Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости




Скачать 114.62 Kb.
НазваниеМы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости
Дата публикации08.04.2013
Размер114.62 Kb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Философия > Документы
Модели и типы реальности.

Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости качествен­ного проявления вещи от условий ее бытия. Введя понятие физической относительности, современная наука определен­ным образом сблизила позиции Платона и Аристотеля. Неиз­менный по своей сути структурно-идеальный и изменчивый субстратно-материальный аспекты реальности не противосто­ят друг другу (как это выглядит у Платона), но и не слиты на­прочь в бытии каждого индивидуального предмета (как пола­гал Аристотель). Современная модель онтологии включает в себя некий эколого-топологический принцип, идею относитель­ности к "месту", к "пространству качественного бытия". Бытие вещи неотделимо от "места", которое она в данный момент занимает. Но "место" — вовсе не чувственно наблюдаемые усло­вия, в которых находится предмет; скорее это некая "умопости­гаемая структура реальности", отображаемая, например, в фи­зике в виде понятия "системы отсчета". Поэтому вещь, взятую в пространстве своего качественного бытия, было бы неверно отождествлять с "эмпирическим объектом" самим по себе, в действительности — это некий "частичный", или абстрактный объект, т. е. предмет, взятый не вообще, а в том или ином отно­шении, аспекте, интервале.

В связи со сказанным мы подходим к фундаментальной про­блеме: как понимать структуру бытия? Можно выделить три модели — субстанциональную, интервальную и монадную.

^ Первая модель. Вещь имеет как бы жесткую и мягкую часть — жесткое ядро и мягкую оболочку. Ядро, в данном слу­чае, -— это субстрат, субстанциональная основа, неизменный носитель изменяющихся свойств. Другими словами, мы имеем абсолютную субстанцию и относительную акциденцию. Мягкий, акциденциональный аспект — это есть реакция вещи на внешние условия. Предмет как качество остается самим собой, себе-тождественным во всех условиях. Причинное описа­ние — это описание и прослеживание таких изменений в пове­дении, которые вызываются воздействиями других внешних предметов и полей. Данная модель не принимает во внимание возможность самодетерминации, спонтанного, изнутри исхо­дящего импульса к изменению.

Вторая модель. Не существует абсолютного деления в структуре предмета на жесткую и мягкую стороны. Все свой­ства, характеристики, качества рассматриваются как релятив­ные по отношению к внешним условиям. Однако эта относи­тельность имеет как бы разные уровни и качества, разный ста­тус. Одно дело — относительность к наличным эмпирическим условиям, другое — относительность (о которой мы уже гово­рили выше) к умопостигаемым структурам бытия. Вообще го­воря, деление на свойства и качества не отбрасывается. Просто это деление становится относительным: то, что в одном ин­тервале является качеством (неизменно), в другом — свой­ством (изменяется).

В интервальной модели абсолютное, неизменное начало полностью отбрасывается, или, лучше сказать, понятие субстан­ции релятивизируется. Однако при этом важно иметь в виду два обстоятельства. Во-первых, момент неизменности не от­рицается, он только ограничивается рамками соответствующе­го интервала. Во-вторых, неизменность (в некотором смысле абсолютная) признается за самой интервальной структурой реальности.

Третья модель. В мире существует такой особый тип пред­метов (объектов), которые обладают особым качеством иметь статус монадности. Такая возможность непосредственно вытекает из идеи интервала, интервальной ситуации. Мы сталки­ваемся здесь с интервальной диалектикой внутреннего и внеш­него, с соотношением "извне" и "изнутри". Дело в том, что интервал — это не просто некое топологически замкнутое про­странство (физическое, биологическое, экономическое и т.п.), это как бы "весь мир" в миниатюре.

"Самим объектом физики начинает выступать не вещь или со­стояние, а некая монадоподобная сущность. Эта сущность "элемен­тарна" не в смысле неделимости, а в плане предельности. Это значит, что всякая попытка воздействия на нее с целью выявления ее приро­ды выявляет вместе с тем некоторые свойства мира в целом" (Крым­ский С. Б., Кузнецов В. И. Мировоззренческие категории в современ­ном естествознании.— Киев, — 1983,— с. 54—55).

Здесь исчезает абсолютный характер различия между "ма­лым" и "большим", конечным и бесконечным. Кстати сказать, идея механистического мировоззрения, что человек есть бес­конечно малый комочек материи в бесконечно большой Все­ленной, теперь требует радикального пересмотра: в некото­ром интервале абстракции Человек соизмерим с масштабами космоса.

Можно сказать, что Универсум есть некая супермонада, которая имеет бесконечное число проекций на различных уров­нях иерархии бытия в виде различных состояний, каждое из которых монадно, т. е. обладает некоторыми признаками мира в целом. Следующий уровень сущностей монадного типа — "естественные целостности" типа элементарных частиц, ядер, атомов, молекул, кристаллов, полимеров, клеток живых орга­низмов. Есть принципиальное различие между таким макроте­лом, как кристалл, и обычным миниралом. Кристалл "постро­ен" самой природой в соответствии с некоторыми математи­ческими симметриями; он имеет как бы математическую фор­мулу своей "идеи". Кристалл есть соединение аристотелевской "формы" и материи, или — платоновская проекция вечной математической идеи на изменчивую эмпирическую реальность. Все это еще в большей степени справедливо по отношению к таким объектам, как молекула, атом, частица. (Наконец, есть вещи, в которых не заключена никакая "идея" — засохший ко­мок глины, кусок льда, жидкость в резервуаре. Это вещи-сме­си, конгломераты.) Предметы монадного типа "атомарны", да­лее неделимы (в определенном интервале), а всякая попытка их разделить ведет к их разрушению и к утрате самой "идеи". Суть этих вещей нельзя изучать путем дробления, ибо, разде­ляя их, мы утрачиваем их сущность. Прерывность, которую мы замечаем при сравнении таких предметов, носит особый ха­рактер, обусловленный самой природой. Монадность вещей этого типа относительна, локальна.

В истории естествознания и философской мысли можно встретить самые разнообразные модели устройства Универсу­ма. В большинстве случаев модели эти носили альтернатив­ный характер. Тип модели определяется тем, какая пара сопря­женных категорий берется в качестве системообразующих эле­ментов (изменчивость и устойчивость, хаос и порядок, единое и многое, необходимость и случайность, прерывность и непре­рывность и т.д.). Хотя те или иные модели формировались в различные эпохи, но, однажды возникнув, они уже никогда бес­следно не исчезали из культуры. Рано или поздно наступало такое время, когда неожиданно всплывали, казалось бы, уже давно забытые и преодоленные версии миропонимания.

Субъектив- К Декарт (1596 —1650 гг.) был, по-видимому,
пая реаль- первым, кому принадлежит открытие "субъек-
ность тивной реальности" как особого типа бытия.

В противоположность существованию, направ­ленному вовне, внешнему бытию вещей и явлений, которое было известно античным философам, обнаруживается другая форма, состоящая в бытии внутри себя, в рефлективности. Впервые у Декарта материальный и духовный мир были разде­лены по самой своей сути — бытие как внутреннее и бытие как внешнее с этого времени определяются как несовместимые.Открытие в философии новой реальности, данной нам "изнутри", открытие субъективности как таковой, мышления в его интериорности, повлекло за собой пересмотр традици­онного понимания идеи бытия. С осознанием "Я" как особой, принципиально отличной от субстанции, субъективной реаль­ности необходимо было признать, что "Я" и материальный мир — это два качественно различающихся между собой спо­соба бытия. Субъективная реальность (в качестве "Я", мышле­ния, сознания, души) — это то, что существует внугри себя, для себя. В то время как любая вещь, любая предметность от­крыты для взаимодействия со всем остальным миром, мир субъективного существует лишь "изнутри". Это — замкнутая в себе монада. Если мы захотим обнаружить его присутствие во внешнем мире, мы должны будем прибегнуть к "вещному язы­ку" и сказать, что "субъективное" как идеальное не дано нам, но когда оно косвенно проявляет себя, оно теряет свою сущ­ность "бытия изнутри" и становится подобным любой вещи. Когда же мы говорим, что "мышление существует", то имеем в виду, что в той мере, в какой оно существует для себя, оно со­стоит в осознании самого себя, в кажимости самому себе, в размышлении относительно самого себя.

Открытие Декарта состоит в обнаружении того, что среди вещей, существующих в Универсуме, есть одна, способ суще­ствования которой коренным образом отличен от остальных,— это мышление. Что мы обычно понимаем под существованием вещей? Например, "этот театр существует"— т. е. он здесь. Но что значит "здесь"? "Здесь" означает "здесь в мире", т. е. суще­ствование вещей означает, что одни из них расположены в оп­ределенном отношении к другим; их существование в этом смысле представляет собой нечто статическое, они как бы рас­полагаются, покоятся одна относительно другой. Напротив, когда я говорю, что мое мышление существует, я не имею в виду под его существованием "пребывание здесь"— наоборот,мое мышление существует тогда и постольку, когда и посколь­ку я отдаю себе в нем отчет, т. е., когда я мыслю, его существо­вание состоит в том, чтобы быть для меня мыслью. (См. Орте-га-и-Гассет X. Что такое философия? М, 1991, с. 135).

Однако Декарт, открывший "субъективную реальность", был непоследовательным в толковании сущности "мира субъек­тивного". Декарт говорит: cogito ergo sum (Я мыслю, следова­тельно, существую). Но кто это "Я", которое сущеЬтвует? "Я лишь мыслящая вещь". Выходит, что "Я" — это не мышление, не нечто субъективное, а вещь, свойством которой является мышление. Декарт не решается признать такой "род бытия", который состоит в простой "видимости", чистой возможнос­ти, в чем-то таком, что иногда называют "эпифеноменом". По­добно античному мыслителю, он испытывает потребность ух­ватиться за нечто более надежное — за внешнее, физическое бытие. В результате "Я" в конечном счете объявляется "ве­щью", хотя и особого типа.

И все же в четком разграничении субъективного и объек­тивного заключается несомненная заслуга Декарта. Признавая, что субъективное (мышление, сознание, разум) качественно от­лично от мира вещей и несводимо к ним, философ тем самым должен был занять позицию дуализма (от латинского dualis — двойственный). Подняв статус нашего "Я" до уровня самосто­ятельного бытия, Декарт логически и методологически подго­товил появление нового спора в лагере монистов. Монизм (от латинского mono — один), как известно, состоит в том, что за исходное берется что-то одно — материальное, объективное, внешнее или идеальное, субъективное, внутреннее.

На историческую арену философствования выходит субъек­тивный идеализм, полагавший, что вещи, внешний мир, при­рода обладают спорной реальностью и что несомненно суще­ствует лишь наше мышление о вещах. Что можно принять, а что является сомнительным в этом тезисе идеализма? Верно то, что предполагаемая внешняя реальность в самом деле лишьпредполагаема, т. е., что реальность " в себе", независимая от меня, не есть нечто самоочевидное. Значит ли это, что внешний мир существует не во внешнем мире, а в моем сознании? Где же тогда нам его поместить? В моем разуме, во мне. Идеализм рассматривает этот вопрос как дилемму: либо данный предмет обладает абсолютной реальностью вне меня, либо он обладает ею во мне. Я не могу поручиться, что он существует вне меня, так как не могу выйти за пределы себя и очутиться в этой пред­полагаемой абсолютной реальности. Значит, не остается ниче­го другого, как признать его существование во мне в качестве содержимого разума?

Понятие В противоположность подобной философии (бер-материи клианского типа), материалисты XVIII и XIX вв. настаивали на сводимости субъективной сферы к материальному началу. В качестве антитезы субъективному ста­ла рассматриваться объективная реальность, т. е. материя.

Хотя материалистический подход и не продвинул вперед решение той проблемы, которая была поставлена Декартом (проблемы качественного своеобразия субъективной реально­сти), он все же обеспечил решение двух других задач: во-пер­вых, предложил правомерную альтернативу идеализму, во-вто­рых, способствовал сосредоточению усилий естественных наук (таких, как физиология высшей нервной деятельности) на изу­чении материальных основ психической сферы человека. В поня­тии материи обобщался не только неорганический мир, но и все формы органической материи, включая высшую форму — мысля­щий мозг.

Однако то понятие материи, которое сформировалось в XVIII—XIX вв., вступило в противоречие с новыми открытия­ми в области физики на рубеже XIX и XX вв. Так, традицион­ное понимание включало в себя представление о неделимых атомах, о массе как количественной мере материи и др. Нераз­рушимость атомов означала, что их количество в мире остается постоянным; отсюда вытекало, что их суммарная масса так­же сохраняется, что можно было истолковать как сохранение материи. Между тем открытие радиоактивности, рентгеновских лучей и электрона в конце XIX столетия сделало очевидным делимость атома и невыводимость явлений микромира из за­конов классической физики. Позднее, когда были созданы спе­циальная теория относительности и квантовая механика, был обнаружен факт изменчивости массы (например, зависимость величины массы от скорости тела) и сущестование физических объектов, не имеющих массы покоя. Все это породило опреде­ленные методологические трудности и поставило под вопрос правомерность материалистической картины мира. В контек­сте этих логико-методологических коллизий В. И. Ленин пред­ложил новое определение материи: "Материя есть философ­ская категория для обозначения объективной реальности, ко­торая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фо­тографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них". (Ленин В. И. Полн.собр.соч., т. 18, с. 131).

Достоинство нового определения состояло в том, что оно не связано ни с какими конкретными физическими характери­стиками материи, оставаясь собственно философским поняти­ем как по своей общности, так и по содержанию. Единствен­ным свойством материи, на котором настаивает диалектиче­ский материализм, это свойство "быть объективной реально­стью, существовать вне нашего сознания". При этом вопрос о том, принять или отвергнуть понятие материи, есть вопрос о доверии человека к показаниям его органов чувств, вопрос об источнике нашего познания. Другими словами, категория ма­терии имеет прежде всего теоретико-познавательный (эписте­мологический) смысл; материя есть то, что "фактически дано" нам как внешний мир, образом коего являются наши ощуще­ния. Вопрос о том, каков ръапьпьт механизм взаимосвязи "пси­хического" и "физического", не раскрывается и не предреша­ется исходными определениями материалистической филосо­фии, так как конкретные психофизические процессы, благодаря которым объективная реальность превращается в реальность субъективную, мир "вне меня" в "мир во мне", исследованы еще недостаточно и представляют собой одну из величайших научных загадок.

^ Жизнь как В конце 20-х годов XX века проблема соотно-реальность шения объективной и субъективной реальности детально обсуждается в работах Ортеги-и-Гас-сета. "Ошибка идеализма состоит в том,— писал испанский философ,— что он превратился в субъективизм, подчеркива­ние зависимости вещей от того, что я о них мыслю, от моей субъективности, но не обращал внимания на то, что моя субъек­тивность также зависит от существования объектов... Я — ин­тимность, так как в меня не входит никакое трансцендентное существо, но в то же время я — место, где появляется обна­женный мир, который не является мной... Я тот, кто видит мир, а мир — то, что видимо мною. Я существую для мира, а мир — для меня... Стало быть, радикальным и подлинным данным является не мое существование, не то, что я существую, а мое существование с миром". (Ортего-и-Гассет X. Что такое фило­софия? М, 1991, с. 159—160).

Пытаясь преодолеть, с одной стороны, дуализм Декарта, а с другой — "односторонность" материализма и идеализма, Ортега открывает "новую реальность", заключающуюся в со­вместном существовании я (или субъективности) и его мира. Одно без другого не существует. По словам философа, истина в том, что я существую вместе с моим миром и в моем мире, я состою в том, чтобы заниматься этим миром, видеть его, вооб­ражать, мыслить о нем, любить его и ненавидеть, быть печаль­ным или радостным в нем и из-за него, двигаться в нем, изме­нять его и выдерживать его. То, что мне "фактически дано" — это "моя жизнь"; поэтому первое, что должна сделать филосо­фия,— определить, что такое эта данность: "моя жизнь", "наша жизнь", жизнь каждого. Жизнь — это способ радикальногобытия: любая другая реальность, другая вещь и способ бытия обнаруживается мной в моей жизни, внутри нее. (Там же, с. 161—162).

Стало быть, глубинная задача философии — определить этот образ бытия, эту первичную реальность, которую мы на­зываем "нашей жизнью". Так, жить — это то, чего никто не может сделать за меня,— жизнь существует без права переда­чи,— это не абстрактное понятие, это мое индивидуальнейшее бытие. Жизнь как открытая философской рефлексией "новая реальность" по своей природе такова, что для ее обозначения традиционные понятия реальности и бытия не подходят. Нуж­на новая онтология. Согласно Ортеге, жизнь всегда непредви­денна; нас не предупреждают перед появлением в ней — на ее сцене, всегда определенной и конкретной,— мы не бываем подготовлены. Этот внезапный, непредсказуемый характер и составляет сущность жизни. Жить — значит оказаться, вдруг и не зная как, ввергнутым, попавшим, заброшенным в мир, кото­рый невозможно поменять. Но то, во что мы ввергнуты, мы должны сделать сами. Или по-другому: наша жизнь — это наше бытие. Мы только оно и больше ничего,— но это бытие не предопределено, не предрешено заранее, а мы должны опреде­лить его сами, мы должны решить, что мы будем. Жизнь — это проблема, которую должны решать мы, это бытие, которое со­стоит не столько в том, что есть, сколько в том, что будет.

В рамках учебника нет возможности останавливаться на всех аспектах и интерпретациях категории бытия, встречаю­щихся в истории философии. Здесь важен главный вывод, состоящий в том, что рассматриваемая категория действитель­но является в определенном смысле основополагающей для философии в целом, для отдельных философских учений и для самоопределения и самопознания каждого мыслящего человека.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости iconДоклад для конференции по математике на тему: «Диалектика развития понятия функции»
Идея функциональной зависимости восходит к древнегре­ческой математике. Например, изменение площади, объема фигу­ры в зависимости...

Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости iconНачала структурной онтологии универсума
В книге, которую Вы держите в руках, раскрывается структура Универсума Сущности, каждый элемент которой Вселенная, содержащая беспредельные...

Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости iconСравнение как метод политической компаративистики
Метод – путь к чему либо – способ или прием, с помощю которого происходит познание изучаемого предмета. 1) В зависимости от сферы...

Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости iconБ изнес-план производства тротуарной плитки и строительных материалов...
Идея нашего бизнеса – обеспечение населения дешевыми и качественными строительными материалами, что и является основной деятельностью...

Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости icon«Маркетинг»
В этой связи при планировании своего бизнеса необходимо рассматри­вать рынок как дифференцированную структуру в зависимости от групп...

Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости iconЧто человек есть существо общественное в большей степени, нежели...
Но речь способна выражать и то, что полезно и что вредно, равно как и то, что справедливо и что несправедливо Это свойство людей...

Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости iconОпределение сдвига интерференционной картины на основе временных измерений
Для того чтобы построить такой программный анализатор для начала изучим структуру исходного сигнала с фотодетектора. На Рис представлен...

Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости iconЭкзаменационные вопросы гр.№28 Андриянова Татьяна Васильевна Содержание...
Содержание предмета «Организация, нормирование и оплата труда» и его задачи. Связь между модулями предмета

Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости iconЭкзаменационные вопросы гр.№29 Бабушкина Наталия Олеговна Содержание...
Содержание предмета «Организация, нормирование и оплата труда» и его задачи. Связь между модулями предмета

Мы видим, что в онтологических моделях античных фи­лософов отсутствует идея встроенности всякого эмпириче­ского предмета в структуру Универсума, зависимости iconЭкзаменационные вопросы гр.№27 Анисимова Татьяна Сергеевна Содержание...
Содержание предмета «Организация, нормирование и оплата труда» и его задачи. Связь между модулями предмета

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница