Лекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские




Скачать 454.21 Kb.
НазваниеЛекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские
страница2/4
Дата публикации02.04.2013
Размер454.21 Kb.
ТипЛекция
vbibl.ru > Философия > Лекция
1   2   3   4

^ Таким образом, в новоевропейской культуре и в последующем развитии техногенных обществ категория научности обретает своеобразный символический смысл. Ценность научной рациональности и ее активное влияние на другие сферы культуры становятся характерным признаком жизни техногенных обществ.
Вопрос 2

^ ГЛОБАЛЬНЫЕ КРИЗИСЫ ТЕХНОГЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ И ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ ЧЕЛОВЕКА К ТЕХНИКЕ И ПРИРОДЕ

Развитие техногенной цивилизации подошло к критическим рубежам, которые обозначили границы этого типа цивилизационного роста. Это обнаружилось во второй поло­вине XX в. в связи с возникновением глобальных кризисов и глобальных проблем.

Среди многочисленных глобальных проблем, порожденных техно­генной цивилизацией и поставивших под угрозу само существование человечества, можно выделить три главные.

Первая из них - это проблема выживания в условиях непрерывно­го совершенствования оружия массового уничтожения. В ядерный век человечество оказалось на пороге возможного самоуничтожения, и этот печальный итог был «побочным эффектом» научно-техничес­кого прогресса, открывающего все новые возможности развития во­енной техники.

Второй, пожалуй, самой острой проблемой современности стано­вится нарастание экологического кризиса в глобальных масштабу. Два аспекта человеческого существования - как части природы и как деятельного существа, преобразующего природу, - приходят в кон­фликтное столкновение.

Старая парадигма, будто природа бесконечный резервуар ресурсов для человеческой деятельности, оказалась неверной. Человек сфор­мировался в рамках биосферы - особой системы, возникшей в ходе космической эволюции. Она представляет собой не просто окружаю­щую среду, которую можно рассматривать как поле для преобразую­щей деятельности человека, а выступает единым целостным организ­мом, в который включено человечество в качестве специфической подсистемы. Деятельность человека вносит постоянные изменения в динамику биосферы, и на современном этапе развития техногенной цивилизации масштабы человеческой экспансии в природу таковы, что они начинают разрушать биосферу как целостную экосистему. Грозящая экологическая катастрофа требует выработки принципи­ально новых стратегий научно-технического и социального развития человечества, стратегий деятельности, обеспечивающей коэволюцию человека и природы.

И наконец, еще одна, третья по счету (но не по значению!), проб­лема - это проблема сохранения человеческой личности, человека как биосоциальной структуры в условиях растущих и всесторонних процессов отчуждения. Эту глобальную проблему иногда обозначают как проблему выхода из современного антропологического кризиса. Человек, усложняя свой мир, все чаще вызывает к жизни такие силы, которые он уже не контролирует, и которые становятся чуждыми его природе. Чем больше он преобразует мир, тем в большей мере он по­рождает непредвиденные социальные факторы, которые начинают формировать структуры, радикально меняющие человеческую жизнь и очевидно ухудшающие ее. Еще в 60-е гг. философ Г. Маркузе конста­тировал в качестве одного из последствий современного техногенно­го развития появление «одномерного человека» как продукта массо­вой культуры. Современная индустриальная культура действительно создает широкие возможности для манипуляций сознанием, при ко­торых человек теряет способность рационально осмысливать бытие. При этом и манипулируемые, и сами манипуляторы становятся за­ложниками массовой культуры, превращаясь в персонажи гигантско­го кукольного театра, спектакли которого разыгрывают с человеком им же порожденные фантомы.

Ускоренное развитие техногенной цивилизации делает весьма сложной проблему социализации и формирования личности. Посто­янно меняющийся мир обрывает многие корни, традиции, заставляя человека одновременно жить в разных традициях, в разных культурах, приспосабливаться к разным, постоянно обновляющимся обстоятельствам. Связи человека делаются спорадическими, они, с одной стороны, стягивают всех индивидов в единое человечество, а с другой - изолируют, атомизируют людей.

Современная техника позволяет общаться людям с различных континентов. Можно по телефону побеседовать с коллегами из США, затем, включив телевизор, узнать, что делается далеко на юге Африки, но при этом не знать соседей по лестничной клетке, живя подолгу ря­дом с ними.

Проблема сохранения личности приобретает в современном мире еще одно, совершенно новое измерение. Впервые в истории челове­чества возникает реальная опасность разрушения той биогенетичес­кой основы, которая является предпосылкой индивидуального бытия человека и формирования его как личности, основы, с которой в про­цессе социализации соединяются разнообразные программы соци­ального поведения и ценностные ориентации, хранящиеся и выраба­тываемые в культуре.

Речь идет об угрозе существования человеческой телесности, которая является результатом миллионов лет биоэволюции и которую начинает активно деформировать современный техногенный мир. Этот мир требует включения человека во всевозрастающее многообразие социальных структур, что сопряжено с гигантскими нагрузками на психику, стрессами, разрушающими его здоровье. Обвал информации, стрессовые нагрузки, канцерогены, засорение окружающей сре­ды, накопление вредных мутаций - все это проблемы сегодняшней действительности, ее повседневные реалии.

Цивилизация значительно продлила срок человеческой жизни, развила медицину, позволяющую лечить многие болезни, но вместе с тем она устранила действие естественного отбора, который на заре становления человечества вычеркивал носителей генетических оши­бок из цепи сменяющихся поколений. С ростом мутагенных факторов в современных условиях биологического воспроизводства человека возникает опасность резкого ухудшения генофонда человечества.

Выход иногда видят в перспективах генной инженерии. Но здесь нас подстерегают новые опасности. Если дать возможность вмеши­ваться в генетический код человека, изменять его, то этот путь не только ведет к позитивным результатам лечения ряда наследствен­ных болезней, но и открывает опасные перспективы перестройки самих основ человеческой телесности. Возникает соблазн «плано­мерного» генетического совершенствования созданного природой «антропологического материала», приспосабливая его к все новым социальным нагрузкам. Об этом сегодня пишут уже не только в фан­тастической литературе. Подобную перспективу всерьез обсуждают биологи, философы и футурологи. Несомненно, что достижения на­учно-технического прогресса дадут в руки человечества могучие средства, позволяющие воздействовать на глубинные генетические структуры, управляющие воспроизводством человеческого тела. Но, получив в свое распоряжение подобные средства, человечество обре­тет нечто, равнозначное атомной энергии по возможным послед­ствиям. При современном уровне нравственного развития всегда найдутся «экспериментаторы» и добровольцы для экспериментов, которые могут сделать лозунг совершенствования биологической природы человека реалиями политической борьбы и амбициозных устремлений. Перспективы генетической перестройки человеческой телесности сопрягаются с не менее опасными перспективами мани­пуляций психикой человека путем воздействия на его мозг. Совре­менные исследования мозга обнаруживают структуры, воздействия на которые могут порождать галлюцинации, вызывать отчетливые картины прошлого, которые переживаются как настоящие, изменять эмоциональные состояния человека и т.п. И уже появились добро­вольцы, применяющие на практике методику многих экспериментов в этой области: вживляют, например, в мозг десятки электродов, ко­торые позволяют слабым электрическим раздражением вызывать не­обычные психические состояния, устранять сонливость, получать ощущения бодрости и т.п.

Усиливающиеся психические нагрузки, с которыми все больше сталкивается человек в современном техногенном мире, способству­ют накоплению отрицательных эмоций и часто стимулируют приме­нение искусственных средств снятия напряжения. В этих условиях возникают опасности распространения как традиционных (транкви­лизаторы, наркотики), так и новых средств манипуляции психикой. Вообще вмешательство в человеческую телесность и особенно попыт­ки целенаправленного изменения сферы эмоций и генетических ос­нований человека, даже при самом жестком контроле и слабых изме­нениях, могут привести к непредсказуемым последствиям. Нельзя упускать из виду, что человеческая культура глубинно связана с чело­веческой телесностью и первичным эмоциональным строем, который ею продиктован. Предположим, что известному персонажу из антиутопии Дж. Оруэлла «1984» удалось бы реализовать мрачный план генетического изменения чувства половой любви. Людей, у которых ис­чезла бы эта сфера эмоций, уже не волновало и не интересовало бы творчество ни Дж. Байрона, ни У. Шекспира, ни А.С. Пушкина, для них выпали бы целые пласты человеческой культуры. Биологические предпосылки – это не просто нейтральный фон социального бытия, это почва, на которой вырастала человеческая культура и вне которой невозможна была бы человеческая духовность.

Всё это проблемы выживания человечества, которые породила техногенная цивилизация. Современные глобальные кризисы ставят под сомнение тип прогресса, реализованный в предшествующем тех­ногенном развитии.

По-видимому, в 3-м тысячелетии по христианскому летосчисле­нию человечество должно осуществить радикальный поворот к ка­ким-то новым формам цивилизационного прогресса.

Некоторые философы и футурологи сравнивают современные процессы с изменениями, которые пережило человечество при пере­ходе от каменного к железному веку. Эта точка зрения имеет глубокие основания, если учесть, что решения глобальных проблем предпола­гают коренную трансформацию ранее принятых стратегий человечес­кой жизнедеятельности. Любой новый тип цивилизационного разви­тия требует выработки новых ценностей, новых мировоззренческих ориентиров. Необходимы пересмотр прежнего отношения к природе, идеалов господства, ориентированных на силовое преобразование природного и социального мира, выработка новых идеалов человече­ской деятельности, нового понимания перспектив человека.

В этом контексте возникает вопрос и о присущих техногенной ци­вилизации ценностях науки и научно-технического прогресса.

Существуют многочисленные антисциентистские концепции, возлагающие на науку и ее технологические применения ответствен­ность за нарастающие глобальные проблемы. Крайний антисциен­тизм с его требованиями ограничить и даже затормозить научно-тех­нический прогресс, по существу, предлагает возврат к традиционным обществам. Но на этих путях в современных условиях невозможно ре­шить проблему обеспечения постоянно растущего населения элемен­тарными жизненными благами.

Выход состоит не в отказе от научно-технического развития, а в придании ему гуманистического измерения, что, в свою очередь, ставит проблему нового типа научной рациональности, включающей в себя явном виде гуманистические ориентиры и ценности.

В этой связи возникает целая серия вопросов: как возможно включение в научное познание внешних для него ценностных ориентаций? Каковы механизмы этого включения? Не приведет ли деформациям истины и жесткому идеологическому контролю за наукой требование соизмерять ее с социальными ценностями? Имеются ли внутренние, в самой науке вызревающие, предпосылки для е перехода в новое состояние? И как это новое состояние скажется на судьбах теоретического знания, его относительной автономии и его социальной ценности?

^ Таким образом, это действительно кардинальные вопросы современной философии науки. Ответ на них предполагает исследование особенностей научного познания, его генезиса, механизмов его развития, выяснения того, как могут исторически изменяться типы научной рациональности и каковы современные тенденции такого изменения.

Очевидно, первым шагом на этом пути должен стать анализ специфики науки, выявление тех инвариантных признаков, которые устойчиво сохраняются при исторической смене типов научной рациональ­ности.

В каждую конкретную историческую эпоху эти признаки могут со­единяться с особенными, свойственными именно данной эпохе ха­рактеристиками научного познания. Но если исчезнут инвариантные признаки науки, отличающие ее от других форм познания (искусства, обыденного познания, философии, религиозного постижения мира), то это будет означать исчезновение науки.
Вопрос 3

^ ОСНОВНЫЕ СТРАТЕГИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РАМКАХ СИСТЕМЫ «ЧЕЛОВЕК – ТЕХНИКА – НАУКА – ПРИРОДА»

В подходе к решению экологических проблем можно выделить три главных направления. Они форми­руют основные стратегии природоохранительной деятельности: ог­раничительную, стратегию оптимизации, стратегию замкнутых циклов.

^ Ограничительная стратегия в качестве главного средства пре­дотвращения экологических катастроф предлагает ограничение развития производства и, соответственно, потребления: ведь вся­кий рост производства чреват увеличением нагрузки на природ­ную среду. Следовательно, сама по себе тенденция непрерывно­го экономического роста неизбежно увеличивает экологическую напряженность. Сторонники ограничительной стратегии наста­ивают на «нулевом росте» производства, требуют немедленного закрытия экологически вредных производств, призывают к доб­ровольному ограничению потребления и т. д. Стратегия оптимизации предполагает нахождение оптимального уровня взаимо­действия общества и природы. Такой уровень, разумеется, ни должен превышать критического порога загрязнения. Он должен быть таким, чтобы был возможен обмен веществ между общест­вом и природой, не отражающийся отрицательно на состоянии окружающей среды. Наконец, стратегия замкнутых циклов пред­полагает создание производств, построенных по циклическому принципу, в результате чего исключается воздействие производ­ства на окружающую среду, от которой оно изолировано. Замк­нутые циклы возможны при использовании биотехнологии, поз­воляющей перерабатывать неорганические отходы производства в органические вещества. Последние вновь могут быть исполь­зованы для создания полезных человеку продуктов.

Три названные стратегии не являются альтернативными: в за­висимости от конкретных обстоятельств может быть применена та или другая стратегия. Две последние (оптимизации и замкнутых циклов) в значительной мере зависят от технологического совер­шенства производственного процесса. Первая же (ограничитель­ная) не всегда возможна там, где уровень производства и потреб­ления и, соответственно, качество жизни невысоки: она совершен­но неприменима в странах с низким уровнем жизни. Все три стра­тегии противостоят безоглядному и хищнически-расточительному отношению к природе. Они основаны на понимании первостепенной важности решения задачи выживания человечества. В решении проблемы исчерпаемости природных ресурсов главное место отводится отысканию новых источников энергии. Вполне очевидно, что нефть, газ, уголь не смогут оставаться ос­новными источниками энергии уже в обозримой перспективе - в течение ближайших 50-80 лет. Использование энергии ветра и солнца пока не нашло технического решения, применимого в ши­роких масштабах. Ученые и государственные деятеле вынужде­ны сегодня возлагать основные надежды на ядерную энергию - при условии резкого повышения безопасности атомных элект­ростанций. Однако превращение ядерной энергии в основной ис­точник потребует перехода от использования урана-235, запасы которого ограничены, к использованию урана-238. По оценкам специалистов, природные запасы урана-238 способны обеспечить получение необходимого количества энергии еще в течение ты­сячелетия.

Таким образом, экологическая проблема и связанная с ней про­блема исчерпаемости природных ресурсов имеют самое непосред­ственное отношение к задаче выживания человечества: они еще раз убеждают в сложности и противоречивости процесса воздей­ствия научно-технических достижений на развитие общества и че­ловека. Вместе с тем эти проблемы являются лишь частью более общей философской проблемы, которая состоит в ток, чтобы от­ветить на вопрос, какова же конечная цель преобразования при­роды человеком. При обсуждении же проблем экологии и при­родных ресурсов как бы молчаливо предполагается, то высшим благом для человека является рост потребления и создание ком­фортных условий жизни. Нет сомнений, что это краше важно. Но является ли потребление и комфорт высшей и конечной це­лью? Вполне очевидно, что нет. Во всяком случае, от не решают задачи развития личности в творчестве и свободного общении, задачи роста духовно-нравственного потенциала личности. Нами уже отмечалось, что ведь именно творчество как наиболее адек­ватный способ существования человека в мире призвано стать основным ориентиром при использовании научно-технических Достижений и власти человека над природой.

70-е гг. XX столетия были ознаменованы своеобразным пово­ротом в теории экологических проблем. Это был поворот к чело­веку. Поворот к человеку, к духовным основам бытия, происшедший в теории экологических проблем, был не случаен. По сути, он выражал новое понимание экологической проблематики, ко­торое можно назвать философско-антропологическим. Оно явилось преодолением социологизма и технократизма в подходе к экологическим проблемам. Главной фигурой и одновременно главным средством решения проблем виделась теперь личность, ее цен­ностные ориентиры и установки. Новый подход противостоял тому взгляду, который рассматривал глобальные проблемы лишь как результат социального устройства, особенностей экономики и техники, а личность - как пассивную жертву процесса миро­вого развития. Теперь стало ясно, что судьбы мира в конечном ито­ге зависят от вопросов духовного порядка, от степени духовности личности.

Возможно ли, чтобы перед лицом глобальной экологической угрозы в мире, разделенном множеством перегородок, была сфор­мирована эффективная общечеловеческая мораль, одинаково при­емлемая для всех? Если да, то каковы пути ее формирования и распространения? Каковы вообще цели человечества, взятого как единое целое? От ответа на эти и аналогичные вопросы во многом зависят стратегия и тактика подхода к экологическим проблемам глобального характера. Конечно, простой ответ на эти вопросы едва ли возможен. Одним из наиболее продуктивных путей на сегодня является подход, предложенный учеными Римского клу­ба. В 70-х гг. XX в. они обратились к такому известному и устоявшемуся общественному институту как система образования.

Известно, что именно система образования во многом форми­рует человеческие качества и именно в ней закладывается тот нрав­ственно-интеллектуальный ресурс, который реализуется в после­дующей жизни человека. Следовательно, от качества образования зависит, в частности, то, как будут представлять люди свое место в мире, на какие ценности они будут ориентироваться. От образо­вания же зависит либо формирование перспективного взгляда на ход мирового развития, либо ориентация на сиюминутность. Следовательно, в числе прочих образование имеет и глобальную миссию. Между тем значение и роль образования недооцениваются. Об этом свидетельствует множество фактов. На планете в 70-е гг. прошлого века насчитывалось около миллиона полностью негр3-мотных или грамотных лишь частично. В государственных бюджетах даже развитых стран до 70-х гг. расходы на образование за­нимали незначительную долю. Качество образования не соответ­ствовало характеру трудностей, стоящих перед современным ми­ром. Творческий потенциал личности в процессе обучения реализовывался далеко не полностью, поскольку существующая систе­ма образования ориентировала лишь на текущие запросы, а не на перспективу. Между тем современный мир настолько изменчив, что три четверти специальностей в течение 25-30 лет либо отми­рают, либо нуждаются в радикальном обновлении. Следователь­но, человек должен быть готов к тому, чтобы безболезненно пере­учиваться или менять специальность. Система же образования должна быть непрерывной и постоянной, многоуровневой и раз­нообразной.

Большинством развитых стран рекомендации ученых были вос­приняты с полным пониманием. В течение последующих деся­тилетий были приняты эффективные меры по совершенствова­нию системы образования, при этом доля государственных рас­ходов на образование была резко увеличена. Аналогичные меры были приняты и правительствами ряда стран, которые не отно­сят к развитым.

Особое значение приобрел гуманитарный аспект образования. Этот аспект направлен на формирование человеческих качеств - таких, как нравственность, ответственность, внимательное и чут­кое отношение к другим людям и к природе.

Без соответствующих человеческих качеств невозможно ни применение экологически чистых технологий, ни разумное отношение к природным ресурсам, ни установление справедливого экономического порядка.

Наконец, невозможна и разумная формулировка целей современного человечества как единого целого.
1   2   3   4

Похожие:

Лекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские iconЛекция по теме №16 «философия гражданского общества» принадлежит...
Автор Гончаров Николай Петрович, кандидат философских наук, доцент, доцент кафедры философии

Лекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские iconЛекция по теме №16 «человек в системе хозяйствования» принадлежит...
Трудовая деятельность как основополагающий фактор в философии хозяйства

Лекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские iconЛекция по теме №15 «философия российской государственности и права»...
Возникновение и развитие государственности и права: системно-философский анализ

Лекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские iconЛекция по теме №16 «философия самосознания: роль самосознания в процессе...
Автор Золкин Андрей Львович, доктор философских наук, доцент, заместитель начальника кафедры философии

Лекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские iconЛекция по теме №17 «философия хозяйства в современной россии» принадлежит...
Отечественная философия хозяйства XX-XXI вв.: Россия – СССР – Россия. Формирование новой модели хозяйствования и его философское...

Лекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские iconЛекция по теме №16 «техника в контексте глобальных проблем» принадлежит...
Автор Гончаров Николай Петрович, кандидат философских наук, доцент, доцент кафедры философии

Лекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские iconЛекция по теме №17 «философская концепция информационной безопасности»...
Автор Гончаров Николай Петрович, кандидат философских наук, доцент, доцент кафедры философии

Лекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские iconЛекция по теме №17 «философская культура юриста» принадлежит к разделу...
Адные философские аспекты юридического знания» рабочей программы по курсу «Философия», разработанной кафедрой философии Московского...

Лекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские iconЛекция по теме №8 «философия человека. Личность и правоохранительная...
Автор Медушевская Наталья Федоровна, кандидат философских наук, доцент, доцент кафедры философии

Лекция по теме №15 «философия техники: переосмысление отношения человека к технике и природе» принадлежит к разделу III. «Прикладные философские iconЛекция по теме №10 «наука и методология» принадлежит к разделу II....
Автор Барсегян Сурен Григорьевич, кандидат философских наук, доцент, профессор кафедры философии

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница