Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера




НазваниеВеликая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера
страница1/6
Дата публикации23.03.2013
Размер0.77 Mb.
ТипСочинение
vbibl.ru > Культура > Сочинение
  1   2   3   4   5   6
Великая Октябрьская Революция для Чайников
Поэма в прозе
Сочинение мистера Дмитрия Бергера

If you know your history,
Then you would know where you coming from,
Then you wouldn't have to ask me,
Who the 'eck do I think I am.”
(“Если бы ты знал свою историю,


То тебе было бы ясно, кто ты и откуда.

Тогда тебе не пришлось бы спрашивать меня,

Откуда же, к черту, я такой взялся?”)
Bob Marley

“Buffalo Soldier”
You say you want a revolution…
We all want to change your head…


You better free your mind instead”

(“Ты говоришь, что жаждешь революции...

Все мы хотим изменить... твой способ мышления...

Не лучше ли тебе, для начала, освободить собственное сознание...”)
The Beatles

“Revolution”
«Хотели как лучше, а получилось как всегда»
Человек-пословица Виктор Черномырдин



Предисловие
Сразу же признаюсь, что хотя эта книга и является офигенно серьёзным историческим исследованием, тем не менее, я не собираюсь швырять в читателя цитатами и ссылками, не буду представлять список соответствующих документов и литературы.

Причиной этому являетесь вы. Да, вы, невежественные лентяи, для которых доступно всё необходимое в наш век информации, и, тем не менее, предпочитающих ничего по этому поводу не делать. Ещё до появления Интернета и Википедии существовали книги, исследования и живые люди, помнящие события не такого уж и далёкого прошлого. Всё, что вам нужно было делать – это проявить хоть какой-то, пусть чахленький интерес и поискать информацию в доступных для всех источниках или, по крайней мере, обращать внимание на то, что говорилось вокруг вас. Ведь даже в самые мрачные дни Советского Союза, те, кто хотели найти неофициальную правду, находили её без особых усилий.

Но, оказывается, люди могут быть вполне удовлетворены любым объяснением чего угодно, если оно совпадает с их личным взглядом на мир, их культурным видением его.
Как пел Булат Окуджава:

^ Каждый пишет, как он слышит,

Каждый слышит, как он дышит,

Как он дышит, так и пишет.
Мы заинтересованы не столько в реальности, сколько в нашей интерпретации её. Или скорее в чей-то интерпретации, поскольку мы слишком ленивы, или заняты, или ещё что-то там, чтобы разбираться самим. И если этот кто-то достаточно умён, представляя свою интерпретацию таким образом, чтобы дать нам возможность думать о себе лучше, мы радостно принимаем её без всяких вопросов. И всё хорошо, пока мы не начинаем постоянно наступать на одни и те же грабли. Тогда мы ищем другую, новую интерпретацию, которая подтверждает наше неприятие старой.

Дело не в том, что мы можем знать, а в том, что мы предпочитаем знать.

Продолжая эту чудную традицию, я предлагаю вам моё толкование определённых исторических событий, их причин и последствий. Если мои рассуждения вас устроят, вы их примете, как есть. Если вы почувствуете нужду в опровержении моих утверждений, то, конечно, как угодно, опровергайте их, находите соответствующие материалы и представляйте необходимые доказательства. В любом случая, моя цель будет достигнута.

Вперёд, если вы такие храбрые!
Вступление
Как я уже отметил, наш взгляд на жизнь постоянно корректируется фокальными линзами нашей культуры, этим смешным смешением обычаев, мифов, привычек, религии, среды обитания и способностью правильно использовать салатную вилку или палочки. Я собираюсь доказать, что историей называется способ, через который культуры воздействуют на события и события, в свою очередь, воздействуют на культуры. Изменение в культуре значит больше в историческом масштабе, чем любая битва или война. За исключением таких идиотских войн, как война против наркотиков, которая создаёт свою собственную культуру.

Вы можете заявить, что я говорю скорее о менталитете и цивилизации, чем о культуре. На что я уважительно и научно отвечу – отцепись!
Малозаметные культурные черты определяют реальное развитие истории, при этом скромно прячась за явными выпендрёжами: войнами и революциями, которые по-настоящему ничего более (в историческом смысле, конечно!), чем всего лишь точки отсчёта. Всё для того, чтобы позволить любому школьнику Вовочке или Джонни сказать в классе, что в какой бы войне наша великая страна (впишите здесь название вашей страны) не участвовала, она делала это исключительно во имя добра и морали.
Культура определяет всё. Вот вам пример – Япония и Россия. В любом раскладе Россия имеет явное преимущество, и, тем не менее, Япония намного впереди экономически. Как такое возможно? Каким образом страна с огромной территорией, ресурсами и, что более важно, с талантливыми, образованными и невероятно изобретательными народами (да, народами, это же Россия, со многими различными нациями) не в состоянии достичь уровня развития кучки островов, не имеющих каких-либо значительных ресурсов?

Ответом будет слово «культура». Несмотря на всю их талантливость и огромные натуральные ресурсы, россияне имеют культуру, которая превозносит величие и величину, будь они в размерах или в силе, героизм исключительно ради героизма, и подчеркнутое презрение к деталям, в отличие от мелочной японской культуры, с её фокусом на мелких вещах и незначительных деталях. Американцам повезло в том, что по своей культуре они оказались посредине этих крайностей. Поэтому, наилучший выходом для любого русского изобретателя была бы иммиграция в США, где его изобретение доведут до ума, чтобы продать в Японию, где его поставят на поток.
Несомненно, культуры не являются статичными. Они постоянно меняются под воздействием всего, что происходит внутри и вокруг их. И то, каким образом эти перемены отражаются и принимаются правящими слоями общества, определяет, войдут ли они в культуру мирно или с некоторым усилием.

Некоторое усилие, которое мы обычно зовём революцией. Видите ли, перемены происходят, так или иначе, невзирая на наши личные предпочтения. Тем не менее, чаще в старину, чем в наше время, власть предержащие предпочитают собственные взлелеянные предрассудки уже изменившейся действительности. Таким образом, в то время как народное сознание и культура меняются со временем, обстоятельства, в которых они вынуждены находиться насильно удерживаются в рамках старых понятий.

Примите на заметку, я не утверждаю, что перемены всегда являются позитивными или просто имеют какой-то смысл. Помните, что культура может измениться и к худшему. Тем не менее, это не имеет значения, если перемены случаются в достаточном количестве голов, чтобы в какой-то момент, устав от неоправданно долгого ожидания их формального признания и имея средства добиться своих желаний, разочарованная публика может попытаться сама сделать перемены частью своей культуры.
Давайте-ка повторим. Какие-то перемены, не обязательно к лучшему, или как простой народ зовёт это - эволюция, случаются, потому, что со временем вещи неизбежно случаются и меняются. В конечном итоге это отражается в культуре. Если правители способны принять этот факт жизни, жизнь, в свою очередь, продолжает идти своим чередом. Но если правители отрицают саму идею перемен, рано или поздно вместо эволюции они получают революцию.

Исходя из этого, революция – это попытка синхронизировать изменения, которые уже произошли в умах с их формальным включением в официальную жизнь. Эволюция останавливается и делает мёртвую петлю. То есть, начинает двигаться кругом, пока, в конце концов, не вернется к начальной точке. Такое хождение кругами и называется революцией.

Графически это выглядит так. Можете добавить свою цирковую музыку.



Как можно убедиться, глядя на рисунок, революция и есть то, что само слово означает – оборот, движение по кругу.

По завершению хождения кругами, всё окажется так, как и должно было быть, но с одним исключением. Революция включает события, которые также меняют культуру. Чем дольше хождение по кругу, тем более радикальны изменения. Те, кто смело бросаются в ураган революции и выживают, могут выйти из этого аттракциона, после ужасного опыта, совершенно изменившимися людьми, с совершенно другими культурными предпочтениями, чем в начале игры. Кто знает, возможно, вместо равенства и братства они просто захотят немножко поспать.

В противоположность общепринятому мышлению, революции не столько меняют социальные и экономические аспекты общества, сколько меняют (коверкают?) людей и культуру.

Такая постановка вопроса может показаться слишком упрощенной для начитанных людей. Они бы предпочли более накрученный подход, типа: классовой борьбы, национального государства, экономического развития, длинных луков короля Генри, американского империализма, исламо-фашизма и цен на нефть. Если он натыкается на то, что можно объяснить только диким везением, сообразительный интеллектуал либо проигнорирует их, либо поищет более подходящее объяснения, навроде: секретная организация, как двигающая сила любой перемены, евреи, несомненно (ну как же мы без них, правда?), божественное вмешательство в виде ветра в удачный момент, или страшные русские зимы, которые воздействуют исключительно на захватчиков-интервентов.

Вот поэтому вам и нужно прочесть эту книгу.

^ 300 лет подготовки
Поскольку мы считаем, что исторические события происходят в их культурном контексте, то корни Великого Октября должны быть прослежены аж до последствий монгольского нашествия в 13 веке.

До этого в Киевской Руси потомки князей-викингов радостно занимались очень европейским занятием, многопартийно подгаживая друг другу, что было и остаётся нормой на континенте.

После того, как Золотая Орда ушла из Европы, где (мои извинения полякам, венграм, немцам и французам за то, что я, возможно, сейчас разрушу ваши сокровенные легенды!) она очень серьёзно настучала европейцам, монголы вернулись в места, которые в то время считались настоящими жемчужинами их огромной империи – Китай и Среднюю Азию, оставив лишь восточные русские княжества в качестве вассальных государств. То есть всё в них осталось, как и прежде, только между богом и князем появился посредник – Великий Хан. Для князей это было непереносимо и они считали, что такая жизнь – сплошное иго. Что думал народ, сказать трудно, опросов общественного мнения тогда не было. Скорее всего думал, где бы чего бы поесть.
Имеет смысл сравнить, как одни и те же события могут быть объяснены совершенно различными и разнообразными способами.

Например, поляков, так же впрочем, как и всех остальных в то время, монголы тщательно отутюжили. И, тем не менее, это обстоятельство не предотвратило поляков от создания легенды о том, что на самом деле они победили монголов. Русские создали совершенно другой миф. Поскольку они стали частью Орды, им было трудно утверждать, что они победили. Их легенда должна была как-то отразить сам факт поражения. И тогда оказалось, что русские князья разделали бы монголов не вспотев, если бы только они были объединены в единое соборное государство. Независимый обозреватель мог бы заметить, что на их пути монголы разносили большие и малые, объединённые и разрозненные страны с такой же лёгкостью, с какой они разгромили объединённые (кстати!) русские войска, и только смерть Великого Хана заставила эту суперармию вернуться в Азию.
Никоим образом я не насмехаюсь над русскими. Взглянем правде в глаза. Европе невероятно повезло исключительно из-за её географической и демографической ситуации. Запихнутым в относительно маленький, климатически достаточно однообразный и густо, по сравнению с его размером, населённый континент, где особо никто со времен Рима не мог установить явную гегемонию, европейцам ничего не оставалось, как научиться лавировать среди множественных партий и армий, используя законы, как точку отсчета только потому, что никто не имел достаточно грубой силы для единоличного доминирования. Так же Европе очень помогла Чёрная Чума, которая, уничтожив треть населения, создала огромный спрос на рабочую силу и поставила трудящихся в позицию влияния на работодателей. К нашему времени, Европа использовала все свои преимущества, и центр вселенной возвращается туда, где он всегда и находился за исключением последних 300 лет - в Китай.
Нравится или нет, но часть русских земель стала вассалами хана и им пришлось учиться вести себе соответственно. Через такую феодальную зависимость русских познакомили с китайской идеей порядка и его высшей формы – всепроникающего тоталитарного государства. Конечно, опустив всю эту морализаторскую конфуцианскую чушь, оставив только идею монарха, который не только не первый среди равных, а просто единственный, кто вообще имеет значение.
Давайте-ка остановимся на минутку и поразмышляем над словами самого величайшего философа всех времен и народов, Гомера Симпсона, который указал, очень подходяще к нашей теме, что: «В теории всё работает, Мардж! Коммунизм работает! В теории!»
Изначально, такая всепроникающая и всё-контролирующая сверху-вниз система вроде имеет смысл. Представьте себе мир без ругни, политических козней и бесконечных времяубивающих дискуссий о том, что кажется и так ясно с самого начала, подобно армии, где приказы не обсуждаются и командиры мудро и любовно контролируют жизни своих подчинённых. В какой-то мере она даже эгалитарна, где все имеют своего надсмотрщика-командира, так что каждый, хоть немножко, но угнетён. Более того, тоталитарная система настолько совершенна, что она никогда не работает, как должна по идее. И не только потому, что для её работы требуется непогрешимый лидер, который никогда не может ошибиться, но и потому, что подразумевается, что если великий вождь не собирается лично заниматься каждой мельчайшей деталью, ему (это всегда он!) приходиться делегировать свою невероятную власть своим представителям, которые в свою очередь должны делегировать свою власть вниз по корпоративной... хм-хм... прошу прощения... тоталитарной лестнице. В странном извращении, вместо монолитной структуры идея тоталитарного государства оборачивается кучкой полунезависимых анклавов, удерживаемых вместе либо силой, либо общими шкурными интересами, что, так сказать, является полной противоположностью её намерениям. Но умным быть всегда легче потом.
Идея тоталитарного государства росла, пока Иван Четвёртый не попытался её внедрить в жизнь. Во-первых, будучи очень набожным чуваком, подобно некоторым лидерам современности, он имел такую уникальную способность входить в контакт непосредственно с самим Богом, и, полагаю, мог получить одобрение любого своего решения и поступка от высочайшей инстанции, чего никто из его современников, не имеющих таких невероятных способностей, не мог проверить. Так что им приходилось полагаться на слово самого Ивана. Таким образом, Иван заимел моральное право творить, что угодно, в частности установить тоталитарное правление.

Вторым, и главным, был тот факт, что он был в состоянии это сделать. Он мог набрать достаточно сторонников из младшего дворянства, которые с молодецким энтузиазмом поспешили использовать шанс спихнуть старую традиционную аристократию, которая, как и полагается в любое время и любом месте, не желала замечать грядущих перемен. Иван сделал то, о чём другие европейские монархи, связанные раздражающей необходимостью маневрировать между своей аристократией, церковью, городами и крестьянством, могли только мечтать. Он покончил со всем этим балаганом и упростил всю организацию. Конечно, он мог бы освободить крепостных и посмотреть, что из этого получиться, но, скорее всего, это ему в голову и не приходило. Было бы странным создать множество независимых людей, в то время, когда он имел достаточно проблем с несколькими независимыми людьми. У Ивана Четвёртого была жизненная миссия, и те, у кого есть жизненная миссия не обязательно хотят, чтоб что-то отвлекало от неё, особенно если это принимает форму людей, у которых есть исключительно свои личные интересы.

Результат не заставил себя долго ждать. Ивановская мудрая политика в сочетании с плохой погодой и неурожаями ввергнула Московское княжество, только что поднятое в статусе до царства, в полосу всяческих экономических, политических и социальных проблем, которые, если бы не невероятное везение, могли бы уничтожить Иваново наследие вмести с его государством. Всё, что осталось, были тёплые, как пожарища, воспоминания и прозвище Грозный. Какая жалость! Человек просто хотел как лучше. Вдобавок стало меньше старой неуправляемой независимой аристократии, а новая хотела вести себя, как и старая.
Но это не убедило власть предержащих в том, что, возможно, феодализм не работает. Напротив, феодализм был внедрен ещё больше. С таким подходом, недоставало только полного абсолютизма.

Россия, или как она называлась в то время, Московское царство, ещё не была достаточно большой и агрессивной, чтобы оправдать появление такого абсолютного правителя. Она была велика малозаселённой территорией, но её экспансия происходила в основном посредством медленной ассимиляции и поглощения. То, что считается сердцем России - Москва, до конца 12 века было заселено финно-угорскими народами, которые лишь со временем переняли славянскую культуру русских мигрантов. В свою очередь они внесли свои уникальные элементы в создание того, что сейчас понимается как русский язык и культура, которые разительно отличаются от остальных славянских языков и культур, что в свою очередь невероятно помогло России. Вместо замкнутой этнической или религиозной группы в четко обозначенных границах, такое влияние превратило Россию скорее в концепцию, чем нацию, чем-то напоминающую Соединённые Штаты, как «плавильный котёл» культур 16-го века. В отличие от китайцев, которые всегда уверены, причём совершенно оправданно, что какой бы завоеватель не пришел к власти, через какое-то время он станет чисто китайским правителем в мыслях и поступках. Поэтому и монголы, и маньчжуры, заняв трон, через поколение были неотличимы от любого другого китайского императора.
До того, как Пётр Великий поставил всех на определённые им места, российские правители раздвигали свои владения, предлагая выгодные сделки заинтересованным сторонам. Даже знаменитый захват Иваном Грозным остатков Золотой Орды: Сибирского, Казанского и Астраханского мусульманских ханств, случился только потому, что там существовали сильные промосковские партии. Впоследствии не было особых религиозных преследований и татарская знать моментально трансформировалась в российскую элиту.

Несмотря на свой авторитаризм, Россия, тем не менее, успешно продолжала расширяться вплоть до конца 17-го века, не вызывая особого антагонизма среди новоприобретённого населения. В тот же самый период, полу-демократические поляки имели жуткие проблемы с население своих территорий. Центральные русские земли, теперь называемые Украиной и православные по религии, оказались в Польском католическом государстве, и, как положено добрым христианам, обе стороны усиленно доказывали, что противоположная сторона не права. За какие-то сто лет потенциальная сверхдержава оказалась в руинах. Россия использовала этот момент и сначала относительно легко проглотила Украину. Польше пришлось подождать ещё сто лет. Как Пиноккио стал настоящим мальчиком, так и Московское княжество превратилось в настоящую империю с владениями на востоке и западе.
Появляется Пётр Великий, не очень приятный дядька, поскольку не имел терпения своих предшественников. У него тоже была возможность последовать примеру его любимой Европы и освободить крепостных, дав им землю. Другими словами, изменить культуру рабства и равнодушия на культуру предприимчивости и инициативы.

Увы, несмотря на все его европейские замашки, культура деспотизма глубоко укоренилась в Петровской голове. Или сердце, или где она там, к чёрту, укореняется? Он положил начало российский традиции, живущей и в наши дни – пытаться повторить результаты, которые другие страны достигли естественно посредством серий изменений в течение долгого периода времени, за пару дней посредством приказа. Обычно это включает копирование технологических и военных достижений, одновременно насильно навязывая поверхностные перемены в одежде и искусствах. Сколько бы ни восторгался Пётр голландцами и англичанами, для него оставалось немыслимым освободить людей в России, по примеру Нидерландов. Наверное, он был прав, поскольку хорошо известно, что если им дать выбор, свободные и независимые люди предпочитают заниматься своими делами и семьями в первую очередь, и не особо беспокоятся о грандиозных государственных проектах.

Пётр создавал сверхдержаву и единственный способ, который он мог придумать, было всё централизовать, включая церковь. Да, Пётр Великий сделал Русскую Православную Церковь министерством, частью государства. Духовенство стало бюрократией.

Он также укрепил давнюю русскую традицию добиваться результата любой ценой. Любая проблема может быть решена количеством тел брошенным на неё. Другой страной в мире, способной пережить подобный подход к жизни, является Китай.

Но что хуже, Пётр принёс из Европы концепцию государства-нации. Простое отражение того факта, что такие страны, как Англия, Франция и Голландия были более или менее однородными в их этнической и религиозной ткани, в многонациональной, многоконфессиональной России привело к национальному и религиозному угнетению во имя единой Российской империи.
Я не смогу продолжать, если не обращусь к мифу, гласящему, что Пётр собственноручно вытащил Россию из предполагаемого коматозного состояния в современный мир, и скорее всего исходящий от его немецких наследников, желающих подтвердить их легитимность, как спасителей диких славян от их дремучести. Даже мужик петровского энтузиазма и размера, хотя размер и не играет значения, хотя в его случае он играл, не мог делать всё лично. Ему требовались десятки тысяч (мы говорим об огромной России) помощников и он их нашел легко и быстро, уже наготове. Как новосложившаяся империя, Россия нуждалась в переменах и была готова к ним, хотя и не было никакой нужды вводить их настолько поспешно. А так, Пётр изменил культуру постепенного впитывания идей и земель, утвердив культуру перемен согласно циркуляру.
В итоге, царствование Петра оказалось не намного лучше Иван Грозного. После многих лет кровавой войны он, в конце концов, умудрился победить шведского короля-авантюриста Карла XII и его не такую уж большую, учитывая размер Швеции, армию, имея такое преимущество в людях, что в решающей битве под Полтавой ему не потребовалось использовать, я думаю, где-то две трети его громадного войска.

Некоторые могут указать на прекрасный город Санкт-Петербург, как его главное достижение. Они также могут указать на трупы сотен тысяч его строителей похороненных под ним, заплатившими своими жизнями за это построенной посреди пустоты чуть ли не за одну ночь чудо.

Так же, как сталось с наследием Ивана, за Петровской смертью последовали годы ужасного бардака, ухудшенного засильем немцев, столь любовно призванных великим царём. Но постепенно вещи пришли к норме. Дворянство вернуло свои права. Чиновники получили больше власти. Крепостные получили хрен.

Нет, вру! Их стало даже больше. Образованная и просвещенная императрица Екатерина, опять-таки, Великая, несмотря на переписку и дружбу с самыми блистательными умами того времени, как Вольтер, не только не побеспокоилась освободить крепостных, но также загнала в крепостные свободных украинских крестьян. Всё, чтобы не подорвать наиважнейшее занятие любой империи – раздвижение границ. И, как мы уже знаем, большинство народу об этом думать не желает, если ему дать такой выбор. Вот поэтому выбор ему и не дали.

Военная тактика удобно отражала такой феодальный менталитет. Послушные солдаты маршировали плотными колоннами, поворачиваясь по команде. Не удивительно, что прусские, российские и австрийские армии в то время так хорошо показали себя в Европе.
Несомненно, все эти годы перемен не могли не воздействовать на русскую культуру. Родина, нация, страна и государство стали взаимозаменяемыми понятиями. Культура приказа, окрика исходящего от непогрешимого начальства, безоговорочной лояльности, ценности личности только, как части общего. Массы, не имея особой собственности и без особой возможности её заиметь, стали искать утешение в идее, что, по крайней мере, они являются частью чего-то большего, чем просто собственность. Родина и духовность стали значительной частью их культуры. Мы – русские, мы – особые, у нас особый путь, который не понять тем, кто слишком сосредотачивается на личном благосостоянии. Подобное происходило в то время и других странах, где оставались какие-то проявления феодализма.
Между тем, во Франции эпоха просвещения так зажгла, что запалила Французскую революцию. Конечно, идея была свобода, равенство, братство, как виделось всяким там Дидро, Руссо и другими всевозможным наивным энциклопедистам. Но пока они находились в средине революционного цикла (смотри выше), французы изменили образ своих мыслей, некоторые даже потеряли нить мысли вместе с головами, и завели себе императора по имени Наполеон. Он, согласно обычаю, тоже оказался Великим. А французы так и ходили революционными кругами ещё лет 90, пока, по иронии судьбы, не оказались, в конце концов, с Наполеоном. Третьим, или, как называл его Виктор Гюго, Наполеоном Маленьким.

Было много войн и общий беспорядок. Ну, вы это знаете. Или должны знать.
С нашей точки зрения, в это время произошли две очень важные вещи. Первой было слово «бистро», произошедшее от русского «быстро!», как кричали парижским барменам русские солдаты в самоволке, желающие хряпнуть стопочку до того, как их заграбастает патруль.

Второй была вполне ожидаемая реакция Российского правительства. Вместо того чтобы сказать себе: « Ну, только поглядите, что нежелание иметь дело с проблемами феодализма сделало с французской монархией! Может быть нам того, присмотреться и самим как-то поменять чего, чтоб потом как бы нам не пожалеть об этом, а?», его действия были?.. Погодь, погодь... Вы абсолютно правы – прижать и прикрутить всех и вся ещё больше!
Было бы несправедливым предположить, что люди всегда терпели унижение и угнетение. Время от времени, то тут, то там, происходили восстания, бунты, волнения и мятежи - события, хотя временами и превосходящие некоторые революции по количеству пролитой крови и разрушенных материальных ценностей, но по сути своей являющиеся всего-навсего эквивалентом современных демократических мирных демонстраций и маршей, не считая хулиганства после спортивных мероприятий или французских студентов. Всё, что эти ужасающие события пытались достичь, было дать понять правящей элите, что некоторым что-то не нравилось в происходящем вокруг них. Только это выражалось в исключительно кровавой форме.

Исторически существуют две традиции, которые неизбежно губят протест широких масс. Одной из них является вера, основанная на ни на чём, и до сих пор имеющая последователей, к примеру, среди многих современных республиканцев в США, что в прошлом всё было лучше, и поэтому, мы все должны стремиться жить в прошлом, которого, кстати, никогда не было. Вторая традиция, которая до сих пор живет по причинам, которые я не могу объяснить, не оскорбив при этом многих приличных людей, заключается в вере в то, что правитель каким-то образом не знает о ситуации под вопросом и ему только нужно о ней поведать. И тогда добрый правитель всё тут же исправит.

Другими словами, бунты и мятежи полагаются на то, что те, кто изначально создал проблемы, почему-то теперь будет их решать. Как все популистские действия, в них много протеста и недостаточно альтернативных предложений. Крик о помощи, который никто обычно не слышит.
После всевозможных перипетий, революция, начатая Петром Великим, свершилась. Россия, наконец, стала феодальной суперимперией 18-го века. Единственной маленькой проблемой был тот факт, что это произошло в средине 19-го века, когда индустриализация, капитализм и демократические учреждения изменяли мир, и те, кто принимал их хоть в какой-то форме, получали очень-таки неплохие дивиденды.

По этой причине, с целью вступить в клуб развитых наций и в процессе срубить бабок на свободном рынке, крепостные в России были освобождены, всего лишь лет на 100 позже, чем имело смысл. К сожалению для крестьян, землю не освободили. И поскольку не имелось пока индустрии, способной принять такое огромное количество работников, то для того, чтобы прокормить себя, крестьянам пришлось вернуться в старые поместья, только теперь в качестве батраков.

Как и ожидалось, такая организация труда оставила многих желать лучшего. Система управления, которая всё не могла решить, то ли она современное общество с каким-то видом общественного представительства в решении вопросов государства, то ли построенная сверху-вниз милитаристская или феодальная командная структура, создавала лишь полу-реформы, которые не вызывали ни восторга, ни страха среди растущего числа представителей различных классов и сословий.

Другое выдающееся достижение петровского наследия было тотальное подавление националистических тенденций любого народа империи. Более того, чем ближе считался народ к русскому этносу и православной религии, тем меньше ему позволялось самоидентифицироваться, как нечто отдельное от заглавной нации. Насколько евреи были сегрегированны, что, иронически, позволило им сохранять их религию и культуру, настолько украинцам не позволялось иметь собственные язык, культуру и историю, поскольку они считались не более чем русскими, которые, каким-то образом, сбились с верного пути и, поэтому, их культура являлась эдаким извращением и должна была подавляться. Таким образом, гармония была достигнута затыканием ртов настоящих или кажущихся инакомыслящих. Как остроумно указал Тарас Шевченко, что в Российской империи «От молдованіна до фина, на всіх язиках все мовчить».

После таких могучих усилий, сцена была готова для Великой Русской Революции.
  1   2   3   4   5   6

Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconВеликая Октябрьская социалистическая революция имеет для нашей страны...
Великая Октябрьская социалистическая революция имеет для нашей страны особое значение, поскольку именно в России свершилось это великое...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconЗакончена в 1945 году
...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconСочинение по заданному тексту это сочинение-рассуждение о смысле отрывка
Предлагаю 9-классникам и учителям в помощь при выполнении задания 2 экзаменационного теста эту памятку

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconСочинение
Великая Отечественная война. Эти слова болью и гордостью одновременно откликаются в сердце каждого жителя нашей страны. Болью потому,...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconНиколаева Олеся/ Библиотека Golden-Ship ru Современная культура и Православие
Прошло немногим более ста лет и как страшно изменился облик культуры, изменилось состояние душ и сердец! Где ныне "замечательное...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconУчебник по Html для чайников. Инструментарий. Ступенька 1-ая
Порядок прежде всего, поэтому перед началом работы мы создадим на нашем компьютере отдельную папку для будущей страницы

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconЗакон сохранения в политике
Говорят, что в стране продолжается латышская национальная революция. Национальной она была только по форме. По сути «песенная революция»...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconЯнвар ь
Котова Андрея, Котова Артема, Андреева Дмитрия, Румянцева Андрея, Бадалян Юрия. В упорной борьбе они переиграли команду ветеранов...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconДмитрия Зимина «Династия»
Настоящее Положение определяет порядок организации, проведения и определения победителей «Конкурса на организацию учебных курсов...

Великая Октябрьская Революция для Чайников Поэма в прозе Сочинение мистера Дмитрия Бергера iconВеликая Отечественная война: Оккупация. Страшные подробности
Великая Отечественная война принесла народам СССР не только огромные жертвы на фронте. Миллионы мирных жителей унесла развязанная...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница