можем сказать: то, что находится внутри человека, то, что он может произвести из се­бя, не может его поддерживать. Он должен получать нечто другое; в настоящее время на Земле, чтобы вы­жить, он должен получать то, что дают ему растения. Используя все, что находится внутри нас, мы жить не можем, оно нас разрушает.

Так что вы можете с полной ясностью представить себе следующее: то, что оказывается полезным, буду­чи внутри человека, действует на нас разрушительно, если поступает извне. Тут, внутри нашего организма дело пошло бы совсем плохо, если бы там было слиш­ком много кислорода. Однако нам необходимо, чтобы этот кислород постоянно поступал извне.

Следовательно, то, что вредно внутри, оказывает­ся полезным, если оно поступает извне. Что полезно внутри, то становится вредным, если поступает извне. Видите ли, господа, очень важно, чтобы понимали; то, что полезно, будучи внутри организма, является вредным, если поступает извне, и то, что вредно, на­ходясь внутри организма, оказывается полезным, если поступает извне. Это настолько важно, что если чело­век этого не понимает, он вообще ничего не поймет.

Мы можем сказать: о жизни в современную эпоху мы знаем теперь, что в нас должно поступать извне нечто совершенно иное, нежели то, что находится внут­ри нашего собственного организма. Нечто совершен­но иное должно поступать извне.

А теперь, после того, как мы приобрели пару поня­тий о современности, давайте вернемся в ил древности. Снова вернемся назад, с помощью фантазии перене­семся в то время, когда всюду по Земле разгуливали ихтиозавры, то перемещаясь пешком, то вплавь, когда плезиозавры выбирались на сушу. Но это было время, которому предшествовало другое. Как же обстояло дело на Земле в то древнее время, до того, как появились ихтиозавры и плезиозавры?

Да, господа, судя по ископаемым остаткам, кото­рые у нас сохранились от этих совсем древних времен, животные, которые тогда существовали были еще бо­лее примитивны, неуклюжи, чем поздние. Вы знаете, что этот плезиозавр, — а вы ведь можете посмотреть на него, если вы посетите какой-нибудь музей, вы увидите его огромные размеры, его тяжелый чешуй­чатый панцирь, тяжелый, как вооружение средневе­кового рыцаря, двигаться в котором было малоприятно, его огромные неуклюжие ноги, — итак, этот плезио­завр был страшно неуклюжим, неловким существом.

Вы знаете, что «ребят», легких на подъем тогда вооб­ще не было. Но эти неуклюжие существа все же име­ли хотя бы ноги, которые были похожи на ласты, они могли с их помощью плавать, даже могли с их помо­щью взобраться на что-нибудь. Во всяком случае я мо­гу назвать это время в некотором роде современным. Но вот животные, существовавшие еще раньше, до этих неуклюжих ихтиозавров, плезиозавров, мегате­рий, животные, которые существовали еще раньше, они были гораздо более примитивными, неловкими, ведь у них, в сущности, не было ничего другого, кро­ме мягкого тела, в котором было объединено все, что возможно; спереди было нечто, похожее на голову, сзади довольно длинный хвост, а поверх этого огром­ный-огромный чешуйчатый панцирь.

Если вам уже приходилось видеть, например, устрицу, то вы можете себе представить, что устри­ца — совсем маленькое карликовое животное. Внут­ри у нее совершенно слизеобразное тело, а сверху вокруг — оболочка, скорлупа. Если эту скорлупу вы представите себе несколько иначе, как панцирь у че­репахи, а внутри такое же мягкое как у устрицы тело, тогда вы получите примерно то животное, которое когда-то было на Земле, перед тем, как на этой Земле появились ихтиозавры и плезиозавры.

Земля тогда была совсем густой, намного гуще, чем молоко. Все, что сегодня находится снаружи в ка­честве горных образований, было растворено. Все бы­ло подобно совсем сгустившейся жидкости. И внутри этого густого соуса — вся Земля в мировом простран­стве была сильно сгущенным соусом — плавали такие исполинские устрицы. По сравнению с ними вся наша столярная мастерская показалась бы карликом. Были даже такие огромные устрицы, что если бы можно бы­ло очертить их по спине, то там со всеми удобствами разместилась бы, например, современная Франция. Древнейшие из этих животных имели колоссальную величину, тогда и Земля еще была колоссальных размеров. Следовательно, когда-то были огромные животные, которые состояли, в сущности, лишь из одной слизистой массы и могли двигаться только так, как двигаются устрицы, только устрицы должны нахо­диться в гораздо более жидкой воде. Эти слизеобразные животные, которые имели огромный черепаший панцирь, плавали внутри этой сгустившейся Земли. Вы, следовательно, видите, что Земля была похо­жа на то, что сегодня вы можете представить себе в виде очень густого супа с клецками внутри. Но эти клецки вы должны представлять такими, что, с од­ной стороны, они были совсем плотными, так что вы могли бы поломать себе зубы, если бы захотели раскусить эту «клецку», а с другой стороны — совсем мягкими. Вы могли бы снять с этой «клецки» одну ее сторону; тогда вы отделили бы что-то вроде шляпы. А все остальное что было совсем мягким, все могли бы съесть. Оно было у этих животных гораздо мягче, чем та среда, в которой они плавали, эта сгустившаяся Земля. Поэтому у тех животных было то, что сегодня сохранилось лишь у некоторых совсем маленьких жи­вотных. Вы видели, как ползут улитки. Когда улитка ползет, то вы можете проследить след, который она оставляет. Он наполнен слизью, это вам уже прихо­дилось видеть, такую слизь улитка оставляет после себя. Эта слизь сегодня высыхает на Солнце. Сегодня она не играет никакой роли. Но представьте себе, в древности, когда Земля еще не была такой твердой, эти животные тоже оставляли позади себя эту слизь в густом земном «супе», и она перемешивалась с этим густым земным «супом». Так что эти животные были очень полезны в густом земном «супе».

Сегодня, если идешь по дороге во время дождя, можно обнаружить совсем маленькие следы. Особен­но здесь, у Гётеанума вы можете их заметить: их ос­тавляют дождевые черви, ползающие снаружи. Вы видели, как особенно в дождливый период повсюду выползают дождевые черви. Где находятся эти дожде­вые черви в другое время? В другое время они обычно находятся в земле, они ползают под землей, проде­лывают там норы, по которым они ползают. Видите ли, если бы этих дождевых червей не было, наши поля были бы гораздо менее плодородны. То, что до­ждевые черви выпускают, выделяют в почву, делает пахотную землю более плодородной. Не надо думать, что в природе существует что-то ненужное.

Так обстояло дело и с теми гигантскими устри­цами в древнее время. Они постоянно выделяли в земной «суп» то, что выдавливалось из них как слизь. Тем самым они все снова и снова освежали этот зем­ной «суп», все снова оживляли его.

Впрочем, эта история развивалась так: в настоя­щее время в земле — ведь земля и сейчас смешивает­ся с тем, что выделяют улитки и дождевые черви, — в настоящее время все это в земле отмирает. Можно с успехом использовать то, что в качестве своих навоз­ных выделений дождевые черви вносят в пашню; в известном смысле хорошо использовано может быть даже то, что как свои навозные выделения предостав­ляют улитки. Не только на пашне, но и на лугах очень и очень хорошим удобрением может служить то, что в качестве слизи оставляют на земле улитки. Но то, что таким образом вносится в землю нынешними жи­вотными, лишено жизни, не становится живым.

Однако в те времена, о которых я говорю, когда эти гигантские устрицы откладывали продукты своих выделений в земной «суп», это было нечто поистине замечательное — в настоящее время еще происходит нечто подобное. Процесс оплодотворения у некото­рых низших животных, а иногда и у более высокораз­витых животных, происходит не так, как происходит он у высших животных и человека. Оплодотворение у некоторых, скажем, рыбообразных, у амфибий или черепаховых осуществляется так, что откладываются яйца, они откладываются где-нибудь, так что лежит целая куча яиц, там, где их отложила самка. Самец же просто орошает их своей семенной жидкостью, это происходит вне самки; таким образом, яйца стано­вятся оплодотворенными, находясь вне самки. Это происходит и сейчас. Так что можно сказать: самка откладывает где-нибудь свои яйца и уходит. Самец находит эти яйца, оплодотворяет их и тоже уходит. Происходит наружное оплодотворение. Однако оно может оказаться несостоявшимся, и ничего не выйдет из яиц, если на эти оплодотворенные яйца не будет све­тить Солнце. Если Солнце не светит на них, то из них ничего не выйдет, тогда они погибнут. Если же Солн­це освещает эти оплодотворенные яйца, то из них поя­вятся новые животные. Это происходит и сегодня.

В то время, когда гигантские устрицы плавали в земном «супе», слизь, поступающая в Землю, действо­вала так, что из самой Земли все снова и снова возни­кали новые гигантские животные. Старые животные умирали, но из самой Земли возникали все новые животные. Сама Земля постоянно порождала таких в высшей степени неуклюжих, но огромных по раз­мерам животных. Сама Земля оплодотворялась тем, что выделяли эти животные. Вы можете представить себе это так: когда-то земная жизнь состояла в том, что вся Земля в целом была живым существом. Но жизнь эта должна была поддерживаться тем, что тут, наверху, эти животные выделяли в качестве слизи. Если бы этот густой «земной суп» оставался сам по себе, то и эти более плотные животные скоро вымер­ли бы. Но благодаря их выделениям жизнь Земли постоянно поддерживалась, сохранялась, и Земля постоянно производила из себя таких существ. Они, в свою очередь, оплодотворяли Землю, и она полу­чала способность снова выращивать из себя самой таких животных.

Но названные животные не могли бы выделять эту слизь, если бы не существовало при этом нечто другое. Видите ли, Земля представляла собой страш­но густой «суп», однако я говорил вам: слизь у этих животных была гораздо жиже, чем этот земной «суп», значительно жиже. Отчего же получалось так, что эти животные могли иметь такую жидкую слизь? Пред­ставляется невозможным, чтобы животные могли иметь слизь более жидкую, чем Земля в целом. Земля тоже была тогда своего рода кашей, слизью, но чрезвычай­но плотной; однако постоянно возникали эти жидкие клубки слизи. Почему они возникали?

Видите ли, господа, если вы возьмете стакан во­ды, в которой растворена соль, то может произойти так, что соль выпадет вниз в осадок. Соль сосредоточит­ся внизу на дне как осадок; но от этого вода станет жиже, станет менее плотной. Только пока соль была растворена, вода была плотной. Теперь вода стала бо­лее жидкой, поскольку соль находится вне ее. Следова­тельно, позднее вы имеете более жидкую воду вверху, и более плотную, соленую, внизу. А если сейчас я про­делаю такую вещь; я переверну этот стакан — не правда ли, если бы я это сделал, то вся соленая вода просто вылилась бы оттуда и ничего бы не получилось. Но вот у этих древних животных это получалось, они мог­ли переворачиваться. У этих древних зверюшек было так: тут находилась загустевшая земля, тут нечто обра­зовывалось. Сверху находился чешуйчатый панцирь, а дальше, снизу — слизь. Что же представлял собой этот чешуйчатый панцирь? Он был ничем иным, как тем, что выделялось из окружающей земной массы. Точно так же, как соль из воды выпадает вниз, так и эта сгустившаяся, совсем плотная масса, которая, собственно, и образовывала такой, подобный черепашь­ему, чешуйчатый панцирь, тоже выделялась, но не вниз, а вверх, так что внизу оставалась более жидкая фракция. Затем это подобие перевернутого стакана — или голова — могло высунуться из воды. Только соль при этом оказывалась сверху.

Что же затем происходило с этой солью? Вернем­ся теперь назад, господа, к тому, что делает собака, если у нее есть рана. Если у собаки есть рана, она ее зализывает. Затем она выставляет ее на Солнце; ра­на тогда уплотняется, а то, что находилось в ране, по­гибает. В противном случае появились бы бактерии, рана стала бы увеличиваться, и собаке пришел бы ко­нец. Видите ли, тут образуется корочка, струпья, из того, что находилось внутри. Слизь, которую собака наносит на рану, это нечто, происходящее изнутри; если на нее сверху светит Солнце, то благодаря жару слизь уплотняется.

Точно так же было и у этих животных в древности. Солнце светило сверху на этот земной «суп», и вслед­ствие того, что Солнце светило на него, в отдельных местах возникали такие уплотнившиеся утолщения, которые возникают у собаки на ране. Это были обо­лочки, скорлупы. А под ними, поскольку возникало уп­лотнение, оставалась более жидкая слизистая масса. Вот так и возникали эти гигантские устрицы. Но эти гигантские устрицы не могли бы образоваться, если бы не светило Солнце. Иначе это было бы невозмож­но. Итак, теперь перед нами нечто достойное внима­ния; тут мы имеем Землю — я хочу сейчас нарисовать ее совсем маленькой — на Землю днем светит Солнце, и Солнце выбирает, вытягивает из Земли наружу эти гигантские устрицы. Мы могли бы, следовательно, сказать: было время, когда Земля была неким густым супом, и вследствие того, что она снаружи освещалась Солнцем, образовывались такие животные.

Однако в этом случае оказывалась бы ненужной спо­собность Земли оплодотворяться с помощью той слизи, которую оставляли позади себя животные, плавая по земному «супу». Эта способность была бы бесполезной. Следовательно, должны были существовать еще иные свойства во внутреннем организме Земли. Она должна была быть подобна яйцу. Только в таком качестве она могла быть оплодотворенной. Разве это непонят­но? Земля когда-то должна была быть как яйцо. Толь­ко в этом случае она могла стать оплодотворяемой.

Тут нам следовало бы рассмотреть, что должно происходить с таким яйцом, чтобы оно могло быть оплодотворено. Мы подошли к такому состоянию Зем­ли, когда она представляла собой нечто вроде густого земного «супа». Существа, которые могли ее оплодо­творять, были — можно так выразиться — существа­ми мужского пола, их мы уже смогли бы обнаружить в это древнейшее время. Но то, что Земля должна бы­ла быть единым женским Существом, — это нам еще предстоит обосновать, мы должны теперь подойти к этому. Мы должны подойти к тому, каким образом Земля могла быть когда-то исполинским яйцом.

Видите ли, господа, если имеют намерение подой­ти к чему-то подобному, это равносильно тому, что хотят исследовать мир, пусть даже немного. Тут я должен обратить ваше внимание, пусть несколько комическим образом, на совсем иную область, обратить ваше вни­мание на нечто, существующее по сей день, хотя в столь, так сказать, разжиженном состоянии, что многие лю­ди даже не доводят всего этого до своего сознания. Действительно, ведь не только из любви к таинствен­ности поэты отправляют влюбленных на прогулку под Луной, в лунное сияние, если хотят описать за­вязку любовного романа или речи влюбленных. Лун­ный свет имеет в себе нечто, чрезвычайным образом возбуждающее фантазию человека.

Вы можете подумать, что это не имеет никакого отношения к теме; однако это все же имеет к ней отношение. Лунный свет возбуждает фантазию у че­ловека. Видите ли, само по себе замечательно, что лунный свет вызывает у человека прилив фантазии. Люди, посвятившие себя современной науке, в порыве гениальности делают иногда очень изящные, очень милые открытия. Некоторое время назад был в Париже один ученый, который говорил так: все ле­карства, которыми снабжает нас медицина, приносят человеку очень мало, и — поистине замечательно, что ученый из Парижа додумался до этого — если чело­век хочет быть здоровым, он мог бы делать нечто иное; вы будете удивлены, господа: парижский ученый со­ветовал людям как можно больше читать «Фауста» Гёте, от этого они могут стать гораздо здоровее, чем принимая разные штучки, возбуждающие только рас­судок, — ведь «Фауст» Гёте возбуждает фантазию, а фантазия делает человека здоровее. Даже ученый-ма­териалист, читая «Фауста», нашел это чтение здоровым, поскольку оно возбуждает фантазию. Он сказал: совре­менные люди так умны, они напрягают только рассудок, а рассудок делает людей больными. Но если бы люди стали читать «Фауста», если бы они вживались во все образы «Фауста», они стали бы гораздо здоровее.

Следовательно, ученый хотел, чтобы люди немно­го проникались здоровыми силами роста. Человеку нужно хоть немного проникаться этими здоровыми силами роста! Вот видите, это был один из моментов просветления, которых у современной науки так ма­ло. Это был один из тех здоровых моментов, которые изредка переживает современная наука. Это настоль­ко здорово, что даже улучшает пищеварение. Это дей­ствительно правда: пищеварение у человека будет лучше, если он изучает гётевского «Фауста», а не все эти научные труды. От них портится желудок. А с гётевским «Фаустом» желудок становится все здоровее и здоровее; так же и другие органы. Почему это про­исходит? Потому, что гётевского «Фауста» породила фантазия, а не рассудок.

Представьте себе, что когда Луна приводит чело­века в возбуждение, возбуждается именно фантазия. Следовательно, благодаря Луне в человеке возбуждаются непосредственно силы роста. Хотя сегодня это происходит в незначительных масштабах. Не правда ли, человек чувствует себя внутренне согретым, он чувствует внутреннее возбуждение своих сил роста, если он гуляет при Луне. Это правда. Но на это не об­ращают внимания.

Тем не менее, Луна связана со всем тем, что имеет значение для жизни человека. Я могу сообщить вам один маленький факт, который весьма наглядно пока­зывает, как Луна связана с жизнью. Если в настоящее время обращают внимание на вещи, которые люди когда-то знали — вспомните, например, что я вам го­ворил здесь о двуликой голове римского Януса, — то приходят к убеждению, что раньше люди знали боль­ше; хотя они и не были такими «умными», они знали больше. Сегодня, когда рассудочность человека погу­била все, что было известно людям раньше, обычно говорят: ребенок вынашивается в течение девяти меся­цев. Однако медики, которые благодаря сохранению у них латинского языка, сохраняют и некоторые старые представления — современные врачи не хотят ниче­го больше знать об этом, но, тем не менее, эти старые представления еще сохраняются; медики говорят: ребенок вынашивается в течение десяти месяцев. От­чего такое разногласие, господа? Если вы посчитаете: один лунный месяц составляет примерно 28 дней; де­сять раз по 28 даст 280 дней. Один месяц, как мы его имеем сегодня, составляет 30 дней, и если вы умножи­те это число на девять, то вы получите примерно одно и то же: 270 дней. Это значит: девять месяцев, исчисле­ние, которым мы пользуемся сегодня, соответствуют десяти лунным месяцам. Это примерно то же самое время. Если речь шла о сроках вынашивания ребенка, то раньше считали по лунным месяцам.

Откуда это пошло, господа? Тогда еще знали, что формирование ребенка в теле матери связано с Луной. Оно связано с Луной. Это было известно когда-то, а в настоящее время можно вновь констатировать на ос­нове антропософских исследований, что Луна — это то, что действует на человека для того, чтобы ребенок вообще мог развиться как живое существо.

Однако эта Луна действует только на женские су­щества как в человеческом, так и в животном царствах, ибо именно они к этому предназначены. На Землю Луна сегодня больше не действует. Сегодня она больше не производит тут яиц. И все же если этот предмет изучать основательно, приходишь к тому, что если мы совершаем прогулку при Луне, то не только фантазия в точном смысле этого слова возбуждается при этом, но благодаря этому наши силы роста и мы сами внут­ренне приходим в движение. Луна действует в нас особенно оживляюще, но в человеческом женском ор­ганизме или в теле самки животного, ее действие так сильно, что оно наделяет силами роста ребенка, или звериного детеныша.

Да, Луна, как вы видите, которая светит вниз с неба, не вызывает того, чтобы сама Земля могла рас­ти, поскольку Земля в настоящее время во многом слишком сильно отмерла. Следовательно, та Земля, которая когда-то могла быть оплодотворяемой, была гораздо более живой.

Теперь вспомните, что я говорил вам: то, что на­ходится внутри человека, становится вредным, если приходит извне. Итак, Луна, которая светит сегодня вниз на Землю, не может больше вызвать никакой жиз­ни. Почему? Потому что ее свет приходит извне, точно так же, как если бы воздух, который мы сами выпусти­ли из себя, стал приходить извне. В этом случае он не мог бы нас внутренне оживлять. Следовательно, Луна в настоящее время не может сверху ничего поделать с Землей. В настоящее время Луна может еще нечто сде­лать лишь в теле человека или в теле животного, так как оно защищено (от вышеуказанного вредного при­ходящего извне влияния Луны — примеч. перев.).

Но где же должна была находиться Луна, чтобы саму Землю делать живым существом? Находясь вне Земли, она не может сделать ее живым существом. Для этого она должна была находиться внутри самой Зем­ли! Точно так же, как углекислота, находясь снаружи, не может больше оживлять нас, но должна быть внут­ри, должна, находясь внутри, оживлять самое себя, так и лунный свет когда-то должен был находится не снаружи, а внутри Земли.

Итак, представьте себе, господа: в то время, когда все эти животные были здесь, Луна вообще не нахо­дилась вне Земли, она находилась внутри и была рас­творена в этом сгущенном «супе». Она вообще еще не имела границ, но была внутри; она находилась внут­ри в качестве более плотного шара. Тогда она могла всю Землю сделать яйцом. Приходишь к тому, что Луна, которая сегодня все еще возбуждает фантазию и воздействует на оплодотворенное женское тело, Лу­на, находящаяся в настоящее время наверху, на небе, когда-то находилась внутри Земли.

Но затем она должна была выйти наружу. Види­те, господа, тут мы подходим к необыкновенно важ­ному моменту в земном развити: Луна, находящаяся в настоящее время всегда снаружи, была когда-то, в прошлом, внутри Земли. Земля извергла ее. И сего­дня она вращается снаружи.

Если мы изучаем земное тело в целом, то обнару­живаем нечто замечательное. Изучая тело Земли, мы находим, что оно представляет собой воду, внутри ко­торой плавают континенты, массивы суши, как когда-то плавали исполинские животные. Европа, Азия, Африка плавают в воде, как когда-то исполинские жи­вотные плавали в земном «супе», в густом земном «су­пе». И если мы изучаем, как все это выглядит — вы знаете, что все это выглядит неодинаково, — тогда еще и сегодня можно увидеть по впадине на Земле и по разрыву между континентами, что Луна когда-то вылетела оттуда, где сегодня находится Тихий океан. Луна была когда-то внутри Земли, она вылетела нару­жу. И только там, снаружи, она затвердела.

Теперь давайте посмотрим назад, на древнее со­стояние Земли. Тогда Земля еще имела Луну внутри своего тела. Луна посредством своей субстанции дела­ла Землю матерью, а отеческая субстанция создавалась благодаря Солнцу, поскольку Солнце постоянно поро­ждало такие клубки слизи, которые оно извне облекало плотным роговым покровом. Этому способствовали солнечные излучения. Эти плавающие комки слизи постоянно оплодотворяли то, что находилось внизу в земном «супе» и поддерживало жизнь благодаря Луне. Земля была огромнейшим яйцом и благодаря воздей­ствиям Солнца, постоянно оплодотворялась.

Если бы, господа, эта история так и продолжалась, то на Земле наступило бы очень неуютное состояние. Луна бы вылетела наружу, Земля же стала бы бесплод­ной и, в конце концов, полностью умерла. Что могло послужить тому причиной? Вследствие вылета, выхо­да Луны, Земля умерла, однако кое-что из того, что в древности было оплодотворяемо — я подразумеваю здесь древнюю способность к оплодотворению, — со­хранилось в материнском теле как животного, так и человека. Прежде вообще не существовало процесса рождения в той его форме, которая существует сейчас. Точно так же, как в случае приготовления нового ка­равая хлеба берут немного старой закваски, старых дрожжей и добавляют в тесто, так кое-что из той древ­ней субстанции, взятой у Луны, осталось в женском теле, и эта субстанция может быть оплодотворена. То, что тут внутренне оплодотворяется, становится внут­ри яйцом, которое есть лишь отображение древней Земли-Яйца. Так что это не чудо, что при возникнове­нии ребенка подспудно еще витает призрак этой древ­ней лунной истории, и даже сроки, в течение которых ребенок вынашивается, определяются в соответствии с Луной. Ведь не правда ли, боярский сын должен жить в соответствии с тем наследством, которое оста­вил ему отец (то есть яблоко от яблони недалеко па­дает — примеч. перев.). Так же должно обстоять дело и с оплодотворенным яйцом, которое происходит от древнего лунного «супа». Оно и сегодня находится под управлением Луны, ибо от нее оно унаследовано.

Вообще, в древности о таких вещах знали гораз­до больше. Я вам еще как-нибудь сообщу, почему это было. В древние времена об этих вещах знали гораз­до больше, тогда говорили: sol, Солнце — мужского рода. Именно оно создает мужское начало, мужской род. Так было еще в латинском языке. Sol, Солнце — мужского рода. Тогда как Луна — женственна, и в латинском языке это слово женского рода. Sol, сол­нечное начало, оплодотворяет Луну, женственное. В немецком же языке все наоборот: тут слово Солн­це — женского рода, а слово Луна — мужского, в то время как на самом деле Солнце отображает мужское начало, а Луна — женское. Так все это оказалось пе­ревернутым. Если мы хотим говорить правильно, мы должны говорить по-немецки о Солнце, используя мужской род, а о Луне — женский.

Однако уже древние латиняне шутили на этот счет и говорили — это не более чем шутка, которой я хочу завершить сегодняшнее рассмотрение; я хотел дать вам лишь немногое из того, что впоследствии мы более подробно и ясно рассмотрим, — итак, древ­ние латиняне говорили вот что: сначала мы имеем вот такую Луну (см. рисунок 15), затем Луна полнеет, становится вот такой, и затем становится полной.



Рисунок 15

Затем она снова убывает, становится вот такой. Види­те ли, если мы возьмем соответствующие слова из роман­ских языков, например из французского, то тогда мы можем здесь поставить букву С (см. рисунок 15, убываю­щий лунный серп), а здесь (возрастающий лунный серп, первая четверть) — написать D; тогда буква С, croitre, будет означать «растет». Но ведь в таком случае Луна как раз не растет, а убывает, если она делает С! Напротив, decroitre означает убывать, но Луна тут растет. Так что если мы посмотрим вверх, на небо, Лу­на говорит нам «я расту», когда она убывает и наобо­рот. Отсюда возникла поговорка: Луна обманчива. Она обманывает.

Тут есть, однако, и более глубокое значение. Лю­ди постоянно стесняются говорить о лунном начале, поскольку лунное начало связано с возникновением человека. Это всегда было запретной темой. И люди вообще потеряли возможность говорить о лунном начале правильным образом. Луна также и по этой причине стала обманщицей. Если на нее смотрят лю­ди, она уже не скажет им о том, с чем она связана. Врачи постепенно отвыкали говорить о том, что ре­бенок остается в теле матери десять лунных месяцев, и говорили о девяти солнечных месяцах, которые со­ставляли примерно то же самое время. Однако дейст­вительную роль играют десять лунных месяцев, а не девять солнечных. Это связано с Луной — и происхо­дит оттого, что когда-то Земля в своей утробе, в себе носила Луну; сама Земля родила Луну и выбросила ее в мировое пространство.

Теперь подумайте, господа: ведь, в сущности, я не рассказываю вам ничего иного, кроме того, что рас­скажет вам кто-то другой, говоря о мировой туманно­сти, о том тумане, из которого выделилась Земля, а из Земли, в свою очередь, вышла Луна. Но ведь все это мыслится механически! Все это от материализма! Из тумана, как бы много его не разливалось, никогда не получится что-то живое. Но то, о чем я рассказал вам, это не просто древняя туманность, древний пар. Можно ведь много нагнать в котел всяческого тумана, а потом что-то выделять из него, но то, о чем я расска­зываю вам, возвращает вас к реальности. Это реаль­ность, а не тот туман, из которого должны были вы­делиться Юпитер и Земля; и когда Земля появилась одновременно с Юпитером, она выбросила Луну. Но настоящая Луна связана со всеми процессами роста, а также с размерами человека, как сказано: Земля когда-то имела в себе свою собственную воспроизводящую силу, была материнской Землей и оплодотворялась солнечным светом и теми животными, которые нахо­дились поверх нее со своей скорлупой. Лунная сила в Земле оплодотворялась посредством солнечного све­та. Вы видите, как мы постепенно уходим от Земли в космическое пространство.

Конечно, от вас потребовалось некоторое напря­жение внимания, но мы, как вы видите, изучаем нечто вполне реальное!
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Похожие:

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconИзбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения,...
Введение к выходу в свет публикаций из лекций Рудольфа Штайнера для работающих на строительстве Гётеанума с августа 1922 г по сентябрь...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconВиктория Исаева Где и как познакомиться с мужчиной вашей мечты? 49 простых правил
Говорят, что делать выбор – это тяжелое и ответственное занятие. Я не согласна. По-моему, выбирать легко и приятно. Особенно, когда...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconОтчет по исследованию еженедельный
Люди в России не умеют выбирать или просто не хотят этого делать! Или просто им не из чего выбирать. Надо продолжать проводить исследование,...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТретий приём задавать вопросы. Вопросы позволяют обратить внимание на область непонимания
При обучении иностранному языку учебная работа учащихся в парах использовалась всегда

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconЦеновая ситуация с 24 по 30 ноября 2009 г. Динамика цен на товары
Им надо выбирать квоты на ввоз мяса птицы, чтобы сохранить их на 2010 г. В ближайшее время ожидается стагнация или незначительное...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно icon2 Умеем ли мы задавать вопросы? Классификация типов вопросов 121

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconHuman Resources «success»
Определение потребностей покупателя. Активное слушание и умение задавать вопросы

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТимофей Гуртовой правда, об ускорении нейтральных атомов
На Большом Форуме, в теме физика с ником castro «Релятивистское соотношение между скоростью и энергией», автор темы обмолвился о...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconБиблейское основание
Искусство давать ответы на философские вопросы и возражения относительно Евангелия и Христианства называется апологетикой. Оно происходит...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconУмение задавать вопросы, самостоятельно формулировать гипотезу
На партах у каждого ученика опорный конспект урока, текст романа «Мастер и Маргарита», отрывки из критических статей

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница