Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы




НазваниеРубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы
страница1/46
Дата публикации14.03.2013
Размер7.14 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

www.koob.ru


Рубинштейн С.Л.

Бытие и сознание


ГЛАВА 1

О месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира

К постановке проблемы

Пытливая, ищущая мысль человека, проникая со все возрастающей страстью и успехом в глубины мироздания, познает материальный мир в его бесконечно­сти — в большом и малом, постигает строение атома и Вселенной, решает одну за другой проблемы, которые на каждом шагу ставит перед ней природа. Эта пытли­вая, ищущая мысль человека не могла не обратиться и на самое себя, не могла не остановиться на вопросе о взаимоотношении мышления и природы, духовного и материального. Это основной вопрос философии. Различное его решение разде­ляет идеализм и материализм — главные направления, борющиеся в философии. Теоретическая значимость этого вопроса очевидна.

Но вопросы большой теории, правильно поставленные и верно понятые, — это вместе с тем и практические вопросы большой значимости. По-настоящему ви­деть крупные теоретические проблемы — это значит видеть их в соотношениях с коренными вопросами жизни.

Вопрос о связи психического с материальным, о зависимости психического от материальных условий — это вопрос не только о познаваемости, но и об управляе­мости психических процессов. Решение вопроса о зависимости того или иного протекания психических процессов от объективных условий определяет пути формирования, направленного изменения, воспитания психологии людей. Пра­вильно поставленные вопросы познания мира в конечном счете связаны с задача­ми его революционного преобразования.

Подобно тому как две линии, незначительно отклоняющиеся друг от друга в исходной точке, чем дальше, тем все больше расходятся, ^небольшое вначале от­клонение от верного пути в теории неизбежно разрастается по мере продвижения от исходных вопросов теории в жизнь, в практику. Поэтому отстаивание верной линии в коренных вопросах теории становится делом не только научной добросо­вестности, но, в конечном счете, и моральной, политической ответственности за судьбы людей. Так относились к коренным вопросам теории основоположники марксизма. К этим вопросам надо относиться именно так, и только так. Иначе не стоит к ним подступаться вовсе.

Психические явления, как и любые другие, связаны со всеми явлениями жиз­ни, со всеми сторонами и свойствами материального мира. В различных свя­

зях они выступают в разном качестве: то как рефлекторная высшая нервная дея­тельность, то как идеальное в противоположность материальному или как субъ­ективное в противоположность объективному. Чтобы всесторонне и верно рас­крыть природу психического, надо исходить не из абстрактно-всеобщего поня­тия психического, с самого начала односторонне фиксируя его в том качестве, в каком оно выступает в одном каком-нибудь отношении (например, как идеальное в противоположность материальному или субъективное в противоположность объективному), надо обратиться к конкретному изучению психических явлений, взять их во всех существенных связях и опосредствованиях, выявить разные их характеристики и соотнести эти характеристики в соответствии с объективной логикой тех связей и отношений, в которых каждая из них выступает. Таков от­правной пункт подлинно научного исследования, единственно возможный для того, чтобы преодолеть различные «точки зрения», произвольные в своей одно­сторонности.

Психические явления выступают прежде всего в связи с мозгом. Они связаны с мозгом по самому своему происхождению. Психические явления возникают и существуют лишь как функция или деятельность мозга. Существование в качест­ве процесса, в качестве деятельности, и именно деятельности мозга, — таков пер­вичный способ существования всего психического. Задача исследования приро­ды психических явлений, по крайней мере одна из существенных задач такого исследования, заключается в том, чтобы изучать связь психических явлений с мозгом. Вопрос состоит не в том, существует ли такая связь — это бесспорно, а в том, какова эта связь, как связана психическая деятельность с мозгом, каковы ее отличительные черты. При попытке разрешить эту задачу оказывается, что она неразрешима, если не раскрыто вместе с тем и отношение психических явлений к внешнему миру.

Психическая деятельность — это деятельность мозга, являющаяся вместе с тем отражением, познанием мира; одни и те же психические явления всегда вы­ступают и в том и в другом качестве. Два вопроса — различные и даже как будто разнородные: один — гносеологический — о познавательном отношении психи­ческих явлений к объективной реальности, и другой — естественнонаучный — о связи психического с мозгом, — взаимосвязаны настолько, что, решив опреде­ленным образом один из них, нельзя уже решить иначе, чем соответственным, строго определенным образом, и другой.

Никак не приходится обособлять и противопоставлять одно другому — отно­шение психического к мозгу и его отношение к внешнему миру. Этого нельзя де­лать прежде всего потому, что психическая деятельность — это деятельность мозга, взаимодействующего с внешним миром, отвечающего на его воздействия. Поэто­му правильно понятая связь психического с мозгом — это вместе с тем и правиль­но понятая связь его с внешним миром. И только правильно поняв связь психиче­ского с внешним миром, можно правильно понять и связь его с мозгом1.

1 Так, например, идеалистическая подстановка ощущения в качестве опыта на место бытия в силу внутренней своей логики неизбежно ведет к отрыву ощущения от мозга. Борьба Авенариуса с «интроекцией» диктуется его гносеологической позицией. Для того чтобы подставить ощущение, со­знание в качестве опыта на место объективного бытия, надо предварительно оторвать их от субъекта, от деятельности его мозга.

Сказать, что психическая деятельность есть деятельность мозга, взаимодейст­вующего с внешним миром, отвечающего на его воздействия, — значит, в конеч­ном счете, сказать, что это деятельность — рефлекторная.

Положение, согласно которому психическое является деятельностью или функ­цией мозга и вместе с тем отражением объективной реальности, как бы предусмат­ривает с необходимостью в качестве своей предпосылки рефлекторное понимание психической деятельности. Психическая деятельность является функцией мозга и отражением внешнего мира, потому что сама деятельность мозга есть деятельность рефлекторная, обусловленная воздействием внешнего мира. Психическая деятель­ность мозга может быть отражением мира, лишь поскольку она носит рефлектор­ный характер, поскольку психические явления определяются в самом своем воз­никновении воздействием вещей, отражением которых они в силу этого являются.

Утверждение, что психическое есть функция мозга, не может означать и не означает, что оно является всецело изнутри детерминированным отправлением мозга, его клеточной структуры. Как только психические явления представляют­ся такими отправлениями мозга или органов чувств, они неизбежно рассматрива­ются как выражения состояния соответствующего органа (рецептора или мозга) и утрачивают, таким образом, свою познавательную связь с миром, превращаются в лучшем случае в условный знак вещей. Представление о психическом как об от­правлении мозга неизбежно, как учит история, ведет к физиологическому идеа­лизму. Познавательная связь психических явлений с внешним миром как объек­тивной реальностью сохраняется, только если они мыслятся не как лишь изнутри детерминированные отправления мозга, а как ответная деятельность его, начи­нающаяся с воздействия на мозг внешнего мира. Мозг — только орган психи­ческой деятельности, а не ее источник. Источником психической деятельности является мир, воздействующий на мозг. Связь психических явлений с внешним миром выступает, таким образом, при рассмотрении и связи психических явле­ний с мозгом и их гносеологического отношения к объективной реальности.

В ходе нашего дальнейшего исследования мы начнем с анализа абстрактно вы­деленного гносеологического отношения психических явлений к бытию, с тем чтобы затем вскрыть механизм их возникновения. Психические явления возни­кают именно тогда, когда в ходе рефлекторной деятельности мозга (в процессе дифференцировки раздражителей) появляются ощущения, и отраженный в них раздражитель выступает в качестве объекта. Именно с этим связан «скачок», пе­реход к психическим явлениям. И именно поэтому гносеологическое отношение к объекту определяет основную «онтологическую» характеристику психического1. Если рефлекторное понимание психической деятельности определяет природное происхождение психических явлений, то гносеологическое отношение к объек­тивной реальности определяет их «сущность». Таким образом, отмеченная выше зависимость между заключенным в рефлекторной теории пониманием связи пси­хических явлений с мозгом и трактовкой их познавательного отношения к бытию

' Для всей немарксистской философии типична противоположная установка - характеристика психического как бытия своего рода (sui generis) без всякого учета его познавательного отноТения к материальному бытию. Эта тенденция получила свое особенно заостренное выражение в психологическом «экзистенциализме» Титченера. Титченер стремится получить психическое бытие (existence) в чистом виде, выключив, начисто вытравив иэ психических явлений всякое познавательное отношение к объекту.

означает, собственно, связь и взаимозависимость понимания природного проис­хождения психических явлений и их гносеологической сущности.

Всякий психический процесс имеет познавательную сторону, которая, однако, не исчерпывает его. Объект, отражаемый в психических явлениях, как правило, затрагивает потребности, интересы индивида и в силу этого вызывает у него опре­деленное эмоционально-волевое отношение (стремление, чувство). Всякий кон­кретный психический акт, всякая подлинная «единица сознания» включает оба компонента — и интеллектуальный, или познавательный, и аффективный (в по­нимании не современной психиатрии, а классической философии XVII в., напри­мер Спинозы, а также социалистов-утопистов XVIII в.). Однако именно в позна­вательной стороне психического процесса особенно рельефно выступает связь психических явлений с объективным миром; в решении гносеологической про­блемы — ключ для преодоления субъективистического понимания психической деятельности.

Говоря о психической деятельности как деятельности мозга, взаимодействую­щего с внешним миром, нельзя забывать, что мозг только орган, служащий для осуществления взаимодействия с внешним миром организма, индивида, человека. Сама деятельность мозга зависит от взаимодействия человека с внешним миром, от соотношения его деятельности с условиями его жизни, с его потребностями. (Эта зависимость выступает в виде изменяющегося в зависимости от условий жизни сигнального значения раздражителей и выражается в законах сигнальной деятельности мозга.) Мозг — только орган психической деятельности, человек — ее субъект. Чувства, как и мысли человека, возникают в деятельности мозга, но любит и ненавидит, познает и изменяет мир не мозг, а человек. Чувства и мысли выражают эмоциональное и познавательное отношение человека к миру. Пси­хические явления возникают в процессе взаимодействия человека с миром; они включаются в это взаимодействие как необходимый компонент, без которого оно в высших специфических формах у человека совершаться не может. Психическая деятельность как рефлекторная деятельность мозга — это осуществляемая моз­гом психическая деятельность человека. Взаимодействие индивида с миром, его жизнь, потребности которой и привели к возникновению мозга как органа психи­ческой деятельности человека, практика такова реальная материальная основа, в рамках которой раскрывается познавательное отношение к миру, такова «онто­логическая» основа, на которой формируется познавательное отношение субъек­та к объективной реальности.

Как же раскрывается это последнее? На вопрос о том, какова связь психиче­ского с мозгом, ответ гласит: психическое — это рефлекторная деятельность мозга и, значит, активная связь индивида с миром; только при таком понимании психи­ческой деятельности она может находиться в познавательном отношении к миру. Теперь нужно выяснить, как должно мыслиться это последнее отношение, и та­ким образом раскрыть, с другой стороны, взаимозависимость решения гносеоло­гической проблемы и вопроса о рефлекторном происхождении психической дея­тельности.

Ответ на вопрос о том, каково познавательное отношение психических явле­ний к объективной реальности, может быть кратко выражен одним положением:

психические явления — это отражение мира как объективной реальности. Утверж­дать, что психические явления суть отражение объективной реальности, не зна-

чит аросто сказать, что они стоят к этой последней в познавательном отношении. Это значит не просто утверждать, что такое отношение существует, но и опреде­лить, в чем оно состоит, каково оно. Так же как рефлекторная теория психической деятельности мозга не сводится к признанию связи психического с мозгом, а за­ключается в совершенно определенном понимании характера этой связи, так и теория отражения не сводится лишь к констатации наличия некоего познаватель­ного отношения психических явлений к миру, а заключается в совершенно опре­деленном понимании природы, характера, сущности этого отношения*.

Кратко и сначала грубо приближенно суть теории отражения можно выразить так: ощущаются и воспринимаются не ощущения и восприятия, а вещи и явления материального мира. Посредством ощущений и восприятии познаются сами ве­щи, но ощущения и восприятия это не сами вещи, а только образы их; ощущения и восприятия не могут быть непосредственно подставлены на место вещей. Не приходится говорить — как это не раз имело место — об образе ощущения или восприятия, как о некоей идеальной вещи, существующей обособленно от всякой материальной реальности в идеальном мире сознания, подобно тому, как вещи, предметы существуют в материальном мире. Сами ощущения, восприятия и т. д. — это образ предмета. Их гносеологическое содержание не существует безотноси­тельно к предмету. Таким образом, диалектико-материалистическая теория отра­жения решительно исключает субъективистическое понимание психического. Для того чтобы осуществить эту гносеологическую установку в трактовке самой психической деятельности, самих психических явлений, необходимо понять, что материальный мир изначально причастен к самому возникновению психических явлений, к их детерминации. Именно это требование и реализует рефлекторная теориясихической деятельности, согласно которой психические явления возни­кают в процессе взаимодействия индивида, его мозга с внешним миром, взаимо­действия, начинающегося с воздействия внешнего мира на мозг. Если сначала допустить, что психическая деятельность по своему происхождению есть лишь отправление мозга, детерминированное изнутри его клеточной структурой, или чисто субъективная деятельность обособленного индивида, то все попытки затем внешним образом восстановить изначально разорванную связь психической дея­тельности с внешним миром неизбежно окажутся тщетными. Субъективисти­ческое понимание психической деятельности исключает возможность познания в подлинном смысле слова. Отправная же точка для преодоления субъективисти-

' Между рефлекторной теорией психической деятельности и теорией отражения как гносеологиче­ским учением существует, как мы еще увидим, теснейшая взаимосвязь. Однако никак не приходит­ся — как это нередко в последнее время делалось — объединять их, попросту соотнося термины реф­лекторный и отражательный, играя на том, что второе слово есть перевод первого на русский язык. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно обратиться к тому конкретному содержанию, которое вкладывается в термин рефлекторный (отражательный) в учении о высшей нервной деятельности и в марксистской гносеологии. И. П. Павлов писал: «Мы знаем, что главнейшая деятельность цен­тральной нервной системы есть так называемая рефлекторная, отраженная, т. е. перенос, переброс раздражения с центростремительных путей на центробежные» (Павлов И. П. Полн. собр. соч. - М.:

Изд-во АН СССР, 1951. - Т. III, кн. 1. - С. 194. Подчеркнуто нами. - С. Р.). Достаточно ясно, что рефлекторная, или отраженная, деятельность, по Павлову, никак непосредственно не совпадает с тем значением, которое вкладывает в понятие отражения марксистско-ленинская теория познания. Дело здесь не в этимологии, не в значении слов. Для раскрытия связи между рефлекторной теорией и теорией отражения нужны не словесные упражнения, а углубленный анализ существа этих теорий.

ческого понимания психической деятельности заключается в признании того,
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы icon1. Особенности философского мировоззрения и его ключевые проблемы:...
Что постоянно оставалось в центре внимания философов? Во-первых, природа; во-вторых, общественная жизнь; в-третьих, (и это главное),...

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы icon1. Особенности философского мировоззрения и его ключевые проблемы:...
Что постоянно оставалось в центре внимания философов? Во-первых, природа; во-вторых, общественная жизнь; в-третьих, (и это главное),...

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы iconВопрос Особенности философского мировоззрения и его ключевые проблемы:...

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы iconСтатья посвящена взаимосвязи таких социальных явлений, как право,...
К вопросу о взаимосвязи права, либеральной идеологии и политики европейского колониализма

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы icon«Аналитическая психология» содержание: Част Введение. Часть 2
Психоанализ не может перенести сущность психического в сознание, но должен рассматривать сознание как качество психического, которое...

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы iconТорик Александр Селафиила/ Библиотека Golden-Ship
Глава 9 / Глава 10 / Глава 11 / Глава 12 / Глава 13 / Глава 14 / Глава 15 / Глава 16 / Глава 17 / Глава 18 / Глава 19 / Глава 20...

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы iconДиалектика сознательного и бессознательного
Сознание есть высшая интегрирующая форма психики, результат общественно-исторических условий формирования человека в трудовой деятельности,...

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы iconВопрос Особенности философского мировоззрения и его ключевые проблемы:...
Предмет философии вышеуказанные з-ны. Функции философии мировоззренческая, гносеологическая (теоретика познания), методологическая...

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы iconВопрос Особенности философского мировоззрения и его ключевые проблемы:...
Предмет философии вышеуказанные з-ны. Функции философии мировоззренческая, гносеологическая (теоретика познания), методологическая...

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание глава 1 о месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира к постановке проблемы iconВопрос Особенности философского мировоззрения и его ключевые проблемы:...
Философия наука о наиболее общих законах развития природы, общества, и человеческого мышления. Предмет философии вышеуказанные законы....

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница