Марк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка




НазваниеМарк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка
страница6/17
Дата публикации30.08.2013
Размер2.52 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

6



В понедельник в восемь утра Алиса с чемоданом в руке последний раз обвела взглядом квартиру, прежде чем закрыть за собой дверь. Сердце учащенно билось, когда она спускалась по лестнице. Долдри уже ждал в такси.

Водитель взял у нее багаж и поставил его вперед. Алиса села на заднее сиденье рядом с Долдри, тот поздоровался, а затем велел таксисту ехать в Хармондсворт.

– Нам разве не на вокзал? – с тревогой спросила Алиса.

– Нет, не на вокзал, – отрезал Долдри.

– А при чем тут Хармондсворт?

– При том, что там находится аэродром. Я хотел сделать вам сюрприз: мы будем путешествовать по воздуху, так мы прибудем в Стамбул гораздо быстрее, чем поездом.

– Как это – по воздуху? – удивилась Алиса.

– Я похитил двух уток в Гайд-парке. Да нет, мы полетим на самолете, конечно! Думаю, для вас это тоже впервые. Мы полетим со скоростью двести пятьдесят километров в час на высоте семь тысяч метров. Невероятно, правда?

Пока за окном машины пробегали поля и пастбища, Алиса раздумывала, не стоит ли предпочесть поездку по твердой земле, пусть даже путешествие и протянется дольше.

– Представляете, – возбужденно рассуждал Долдри, – мы совершим посадку в Париже, потом в Вене, там переночуем и завтра будем в Стамбуле, вместо того чтобы тащиться туда целую неделю.

– Торопиться нам некуда, – заметила Алиса.

– Только не говорите, что вам страшно лететь.

– Пока не знаю.

Строительство лондонского аэропорта было в самом разгаре. Три бетонных взлетных полосы уже функционировали, а тем временем целый отряд тракторов готовил площадку для трех других. Молодые компании БОАК, КЛМ, «Бритиш Саут Америкен Эйрвейс», «Айриш Эйрлайн», «Эр Франс», «Сабена» расположились по соседству друг с другом под навесами и в ангарах из рифленого железа, служивших им терминалами. Первое настоящее здание возводили в центре аэродрома. Пока его не достроили, будущий аэропорт Хитроу больше напоминал военный, а не гражданский объект.

На площадке перед ангарами под углом выстроились машины Королевских ВВС и коммерческие самолеты.

Такси остановилось у ограды. Долдри взял чемоданы и повел Алису к вывеске, на которой значилось: «Эр Франс». У стойки регистрации он предъявил паспорта и билеты. Служащий принял их почтительно, вызвал носильщика и вручил Долдри два посадочных талона.

– Ваш рейс вылетает в назначенное время, – сказал он, – скоро будет объявлена посадка. Пройдите, пожалуйста, паспортный контроль, носильщик вас проводит.

Уладив все формальности, Алиса и Долдри присели на лавочку. Каждый раз, когда взлетал самолет, стоял такой оглушительный шум, что разговаривать было невозможно.

– Наверное, мне все-таки немножко страшно, – призналась Алиса во время затишья.

– Кажется, в салоне будет не так шумно. Поверьте, эти аппараты гораздо надежней автомобилей. Я уверен, что, когда поднимемся в воздух, вы будете в восторге от зрелища, которое вам откроется. Вы знаете, что нас будут кормить?

– У нас будет остановка во Франции?

– В Париже. Но только чтобы пересесть на другой самолет. К сожалению, по городу погулять не удастся.

Подошел служащий авиакомпании, к ним присоединились другие пассажиры, и их повели на посадочную площадку.

Алиса увидела огромный самолет, к задней части корпуса был подан трап. Стюардесса в прекрасно сидевшем костюме встречала пассажиров на верхней ступеньке. Ее улыбка успокоила Алису. Какая потрясающая профессия, подумала Алиса, поднимаясь на борт DC-4.

Салон оказался гораздо просторней, чем она себе представляла. Алиса села в кресло, такое же удобное, как у нее дома, с той лишь разницей, что на нем были ремни безопасности. Стюардесса показала, как их застегивать и расстегивать в экстренных случаях.

– Каких, например? – спросила Алиса.

– Понятия не имею, – сказала стюардесса и улыбнулась еще шире, – таких никогда не случалось. Будьте спокойны, мисс, я совершаю этот перелет каждый день, и мне это не надоедает.

Задняя дверь закрылась. Пилот лично поприветствовал каждого пассажира и вернулся в кабину, где второй пилот изучал полетный лист. Раздался треск моторов, из-под обоих крыльев вырвались снопы пламени, и пропеллеры завертелись с оглушительным ревом. Вскоре их лопасти стали невидимы.

Алиса вжалась в кресло и впилась ногтями и подлокотник.

Корпус вибрировал, из-под колес убрали тормозные колодки, самолет уже катил по взлетной полосе. Алиса сидела во втором ряду и не упускала ни слова из разговоров летчиков с командно-диспетчерским пунктом. Радиомеханик слушал инструкции диспетчера и передавал их пилотам. Английский, на котором он передавал сообщения, казался Алисе совершенно непонятным.

– У этого типа жуткий акцент, – сказала она Долдри. – Люди, с которыми он говорит, наверняка ничего не понимают.

– Позвольте заметить, что главное, чтобы он был хорошим летчиком, а не специалистом по иностранным языкам. Расслабьтесь и наслаждайтесь видом. Подумайте об Адриенне Боллан. Мы будем лететь совсем в иных условиях, нежели она.

– Очень на это надеюсь! – ответила Алиса, еще глубже вжимаясь в кресло.

Самолет приготовился к взлету. Моторы прибавили мощности, корпус задрожал сильнее. Штурман отпустил тормоза, и машина набрала скорость.

Алиса прильнула к иллюминатору. Мимо пробегали постройки аэропорта. Внезапно девушка испытала незнакомое ощущение. Колеса оторвались от земли, и самолет взмыл в воздух. Взлетная полоса уменьшалась на глазах, пока не исчезла и не уступила место сельским пейзажам. И пока самолет набирал высоту, фермерские постройки вдалеке словно съеживались, делаясь игрушечными.

– Просто волшебство, – сказала Алиса. – Как вы думаете, мы поднимемся выше облаков?

– Хотелось бы, – сказал Долдри, разворачивая газету.

Полосу суши вскоре сменило море. Алисе захотелось сосчитать гребни волн, вздымавшиеся на бесконечном синем просторе.

Пилот объявил, что скоро покажутся берега Франции.

Полет длился менее двух часов. Самолет приближался к Парижу, и волнение Алисы удвоилось, когда ей почудилось, что вдали она видит Эйфелеву башню.

Пересадку в Орли они сделали быстро, служащий компании проводил Алису и Долдри к другому самолету. Алиса совсем не слушала, о чем ей говорил Долдри, а думала только о предстоящем взлете.

Перелет рейсом «Эр Франс» из Парижа в Иену прошел не так спокойно, как из Лондона. Алиса веселилась, подпрыгивая на сиденье, когда самолет входил в зону турбулентности. Долдри, по всей видимости, был менее расположен к веселью. После обильной трапезы он закурил сигарету и предложил Алисе, но та отказалась. Углубившись в чтение журнала, она пребывала в мечтах, рассматривая последние коллекции парижских кутюрье. В который раз она снова поблагодарила Долдри, ей и в голову не могло прийти, что однажды она переживет такое приключение. Она клялась, что никогда не была так счастлива. Долдри сказал, что очень этому рад, и предложил ей отдохнуть. Вечером им предстояло ужинать в Вене.
Австрия была покрыта снегом. Ослепительно-белые просторы, казалось, убегали за горизонт, и Алису просто заворожила красота природы. Долдри добрую часть пути проспал и пробудился только незадолго до посадки.

– Надеюсь, я не храпел, – неуверенно произнес он, открывая глаза.

– Не так громко, как мотор, – улыбнулась Алиса.

Шасси коснулось земли, самолет подкатил к ангару, подали трап, и пассажиров пригласили на выход.

До центра города они добрались на такси. Долдри назвал шоферу отель «Захер». Они уже подъезжали к Хельденплац, когда какой-то грузовичок занесло на льду, и он сначала перегородил путь, а потом повалился набок.

Таксист едва успел увернуться от удара. Пешеходы поспешили на помощь водителю, который выбрался из кабины невредимый, но движение было парализовано. Долдри посмотрел на часы и несколько раз повторил:

– Мы приедем очень поздно.

Алиса взглянула на него с удивлением:

– Мы чуть не попали в аварию, а вы о времени беспокоитесь.

Не обратив на нее внимания, Долдри спросил таксиста, возможно ли как-то выбраться из этой пробки. Водитель, не знающий ни слова по-английски, только пожал плечами и указал на творившийся перед ними хаос.

– Мы приедем слишком поздно, – снова повторил Долдри.

– Да куда мы поздно приедем? – не выдержала Алиса.

– Увидите в свое время, если, конечно, нам не придется тут заночевать.

Алиса открыла дверь и молча вышла из машины.

– Ну конечно, валяйте, дуйтесь! – пробурчал Долдри, наклонившись к окну.

– Ну и нахальство! Сами только и ворчите, и даже не скажете, куда мы так спешим.

– Потому что я не могу сказать, вот и все!

– Ну, когда сможете, тогда я снова сяду!

– Алиса, бросьте это ребячество и садитесь, а то простудитесь, и без того положение затруднительное. Вот же повезло, надо ж было этому идиотскому грузовику тут перевернуться.

– Какое еще положение? – подбоченясь, осведомилась Алиса.

– Наше. Мы застряли в пробке, а должны уже быть в отеле и переодеваться.

– Мы идем на бал? – насмешливо спросила девушка.

– Почти! – ответил Долдри. – Но больше я вам ничего не скажу. А сейчас садитесь, кажется, дорога освобождается.

– Мне лучше видно, чем вам из машины, затор все такой же. Мы ведь едем в отель «Захер»?

– Да, а что?

– А то, что я отсюда вижу его вывеску, мистер ворчун. До него минут пять ходьбы.

Долдри озадаченно посмотрел на Алису. Такси входило в стоимость путешествия. Он вышел из машины, взял чемоданы и пригласил Алису следовать за ним.

Скользкий тротуар не помешал Долдри идти быстрым шагом.

– Мы себе так ноги переломаем, – сказала Алиса, ухватившись за рукав Долдри. – Ради бога, что за спешка?

– Если я вам скажу, сюрприза не будет. Пошли скорее, я уже вижу вход в отель, еще три сотни шагов – и мы на месте.

Навстречу им вышел портье, взял багаж и распахнул перед ними дверь.

Алиса залюбовалась большой хрустальной люстрой, висевшей на толстой цепи посреди холла. Долдри зарезервировал два номера, заполнил полицейские карточки, и администратор вручила ему ключи. Он посмотрел на часы в баре, которые было видно от входа, и у него вытянулось лицо.

– Ну вот, слишком поздно!

– Вам виднее, – отвечала Алиса.

– Ничего не поделаешь, идем так. К тому же мы в пальто, никто ничего не заметит.

Они перебежали улицу. Перед ними возвышалось великолепное здание в стиле неоренессанс. По обеим сторонам фасада высились статуи черных всадников, готовых сорваться с места и помчаться галопом. Медный купол, венчавший оперу, был огромен.

Мужчины в смокингах и женщины в вечерних платьях торопливо поднимались по лестнице. Долдри взял Алису за руку, и они присоединились к толпе.

– Только не говорите… – шепотом начала Алиса на ухо Долдри.

– Что мы идем в оперу? Вот именно! Я приготовил нам еще один маленький сюрприз. Бюро путешествий все устроило. Наши билеты ждут в кассе. Провести ночь в Вене и не побывать на спектакле в опере невозможно.

– Но не в дорожной одежде, в которой я была целый день, – возмутилась Алиса. – Посмотрите на людей вокруг: я похожа на нищенку.

– Теперь вы понимаете, почему я так волновался в этом злополучном такси? Вечерний наряд обязателен, поэтому делайте как я: запахните пальто, разденемся, когда погасят свет. И пожалуйста, не раздумывайте, ради Моцарта я готов на все.

Алиса была так счастлива побывать в опере – ей это предстояло впервые, – что послушалась Долдри без разговоров. Они смешались с толпой зрителей, надеясь ускользнуть от бдительного ока портье, билетеров и продавцов программок в фойе. Долдри подошел к кассе и назвал свое имя. Кассирша поправила очки и стала двигать деревянную линейку по лежавшему перед ней журналу.

– Мистер и миссис Долдри, из Лондона, – произнесла она с сильным австрийским акцентом, протягивая билеты Итану.

Прозвучал звонок, возвещавший начало спектакля. Алисе хотелось успеть полюбоваться залами, роскошной парадной лестницей, огромными люстрами, позолотой, но Долдри не дал ей этого сделать. Он то и дело тянул ее за руку, чтобы они оставались в середине толпы, продвигавшейся к контролеру. Контролер попросил их оставить пальто в раздевалке, но Долдри сделал вид, что не понимает. Сзади в очереди уже начинали нервничать, и контролер, покачав головой, пропустил их. Билетерша у входа в зал оглядела Алису и тоже попросила ее снять пальто. В верхней одежде нельзя. Алиса покраснела, Долдри возмутился, еще старательней прикидываясь, что не понимает ни слова. Но билетерша разгадала его хитрость и на хорошем английском попросила подчиниться. Правила непреложны, вечерний костюм обязателен.

– Поскольку вы говорите на нашем языке, мисс, возможно, мы сможем договориться. Мы только что из аэропорта, и нелепая авария на вашей скользкой дороге помешала нам вовремя переодеться.

– Миссис, а не мисс, – поправила билетерша, – и каковы бы ни были у вас причины, вы обязаны быть в смокинге, а леди в вечернем платье.

– Но какая разница, если мы будем в темноте!

– Правила устанавливаю не я, но я обязана следить за их исполнением. Мне нужно рассаживать зрителей, сэр, подойдите в кассу, вам вернут деньги за билеты.

– В конце концов, – Долдри начинал выходить из себя, – в каждом правиле есть исключения, и в ваших они наверняка есть! Мы в Вене всего на один вечер, и я прошу вас просто сделать вид, будто вы нас не заметили.

Билетерша смотрела на Долдри взглядом, не оставлявшим ни малейшей надежды.

Алиса упросила его не поднимать шум.

– Идемте, – сказала она, – ничего страшного, это была чудесная идея и потрясающий сюрприз для меня. Пойдемте ужинать, мы оба валимся с ног, возможно, мы бы не высидели до конца спектакля.

Долдри окинул билетершу испепеляющим взглядом, забрал билеты, демонстративно порвал их и повел Алису к фойе.

– Я вне себя, – заявил он, выходя из оперы. – Сюда ведь приходят не наряды демонстрировать, а слушать музыку.

– Таков обычай, нужно его уважать, – ответила Алиса, пытаясь его утихомирить.

– Значит, это нелепый обычай, так-то! – вскричал Долдри.

– Забавно, – задумчиво произнесла Алиса. – Когда вы сердитесь, видно, каким вы были в детстве. Наверняка несносным мальчишкой.

– У меня был покладистый характер, я был послушным ребенком!

– Ни капельки не верю! – рассмеялась Алиса.

Они отправились на поиски ресторана и обошли здание оперы кругом.

– Из-за этой безмозглой билетерши мы пропустили «Дон Жуана». Я в бешенстве! Служащий в бюро путешествий с таким трудом забронировал нам билеты.

Алиса увидела, как подсобный рабочий вышел из неприметной двери, неплотно прикрыв ее за собой. На лице Алисы мелькнула озорная улыбка.

– Вы готовы провести ночь в полицейском участке за возможность послушать «Дон Жуана»?

– Говорю же: ради Моцарта я готов на все.

– Тогда идите за мной. Если повезет, я тоже сделаю вам сюрприз.

Алиса распахнула дверь служебного входа и велела Долдри следовать за ней и не шуметь. Они прошли по длинному коридору, освещенному тусклым красным светом.

– Куда мы идем? – прошептал Долдри.

– Понятия не имею, – вполголоса ответила Алиса, – но, думаю, мы на верном пути.

Алиса шла на звуки музыки, которые становились все громче. Она показала Долдри лестницу, ведущую в другой коридор, расположенный выше.

– А если нас поймают? – спросил Долдри.

– Скажем, что заблудились, когда пошли искать туалет. А теперь поднимайтесь и замолчите.

Алиса зашагала по второму коридору, Долдри шел сзади след в след, и чем дальше они продвигались, тем отчетливей слышалось пение. Алиса подняла голову. Вверху на стальных тросах висел воздушный мостик.

– А это не опасно? – спросил Долдри.

– Возможно, мы будем высоко, но посмотрите вниз – не правда ли, это чудо?

Очутившись на мостике, Долдри внезапно увидел сцену.

Они видели только шляпу и костюм Дон Жуана, а многие декорации рассмотреть вообще было невозможно. Однако из своего укромного места Алиса и Долдри могли беспрепятственно любоваться одним из красивейших оперных залов мира.

Алиса села и свесила ноги, болтая ими в воздухе в такт музыке. Долдри устроился рядом, ослепленный спектаклем, который разыгрывался прямо под ним.

Позже, когда Дон Жуан пригласил на бал Церлину и Мазетто, Долдри шепнул Алисе, что скоро конец первого акта.

Алиса бесшумно поднялась.

– Лучше нам уйти до антракта, – сказала она. – Нельзя, чтобы рабочие обнаружили нас, когда зажжется свет.

Долдри с сожалением покинул свой наблюдательный пункт. Как можно осторожней они прошли обратным путем, встретили по дороге осветителя, который не обратил на них особого внимания, и вышли через вход для артистов.

– Что за вечер! – воскликнул Долдри, когда они очутились на улице. – Я бы с удовольствием вернулся и сообщил билетерше, что первый акт был великолепен!

– Невыносимый мальчишка, просто невыносимый!

– Я голоден! – заявил Долдри. – От этого приключения у меня разыгрался аппетит.

На другой стороне перекрестка он увидел кафе, но тут заметил, что Алиса очень устала.

– Как насчет ужина на скорую руку в отеле? – предложил он.

Алиса не заставила себя упрашивать.

После ужина путешественники удалились каждый в свой номер, попрощавшись, как в Лондоне, на лестнице. Договорились встретиться завтра в девять в холле.

В своем номере Алиса села за маленький стол у окна. В ящике она нашла письменные принадлежности, полюбовалась качеством бумаги и набросала первые строки письма Кэрол. Она поделилась впечатлениями от перелета, рассказала про необычные ощущения, которые испытала, удаляясь от Англии, описала невероятный вечер в Вене, потом сложила письмо и бросила в пылающий камин.
* * *
Алиса и Долдри встретились утром, как было условлено. Такси отвезло их в аэропорт Вены, взлетные полосы которого виднелись издалека.

– А вот и наш самолет, погода хорошая, наверняка вылетим вовремя, – сказал Долдри, чтобы нарушить затянувшееся молчание.

За всю дорогу Алиса ни разу не открыла рта и не произнесла ни единого слова до тех пор, пока они не подъехали к терминалу.

После взлета Алиса закрыла глаза и уснула. Самолет сильно болтало, когда он попадал в воздушные ямы, и ее голова постепенно сползла на плечо соседа. Долдри сидел, боясь пошевелиться. Когда подошла стюардесса и предложила завтрак, он отказался, чтобы не разбудить Алису. Погрузившись в глубокий сон, она привалилась к нему и положила руку ему на грудь. Долдри показалось, что девушка позвала его, но не его имя она пробормотала во сне, улыбаясь. Рот ее приоткрылся, она проговорила что-то невнятное и привалилась к нему всем телом. Долдри кашлянул, но Алису, казалось, ничто не могло вырвать из объятий сна. За час до посадки она пробудилась и открыла глаза, а Долдри, наоборот, опустил веки, притворившись, будто тоже (пит. Алиса покраснела, обнаружив, в какой позе спала. Убедившись, что Долдри спит, она постаралась как можно осторожнее отодвинуться, молясь только о том, чтобы сосед не проснулся.

Как только она ровно уселась в кресле, Долдри широко зевнул, потянулся, потряс левой рукой, которая у него затекла, и осведомился, который час.

– Думаю, уже подлетаем, – сказала Алиса.

– Я и не заметил, как время прошло, – соврал Долдри, растирая руку.

– Смотрите! – воскликнула Алиса, прильнув к иллюминатору. – Под нами кругом вода.

– Думаю, вы любуетесь Черным морем, а мне видны только ваши волосы.

Алиса отстранилась, давая Долдри полюбоваться открывшимся видом.

– Мы и правда скоро сядем, я был бы не прочь размять руки.

Некоторое время спустя Алиса и Долдри отстегнули ремни. Спускаясь по трапу, Алиса подумала о друзьях в Лондоне. Она уехала два дня назад, а как будто прошли недели. Ее квартира осталась где-то очень далеко. Когда она ступила на землю, у нее сжалось сердце.

Долдри забрал чемоданы. Во время паспортного контроля служащий таможни спросил о цели их визита. Долдри обернулся к своей спутнице и сказал, что они прибыли в Стамбул, чтобы разыскать будущего супруга Алисы.

– Ваш жених турок? – спросил таможенник, снова просматривая Алисин паспорт.

– По правде говоря, мы сами еще не знаем, возможно, и турок. Нам известно только, что живет он в Турции.

Таможенник посмотрел на них недоверчиво:

– Вы прибыли в Турцию, чтобы выйти замуж за незнакомого вам мужчину?

И, прежде чем Алиса успела ответить, Долдри подтвердил, что все так и есть.

– А в Англии нельзя найти хорошего мужа? – продолжал офицер.

– Наверное, можно, – сказал Долдри, – но там нет такого, который подошел бы для мисс.

– А вы, сэр, тоже приехали к нам искать жену?

– Боже упаси, я всего лишь сопровождающий.

– Стойте здесь, – приказал офицер, которого слова Долдри весьма озадачили.

Он удалился в застекленный кабинет. Долдри с Алисой видели, как он о чем-то беседует со старшим по званию.

– Обязательно было рассказывать таможеннику эти глупости? – рассердилась Алиса.

– А что мне еще было сказать? Насколько я знаю, это и есть цель нашего путешествия, а я терпеть не могу врать властям.

– Когда мы занимались паспортами, вас это не остановило.

– Да, но это было дома, а здесь мы на чужой земле, и я должен себя вести как подобает джентльмену.

– Ваши выходки обернутся для нас неприятностями, Долдри.

– Да нет же, правда всегда окупается, вы и этом сами убедитесь.

Алиса увидела, что начальник пожал плечами, вернул паспорта офицеру, и тот подошел к ним.

– Все в порядке, – заявил он, – закона, запрещающего приезжать в Турцию для вступления в брак, нет. Желаю вам приятного пребывания у нас и большого счастья, мисс. Пусть Всевышний пошлет вам в мужья честного человека.

Алиса холодно улыбнулась в ответ и забрала паспорт со штампом.

– Ну, кто был прав? – хвастался Долдри, выходя из аэропорта.

– Могли бы просто сказать, что мы приехали в отпуск.

– Учитывая, что у нас разные фамилии, это было бы в высшей степени непристойно.

– Вы несносны, Долдри, – сказала Алиса, садясь в такси.

– Как по-вашему, каков он собой? – спросил Долдри, усаживаясь рядом.

– Вы о ком?

– Этот загадочный мужчина, ради которого мы приехали сюда.

– Не валяйте дурака, я приехала за новым ароматом… я представляю его красочным, чувственным и в то же время легким.

– Что до красочности, то беспокоиться не о чем: бледнее нас, бедных англичан, трудно кого-то найти. А насчет легкости… если вы намекаете на мое чувство юмора, боюсь, мне нет равных. Про чувственность это уж вам судить! Все, больше вас дразнить не буду, а то вы явно не в настроении.

– Настроение у меня прекрасное, но, если бы вы не выставили меня на таможне заурядной авантюристкой, оно было бы еще лучше.

– А вы считайте, что я просто отвлек таможенника от вашей фотографии, из-за которой вы в Лондоне так волновались.

Алиса толкнула Долдри локтем и отвернулась к окну.

– Опять скажете, что у меня скверный характер? Да вы сами дитя, и жизнь у вас была не сахар.

– Может быть, но мне хотя бы хватает честности это признать.

Начались пригороды Стамбула, и спор сам собой утих. Такси приближалось к бухте Золотой Рог. Узкие улочки, пестрые фасады домиков, поднимающихся ступенями вверх по склонам холмов, такси и трамваи, воюющие за место на дороге… Жизнь в городе бурлила, завораживая путешественников.

– Как странно, – проговорила Алиса, – мы так далеко от Лондона, а место кажется мне знакомым.

– Это потому что я рядом, – съязвил Долдри.

Такси остановилось на округлой площадке, примыкающей к широкому мощеному проспекту. Отель «Пера Палас»,8 величественное здание французской архитектуры, построенное из тесаного камня, возвышалось над улицей Мешрутийет квартала Тепебаши, в самом центре европейской части города. Шесть стеклянных купольных конструкций украшали потолок огромного холла, в смешанной внутренней отделке удачно сочетались английские деревянные панели и восточная мозаика.

– У Агаты Кристи здесь был личный номер, – сообщил Долдри.

– Здесь чересчур роскошно, – возразила Алиса. – Можно было поселиться в скромном семейном пансионе.

– У турецкой лиры выгодный обменный курс, – заметил Долдри. – К тому же мне все равно приходится прилагать неимоверные усилия, чтобы пустить наследство по ветру.

– Если я правильно поняла, вы сделались несносным ребенком, когда начали стареть, Долдри.

– Все возвращается на круги своя, моя дорогая. Месть – это блюдо, которое подают холодным. Поверьте, мне за многое нужно расквитаться с собственной юностью. Но довольно обо мне. Идемте устраиваться. Через час встретимся в баре.
Час спустя, поджидая Алису в баре, Долдри познакомился с Джаном. Сидя у стойки на одном из четырех стульев, он рассеянно оглядывал пустой зал.

Джан, молодой человек лет около тридцати или чуть меньше, был одет в элегантный костюм – черные брюки, белая шелковая рубашка, жилет и прекрасно сшитый пиджак. Быстрый, пронзительный взгляд его небольших глаз золотисто-песочного цвета прятался за маленькими круглыми очками.

Долдри сел рядом, заказал рюмку ракии и осторожно повернулся к соседу. Джан улыбнулся ему и спросил на довольно сносном английском, приятным ли было путешествие.

– Да, доехали быстро и с комфортом, – ответил Долдри.

– Добро пожаловать в Стамбул, – сказал Джан.

– Как вы узнали, что я англичанин, я ведь только приехал?

– Ваша одежда английская, и вчера вас тут не было, – важно ответил Джан.

– Приятное место этот отель? – снова сказал Долдри.

– Как знать… Я живу на верху холма Бейоглу и вечером прихожу часто сюда.

– По делам или развлечься? – спросил Долдри.

– А вы почему путешествуете в Стамбул?

– Я и сам до сих пор задаю себе этот вопрос, это занятная история. Скажем так: мы приехали на поиски.

– Здесь вы найдете все что хотите. У нас много богатств. Кожа, каучук, хлопок, шерсть, шелк, масло, морепродукты и, впрочем… Скажите мне, что вы ищете, и я сделаю вам знакомство с лучшими коммерсантами в округе.

Долдри кашлянул.

– Дело не в этом, я в Стамбуле не по торговым делам. Да я и не смыслю в них ничего, я художник.

– Вы человек искусства? – с воодушевлением спросил Джан.

– Ну, может, пока и не искусства, но, думаю, пишу я неплохо.

– А что вы рисуете?

– Перекрестки.

Джан поглядел на него озадаченно, и Долдри пояснил:

– Скрещения улиц, если вам больше нравится.

– Нет, мне не нравится. Но я могу вам показать наши необычайные перекрестки Стамбула, если желаете, я знаю много таких: с пешеходами, повозками, трамваями, с автомобилями, с долмушами9 и автобусами. Это как вы выберете.

– Кто знает… Может, при случае. Но я приехал сюда не за этим.

– Так зачем? – с любопытством прошептал Джан.

– Как я вам уже сказал, это длинная история. А вы чем занимаетесь?

– Я гид и переводчик. Наилучший в городе. Как только я отвернусь, бармен скажет вам совсем другое, но только потому, что он сам на этом зарабатывает. Другие гиды переводят ему процент инкогнито. Со мной никакой бакшиш, у меня есть мораль. Здесь невозможно для туриста или если вы по бизнесу обходиться без гида или превосходного переводчика. А как я вам сказал, я…

– Лучший в Стамбуле, – закончил за него Долдри.

– Моя слава уже допутешествовала до вас? – осведомился Джан, надуваясь от гордости.

– Очень возможно, что мне понадобятся ваши услуги.

– Вам было бы лучше поразмышлять. Выбирать гида – важная вещь в Стамбуле, а я не хочу, чтобы вы сожалели. У меня только довольные клиенты.

– С чего мне сожалеть?

– Потому что скоро этот чертов бармен расскажет вам клевету обо мне, и вы, может быть, захотите поверить. И потом, вы так и не сказали про ваши поиски.

Долдри заметил Алису: та вышла из лифта и направилась к нему через холл.

– Поговорим об этом завтра, – сказал он, поспешно вставая. – Вы правы, утро вечера мудренее. Встретимся завтра здесь часов в восемь, если вам удобно. Нет, в восемь рановато, из-за разницы во времени я еще буду сны досматривать. Давайте в девять. И если не трудно, я бы хотел, чтобы мы увиделись в другом месте. В кафе например.

По мере того как Алиса приближалась, Долдри говорил все быстрее. Джан хитро улыбался.

– В прошедшем у меня были иностранные клиенты, – сказал гид. – Есть кафе с чаем и пирожными на улице Истикляль, дом 461. Скажите такси везти вас в кафе Лебона. Ошибка не случится, все его знают. Я буду там ждать.

– Прекрасно, а теперь я вас оставлю, до завтра, – сказал Долдри и поспешил навстречу Алисе.

Джан остался сидеть на своем стуле, наблюдая за Долдри, который повел Алису в ресторан отеля.
* * *
– Я подумал, вы захотите поужинать сегодня в отеле, кажется, вы устали после долгого перелета, – сказал Долдри, усаживаясь за стол.

– Нет, не очень, – ответила Алиса. – Я поспала в самолете, а в Лондоне сейчас на два часа меньше. Так странно, что уже стемнело.

– Разница во времени сбивает с толку, если нет привычки к путешествиям. Завтра вам нужно будет подольше поспать. Предлагаю встретиться в полдень.

– Вы так предусмотрительны, Долдри, уже подумали про завтра, хотя вечер еще даже не начался.

Метрдотель принес меню. Клиентам предлагался вальдшнеп и разнообразная рыба Босфора. Алиса не очень любила дичь и не решалась заказать люфера, которого советовал метрдотель, поэтому Долдри заказал две порции лангустинов: здешние места ими славились.

– С кем вы разговаривали? – спросила Алиса.

– С метрдотелем, – отвечал Долдри, изучая карту вин.

– Когда я пришла в бар, вы оживленно беседовали с каким-то человеком.

– А, с этим?

– Под «этим» вы подразумеваете того, с кем говорили?

– Он гид-переводчик, сидит в баре, поджидая клиентов. Говорит, что лучший в городе… но его английский ужасен.

– А нам нужен гид?

– Может быть, на несколько дней. Имеет смысл об этом подумать. Так мы сэкономим время: хороший гид поможет вам найти нужные растения, а может, даже свозит нас в безлюдные места, где природа приготовила вам сюрпризы.

– Вы его уже наняли?

– Да нет, мы всего парой слов перекинулись.

– Долдри, лифт стеклянный, и я еще сверху видела, как вы о чем-то оживленно болтали.

– Он пытался предложить свои услуги, а я его слушал. Но, если он вам не нравится, я попрошу администратора найти нам кого-нибудь другого.

– Нет, я просто не хочу, чтобы вы тратили деньги попусту. Немного подготовиться, и мы сами сориентируемся. Наверное, нам лучше купить путеводитель, по крайней мере, не придется с ним разговаривать.
Лангустины и вправду оказались восхитительны, как обещал метрдотель. Долдри не устоял перед соблазном и заказал десерт.

– Если бы Кэрол видела меня в этом шикарном зале, она бы позеленела от зависти, – сказала Алиса, впервые пробуя кофе по-турецки. – В каком-то смысле именно я обязана этой поездкой. Не уговорила бы она меня тогда пойти к гадалке – ничего бы этого не случилось.

– Тогда мы обязаны выпить за здоровье Кэрол.

Долдри попросил сомелье наполнить бокалы.

– За Кэрол, – произнес он, и хрусталь зазвенел.

– За Кэрол, – откликнулась Алиса.

– И за мужчину всей вашей жизни, которого мы здесь найдем, – воскликнул Долдри, снова поднимая бокал.

– За духи, которые вас обогатят, – ответила Алиса и пригубила вина.

Долдри взглянул на пару, ужинавшую за соседним столиком. Женщина в элегантном черном платье была очень хороша. Долдри показалось, что они с Алисой чем-то похожи.

– Кто знает, может, у вас тут найдется дальняя родня.

– О чем вы?

– Насколько я помню, мы вели речь о гадалке. Разве она не говорила, что вы родом из Турции?

– Долдри, перестаньте уже вспоминать эту историю с предсказанием. Та женщина наговорила всякой бессмыслицы. Мои родители были англичане, бабушки и дедушки тоже.

– Представьте себе, у меня есть дядя грек и троюродная сестра венецианка – это притом что вся моя семья родом из Кента. Брачные союзы порой таят много секретов, стоит только изучить свою родословную.

– Ну, моя-то родословная самая что ни на есть британская, и я никогда не слыхала о предках, живших дальше чем за сотню миль от наших берегов. Двоюродная бабушка Дейзи – самая дальняя из моих родственников, я имею в виду географически, живет она на острове Уайт.

– Но, когда мы приехали в Стамбул, вы сказали, что вам знакомо это место.

– Воображение меня иногда подводит. С тех пор как вы предложили мне эту поездку, я все время представляла себе, как выглядит этот город, и неведомо сколько раз пролистала буклет, так что, наверное, картинки отпечатались у меня в памяти.

– Я тоже много раз его пролистал, но фото собора Святой Софии на обложке и Босфора внутри совсем не напоминают вчерашние пригороды.

– По-вашему, я похожа на турчанку? – засмеялась Алиса.

– Для англичанки вы довольно смуглая.

– Вы потому так говорите, что сам-то вы бледный как полотно. И вообще вам лучше пойти отдохнуть, а то вы неважно выглядите.

– Ну спасибо! Я и так великий ипохондрик, а вы мне еще рассказываете о моей бледности. Хотите, чтобы я в обморок упал прямо посреди ресторана?

– Тогда пойдемте на воздух. Небольшая прогулка после еды пойдет вам на пользу. Вы столько съели, просто ужас!

– Вы это о чем? Я только десерт попробовал…

Алиса и Долдри прогулялись по широкому бульвару. Вечерняя тьма, казалось, полностью окутала город, фонари светили еле-еле, бросая лишь слабые отблески на асфальт. Когда проезжал трамвай, его одинокая, словно глаз циклопа, фара пронзала непроглядную ночь.

– Завтра постараюсь устроить, чтобы мы попали на прием в консульство, – сказал Долдри.

– Зачем это?

– Чтобы узнать, нет ли у вас здесь родственников, не бывали ли ваши родители в Турции.

– Я думаю, мама мне бы об этом рассказала, – ответила Алиса. – Она постоянно жаловалась, что очень мало путешествовала. Всегда говорила, как ей этого не хватает. По-моему, это было искренне. Она хотела объехать вокруг света, но никогда не бывала дальше Ниццы. Это было еще до моего рождения, отец возил ее туда в романтическое путешествие. У нее остались от этой поездки неизгладимые воспоминания, она рассказывала об их прогулках по берегу лазурно-голубого моря так, словно это было прекраснейшее из путешествий.

– Это вряд ли поможет нам в поисках.

– Долдри, поймите, вы зря теряете время. Если бы у меня здесь была родня, пусть даже дальняя, я бы об этом знала.

Они свернули на улицу поменьше, освещенную еще хуже главной. Алиса подняла глаза и стала рассматривать старый деревянный дом, консоли которого грозили рухнуть им на голову.

– Какая жалость, что все так запущено! – посетовал Долдри. – В свое время эти особняки наверняка были великолепны, – вздохнул он. – А теперь это лишь призраки прошлого.

В вечернем сумраке Долдри вдруг заметил, как изменилось лицо Алисы, смотревшей на темный фасад здания.

– Что с вами? Вы как будто Святую Деву узрели!

– Я уже видела этот дом, мне знакомо это место, – пробормотала Алиса.

– Вы в этом уверены? – с удивлением спросил Долдри.

– Может, не этот, но очень на него похожий. Я видела его в своих кошмарах, он стоял на маленькой улице, в конце которой была лестница, спускавшаяся в нижнюю часть города.

– Я бы с радостью пошел дальше, чтобы убедиться, но лучше подождать до завтра. Впереди темно хоть глаз выколи, а это очень опасно.

– А еще я слышала шаги: нас кто-то преследовал, – продолжала Алиса, не обращая на него внимания и думая о своем.

– Нас? С вами кто-то был?

– Не знаю, я видела только руку. Она тянула меня за собой, мы убегали в страхе. Пойдемте отсюда, Долдри, мне как-то не по себе.

Долдри подхватил Алису под руку и поспешно вывел ее на широкий проспект. Мимо ехал трамвай. Долдри замахал руками водителю, и тот затормозил. Он помог Алисе подняться на заднюю подножку и усадил ее. В вагоне девушка пришла в себя. Пассажиры вяло переговаривались, пожилой господин в костюме читал газету, три молодых человека что-то тихонько напевали. Водитель потянул за рычаг, и вагон тронулся. Трамвай ехал к отелю. Алиса сидела молча, глядя в спину водителя за синим стеклом, отделявшим его от пассажиров. Показался «Пера Палас». Долдри тронул Алису за плечо, она вздрогнула.

– Приехали, – сказал он. – Пойдемте.

Алиса вышла следом за Долдри. Они пересекли широкий проспект и вошли в отель.

Долдри проводил Алису до дверей номера. Она поблагодарила за прекрасный ужин и извинилась за свое поведение: она сказала, что сама не понимает, что на нее нашло.

– Пережить кошмар наяву очень тяжело, – сумрачно проговорил Долдри. – Хоть вы и упрямитесь, но завтра я все-таки наведу справки в консульстве.

Он пожелал ей спокойной ночи и скрылся у себя в комнате.
* * *
Алиса присела на край кровати и легла на спину, спустив ноги на пол. Несколько минут она рассматривала потолок, потом вскочила и подошла к окну. Последние горожане торопились домой, за ними, казалось, тянулся шлейф темноты. Холодный дождь перешел в мелкую вечернюю морось, мостовые улицы Истикляль заблестели. Алиса задернула штору, села за маленький письменный стол и принялась писать.
Антон!

Вчера из Вены я писала Кэрол, но думала о тебе, и письмо в итоге сожгла. Не знаю, стоит ли отправлять это послание, но не все ли равно: мне надо с тобой поговорить. Я в Стамбуле, живу в таком роскошном дворце, которого мы с тобой в жизни не видели. Ты бы ахнул при виде столика красного дерева, на котором я пишу. Помнишь, как мы подростками проходили мимо входов в шикарные отели и швейцаров в ливреях, ты обнимал меня за талию, и мы воображали себя принцем с принцессой, совершающими заграничный визит? Я должна быть в восторге от этого невероятного путешествия, но я скучаю по Лондону и по тебе в Лондоне – тебя мне тоже не хватает. Сколько себя помню, ты был моим лучшим другом, даже если я иногда и задумывалась о сути нашей дружбы.

Не знаю, что я здесь делаю, Антон, не знаю, зачем я уехала. В Вене меня даже одолели сомнения, садиться ли мне в самолет, который еще дальше увозит меня от прежней жизни.

Однако стоило мне попасть в Стамбул, как у меня возникло странное чувство, и оно меня ни на миг не покидает. У меня такое ощущение, будто я уже видела эти улицы, слышала шум города, и самое важное, я узнала запах лакированного дерева, когда недавно ехала в трамвае. Если бы ты был здесь, я бы все тебе рассказала, и мне стало бы легче. Но ты далеко. В глубине души я рада, что ты теперь целиком принадлежишь Кэрол. Она без ума от тебя, а ты, бестолковый, даже не догадываешься. Открой глаза, она отличная девчонка, хоть я и уверена, что буду ревновать, если вы сойдетесь. Знаю, ты решишь, что у меня с головой не в порядке, но что поделаешь, Антон, так я устроена. Я скучаю по родителям. Быть сиротой – это болезнь одиночества, от которой я никак не вылечусь. Я еще напишу тебе завтра или в конце недели. Расскажу, как проходят дни, и, кто знает, если я отправлю это письмо, может, ты мне и ответишь.

Шлю тебе нежные мысли из окна над берегами Босфора, который увижу завтра при свете дня.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Марк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка icon-
Книга подготовлена для библиотеки hl (Scan unknown; ocr, ReadCheck, Conv shtuks; Check Igorek67)

Марк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка iconУйти вместе с ветром / Мария Семёнова
Книга подготовлена для библиотеки hl (Scan Unknow; ocr, ReadCheck, Conv Zladey; Check Igorek67)

Марк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка iconМарк Леви Между небом и землёй Марк Леви Между небом и землёй Посвящается Куй глава 1
Маленький будильник на ночном столике светлого дерева прозвонил только что. Было полшестого, и комнату заливало золотистое сияние,...

Марк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка iconКэти Гласс Будь моей мамой. Искалеченное детство 0 Scan: Like Indigo;...
Кэти Гласс работает с трудными детьми из неполноценных семей. Сложные случаи в ее практике – это скорее норма, чем исключение. Но...

Марк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка iconЮнас Бенгтсон Письма Амины Scan: niksi; ocr&SpellCheck: golma1 «Письма Амины»
«Догме» Томас Винтерберг (одноименная экранизация была включена в официальную программу Берлинале-2010). «Письма Амины» – это своего...

Марк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка iconМарк Леви Похититель теней
Во взрослой жизни он, став врачом, не раз сталкивается с бедами и горем, однако дар, обретенный в детстве, по-прежнему ведет его,...

Марк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка iconЮнас Бенгтсон Субмарина Scan: Юле4ка; conv&spellCheck: alexej36 «Субмарина»:...
Томаса Винтерберга («Торжество», «Все о любви», «Дорогая Венди») – соавтора нашумевшего киноманифеста «Догма-95», который он написал...

Марк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка iconГийом Мюссо Ты будешь там? Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck: golma1 «Ты будешь там?»
Сан-Франциско. Талантливый хирург не может смириться со смертью любимой женщины. Это случилось тридцать лет назад, но его все еще...

Марк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка iconКентавр : XtraVert; ocr & ReadCheck: j blood «Блэквуд Э. «Кентавр»»:...
«Кентавр»: здесь с особой силой прозвучала тема «расширения сознания», доминирующая в том сокровенном опусе, который, по мнению автора,...

Марк Леви Странное путешествие мистера Долдри Scan, ocr, ReadCheck FaerSalamandra; Conv крымчанка iconМарк Леви Дети свободы «Дети свободы»: Иностранка; Москва; 2008 isbn 978-5-389-00265-4
Первая же его книга "Между небом и землей" (2000 г.) прогремела на весь мир и вскоре была экранизирована (продюсер Стивен Спилберг)....

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница