Игорь Лебедев о книге А. Никонова "Конец феминизма": чем журналист отличается от человека




НазваниеИгорь Лебедев о книге А. Никонова "Конец феминизма": чем журналист отличается от человека
страница5/6
Дата публикации16.05.2013
Размер0.55 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Экономика > Документы
1   2   3   4   5   6
аннотации из Интернета - везде сквозило одно и то же настроение. И было в этом настроении что-то до боли знакомое, такое привычное и родное, что, однако не сразу 'давалось в руки'. И это 'родное' я всё же сумел 'ухватить'.

   Грандиозные феминистические идеи, привитые на родную русскую почву, сказались совершенно особым образом. Собственно, об этом было довольно легко догадаться - у нас всё усваивается как-то по особому... Подавляющее большинство русских женщин, безусловно, наслышано о феминизме. А вот относится к нему несколько иначе, чем большинство женщин в Америке.

  

   Бессознательно, для русских женщины феминизм - это что-то такое женское, своё, что может придать им уверенности в себе и даже каких-то дополнительных жизненных сил. Они, русские женщины, приобщившись к этой красивой заокеанской идее, станут теперь _б_о_л_е_е_ _п_р_и_в_л_е_к_а_т_е_л_ь_н_ы_ _д_л_я_ _м_у_ж_ч_и_н_. Это новомодное средство обратить на себя внимание наиболее 'продвинутых' молодых людей. Это - дополнительная возможность стать любимыми и счастливыми... Неудивительно, что как только русская женщина создаёт хорошую семью, то мигом забывает о каких-либо феминистских идеологемах (полагаю, американка именно тогда о них и начинает вспоминать чаще всего).

   Вот какую реакцию наблюдал я лично, когда читал 'Конец феминизма', едучи в метро. Следует заметить, что читается книга очень легко, запоем - осилил её за два дня поездок. Разумеется, читал как обычно - с выделением разноцветными маркерами, установкою закладок и заметками в блокноте и на полях (мысль написать критическую заметку о религиозных идеях Никонова возникла почти сразу же). Так вот: пока я держал книгу на коленях, сидящие напротив женщины реагировали... ну, в общем, реагировали как обычно. А вот стоило мне поднять книгу повыше, так, чтобы было видно название (подзаголовок 'Чем женщина отличается от человека' написан мелкими буквами, и почти не виден издалека) - стоило мне сделать это, как выражение лица у женщин мгновенно изменялось. Оно становилось холодным и подозрительным: 'Ах, вот ты какой! Ты, значит, нас всех не любишь!!!' - явственно сквозило на нём (не хватало только добавить классический женский комментарий: не любишь женщин, потому что тебе с ними просто не везло). Проверено было за два дня неоднократно... Это было невероятно похоже на реакцию их на текст '99 признаков'. Русские женщины - какая же это всё-таки прелесть! Обожаю их, и пусть противоположное думает хоть весь Интернет...

  

   Всеми этими соображениями поделился я вечером с Кошкой. Дальше цитирую дословно, так как записывал всё на диктофон. 'Это правда, - заметила она. - Но не только так. Феминизм для русских женщин - это нечто современное, связанное с Западом, то есть с красивой западной жизнью. И отстаивая феминизм, его право на существование, русские женщины как бы отстаивают свою мечту об этой красивой жизни для них самих.

   Вообще, русские женщины воспринимают феминизм не как движение за защиту их прав, а как то, что мужчины относятся к ним с уважением, то есть их любят. Женщины считают, что если мужчина ругает феминизм, значит, он не любит не само течение - 'феминизм', а не любит женщин вообще, не уважает их, и вообще ни в грош их не ставит. И поэтому для русских женщин, если мужчина - противник феминизма, значит он женоненавистник. А не то, что он любит женщин, но при этом отстаивает какую-то там традиционную иерархическую систему ценностей... И название книги для них означает, что автор призывает не феминизм не любить, а не любить женщин. То есть для русских женщин феминизм оказался в действительности нагружен несколько иным смыслом...' (с).

   Вот так вот. Кошка об особенностях русского феминизма почему-то знает и может с ходу, без подготовки и предварительного обдумывания, рассказать. А вот автор 250-страничного исследования - нет. Не говорит об этой особенности русского феминизма ни единого слова. Но давайте вернёмся к его исследованию.

  

   О причинах возникновения рассматриваемого явления А. Никонов повествует в самом конце книги, где выступает как восторженный апологет 'богатой и сытой жизни':

   '...Иногда мне кажется, что феминизм - самоедство западного общества. Когда обществу нечем заняться, оно начинает дурью маяться. Если живая система не тренируется, она постепенно атрофируется. Мышцы без нагрузок слабеют, в невесомости начинают потихоньку растворяться кости... Если иммунную систему человека совершенно лишить всех врагов, она начнёт бороться с организмом - выдавать аллергические реакции на безобидные вещества...

   Социальный организм от биологического принципиально не отличается. Ему тоже нужна борьба. Если нет внешнего врага, национальный организм может объединиться в борьбе с внутренним... Организму нужна деятельность. Без этого он или атрофируется, или начинает пожирать самое себя. То есть обществу необходим либо враг, либо глобальная идея...' (стр. 250).

  

   Каков, однако, уровень теоретизирования! Так и видишь сброд, вопящий вслед прогнившему Западу: 'Дурью маются! Делать им больше нечего! Зажрались, сволочи!' - и всё это под видом рассуждения об аллергии у социальных организмов... Теоретические построения автора здесь представляются совершенно неубедительными. Но давайте разберём всё по пунктам.

   Если общественное изобилие - подлинный источник расцвета феминизма, то почему мы не наблюдаем его (в тех же масштабах) в других богатых обществах? Почему нет его в Японии, Сингапуре, Арабских Эмиратах, да и вообще во всех богатых странах с традиционной системой ценностей, которая не была разрушена в угоду экономическому развитию? Если разбогатеют Индия и Китай, то феминизм в нынешних западных масштабах не появится и у них. Стало быть, дело не в богатстве и сытости, которые любит превозносить г-н Никонов?

   Это иллюзия, что западным обществам нечем заняться. А бизнес, понятый как спорт? А накопление богатства? Настоящий аппетит ведь приходит во время еды...

   Автор пишет, что в условиях изобилия 'система атрофируется'. Точно так. Она атрофируется, а не развивает столь мощное 'революционное движение' как феминизм. Сколько энергии уходит у 'пламенных борцов'! Что-то не похоже это на регресс... Это именно движение, движение вперёд.

   Далее, мощный процесс планомерного уничтожения традиционных иерархических ценностей, идущий много столетий, и уходящий своими корнями куда глубже Великой Французской Революции, европейской Реформации, разделения Церкви, и даже падения Римской Империи - этот процесс уж никак нельзя сравнивать с аллергической реакцией здорового в целом, но здесь и сейчас пресыщенного организма. Тогда уж следует проводить аналогию с наркотической зависимостью - типа, в молодости подсел на наркотики, и теперь медленно, но верно движется к самоуничтожению. Западное общество 'подсело в юности' на _х_л_е_б_е_ , _ _з_р_е_л_и_щ_а_х_ _и_ _'_с_а_м_о_с_т_и_'. Само оно уже никогда не 'соскочит' с этой 'иглы' - поскольку 'подсело', можно сказать, ещё в 'утробе матери', даже до рождения. Сюда также следует добавить и блестящие рассуждения Вальтера Шубарта не только о патологической жадности западных людей, но также и о 'прометеевском человеке' ('Европа и душа Востока', М., 'ЭКСМО', 2003, стр. 282 - 289).

  

   Возникает также закономерный вопрос: так что же, всё-таки, представляет из себя феминизм - опасный вирус, занесённый как бы извне, или просто аллергическая реакция? Всё же это несколько разные вещи... И как же это в целом здоровый, но случайно объевшийся организм столь легко подхватил такую ужасную заразу, как феминизм?

   Ошибается Александр Петрович. Ошибается, проводя параллель между организмом и обществом. В (любом) организме редко встречаются органы, которым _в_ы_г_о_д_н_о_ распространение заразы, губящей миллионы рядовых клеток, а впоследствии - и организм в целом. Такую вещь, как планомерное самоуничтожение, общество может себе позволить, а организм - нет. Разве что в случае той самой наркотической зависимости. Но (духовно) здоровый организм не испытывает внутренней пустоты, которую нужно чем-то судорожно заполнять - аллергическими реакциями, вирусами, наркотиками...

   Теперь вернёмся к 'организму, которому нужна деятельность'. Трудно, очень трудно обвинить американцев в отсутствии этой последней. У них её даже слишком много. Остановились бы, передохнули, подумали о душе...

  

   Выяснив, кто виноват, перейдём к вопросу 'что делать?' Как же предлагает Никонов со всем этим бороться? А просвещением... Нетрудно видеть, что основной критерий автора - это образование: оно 'фундамент, база, поставщик кадров' (стр. 128). Красочному описанию низкого уровня образования на Западе посвящает он первые 68 страниц (почти четверть) своей книги. Мол, улучшите систему образования, наладьте правильное воспитание подрастающего поколения - и пороки общества исчезнут. Или будут сведены до статистически незначимого минимума. А не то 'интеллектуальная прослойка общества тончает и лишается опоры в виде базиса среднешкольных знаний' - беспокоится он (стр. 39). То, что система образования является вторичной от состояния экономики (я бы сказал даже - компенсирует это состояние, но побоюсь), до автора пока не дошло. Автор мыслит на уровне Французских Просветителей XVIII века - Вольтера, Дидро, Руссо. Опять же - тот самый поверхностный, вульгарный материализм, проповедь просвещения как панацеи от всех бед, упрощённое уподобление организма и общества, отсутствие историзма и понятия развития, а также какого бы там ни было системного подхода...

  

   Перво-наперво, нельзя не заметить, что наш автор обходит своим вниманием следующий важный аспект формирования феминизма. Лучше всего о нём пишет М..Л. Бутовская в цитированной книге (стр. 224, 227 - 228): 'Игрушечные пупсы и Мальвины с детскими пропорциями тела практически полностью исчезли с прилавков магазинов <...> При опросах психологов оказалось, что дети стараются сопоставить себя с (куклой) Барби... Их самосознание формирует образ 'себя' на базе кукольных характеристик, вне всякой связи с реальностью <...> Куклы Барби - взрослые девушки, они независимы и имеют всё, вплоть до мужа (Кена). Их трудно доусовершенствовать и преобразовать. Они не возбуждают у детей чувство нежности и ласки, или потребность заботиться, как это бывает с пупсами, игрушечными младенцами и простыми тряпичными куклами. Для девочки из современного общества - это невосполнимая утрата: в условиях малых семей и ограниченного контакта с детьми младшего возраста, не реализуется потребность в заботе о малышах, не развиваются материнские инстинкты'.

   Нетрудно видеть, что отсутствие материнских инстинктов, причём с детства - одна из важнейших предпосылок феминизма. Что ещё остаётся делать женщине, если она не любит и не умеет заботиться? Идти на работу. Чем она может компенсировать, восполнить этот вакуум? Борьбой за свои права...

   Теперь зададим справедливый вопрос: кто именно навязывает обществу этих кукол? Может, интеллигенция, окопавшаяся в совете директоров компании-производителя 'Барби'?

   Но это так, к слову, в дополнение рассматриваемой книги...

  

   Далее, пожалуй, начинается самое интересное. Вспомним, что феминистское движение наш журналист сравнивает с вирусом, опасной заразой, охватившей ослабленное скверным образованием западное общество. И вот, читаем и на странице 9, и на задней обложке бумажного издания, и на рекламной веб-странице издательства 'Энас': 'Эта книга - пилюля. Проглотите ее, чтобы не заболеть'. Везде автор назойливо повторяет: 'пилюля, пилюля... проглотите, проглотите' - прямо как шаман какой-то. И это не случайно: именно свой опус, в соответствии с собственной социософской концепцией, и рассматривает А. Никонов как действенное лекарство от болезни.

   Так вот откуда она берётся, эта спасительная сыворотка! Её привносят в общество мудрые московские журналисты... Это вам не какая-нибудь там интеллигенция, а особый, отличающийся от неё подвид человеческой расы, сформировавшийся в результате технического прогресса, дабы всех нас спасти. Наш прогрессивный журналист не просто человек, а врач человеческих душ, спаситель от тяжкого недуга. Это звучит гордо...

  

   Значит, так: гнилая интеллигенция изобрела недостойную для просвещённого ума теорию, которую распространила в обществе легковерных, малообразованных людей. Победное шествие её продолжалось по всему миру (аж до матушки России дошло!) - так как до сих пор не удалось разработать в защиту от неё 'интеллектуальное снадобье'. Феминизм - это ведь 'вирус', от которого нужно было срочно найти вакцину. Это удалось сделать скромному московскому журналисту, который готов поделиться с нами ошеломляющим своим открытием... Зато теперь мир точно будет спасён. 'Проглотите её, чтобы не заболеть...' Вакцина нового поколения, применяется вовнутрь независимо от приёма пищи, выпускается в легко усваиваемой форме, и быстро проникает в одноклеточные организмы...

  

   Однако, почему-то я всё не могу угомониться. В соответствии с построениями Никонова, вакцины... пардон, всяческие идеи должны производить одни только 'говённые интеллигенты' (или они специализируются исключительно на вирусах?) Следует ли считать, что наш автор тоже себя к ним (интеллигентам, а не вирусам) относит? Или нет? С кем же вы, товарищ Никонов? С богатыми или умными?

  

   Вышло так;), что у нашего счастливого обладателя дефицитной пилюли вообще как-то сливаются вместе понятия 'умный', 'талантливый' и 'богатый'. Он так и пишет: 'Только потому и живёт неплохо супер-конкурентная Америка, со своим ублюдочным образованием, что импортирует таланты и наращивает пропасть между талантами (богатыми) и серой массой (бедными)' (стр. 135). Типа, если человек беден - значит, был бесталанен, ничего не поделаешь...

  И ещё. Говоря про 1 % самых богатых американцев, он добавляет: 'Они не то чтобы гении, хотя можно сказать и так, они, скорее, исключения. Люди, прорвавшиеся через заградительный барьер всеобщего очень-очень среднего образования...' (стр. 128).

   Там же (стр. 128) читаем: 'США идут другим путём - путём героев и гениев. Часть которых просто импортируется. Например, гении с удовольствием уезжают из той же социалистической Европы. И правильно делают... Гении - товар штучный, и цену себе знают'.

  

   Гений - человек, который создаёт (выражает) новую парадигму в области духовной надстройки. Чаще всего в нём причудливо соединяются, скрещиваются различные духовные потоки той сферы, в которой он творит. Из этих потоков он создаёт нечто новое. Оно, в своё очередь, не просто отражает своё время и место, но и как бы адаптировано к нему. Общество смотрится в созданное гением как в зеркало. Тем самым общество познаёт само себя. Гений - это общество, которое вернулось само к себе на новом витке развития.

   И.С.Бах соединил южногерманскую и северогерманскую органные школы, да ещё использовал и опыт итальянцев (мадригалы Палестрины, и т.д. - вплоть до Карло Джезуальдо) и французов (оперы Люлли). Да, чуть не забыл - ещё там была понамешана итальянская инструментальная музыка - Скарлатти, Вивальди, и прочее, прочее, прочее, чего он мог вообще не знать, но чувствовать, так как оно 'носилось в воздухе'.

   Пушкин (говоря очень условно) соединил два направления в поэзии - 'южное' и 'северное', Батюшкова и Жуковского, да ещё использовал простоту и целостность англичан (Шекспир, Байрон) с их идеями, и эмоциональность французов. Но КАК он это всё объединил!

   Эйнштейн использовал не только преобразования Лоренца... Да, собственно, дело даже и не во всех этих деятелях, а в том, что гениям никто никогда не платит. Общества всегда использовали их труд по дешёвке...

  

   Управленец (даже весьма способный) гением никак не является. Считать талантливого управленца гением может лишь человек, существующий в сугубо материальной системе координат. То есть для которого духовная надстройка и всё с нею связанное не существует. Вот почему он называет интеллигенцию 'говном нации'. Типа, да сгинет. Карфаген должен быть разрушен!

  

   Так вот где была собака зарыта. Для автора богатый и умный - одно и то же. Типа, 'если ты такой умный - то почему же такой бедный'. Замечу, что с этой бедной платформы борьба с феминизмом не очень далеко пойдёт...

  

   Знаменательно, что в самом конце книги автор проводит прямую параллель между причинами возникновения революционной идеологии ('борьба с эксплуатацией человека человеком') и идей феминизма: 'Если человек использует-эксплуатирует пылесос' - это нормально... Но как только словечко 'эксплуатация' возникает в отношениях, скажем, работодателя и наёмного работника, белого и негра, мужчины и феминистки, все сразу смекают: идёт речь о чём-то недопустимом! Почти преступном...' (стр. 248). Но далее он продолжает: 'В своих теориях 'эксплуатируемые' кажутся себе лучше, моральнее, чище 'эксплуатирующих'. Бедные лучше богатых. Негры лучше белых. Женщины лучше мужчин. 'Обижаемые' всегда кажутся им самим и даже посторонним зрителям лучше 'обижателей'. Потому что их жальче. А на самом деле?

   ...А на самом деле бедные хуже богатых. Фарид Закария в своей книге 'Будущее свободы' приводит удивительный пример. Когда затонул 'Титаник', среди спасшихся пассажиров первого класса было практически 100 % женщин и детей. Среди пассажиров второго класса процент женщин и детей достигал 80 %. А среди сброда, ехавшего в третьем классе, выжившими оказались одни мужчины, то есть самые сильные. Они, отталкивая женщин и детей, заняли спасительные шлюпки...' (там же).

  

   Плевать на высказывание Никонова 'женщины хуже мужчин'. Давайте лучше обратим внимание на дальнейшее словоупотребление автора. 'Сброд' - это бродяги, нищие, воры, проститутки и прочие деклассированные типы (лишенцы, выселенцы, бывшие кулаки, родственники 'врагов народа', и т.д. - словом, вся реакционная контра). Маловероятно, что у них было достаточно денег, чтобы попасть на такой корабль, как 'Титаник'... Далее. Почему Закария не говорит о процентном соотношении мужчин среди этого самого 'нищего сброда'? Там, может, вообще не было женщин и детей, одни попы да белогвардейцы? Почему автор не упоминает о расположении кают третьего класса? О том, что спасали в первую очередь первый класс, не пуская в шлюпки пассажиров из трюма, и пробиться через это заграждение могли разве что самые сильные из чуждых нам элементов? Возможно, эти последние вообще прыгали в воду и взбирались потом в (полупустые) шлюпки, а их женщины боялись прыгать, и стояли на палубе, до последней минуты ожидая, что их как-то, чудесным образом, спасут? Не говоря уже о том, что фраза 'они, отталкивая женщин и детей, заняли спасительные шлюпки' очевидно грешит некоторой передержкой: так и видишь, как тупые мускулистые работяги всех женщин и детей прогнали прочь, и нагло позанимали шлюпки - опять же, почти все...

   Существуют факты, свидетельствующие о прямо противоположных вещах. Пассажиров третьего класса выпустили на палубу, когда все шлюпки были уже заняты и начали отходить от судна: 'Полковник Арчибальд Грейси...говорил об огромном количестве людей, выбравшихся из трюма на шлюпочную палубу, когда все спасательные шлюпки уже отошли.' 'Известно, что капитан Смит приказывал командирам спасательных шлюпок держаться поблизости. Он надеялся, что, если в шлюпках будут места, они подберут тех, кто окажется в воде. Этот последний приказ капитана "Титаника" выполнен не был. Шлюпки удалялись от "Титаника" из опасения, что их может затянуть мощный водоворот, который возникнет после того, как судно пойдет ко дну, или в случае взрыва котлов их накроют летящие обломки. Поэтому, когда люди стали прыгать с палуб - сначала их было немного, - до шлюпок добрались единицы... Спаслось: 60% пассажиров I класса "Титаника" (94% женщин и детей и 31% мужчин). 44% пассажиров II класса "Титаника" (81% женщин и детей и 10 % мужчин). 25% пассажиров III класса (47% женщин и детей и 14 % мужчин)' (http://home.tula.net/titanic/central.htm). А вот как вели себя наши 'аристократы': 'некоторых спасательных шлюпках царила напряженная атмосфера с острыми спорами и взаимными оскорблениями'. Это, однако, ещё не всё. 'Многие спасшиеся, при даче показаний утверждали, что пассажирам III класса просто не дали выбраться на верх и большинство из них оказались запертыми внизу, в роли обреченных смертников. Хотя компания "Уайт стар лайн" всячески отрицала эти обвинения, исследователи все-таки доказали чудовищную правду. Робот (обследовавший корабль на дне) обнаружил эти железные решетки запертыми и люди, находившиеся за этими решетками, были обречены на верную смерть! Здесь был кратчайший путь, чтобы можно было вывести людей на палубу к спасательным шлюпкам, но этот путь был закрыт. Другой возможностью спастись для отчаявшихся пассажиров этого отсека, оставался соседний грузовой трюм N2. Однако электронный глаз "Наутилуса" сделал еще одно ужасное открытие - грузовой трюм N2 также был наглухо закрыт железными решетками. Не имея никакой возможности спастись, сотни пассажиров III класса были уже мертвы, когда пассажиры I класса еще только рассаживались по шлюпкам'. Угадайте, что бы сделал любой человек из третьего класса - хотя бы вы или я - если бы, зная об этих фактах, он, тем не менее, выбрался бы наружу? Какие бы чувства к спасшимся богачам испытывал он, зная, что в трюме оказались намеренно запертыми его жена и дети?

   Тонет-потонет огромный, непомерно тяжёлый корабль... В утлой лодчонке качается на волнах прыткий Ф.Закария; мимо него гуськом плывут многочисленные жертвы трагедии... И вот, вынув из-за уха мокрый огрызок карандаша, раскрыв на коленях пухлый засаленный кондуит, и посматривая на очередную спасшуюся, дрожащую от ледяной воды, странноватым взглядом (видимо, духовно прозревая будущие откровения А.Никонова), Ф.Закария подозрительно вопрошает: 'Ну что же, гражданочка... Давайте сами, добровольно разоблачайтесь перед народом и партией... С какого будете класса? И чем ваши родственники занимались до 17 года?'

  

   Книгу Закарии в русском переводе я нашёл. Её полное название - 'Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами', Москва, 'Ладомир', 2004 год. Автор, Фарид Закария оказался главным редактором американского журнала 'Ньюсуик Интернэшнл'. Собственно, тоже журналист. Не думаю, что Никонов читал эту книгу в оригинале. Однако интереснее всего то, что ни строчки о третьем классе там не было. Цитирую соответствующее место дословно: 'По рассказам выживших в той катастрофе, на самом деле представители высших классов практически без исключения соблюдали правило 'сначала женщины и дети'. Об этом неопровержимо свидетельствует статистика. В первом классе были спасены все дети и почти все из 144 женщин'. Автор рассказывает, что в то время было неприлично не уступить место в шлюпке детям и женщинам. Не упоминая о втором и третьем классах, Закария переходит на другую тему, а именно начинает опровергать излюбленное положение Никонова о благородстве _н_ы_н_е_ш_н_и_х_ высших слоёв общества. : 'Мы освободили высшие классы от всякого чувства ответственности' (стр. 262 - 263).

  

   Какой, однако, кошмар! Феминистки вкупе с Камероном замахнулись на святая святых - богачей! Хотят профанировать светлый их образ в общественном сознании! Угомонитесь, Александр Петрович - этого не будет... Никто ваших не тронет.

   Неужто одного этого произведения А.Никонову было достаточно, чтобы уверовать в благородство обеспеченного сословия? А как же вся мировая история? А как же фраза 'Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие' (Лк., 18, 26). Но наш журналист предпочёл поверить Ф.Закарии, а не Евангелию... Решительно, если бы Закария не существовал, его бы следовало выдумать...

  

   Вот так, не иначе. Обратите внимание на красоту этой подтасовки - феминизм, как порождение БОГАТОГО общества, и идеология бедных. Обе теории, стало быть, возникли, чтобы уверить их апологетов, что они - нормальные успешные люди, не хуже других. Но вот что странно: если богатые столь благородны, то зачем же они, 'хозяева жизни... стремятся не допустить культурности и образованности', о чём пишет автор в начале книги? Почему же, владея огромными капиталами, собственными СМИ, влиянием в обществе, связями в высших эшелонах власти, и т.д., они не препятствуют распространению 'вируса' феминизма? Странная вещь! Семьи свои с 'Титаника' спасают, а общество в целом губят! Поддерживают, понимаешь, сначала Гитлера в надежде на крупные промышленные заказы, потом международное феминистское движение... Выпускают куклы, которые атрофируют у детей материнские инстинкты - причём и у детей собственных. Чудные они, эти богатые люди... И причуды у них какие-то странные...

   Да и с 'Титаником' вышла какая-то неувязочка. Почему же наши благородные богачи заперли трюмы с третьим классом? Почему именно богатые не были заинтересованы, чтобы в ходе следствия выяснилась истина. Второй помощник капитана "Титаника" Ч.Г. Лайтоллер 'был единственным старшим офицером, пережившим катастрофу, поэтому ...надеялись, что именно он многое сможет прояснить. Никто не понимал этого лучше чем сам Лайтоллер, представший перед виднейшими лондонскими юристами, знакомыми со всеми тонкостями "искусства допроса". При этом положение судоходной компании, интересы которой должен был защищать Лайтоллер, было незавидным. Требовал разъяснений целый ряд вопросов. И Лайтоллер отлично понимал, что дай он на них правдивые и исчерпывающие ответы, судоходная компания "Уайт стар лайн" окажется в затруднительном положении... Опасения офицера полностью подтвердились. Он боролся изо всех сил' (citato loco). Судя по всему, судоходную компанию интересовали какие-то другие вещи, а не выяснение истины... Интересно, какие же?

  

   Далее у Никонова читаем: 'Только благородство последних - богатых белых мужчин, позволило вчерашним аутсайдерам поднять голову...' (стр. 249). Вишь, оно как... Богатые настолько благородны, что _п_о_з_в_о_л_и_л_и_ развиться феминизму, попустили его, как Творец попускает существование зла в сотворённом Им мире. Это самое распространение феминизма, с точки зрения господина Никонова есть не только доказательство сугубого благородства западных гениев-олигархов. Видимо, здесь можно провести и чисто религиозные коннотации...

  

   Бедные плохие - учит нас автор - так как они бедные. Вот и приходится им изобретать специальную идеологию, чтобы чувствовать себя хорошими.

   Так вот: автор на этой теме в данной работе вообще-то не останавливается, но попробуем домыслить за него... Эта 'лестная для бедных' идеология - не что иное, как христианство. Оно, стало быть, идеология не духовной свободы, не способ постижения Бога и самого себя, не очищение души, не способ и метод возврата к прежнему состоянию человека в Эдеме, но вымученная, компенсаторная идеология перманентно 'обижаемых'. То есть бедные - они как бы уже априорно плохие. Как и их нативная идеология. Вот оно, настоящее зло! Вот она, социальная основа всех порочных общественных теорий. Типа, 'говённые интеллигенты' придумали, а подхватил всякий нищий сброд... А потом страдают 'хорошие парни', 'гении' из высших эшелонов власти...

  

   Было бы форменным безумием восставать против богатых в обществе - то есть против возможности и необходимости их существования. Но ещё большим безумием является возведение богатства в ранг высшей, почти религиозной ценности, по сравнению с которой все остальные - лишь компенсаторные ухищрения неудачников по внушению себе элементарного самоуважения.

   По сути дела, в своей книге, А.Никонов выстраивает определённую идеологическую систему: он возводит 'богатую и сытую жизнь' в культ, преподносит её как высшее достижение общественного развития. Именно с этой позиции и критикует он феминистские движения Запада.

  

   Но это не весьма последовательно. Богатство - не единственная причина возникновения рассматриваемого явления. Наш журналист прав: бедное общество не способно породить столь мощное идеологическое извращение, как феминизм. Однако богатство (и связанное с ним 'самоедство западного общества') является необходимой, но не достаточной к тому предпосылкой.

   'Религия богатой, сытой и спокойной жизни', сторонником которой является автор книги, не весьма подходящая платформа для критики феминизма, так как обе религии существуют в одном универсальном идеологическим пространстве, причём первая является одной из причин появления второй. Как можно критиковать явление, не затрагивая его причины?

   Безумием является возведение богатства в ранг высшей религиозной ценности. Это безумие приведёт общество не только к феминизму...

   Не говорю уже о том, что 'религия богатства' - по определению типично бабская религия. В эссе
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Игорь Лебедев о книге А. Никонова \"Конец феминизма\": чем журналист отличается от человека iconАлександр Никонов Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека
Феминизм – главная причина самых неотложных проблем, стоящих перед западными обществами

Игорь Лебедев о книге А. Никонова \"Конец феминизма\": чем журналист отличается от человека iconАлександр Петрович Никонов Конец феминизма. Чем женщина отличается...
Феминизм – главная причина самых неотложных проблем, стоящих перед западными обществами

Игорь Лебедев о книге А. Никонова \"Конец феминизма\": чем журналист отличается от человека iconА. Г. Лебедев // Леч врач. 2010. № С. 76-82
Лебедев, А. Г. К проблеме сроков и последовательности введения прикорма в национальной программе вскармливания детей первого года...

Игорь Лебедев о книге А. Никонова \"Конец феминизма\": чем журналист отличается от человека iconКнига, которую вы держите в руках, не исключение: она «произросла» из
Последующие произведения Александра Никонова, вошедшие в серию «Точка зрения», развивают обозначенные в этой удивительной книге направления...

Игорь Лебедев о книге А. Никонова \"Конец феминизма\": чем журналист отличается от человека iconЖурналист в роли переселенца
Но чем больше у человека информации, тем больше шансов найти выход из самой сложной жизненной ситуации. К примеру, в Липецке переселенцам...

Игорь Лебедев о книге А. Никонова \"Конец феминизма\": чем журналист отличается от человека iconПо состоянию на конец 2008 года общее количество владельцев акций...
В число акционеров (по состоянию на конец 2008г.), владеющих не менее чем 5% акций компании входят следующие российские юридические...

Игорь Лебедев о книге А. Никонова \"Конец феминизма\": чем журналист отличается от человека iconАлександр Петрович Никонов Сливки. Портреты выдающихся современников кисти А. Никонова
«Никонов А. П. Сливки. Портреты выдающихся современников кисти А. Никонова»: нц энас; Москва; 2004

Игорь Лебедев о книге А. Никонова \"Конец феминизма\": чем журналист отличается от человека icon«что такое домашняя студия, зачем она нужна, нужна ли она вам вообще,...
Прежде, чем вы начнете читать всю ту пургу, которую я намел, учтите следующие вещи

Игорь Лебедев о книге А. Никонова \"Конец феминизма\": чем журналист отличается от человека iconПрограмма работы кружка «Юный журналист»
Составитель программы: руководитель кружка «Юный журналист» Журавлинской школы учитель украинского языка и литературы Коперчак М....

Игорь Лебедев о книге А. Никонова \"Конец феминизма\": чем журналист отличается от человека iconКонец последнего раката Конец второго раката Конец первого раката
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница