Действующие лица




НазваниеДействующие лица
страница1/42
Дата публикации17.09.2013
Размер4.72 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42
ВРАТА ПОСВЯЩЕНИЯ (ИНИЦИАНАЦИЯ)

Розенкрейцерская мистерия

Перевод с нем. Н.Н.Белоцветова

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

а) ПРОЛОГ И ИНТЕРМЕДИЯ

 

София.

Эстелла.

Двое детей.

 

б) МИСТЕРИЯ

 

Иоанн Томазий.

Мария.

Бенедикт.

Феодосий, прообраз которого раскрывается в действии как Дух любви.

Роман, прообраз которого раскрывается в действии как Дух творческой силы.

Ретард, действует только как Дух.

Герман, прообраз которого раскрывается в действии как Дух мозга земли.

Елена, прообраз которой раскрывается в действии как Люцифер.

Филия, Астрид, Луна – подруги Марии, прообразы которых раскрываются в действии как Духи душевных сил Марии.

Профессор Капезий.

Доктор Штрадер.

Феликс Бальде, раскрывающийся как носитель Духа природы.

Фелиция Бальде.

Другая Мария, прообраз которой раскрывается в действии как Душа любви.

Теодора, ясновидящая.

Ариман, проявляется только как Душа.

Дух Элементов, действует только как Дух.

Ребенок, прообраз которого раскрывается в действии как молодая Душа.

ПРОЛОГ

 

Комната Софии в желтовато-красноватых тонах. София со своими двумя детьми: мальчиком и девочкой. Затем Эстелла.

 

^ Дети поют под аккомпанемент Софии

 

Блестит и светит солнце,

Сияя в далях,

Щебечут звонко птицы

В воздушных струях,

Растенья расцветают

Земле на радость,

И с благодарным чувством

Людские души

Восходят к Духам миров.

 

София.

 

А теперь, дети, идите в свою комнату и подумайте о словах, которые мы сейчас разучивали.

 

(София выводит детей. Входит Эстелла.)

 

Э с т е л л а .

 

София, дорогая, здравствуй! Ведь я тебе не помешала?

 

^ София.

 

Нет, милая Эстелла! От всего сердца радуюсь тебе.

 

Эстелла.

 

Хорошие ли вести от мужа?

 

София.

 

О да! Он пишет, что конгресс психологов очень интересен, хотя и мало убедителен для него способ обсуждения ряда вопросов. Все же ему, как психологу, особенно интересно наблюдать, как из-за духовной близорукости люди сами себя лишают возможности приподнять завесу тайны.

 

Эстелла.

 

Ведь, кажется, и он собирался сделать какой-то важный доклад? Не так ли?

 

София.

 

Да! Доклад на тему, очень важную для нас обоих. Но, учитывая научные взгляды участников конгресса, он не надеется на успешность своего выступления.

 

Эстелла.

 

У меня к тебе просьба, милая София! Не проведем ли мы этот вечер вдвоем? Сегодня ставят "Обездоленные душой и телом", и ты меня очень обрадуешь, если пойдешь со мной на этот спектакль.

 

София.

 

Ты забыла, милая Эстелла, что именно сегодня в нашем обществе ставится спектакль, к которому мы уже давно готовились.

 

Эстелла.

 

В самом деле! Я и позабыла! А так приятно было бы провести этот вечер вместе! Я так радовалась возможности заглянуть с тобой в тайники современности, но, по-видимому, столь чуждый мне мир твоих идей порвет и последние нити нашей прекрасной, еще со школьной скамьи, дружбы.

 

София.

 

Ты мне уже много раз это повторяла, но всегда соглашалась со мной, что наши разногласия отнюдь не ослабляют уз, соединяющих нас уже столько лет.

 

Эстелла.

 

Правда, я это часто говорила. И я всегда смотрю с горечью, как с каждым годом ты все больше отдаляешься от всего, что представляется мне ценным.

 

София.

 

Вот тогда-то мы и будем ценить друг друга по-настоящему, когда взаимно примиримся с различием наших взглядов и характеров.

 

Эстелла.

 

Часто признаю я твою правоту, но, все-таки, что-то во мне восстает против такого взгляда на жизнь.

 

София.

 

Но согласись же хоть раз всерьез, что, говоря так, ты предъявляешь ко мне требование отречься от своей сущности.

 

Эстелла.

 

Я примирилась бы со всем, кроме одного.Я легко допускаю, что люди различных мировоззрений могут симпатизировать друг другу. Но твои идеи как бы обязывают самовозвеличиваться за счет других, тогда как, обычно, люди разных убеждений все же допускают равноправность своих различных точек зрения. Твое же мировоззрение противопоставляет себя всем остальным, как глубочайшее; во всех других мировоззрениях оно видит лишь низшую ступень человеческого развития.

 

София.

 

Но из наших частых бесед ты знаешь, что мои единомышленники, в конечном счете, оценивают человека совсем не по его убеждениям или знаниям. Если мы и считаем, что без наших идей жизнь лишается реальной основы, то все же стараемся со всей доступной нам серьезностью не возвеличивать человека только потому, что он разделяет наше мировоззрение.

 

Эстелла.

 

Красиво сказано! Однако мое раздражение не рассеивается, так как мне-то ясно, что твое мировоззрение, хоть и притязает на глубину, но неминуемо приводит к поверхностности. Я слишком люблю тебя, как друга, чтобы обращать твое внимание на тех твоих единомышленников, которые, исповедуя ваши идеи, проявляют духовное высокомерие самого дурного тона, хотя их собственное поведение пусто и банально. Не следовало бы говорить с тобой о том, насколько бесчувственны и тупы по отношению к людям некоторые из ваших последователей. Ведь твоя большая душа никогда не уклонялась от выполнения тех требований, какие повседневная жизнь предъявляет к нравственному человеку. Но самый факт, что ты не идешь со мной туда, где раскрывается подлинно художественная жизнь, убеждает меня, что, уж ты меня прости, ваши идеи все же приводят к поверхностности.

 

^ София.

 

А в чем эта поверхностность?

 

Эстелла.

 

Ведь ты меня знаешь давно и знаешь, с каким трудом я вырвалась из условий жизни, насыщенной каждодневным выполнением лишь того, что обусловлено происхождением и банальными предрассудками. Я стремилась понять, почему на долю такого множества людей выпадает будто незаслуженное страдание. Я стремилась близко подойти и к низинам, и к высотам жизни. Углублялась я, поскольку это было доступно, и в науку, чтобы разрешить свои сомнения. И только теперь, наконец, я нашла основу, на которой можно утвердиться: я поняла, что такое подлинное искусство, и, мне кажется, я знаю, как оно проникает в сущность жизни и живописует высшую реальность. Мне представляется, что, отдаваясь искусству, я слышу пульс эпохи. И мне даже подумать страшно, что ты, моя милая София, предпочитаешь ему пустую, давно изжитую аллегорию. Вместо живых людей ты созерцаешь кукольные схемы и восторгаешься символическими действиями, далекими от всего, что ежедневно обращается в жизни к нашему состраданию и нашему деятельному участию.

 

София.

 

Милая Эстелла, ты просто не желаешь понять, что там может быть подлинно богатая жизнь, где ты видишь лишь вымученную мысль, что могут найтись такие люди, которые назовут бедной твою полную жизни действительность, если она не сообразуется с бытием, из которого возникла. Многое в моих словах может показаться тебе резким, но наша дружба требует неприкрашенной откровенности. Подобно многим, ты знаешь дух только как носителя познаний и воспринимаешь лишь мыслительную сторону духа. Ты не желаешь углубляться в живой творческий дух, который созидает людей с такой же стихийной мощью, как творческие силы создают природных существ. И вместе со многими другими называешь и ты самобытным и наивным то искусство, которое этот дух отрицает. Но наше мировоззрение сочетает полную сознательную свободу с силой наивного делания. Мы сознательно принимаем в себя все наивное, не лишая его свежести, полноты и самобытности. Ты думаешь, что можно создавать только мысли о характере человека, но что сам этот характер должен строиться своими собственными силами помимо мысли. Ты не хочешь видеть, как мысль погружается в творческий дух и, соприкоснувшись в нем с истинным бытием, выявляется и сама как творческий зачаток духа. Ведь растение не учится, как ему расти, но сила семени непосредственно действует в нем, как живое существо; так и наши идеи не учат: они изливаются, зажигая и зарождая жизнь.

 

Благодаря этим идеям жизнь приобрела для меня смысл. Не только мужество подарили они мне, но также понимание и силу, и эта сила внушает мне надежду из детей моих сделать людей не только работоспособных и жизнеспособных, но и душевно удовлетворенных и спокойных. И чтобы нам не отвлекаться, скажу тебе прямо: я знаю, что те мечты, которые со многими другими людьми разделяешь и ты, только тогда станут действительностью, когда удастся людям то, что называют они действительностью и жизнью, соединить с тем глубоким опытом, который ты так часто называешь мечтами и фантастикой. Может быть, тебе и покажется это странным, но скажу, что многое из того, что ты считаешь истинным искусством, представляется мне бесплодной критикой жизни. Ведь не утоляется голод, не осушаются слезы, не созерцается источник падения, если показывается на подмостках только внешняя сторона жизни: голод, заплаканные лица и опустившиеся люди. То, что показывают обыкновенно, отстоит бесконечно далеко от подлинных глубин жизни и подлинных отношений её существ.

 

Эстелла.

 

Когда ты так говоришь, ты не то, что непонятна мне, но ты показываешь только, что все же охотнее фантазируешь, чем созерцаешь жизнь. Тут наши пути расходятся. Придется мне на сегодняшний вечер отказаться от общества подруги. Но мне уже пора. Думаю, что наша дружба все же сохранится. Не так ли?

 

София.

 

Разумеется, мы останемся друзьями!

 

(С этими словами София провожает подругу до дверей.)

 

Занавес.

^ КАРТИНА ПЕРВАЯ

 

Комната в розово-красных тонах. Справа от зрителя дверь, ведущая в зал собраний. Из зала один за другим выходят люди; на некоторое время каждый задерживается в комнате, делясь впечатлениями от только что слышанной в зале речи. Мария и Иоанн входят первыми, потом присоединяются к ним и другие. Речь только что окончена. Последующие беседы являются продолжением тех разговоров, которые велись в зале.

 

Мария

 

Мне тяжко замечать, мой друг,

Как ты душой и духом увядаешь.

Бесплодным вижу я прекрасный наш союз,

Которому уж десять лет.

И даже этот миг, столь важный,

Позволивший столь многое услышать

И озаривший светом мрак души,

Он только омрачил тебя.

Не раз я чувствовала сердцем,

Пока учитель говорил,

Как глубоко тебя он ранил

Суровыми словами.

 

А ведь давно ль душа твоя

Отображала лишь восторг

Пред сущностью земных вещей.

Удерживать ты мог

В прекрасных образах все то,

Что воздух и что свет,

Предметы затопляя

И тайны бытия являя,

Живописуют в миге быстролетном.

 

Пусть не могла рука твоя

Запечатлеть всего

В великолепье красок,

Что живо так перед душой витало,

Но обитала все ж у нас в сердцах

Благая вера,

Что день придет,

Когда тебе удастся

Соединить искусство

С восторженной душой,

В явлений глубину излитой.

И все, что возвещает о бытье

Духовного исследованья свет,

Тогда блаженством станет,

Излившись из творений

Твоих в сердца людские.

 

Так верили в те дни мы оба.

 

Грядущий свет в прекрасного зерцале,

Тобой отображенный, –

Так мыслила тогда я цель души твоей.

 

И вот как бы исчезла

Вся внутренняя мощь твоя,

И радость творчества угасла,

И немощна рука,

Что с юношеской силой

Водила раньше кистью.

 

^ Иоанн Томазий

 

Увы! То – правда!

Я чувствую угасшим

Души былое пламя.

И хмуро я взираю

На блеск предметов,

Когда их озаряет солнца свет.

Бесчувственно гляжу,

Как воздухом играют

Изменчивые настроенья.

Не тянется рука

Запечатлеть в непреходящем то,

Что быстролетные стихии,

Пред чувствами колдуя, вызывают.

Уж не струится

Мой творческий порыв,

И безразличие мне застилает жизнь.

 

Мария

 

С печалью вижу я,

Как скорбь тебе приносит то,

Что дарит мне

Струю священной высшей жизни.

 

Друг, в той изменчивой игре,

Что бытием зовется,

Сокрыто пребывает высший Дух,

И каждая душа к нему причастна.

Себя в духовных знаю силах,

Глубоких, словно лоно моря,

И вижу жизнь людскую:

Как зыбь волны она по водам пробегает.

Смысл жизни я тогда переживаю,

К которому стремятся люди,

В котором вижу я

Своей природы откровенье.

Я вижу, что так часто он,

Запавши в душу человеку,

В ту высь его возносит,

Куда стремятся все сердца.

И лишь во мне одной

Рождает он недобрый плод,

Когда касаюсь я

Других людей душевно.

Моя судьба и на тебе сказалась.

Я лишь добра хотела,

Когда ко мне пришел ты.

Со мною вместе ты желал,

Отважно в путь пустившись,

Возвышенного творчества достигнуть.

 

И что ж теперь случилось?

 

Та жизнь, столь чистая, в которой обрела

Я истинное откровенье,

Твой умерщвляет дух она!

 

Иоанн

 

То – правда!

Все, что тебя влечет

К небес высотам светлым,

Стремит меня,

Когда с тобою я,

В бездонный сумрак смерти.

Когда меня зарею дружбы нашей

Ты приобщила к откровенью,

Распространяющему свет во мраке,

В котором каждую проводят ночь,

О том не зная, души,

В котором бродят

Заблудшиеся люди,

Когда смысл жизни их земной

Уносит смерти ночь,

Когда открыла ты

7Мне истину о перевоплощенье,

Я был способен думать,

Что дорасти смогу я

До Духочеловека.

Не сомневался я,

Что зоркость творческого ока,

Уверенность художника в себе,

Во мне созреет

От силы твоего огня.

Когда ж я твоему огню отдался,

Похитил он

Согласование всех сил душевных

И вытравил всю веру в этот мир

Немилосердно мне из сердца.

 

И до того дошел я ныне,

Что уж не знаю даже я,

Иль верить, или сомневаться

Мне в откровениях миров духовных.

И уж не достает мне даже сил

Ту красоту любить,

Что Дух в тебе являет.

 

Мария

 

За эти годы я узнала,

О том, что Самодух, во мне живущий,

Творит противообраз,

Когда соприкасаюсь я с людьми.

Но также вижу я,

Как благотворен этот Дух тогда,

Когда другим путем он в души проникает.

 

(Входят Филия, Астрид и Луна.)

 

Дух ищет выраженья в слове,

Но слову власть дана.

Стремит оно к вершинам

Мышление людей

И радость порождает

Там, где печаль ютилась.

Преображать она способна

Непостоянство духа

В достойных чувств серьезность.

И четкость человеку сообщает.

Была захвачена и я

Могучим Духом сим,

Но убеждаюсь,

Что скорбь и разрушенье

Приносит он,

Струясь из сердца моего

В сердца других людей.

 

^ Филия

 

Казалось, будто целый хор,

 

(Входят Капезий и доктор Штрадер.)

 

Из настроений сложившийся,

Многоголосо раздавался

В кругу, нас тут собравшем.

Хоть много было тут гармоний,

Но слышался порой и диссонанс.

 

Мария

 

Когда так много мнений

Внезапно пред душою возникают,

То кажется,

Что человеческий прообраз

Присутствует сокрыто,

Во многих душах расчленясь.

Как будто бы единый свет,

Что в радуге, для нас

В многообразье красок предстает.

 

Капезий

 

Я изучал

В своих исканьях многолетних

С усердием времен бегущих смены.

Все то в них изучал я,

Что в духе у людей таилось,

Учивших о бытия основах

И людям предуказавших цели.

Возвышенную силу мысли

Я оживить в душе своей пытался.

Я видел тайну всюду

И думал, что переживаю

Научную незыблемость суждений,

Коль скоро возникали

Вопросы предо мной.

Но шаткими становятся устои

Пред всем, что прежде

И что сегодня здесь услышал

Я, в изумленье приведенный,

Про образ мысли, что лелеют здесь.

И все готово рухнуть,

Когда я вижу, как могуче

Влияние на жизнь их мыслей.

 

Потратил я уже так много дней,

Чтоб в подходящих выразить словах

Все, что в эпохах я подслушал,

В словах, что потрясти могли бы сердце.

И рад бывал я,

Когда хоть уголочек

В сердцах у тех, кто слушал речь мою,

Согреть мне удавалось.

И я немалого достиг.

Не жалуюсь на неудачу я.

 

Но деятельностью моей

Я приведен к признанью

Распространенного воззренья,

Которое встречается

У практиков житейских:

Перед действительностью мысль –

Лишь бледная и немощная тень.

Хоть оплодотворяет

Она порою силы жизни,

Но их переработать

Она не в состоянье.

И с изречением смиренным

Согласен я давно:

 

Где мысли бледные царят,

Там вянет жизнь и все иное,

Что с нею соединено.

 

И слова зрелого сильнее,

Сильнее мастерства всего,

Окажется всегда

Способностей природных дар

И власть судьбы людской.

И бремя древнего предания,

И темных предрассудков гнет

Всегда сломить способны

Всю силу лучших слов.

Но что я видел здесь,

Меня на размышленья навело.

 

Там это было бы понятно,

Где сект разгоряченный дух,

Дурача легковерных,

Порабощает их.

Такого духа здесь в помине нет.

Здесь говорить с душою хочет разум.

 

И все ж слова

Поистине рождают силы к жизни,

Глубины сердца пронизав.

И даже сферу воли

Объемлет Нечто странное;

Для многих, как и я,

Живущих по старинке,

Оно – не более, чем немощная мысль.

 

Но я уж не способен

Воздействие отвергнуть,

Хоть сам ему

Не в силах я отдаться.

Все говорит со мной здесь так необычайно;

Не то, чтоб мне хотелось

Сей опыт оттолкнуть.

Но мнится мне,

Что эти мысли всех таких, как я,

В себе не терпят.

 

^ Доктор Штрадер

 

Вполне готов я присоединиться,

Мой друг, к словам последним вашим,

И даже склонен подчеркнуть я резче,

Что все воздействие на душу,

Проистекающее от идей,

Определить не позволяет

Их познавательную ценность.

Иль истинно, иль ложно

Мышление у нас –

Вопрос такой решает только

Суд истинной науки.

И отрицать никто не смеет,

Что все, что кажется столь ясным здесь,

Хоть на разгадку высших тайн

И притязает, никогда

Не сможет устоять перед таким судом.

 

Хоть обращают к Духу тут слова,

Но лишь сердца влекут к себе они.

Пытаются врата открыть в те царства,

Перед которыми смиренно

Наука трезвая стоит.

Но тот, кто честно служит

Исканиям своим,

Обязан согласиться,

Что не познал никто,

Откуда мысли ключ струится

И где бытия лежат основы.

 

Хоть правда этих слов и тяжела душе,

Всегда разыскивать готовой,

Что за границами лежит

Познанья, но мыслитель принужден,

Вовне ли взгляд свой обратит,

Или вовнутрь его он устремит,

Границы знанья нашего признать.

 

Отвергнув разум свой

И все, что опыт нам дает,

Мы под собой утратим почву.

Не очевидно разве вам,

Как мало можно подчинить

Условиям таким

Все, что за откровенье сходит здесь.

Нетрудно показать,

Что в нем отсутствует все то,

Что может мыслям создавать устой

И достоверность им сулит.

Пусть это откровенье греет сердце,

Мыслитель в нем одни мечты усмотрит.

 

Филия

 

Так думает лишь тот,

Кто трезво и рассудочно

Познание завоевал.

Когда душа желает верить,

То ищет иначе она.

Она к словам прислушиваться будет

О Духе животворном.

И все, что раньше смутно ощущала,

Постичь она захочет.

Беседовать о неизвестном

Заманчиво для мысли,

Не для людского сердца.

 

^ Доктор Штрадер

 

Я ощущаю,

Как правилен такой упрек,

Когда в того он метит,

Кто мысли хитрые сплетает

И все ответы склонен выводить

Из собственных случайных предпосылок.

 

Меня упрек не ранит.

 

Не потому мышленью я отдался,

Что побуждаем был извне.

Нет! Детство я провел

В семье благочестивой,

Творя обряды,

Дурманившие чувство

Видениями царств небесных,

В которых счастье

Всех легковерных простаков.

И в отроческом сердце

Не раз испытывал блаженство,

Душою устремляясь

К высоким царствам духов.

Потребность сердца я познал в молитве.

И был в монастыре воспитан

На обученье у монахов.

 

Стать самому монахом

Моей мечтою было

И волею моих родных.

Уж я стоял пред постриженьем.

Случайно из монастыря ушел я,

Но случай должен я благодарить.

 

Давно уж тихий мир

Был отнят от души моей

Пред тем, как спас меня тот случай.

 

Столь многому успел я научиться,

Чему был чужд монашеский устав,

Естественные я узнал науки

Из книг, мне запрещенных,

И с новой ознакомился наукой,

Хоть разбирался в ней с трудом.

Блуждал я многими путями

И не придумал я того,

В чем истину я усмотрел;

Нет, вырвал в пламенной борьбе

Из своего я духа

И мир, и счастье детства своего.

 

Понятны мне сердца,

Стремящиеся ввысь,

Но раз лишь бред увидел я

В плодах духовного ученья,

В исследованиях научных

Искать я должен твердую основу.

 

Луна

 

Пусть понимает всякий на свой лад

И смысл, и цели жизни нашей.

Способностью не обладаю я

Проверить с помощью науки

Плоды духовного ученья.

Но в сердце я переживаю,

Что без него душа моя должна увянуть,

Как гибнет тело, если кровь утратит.

 

Вы, милый доктор, высказали много,

Борясь с ученьем нашим;

И то, что рассказали вы

О битвах вашей жизни,

Вес придает сужденьям вашим

В глазах у тех людей,

Которым не понять речей подобных смысла.

 

Но отчего, скажите,

 

(Входит Теодора.)

 

Находит здравый смысл людской

Понятной самое собой

О Духе весть

И к ней относится с участьем теплым он,

Но холод сковывает нас,

Когда мы ищем пищи для души

В сужденьях, что от вас проистекают?

 

Теодора

 

Хоть чувствую себя

Я и прекрасно в круге вашем,

Но все-таки мне чужды речи,

Мной слышанные здесь.

 

^ Капезий

 

Но почему?

 

Теодора

 

Сказать я не сумею.

Пусть объяснит Мария.

 

Мария

 

Рассказывала нам она не раз,

Как странно жизнь ее сложилась.

Пережила она однажды превращенье.

С тех пор ее не понимают люди

И кажется им всем она совсем чужой.

Но вот вошла она в наш круг.

Хоть объяснить и не могли мы

Того, что свойственно лишь ей,

Но развиваем мы в мышлении своем

Участье и к вещам необычайным,

И мы любого человека уважаем.

 

Был у подруги в жизни

Один необычайный миг,

Когда вдруг для нее исчезло

Все, что принадлежит к земной ее судьбе.

И все минувшее в душе как бы погасло…

 

С тех пор, как это с ней произошло,

Все повторяются такие состоянья,

Хоть всякий раз лишь краткий длятся миг.

В другие же часы она как все другие.

 

Лишь в те мгновения она

Лишается совсем даров воспоминанья.

Отъемлется у ней и сила зренья.

Она лишь чувствует среду свою.

При этом взор ее сверкает.

 

Своеобразный блеск!

 

И лицезрит она виденья.

Они туманны были.

Теперь они ясны.

И прорицанием времен грядущих

Мы их считать склонны.

 

Бывало это и при нас.

 

Капезий

 

Такие вещи

Всего мне меньше

Приходятся у вас по вкусу.

Так разум смешивать склонны

Вы с суеверием.

Бывало так везде,

Где этими путями шли.

 

^ Мария

 

Вы думаете так,

Но если б знали вы,

Как на подругу смотрим мы!

 

Штрадер

 

Что до меня,

В том честно признаюсь,

Предпочитаю я

Подобное увидеть откровенье.

Оно мне скажет больше всех учений.

Хоть и темна

Загадка столь таинственных видений,

Но факт принять я буду принужден…

Но вряд ли ведь возможность есть

На опыте проверить

Диковинный духовный дар?

 

Мария

 

Явленье может повториться.

И мнится мне,

Что посетит ее сейчас

Ее виденье.

 

Теодора

 

Мне надо говорить!

Виденье светлое встает передо мною.

И из него слова звучат.

 

В грядущем чувствую себя,

Еще невоплощенных

Людей я созерцаю,

Что видят тот же лик,

Тому же слову внемлют.

Звучит оно:

 

"Досель вы жили верой

И утешались упованьем.

Утешьтесь ныне созерцаньем,

Возрадуйтесь во Мне!

Доселе жил Я в душах.

Они Меня в себе

Чрез вестников Моих

Искали с благочестьем.

Вы созерцали свет земной

И только веровали в животворный Дух.

Но ныне вы стяжали

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Действующие лица iconДействующие лица
Простые декорации. Три одинаковые двери. При поднятии занавеса все действующие лица на сцене

Действующие лица iconДействующие лица

Действующие лица iconПьеса в одном действии и на едином дыхании Действующие лица

Действующие лица iconОт первого лица Легче не будет Министр благосостояния об экономии, налогах и пенсиях
Гостем передачи Латвийского радио — 4 «Действующие лица», которую ведет Валентина Артеменко, был министр благосостояния Латвии Улдис...

Действующие лица iconВ прямом эфире программы «Действующие лица» (Латвийское радио 4)...
В прямом эфире программы «Действующие лица» (Латвийское радио — 4) «Час» и другие журналисты беседовали с министром обороны Атисом...

Действующие лица iconДействующие лица
Войницкая Мария Васильевна, вдова тайного советника, мать первой жены профессора

Действующие лица iconДействующие лица
Сусанна подбегает к столику, за которым сидела Лола, и быстро листает ее журнал, затем

Действующие лица iconМинистр иностранных дел Марис Риекстиньш (на снимке) был гостем передачи...
Министр иностранных дел Марис Риекстиньш (на снимке) был гостем передачи «Действующие лица» на Латвийском радио Вопросы ему задавала...

Действующие лица iconПакет документов, необходимых для открытия депозитного счета: Для юридического лица
Президента Украины, органа государственной власти, органа власти Автономной Республики Крым или органа местного самоуправления, удостоверять...

Действующие лица iconВчера в радиоэфире программы Латвийского радио 4 «Действующие лица»...
Вчера в радиоэфире программы Латвийского радио — 4 «Действующие лица» на вопросы «Часа» и других журналистов отвечал шеф парламентской...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница