Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно




НазваниеВыбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно
страница7/12
Дата публикации16.05.2013
Размер2.14 Mb.
ТипРеферат
vbibl.ru > Право > Реферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

^ О РАННИХ СОСТОЯНИЯХ ЗЕМЛИ
СЕДЬМАЯ ЛЕКЦИЯ

Дорнах, 20 сентября 1922 г.

Господа, для того, чтобы понять человека лучше, чем мы понимали его до сих пор, давайте рассмотрим Землю. Когда земные люди сходятся вместе, им сле­довало бы рассматривать жизнь человека — его фи­зическую жизнь — не саму по себе, но следовало бы рассматривать также и Землю.

Если приходишь в какой либо естественнонаучный музей, то видишь там остатки животных, а также рас­тений, которые жили на Земле в очень давнее время. Вы, конечно, можете представить, что на Земле про­исходили разные события еще до того, как эти древ­ние животные и растения при известных условиях были уничтожены. Вам также, может быть, вполне понятно, что, например, от некоторых животных в земле, в лучшем случае сохранились одни только кос­ти, тогда как мускулы, мягкие ткани, сердце и другие органы исчезли, очень скоро разрушились, и поэтому можно найти лишь окаменевшие кости; это кости, кото­рые после смерти животного были заполнены каким-либо материалом, например, в них попал ил. Можно найти только эти затвердевшие окаменелости, можно выкопать их, и на основе имеющегося — а это может быть всего лишь обломок кости — надо составить се­бе представление о том, как это когда-то выглядело на Земле. Вы можете также представить, что сегодняшнее состояние на Земле не могло возникнуть, если бы ему не предшествовало иное время, когда жили совсем другие животные и растения. Земля когда-то должна была выглядеть совсем иначе. Об этом я буду рассказывать вам сегодня.

Видите ли, об одном естествоиспытателе, Кювье, который жил в XIX столетии, говорили, что он, полу­чив только одну кость, может составить представление о том, как выглядело это животное в целом. Если по-настоящему исследовать форму костей, если, например, иметь только одну-единственную кость предплечья, можно составить представление о том, как должно было выглядеть все в целом, ведь форма каждой отдельной кости изменяется в соответствии с изменениями все­го тела. Следовательно, даже по отдельной кости можно твердо установить, как выглядело все тело. Не говоря о том, что в нашем распоряжении иногда бывают це­лые скелеты животных, когда-то живших на Земле, мы имеем также и упомянутые отдельные кости, и на ос­нове этого можно составить представление о том, как все это когда-то должно было выглядеть на Земле.

Сейчас я приступаю к описанию того состояния Земли, которое было в очень раннюю эпоху, много ты­сячелетий тому назад. Это состояние я хочу описать вам в своем рассказе. С подробностями мы познако­мимся позднее, но сейчас я хочу просто рассказать, как все когда-то выглядело на Земле, на которой мы обитаем сегодня. О сегодняшнем состоянии вам ведь все известно.

Это было так. Представьте себе Землю, кусочек которой я хочу изобразить здесь (см. рисунок 13). Эта Зем­ля, однако, еще не имела таких горных образований, как сегодня, эта Земля была, в сущности, такой, какой становится поверхность Земли в настоящее время, если неделя за неделей идет дождь и образуется илистая грязь. Итак, поверхность Земли еще не была твердой, как сегодня, она была еще вязкой, илистой. Если бы уже тогда были люди в их современном виде, то этим людям пришлось бы или плавать — причем они бы постоянно пачкались в иле и были страшно грязны­ми — или им приходилось бы постоянно тонуть. Сле­довательно, людей в их нынешнем облике тогда еще не было. Тогда Земля была



Рисунок 13

вязко-илистой, топкой и грязной, и все находилось внутри этой илистой Земли. Если сегодня, оказавшись на природе, вы возьмете камень, такой камень, какой принес однажды госпо­дин Эрбсмель, или если вы в Швейцарии заберетесь поглубже и найдете еще более твердые камни, то вы должны представить себе, что все эти камни были ко­гда-то растворены в этой похожей на трясину Земле подобно соли, которую вы растворяете в воде. Ибо в этой тинистой земле были разнообразные кислоты, ко­торые растворяли все, что можно. Итак, короче, это была достойная внимания илистая грязь, из которой состояла земная почва. А поверх этой земной почвы не было того воздуха, в котором содержится только кислород и азот; в нем содержались в газообразной форме всевозможные кислоты. Даже такая кислота, как серная, присутствовала там, присутствовали пары сер­ной и азотной кислот; все это входило в состав того воздуха. Уже отсюда вы можете принять к сведению, что человек в его сегодняшнем облике не мог бы там жить. Конечно, эти испарения были слабыми, но они содержались в этом воздухе. Кроме того, этот воздух имел еще и такое свойство: вы почувствовали бы се­бя в нем примерно так, как если бы залезли сегодня в хлебную печь, жарко прогретую для выпечки хлеба. Это было бы нечто невыносимое для современного чело­века, если бы он оказался в этом воздухе, в котором, кроме всего прочего, пахло серной кислотой и было крайне жарко.

Но наверху был еще и другой воздух. Он был еще жарче, чем тот, который находился внизу. В нем об­разовывались облака. В этих облаках, которые обра­зовывались там — поскольку они содержали в себе всевозможные вещества, включая серную и азотную кислоту, — постоянно возникали молнии и мощный гром. Там постоянно блистали исполинские молнии. Примерно таким было когда-то окружение Земли.

Чтобы как-то обозначить то, что находилось навер­ху, я хотел бы назвать это огненным воздухом, посколь­ку этот воздух был страшно жарким. Он, однако, не был испепеляющим, палящим — это представление современной науки неверно — он не был опаляющим, он был не жарче, чем в хлебной печи. Температуры, характерные для пламени, достигались там, наверху, но чем ниже, тем становилось холоднее. Итак, этот воз­дух, находящийся наверху, я хотел бы назвать огнен­ным воздухом, а то, что было внизу — земным илом.

Так мы получаем приблизительное представление о том, что когда-то было на Земле. Внизу находился коричнево-зеленый ил, который становился иногда плотным, как конское копыто, но затем снова размяг­чался. То, что сегодня проявляется как зима, тогда выражалось в том, что ил становился плотнее, почти как конское копыто — он затвердевал. А летом, то есть когда светило Солнце, этот ил опять растворялся, размягчался и становился жидким. Вверху находилась эта жаркая атмосфера, в которой содержалось все, что позд­нее из нее выпало. Воздух очистился лишь позднее. Из этого состояния возникло другое, в котором жили удивительные животные. Итак, тут, наверху, как видите, в этом огненном воздухе жили всякие живот­ные. Можно сказать, что они выглядели так: у них был хвост, целиком покрытый чешуей, который, однако, был плоским и мог в этом огненном воздухе служить в качестве хорошего крыла. У них были также крылья, как у летучей мыши, и вот такая голова. Когда в огнен­ном воздухе больше не стало вредных испарений, они повсюду летали вверху. Именно такие животные были замечательно приспособлены к этому; конечно, если бу­ри становились особенно сильными, если раздавались страшные удары грома и блистали молнии, то даже им становилось неуютно; но когда погода смягчалась, ко­гда только немного потрескивало вверху и вспыхива­ли тихие зарницы, то они охотно уживались и с этими зарницами, с этими слабыми молниями. Они летали всюду, у них даже были способы распространять вокруг себя электрические излучения и посылать их дальше вниз, на землю. Так что если бы внизу оказался чело­век, то он по этим электрическим излучениям мог бы почувствовать: там, вверху находится птичья стая. Это были маленькие драконообразные птицы, которые распространяли вокруг себя электрические излуче­ния и обитали в среде из огненного воздуха.

Видите ли, эти птицы, эти драконообразные пти­цы, находившиеся там, были в высшей степени тонко организованы. Они имели отличные, тонкие органы чувств. Орлы, коршуны, которые возникли из них впо­следствии, когда эти особи видоизменились, — орлы и коршуны от того, что имели эти древние особи, сохра­нили только острое зрение. Сами эти особи чувство­вали благодаря своим крыльям, похожим на крылья летучих мышей; эти крылья были страшно чувствительны, почти так же чувствительны, как наши глаза. Они могли воспринимать с помощью этих крыльев; они чувствовали все, что происходило. Если, напри­мер, светила Луна, они испытывали в своих крыльях чувство удовольствия, они двигали крыльями; как собака виляет хвостом, если радуется, так и эти «при­ятели» махали крыльями. Лунный свет был им очень приятен. Они кочевали с места на место, и им особен­но нравилось выбрасывать вокруг себя маленькие огненные облака; это свойство до нашего времени сохранилось только у светлячков. Если светила Луна, то эти существа наверху были подобны маленьким све­тящимся облакам. И если бы тогда были люди, они могли бы увидеть вверху целые рои из сияющих ша­риков и светящихся облаков.

Когда же светило Солнце, у этих существ пропада­ло желание распространять вокруг себя свет! Тогда они по большей мере замыкались в себе и перераба­тывали то, что им удалось вобрать в себя из воздуха, в котором тогда еще были растворены все вещества. Они питались посредством всасывания. А затем при свете Солнца они все это переваривали. Это были замечательные «персоны». Они действительно суще­ствовали когда-то в огненном воздухе Земли.

Спустившись ниже, туда, где начиналась Земля с ее земным илом, мы находим животных, которые отличались огромными размерами, они были исполин­ской величины....(пропуск в тексте)... когда рассмат­риваешь этих животных, которые когда-то вели на самой Земле такую жизнь, когда они наполовину пла­вали, наполовину бродили по вязкому илу. Останки этих животных сохранились, их можно увидеть в естест­веннонаучных музеях. Этих исполинских монстров, которые существовали тогда, называют ихтиозаврами, рыбоящерами. Об ихтиозаврах можно сказать, что ме­сто их обитания находилось уже на Земле. Эти ихтио­завры выглядели весьма примечательно. У них была своеобразная голова (изображается на доске), как у дельфина, но морда не была такой жесткой. Итак, голо­ва дельфина. Вслед за тем шло тело ящерицы исполин­ских размеров, хотя и очень нежное, но со страшно толстой чешуей. Внутри головы у этой ящерицы были гигантские зубы, как у крокодила. Она имела зубы крокодила, так же, как и вообще все эти замечательные «ребята» имели замечательные крокодильи зубы. За­тем она имела нечто, подобное плавникам кита — су­щество двигало ими и наполовину плавало — плавники были очень мягкими и с их помощью можно было и ползать, и плавать в иле.

Итак, имеется нечто, подобное плавникам кита, гигантское туловище, затем голова, как у дельфина, с острой мордой, заостряющейся спереди, и зубы кро­кодила. Замечательно было то, что существо имело огромные глаза, которые светились. Можно было уви­деть электрические точки вверху, в облаках. Светя­щиеся птицы летали именно в лунную ночь. А когда наступали сумерки, то можно было — если бы все это можно было увидеть — можно было бы пережить в высшей степени неприятную для современного челове­ка встречу; исполинский источник света, двигающийся навстречу, с туловищем больше, чем у современного кита, с плавниками, которые барахтаются в вязкой илистой воде; существо иногда приподнимается, если под ним становится тверже. Эта илистая вода станови­лась иногда такой же твердой, как лошадиное копыто. В таких местах можно было вылезти наверх. Затем существо двигалось дальше: плавники служили «рука­ми», они были внутренне подвижны. Так оно, шлепая, перебиралось через рогообразные наслоения, которые походили на пустыню, и плыло дальше в более мяг­ких, топких местах. Затем оно грузно ступало дальше, потом, если снова попадалась трясина, перебиралось вплавь. Если бы там мог путешествовать на лодке ка­кой-нибудь человек — ходить он бы не смог, это было тогда невозможно, — то он мог бы встретиться с та­ким исполинским животным и даже взобраться на не­го по лестнице. Это было бы похоже на современный альпинизм. Могла повстречаться целая гора мяса! Но тогда было еще и нечто другое.

Все это доступно познанию; так же, как Кювье мог по одной кости определить животное, так можно и се­годня узнать, как жили эти ихтиозавры, от которых сохранились ископаемые останки. Можно узнать, что они тогда могли делать своими исполинскими плав­никами, узнать, что у них были огромные глаза, кото­рые издали блестели, подобно громадным фонарям, так что можно было увернуться от встречи. Они пере­двигались поверху, то находясь на илистой земле, то погружаясь в нее.

Еще немного глубже находились другие животные. Они радостно шлепали по трясине и купались в ней, они были всегда страшно грязными, покрытыми ко­ричнево-зеленой грязью. Эти другие животные ино­гда высовывали свои чудовищные головы из мягкой илистой земли; в ином случае они переваливались с боку на бок и приподнимались наружу, где ил стано­вился немного тверже. Там они, как ленивые свиньи, располагались на долгое время. Только иногда они выбирались на поверхность, вытягивая свои головы. При этом достойно внимания было следующее.

Те, другие животные с огромными глазами, извест­ные сегодня по их остаткам, называются ихтиозаврами. Были, однако, и другие, которые больше находились в земле, плезиозавры. Эти плезиозавры тоже имели китообразное туловище с огромным брюхом, голову как у ящерицы, своего рода тело кита с головой ящери­цы; однако глаза у них были расположены по сторонам, в то время как мощно светящиеся глаза ихтиозавров располагались спереди. Плезиозавры имели тело, как у кита, однако оно было целиком покрыто чешуей. Достойно внимания то, что несмотря на свою лень, несмотря на то, что они как гигантские корабли боль­ше плавали в илистой земле, были постоянно погру­жены в нее, у них, тем не менее, уже были четыре ноги, четыре неуклюжие ноги, на которых они даже могли ходить со всеми удобствами. У них не было плавников, как у ихтиозавров, на которые те опирались. Ихтио­завры опирались на плавники, если они наступали на твердое; когда им приходилось опираться, плавни­ки расширялись: так они становились «ногами». По ископаемым остаткам видно, что они должны были иметь страшно крепкие ребра.

Вот как выглядела Земля в этом состоянии; совсем внизу вели свою ленивую жизнь плезиозавры, ихтиозав­ры же плавали на земле и даже взлетали — ведь живот­ные с плавниками могут взлетать, хотя и совсем не­высоко — а вверху над ними светились в сумерках при Луне блестящие облака, состоящие из драконообразных птиц, подобных звездам. Вот как это выглядело.

Плезиозавры были ленивы, впрочем, не без при­чины. Земля сама была гораздо ленивее, чем сегодня. В настоящее время Земля обращается вокруг своей оси за двадцать четыре часа. Но тогда это совершалось го­раздо медленнее: сама Земля была более неповорот­ливой, ленивой. Она вращалась вокруг самой себя медленнее, и поэтому все шло по-другому. Даже то, что воздух сегодня стал более чистым, сильно зави­сит от того, что наша Земля совершает оборот вокруг своей оси за двадцать четыре часа; она, следователь­но, с течением времени становится усерднее.

Наиболее неприятным — если судить об этом с точки зрения современного человека — наиболее не­приятным было тогда положение драконообразных птиц, им приходилось плохо. Сами они не считали, что дело плохо, они испытывали огромную притягатель­ную силу, страстное влечение к тому, что вы, услышав об этом сегодня, сочли бы чем-то скверным для этих драконообразных птиц. А было вот что: представьте себе ихтиозавра с его огромными глазами, которые щекочет очень знойный воздух; он взлетает, плавает, де­лает все, что возможно, но глаза его при этом очень сильно светятся. Такие светящиеся глаза привлекали этих птиц, находившихся вверху, как лампа привле­кает мошек. Мошки в малом масштабе повторяют то же самое явление. Если вы зажжете лампу и в комна­те есть мошки, они тут же налетают на нее и одновре­менно сгорают. Птицы, находившиеся там, вверху, были полностью загипнотизированы этими огром­ными глазами ихтиозавра, они устремлялись вниз, а ихтиозавр мог пожирать их. Так что ихтиозавры пи­тались тем, что кружилось над ними в воздухе.

Если бы человек мог тогда странствовать по этой необычной Земле, он сказал бы так: тут находятся ги­гантские животные, и они пожирают огонь. Ведь это так и выглядело: огромные животные со свистом и шумом взлетают и пожирают огонь, который устремляется к ним из воздуха.

У плезиозавров же — я говорил вам, что они вы­тягивали голову вперед, — глаза тоже светились, и когда вниз шумно слетались птицы, плезиозаврам тоже доставалась их доля.

В реальной жизни все действует согласованно. Ес­ли вы плохо кормите собаку, то она тоже показывает вам свои крепкие ребра. Ихтиозавры объедали пле­зиозавров, съедая почти весь огонь: так что плезио­заврам доставались самые плохие огненные птицы; вот почему ребра у плезиозавров выпирали так силь­но. Даже сегодня можно увидеть, что плезиозавры в древнейшие эпохи питались плохо.

Я говорил, что вы можете подумать так: ах, эти птицы наверху, эти прекрасные светящиеся птицы — ведь они и были прекрасны — эти прекрасные светя­щиеся птицы, как же плохо им приходилось. Но они шли на это охотно, они с чувством удовлетворения устремлялись к пасти ихтиозавра. Это доставляло им блаженство. Точно так же, как турки хотят попасть в парадиз, так и эти птицы почитали за счастье бро­ситься в пасть ихтиозавра.

Но в действительности, господа, я мог бы сказать, что неудобства испытывал сам пожиратель огня: он должен был пожирать птиц, поскольку это была его пи­ща, — однако этот «огнеглотатель» подчас испытывал большие неприятности, нежели те, другие, оказывав­шиеся у него в брюхе. Огненные птицы устремлялись вниз в порыве блаженства; но ихтиозавру было не­приятно, так как в его животе, внутри него, возника­ла электризация всех видов. И под влиянием этого поедания огня и этой электризации, которая возни­кала в его чудовищном желудке, заполнявшем почти всего ихтиозавра — сам ихтиозавр не имел почти ни­чего под своей внешней оболочкой, а был главным об­разом вместилищем чудовищного желудка, — итак, под воздействием указанного влияния ихтиозавр становился все слабее и слабее. Это продолжалось достаточно долго — ведь рыбья природа очень вы­нослива; я недавно говорил о природе человека, но и рыбья природа, в данном случае ихтиозавр, могла, конечно, перенести многое. Но, тем не менее, он мало-по­малу становился все более и более слабым. Состояние слабости проявлялось у него по-разному. Его глаза светились уже не так сильно. Птиц не так сильно влек­ло к нему. И пища доставалась ему все труднее. Все больше и больше возникали у него боли и нарушения в животе. Что же означало все это? Ведь в этом мире все что-нибудь да значит.

Видите ли, в то время как эти ихтиозавры разви­вались на Земле и пожирали огонь, а затем перевари­вали его в своем желудке, сам желудок преображался: он, в конце концов, переставал быть нормальным желудком. И, наконец, дело доходило до того, что все эти ихтиозавры принимали другой облик. Они трансформировали себя.

Современная естественная наука скажет вам толь­ко одно: когда-то были другие животные, и они измени­лись. Это не лучше, чем когда человеку говорят: когда-то Господь Бог спустился вниз, взял кусок земли и слепил из него Адама. Первое утверждение столь же понятно, сколь и второе (то есть ничего не объясняет по существу — примеч. перев.).

Однако то, что я сообщаю вам сейчас, вы можете хорошо понять. Ведь благодаря тому, что ихтиозавры и плезиозавры пожирали драконообразных птиц, весь их внутренний организм трансформировался, и они ста­новились другими животными. Эти изменения происхо­дили также благодаря тому, что Земля вращалась все быстрее и быстрее — еще не так быстро, как в настоя­щее время, но быстрее, чем прежде, когда она была со­всем неповоротливой. Кроме того, из воздуха выпадало все больше и больше веществ, которые были бы вредны для более поздних существ. От этих веществ атмосфе­ра очистилась благодаря самой Земле. Все вещества, содержащие серу, были удалены благодаря самой Зем­ле. Воздух становился все чище и чище, он становился хотя и не таким, как сегодня, но уже значительно чище, чем раньше. Только в более позднем состоянии воздух стал своего рода водяным воздухом, проникнулся во­дяными парами, туманом. До этого, раньше, воздух был чище, так как был горячее. Позднее он охладил­ся и стал страшно затуманенным. Над Землей был сплошной туман, который никогда не прекращался, он не прекращался и под воздействием Солнца. Над Землей постоянно находился слой тумана. Ил тоже постепенно становился плотнее, и начали выкристал­лизовываться более поздние камни. Ил стал плотнее, он еще был. Внизу находилась плотная масса, затем — все более жидкая масса, коричнево-зеленая илистая масса, а сверху был пронизанный туманом воздух.

В этом туманном воздухе появлялись гигантские растения, поистине исполинские растения. Если вы ходите по лесу и видите папоротник (Pteropsida — примеч. перев.), то в настоящее время он весьма мал. Но много-много тысяч лет тому назад тут были гигант­ские похожие на этот папоротник растения, они слабо укоренялись в топкой илистой земле, растения, кото­рые высоко вырастали и образовывали своеобразные леса там, где земной ил становился немного плотнее. Затем, позднее, на Земле развилось состояние, при котором все стало более плотным. Тогда уже были вся­кие камни, они отвердели, но не очень крепко, и бы­ли немного грубее, чем воск; между ними находился повсюду ил, и там вырастали эти исполинские папо­ротники, эти исполинские растения. Там, где внизу было достаточно много камней, возникали такие ко­лоссальные леса с исполинскими деревьями. Затем шло свободное место, а за ним новый лес. С этими ис­полинскими лесами, с этими огромными деревьями, которые возникли в земной природе, ни ихтиозавры, ни плезиозавры ничего поделать не могли. Внизу для плезиозавров было слишком жестко, несмотря на то что и жидкого оставалось еще достаточно; для ихтио­завров это тоже было слишком жестко. Плезиозавры стали еще более грязными; на их чешуе образовыва­лись струпья. Жить они уже больше не могли. Но все эти животные еще навредили себе своей огненной пищей. Если бы вы прошли по этой более поздней земле — но тут слово «поздняя» означает тысячи и тысячи лет, — то выглядела бы она уже совсем иначе. Тут у нас (изображается на доске) были вот такие жи­вотные, от них тоже сохранились остатки, так что мы можем составить представление о том, как эти живот­ные выглядели. Эти животные прежде всего имели чудовищное брюхо и чудовищный желудок, но они име­ли и голову, которая выглядела примерно так, как вы­глядит голова тюленя (Phoca L.), хотя гораздо грубее. Глаза уже стали черноватыми, тогда как глаза преж­них животных светились. Они имели четыре ноги, довольно неуклюжие. Но кроме того, эти «ребятки» были полностью покрыты совсем тонкими волосами, а их ноги были похожи на неуклюжие руки.

Упомянутые животные вели на этой Земле заме­чательную жизнь. Некоторое время они проводили на твердой земле, но глубоко внизу, внутри илистой почвы, и в этом иле они передвигались. Двигалась глав­ным образом их грудь. Они имели огромную грудь, которая была наполовину легкими, наполовину гру­дью. Это было так, как если бы легкие были еще со­всем снаружи. В определенное время они приходили, переваливаясь с боку на бок, а также подплывали к этим лесам и пожирали деревья-папоротники. Сле­довательно, от пожирания огня эти животные пере­шли к пожиранию растений. Здесь были животные (изображается на доске), полностью покрытые своего рода шерстью, волосами, они обладали огромной го­ловой, похожей на неуклюжую голову тюленя. Если бы тогда кто-нибудь отправился на прогулку, то смог бы увидеть это животное, которое обычно находилось внизу, дышало под водой, увидеть, как оно вылезает наружу, располагается на берегу, идет в лес. Там с помощью своей огромной пасти они пожирали так много, что сегодня этой пищи хватило бы далеко не на одну трапезу; они пожрали большую часть этих гигантских лесов. Эти животные, как говорят, сохра­нились до сих пор, их в настоящее время называют морскими коровами, сиренами. (Во времена Штайне­ра сохранились еще отдельные особи морских коров на Командорских островах. В настоящее время они полностью истреблены. Их ближайшими родичами являются американские ламантины — примеч. ред.)

Каким же образом возникли эти животные? Ви­дите ли, они возникли благодаря тому, что прежние животные пожирали воздушных животных. И из-за электрических сил их тела трансформировались. Не прямо из ихтиозавров, которых я описал, но из похожих животных возникли морские коровы, сирены (Sirenia). То, что они пожирали раньше, привело к изменению их внешнего облика. То, что они принимали внутрь себя, становилось их внешним обликом. Эти животные изменились благодаря тому, что они пожирали.

Именно это следует сказать, дополняя сегодняш­нюю науку. Видите ли, раньше на Земле все было гораз­до мягче, чем сегодня; эти животные приобретали форму, которая образовывалась благодаря тому, что они пожирали воздушных животных.

Эти драконообразные птицы, со своей стороны, тоже должны были изменить свою форму, так как в воздухе уже не было веществ, которые были там рань­ше. Они переместились вниз, ближе к земле, и тут постепенно возникли позднейшие птицы.

Но внизу благодаря пожиранию образовывались другие облики. Так, например, из того животного, кото­рое было плезиозавром, возникло животное, которое имело четыре ноги, подобные четырем огромным ко­лоннам (изображается на доске), на них находилось огромное брюхо, неуклюжая голова, похожая на голову сирены (морской коровы — примеч. ред.), и хвост. Это тоже было исполинское животное. Оно было очень большое. Если вы наступите ногой на совсем малень­кого крапивника (Trogladites L.), то он, конечно, будет раздавлен. А это животное могло спокойно наступить на страуса, так велико оно было, и тот был бы просто растоптан. В настоящее время самые крупные живот­ные по отношению к нему представляли бы собой то же, что представляет собой сегодня мышь по отноше­нию к крупным животным. От этого животного тоже сохранились остатки. Оно называется мегатерий.

В соответствии со своей конституцией эти живот­ные двигались медленно, как только и возможно пе­редвигаться на четырех колоннах; питались же они тем, что теперь, после изменений, произошедших в воздухе, залетало к ним в пасть, в огромную пасть, внутри которой еще были крокодильи зубы, хотя и более мелкие. Некоторые животные еще сохранились, еще повсюду ползали такие ящерообразные животные, как крокодилы. Но мегатерии просто давили их насмерть, если проходили. Вот что происходило когда-то!

И только теперь, после того, как все это произош­ло, воздух стал постепенно освобождаться от водного пара — ибо все до этого жило в водяных парах, — на­ступило время, когда Солнце впервые смогло дейст­вовать на землю нормальным образом; ведь раньше солнечные лучи задерживались, поскольку воздух был подобен океану, хотя и очень разжиженному, но он был, тем не менее, подобен океану; солнечные лучи он за­держивал. Так что солнечные лучи стали действовать на землю лишь в более позднее время.

Да, господа, вам надо внутренне рассмотреть всю эту историю. Животные, находящиеся внизу, ихтио­завры, плезиозавры, позднее — морские коровы, сире­ны, мегатерии — были, в сущности, довольно глупыми животными. Ихтиозавры были немного поумнее, но остальные были прямо-таки по-свински глупы. Одна­ко этого нельзя было сказать о тех драконообразных птицах, которые находились наверху. Я уже говорил вам: их ощущения были исключительно тонки. Вы могли бы сказать; мы умные люди, и мы бы не стали залетать в пасть к ихтиозаврам и плезиозаврам. Од­нако я так не думаю. Если бы вы жили в то время и были драконообразной птицей, то и вы бы тоже ко­гда-нибудь залетели. Тем не менее эти птицы облада­ли интеллектом. Эти птицы прежде всего обладали по отношению к Луне и Солнцу исключительно тон­ким ощущением, подобным ощущению наших глаз, эти драконообразные птицы ощущали всем своим телом, особенно своими крыльями, которые — правда, будучи уменьшены — и по сей день остаются органами восприятия у летучих мышей, которые тоже облада­ют исключительной чувствительностью.

Эти животные ощущали Солнце и Луну: Луну они ощущали так, как я уже рассказывал вам. Вокруг себя они создавали своеобразную электромагнитную обо­лочку, которая светилась. Когда же Луна освещала этот пронизанный огнем воздух, этот огненный воз­дух, они, используя свою собственную силу свечения, начинали подобно июньским светлячкам сверкать, блистать и переливаться в воздухе. Причем они чув­ствовали все это. Здесь не надо никакой фантазии, к этому можно подойти вполне научно, можно узнать также и то, что эти животные воспринимали небо, усы­панное звездами иначе, нежели беззвездное небо. Они ощущали звездное небо; в своих крыльях они пережи­вали своего рода блаженство при виде этого звездно­го неба, их крылья тогда покрывались крапинками. Внимательно наблюдая, можно даже сегодня найти доказательства, до известной степени подтверждающие эту историю. Конечно, от этих птиц, которые имели совсем еще мягкое тельце, сохранилось очень мало, и среди окаменелостей их обнаружить почти невозмож­но, но вот оттиски, отпечатки крыльев обнаружить можно. Тот, кому доводилось основательно изучать ока­менелости, в частности, известковые окаменелости, мягкие окаменелости, тот мог бы обнаружить такие отпечатки крыльев. Но для этого надо «немного рас­стегнуть пуговицы в своей голове», не оставаться «за­драенным», как профессор. Итак, если это отпечатки крыльев драконообразных птиц — от самих крыльев, естественно, ничего не осталось, сохранились только оттиски в извести, — тогда на них, при тщательном наблюдении можно обнаружить рисунок, подобный звездам, который отпечатался вместе с крылом. Это и есть следы того воздействия, которое звезды оказы­вали ночью на эти крылья, подобные крыльям лету­чей мыши. Они чувствовали смену дня и ночи.

Теперь мне уже нет необходимости описывать вам многое; вы и так могли бы сказать себе: а ведь вся эта история чертовски похожа на то, что я вам описывал недавно, говоря о печени и почках! То, что человек в настоящее время носит у себя в животе, является своего рода имитацией того, что происходило на Земле в це­лом. Эти драконообразные птицы были своеобразными очами, глазами, которыми обладала сама Земля. Это означает — сегодня я могу сказать вам об этом лишь в качестве завершения лекции, — что вся Земля в целом была некой Рыбой, неким Животным и все те огромные животные, которые жили на Земле, кото­рые перемещались и переваливались повсюду, были подобны белым кровяным тельцам, находящимся в нас. Мы сами еще представляем собой в некотором роде такую Землю. Белые кровяные тельца, впрочем, хотя они и маленькие, по своему облику не так уж непохожи на тех животных; хотя их размеры малы, они выглядят почти так же, как выглядели когда-то те животные. Следовательно, вся Земля была огромнейшей Рыбой, огромнейшим Животным, а те драконообразные пти­цы были теми подвижными очами, с помощью кото­рых Земля заглядывала в солнечное пространство, в космическое пространство и воспринимала его.

Сегодня Земля мертва, но это произошло лишь позднее. Первоначально Земля была живой, такой же живой, как и мы. И то, что я описывал вам как мегатериев, сирен, те морские коровы, плезиозавры, ихтиозавры и так далее, все это выглядело чертовски похоже на то, лишь в сильно увеличенных размерах, что сегодня блуждает в нашем теле как белые кровя­ные тельца. А то, что я описал как драконообразных птиц выглядит чертовски похоже на то, что происхо­дит в наших глазах, только они неподвижны.

Итак, можно сказать: Земля была когда-то одним огромным Животным и в соответствии со своими раз­мерами была неповоротлива, ленива, она медленно вращалась вокруг своей оси в мировом пространстве, но она заглядывала в мировое пространство посредством драконообразных птиц, которые были ее оча­ми, только подвижными; Земля все это созерцала. То, что я вам описывал как пожирание огня и так далее, выглядит чертовски похожим на то, что еще происхо­дит в желудке и в кишечнике. Драконообразные пти­цы опять-таки выглядели чертовски похожими на то, что является противоположностью белым кровяным тельцам, на мозговые клетки, которые простираются вплоть до глаз, как я это вам описывал.

Короче, вы можете понять Землю, если будете рассматривать ее как умершее животное. Земля — это умершее животное. Только тогда, когда Землю оставила ее собственная жизнь, на Земле смогли оби­тать другие существа, к которым, как я в дальнейшем опишу вам, относится и человек.

Это подобно тому, как если бы мы в качестве че­ловека умерли, а наши белые кровяные тельца пре­вратились в самостоятельных существ.

Что и произошло когда-то с этим огромнейшим животным, с Землей. И сегодня мы стоим перед этим гигантским трупом. Вас не должно удивлять, что со­временная геология может исследовать только мерт­вое, она изучает только труп. Современная геология изучает только труп Земли. Наука в целом занята тем, что она изучает только мертвое. Она укладывает труп на стол патологоанатома. Но если человек хочет что-то познать, ему необходимо по-настоящему вер­нуться назад к живому. Земля когда-то была живой, она летела сквозь мировое пространство и, хотя она очень медленно крутилась, как огромное животное, однако могла смотреть вовне с помощью очей, которые она имела повсюду, роль которых выполняли подвиж­ные маленькие драконообразные птицы. С их помо­щью она взирала в мировое пространство.

Это мы продолжим рассматривать дальше в сле­дующий раз. Это очень интересная тема.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconИзбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения,...
Введение к выходу в свет публикаций из лекций Рудольфа Штайнера для работающих на строительстве Гётеанума с августа 1922 г по сентябрь...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconВиктория Исаева Где и как познакомиться с мужчиной вашей мечты? 49 простых правил
Говорят, что делать выбор – это тяжелое и ответственное занятие. Я не согласна. По-моему, выбирать легко и приятно. Особенно, когда...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconОтчет по исследованию еженедельный
Люди в России не умеют выбирать или просто не хотят этого делать! Или просто им не из чего выбирать. Надо продолжать проводить исследование,...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТретий приём задавать вопросы. Вопросы позволяют обратить внимание на область непонимания
При обучении иностранному языку учебная работа учащихся в парах использовалась всегда

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconЦеновая ситуация с 24 по 30 ноября 2009 г. Динамика цен на товары
Им надо выбирать квоты на ввоз мяса птицы, чтобы сохранить их на 2010 г. В ближайшее время ожидается стагнация или незначительное...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно icon2 Умеем ли мы задавать вопросы? Классификация типов вопросов 121

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconHuman Resources «success»
Определение потребностей покупателя. Активное слушание и умение задавать вопросы

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТимофей Гуртовой правда, об ускорении нейтральных атомов
На Большом Форуме, в теме физика с ником castro «Релятивистское соотношение между скоростью и энергией», автор темы обмолвился о...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconБиблейское основание
Искусство давать ответы на философские вопросы и возражения относительно Евангелия и Христианства называется апологетикой. Оно происходит...

Выбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconУмение задавать вопросы, самостоятельно формулировать гипотезу
На партах у каждого ученика опорный конспект урока, текст романа «Мастер и Маргарита», отрывки из критических статей

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница