Лекция первая




НазваниеЛекция первая
страница4/12
Дата публикации03.06.2013
Размер1.91 Mb.
ТипЛекция
vbibl.ru > Биология > Лекция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
^

ЛЕКЦИЯ ЧЕТВЕРТАЯ

Прага, 23 марта 1911 года


Вчерашнее обсуждение значения одного из органов, представляющих, так сказать, внутреннюю мировую систему человека, будет сегодня продолжено. Затем мы перейдем к описанию задач других органов и систем органов человека.

Вчера в связи с рассмотрением селезенки мне было сказано, что возникает противоречие в отношении описанной во время лекции столь важной функции этого органа. Такое - на самом деле кажущееся - противоречие будто бы появляется, если учесть, что извлечение, удаление селезенки из тела не лишает человека жизнеспособности.

Конечно, с точки зрения нашей современности, подобное возражение совершенно оправданно. Но эта современная точка зрения создает определенные трудности для честно ищущих людей, желающих подойти к духовнонаучному мировоззрению. Только в самых общих чертах могло быть сказано в первой открытой лекции22 о том, какие трудности приходится преодолевать нашим современникам, когда они встают на путь познания оккультных подоснов мира, особенно тем из них, кто благодаря научным методам выработал в себе добросовестность. В ходе этих лекций мы увидим, как преодолеваются такие возражения.

Но все же я хочу уже сегодня, забегая вперед, обратить ваше внимание на то, что возможность удаления селезенки из человеческого организма совершенно согласуется со сказанным вчера. Если вы хотите действительно подняться к духовнонаучным истинам, необходимо постепенно прийти к воззрению, что тот человеческий организм, который мы воспринимаем внешними чувствами, видим его как нечто вещественное, материальное, не есть еще весь человек. Но в основе физического организма лежат высшие, сверхчувственные организации: эфирное или жизненное тело, астральное тело и Я; физический организм является лишь внешним, физическим выражением соответствующих образований и процессов эфирного тела, астрального тела и Я.

Например, когда мы говорим в духовнонаучном смысле о селезенке, в сущности, имеется в виду не только то, что происходит в физической селезенке, - но происходящее в ней есть лишь физическое выражение соответствующих процессов в эфирном или астральном теле. И можно было бы сказать, что чем в большей степени какой-либо орган является непосредственным физическим выражением духовного, тем менее значима его физическая форма, то есть его физически-вещественная часть.

Возьмем маятник; его колебания являются лишь физическим выражением силы тяжести. Точно так же физический орган есть лишь физическое выражение действий сверхчувственных сил и форм. Но, конечно, существует различие между воздействием силы тяжести, которая проявляет себя в качаниях маятника, и воздействием эфирного и астрального тела на селезенку. Убрать маятник - и не будет больше объекта, в котором мог бы проявиться ритм, созданный силой тяжести. Таково положение вещей в неживой, неорганической природе, но относительно живого организма дело обстоит иначе. Если нет особых причин, о которых мы будем еще говорить, то с удалением физического органа вовсе не обязательно должны прекратиться и духовные воздействия высших организаций.

При изучении селезенки в человеческом организме предметом нашего рассмотрения, конечно, является физический орган, но, кроме этого, также и система действий сил (ein System von Kraftwirkungen), имеющих в селезенке лишь свое физическое проявление. Если данный орган удалить, то эти действия сил, однажды внедренные в организм, еще продолжают присутствовать, они не прекращаются. При известных обстоятельствах дело может даже обстоять так, что присутствие больного органа создаст большие препятствия для осуществления духовных действий, чем удаление последнего. Такой случай возможен, например, при тяжелом заболевании селезенки. Если есть возможность удалить нездоровый орган, то при некоторых условиях отсутствие этого органа создаст меньшие препятствия для разворачивания духовной деятельности, тогда как заболевший орган постоянно мешал бы духовным силам развивать свою деятельность.

Приведенное выше и подобные ему возражения делаются из недостаточно глубокого вникания в сущность духовнонаучного познания. Возражение это вполне понятно, но в то же время оно принадлежит к числу тех, которые исчезают сами собой, если вооружиться терпением и дать себе труд глубже проникнуть в суть дела.

Вы можете часто наблюдать такое явление: человек, обладающий определенными познаниями, почерпнутыми из воззрений сегодняшней материалистической науки, начиная изучать духовную науку, обнаруживает противоречие на противоречии и оказывается не в состоянии прийти к чему-то верному. И если человек скор на суждения, то он придет только к тому единственному заключению, что духовная наука - это нечто сумасбродное, не имеющее ничего общего с результатами внешней науки. Но тот, кто терпеливо и не жалея времени проникает в суть дела, поймет, что нет никакого, даже малейшего, противоречия между выводами духовной науки и данными, получаемыми внешней наукой. Трудность здесь заключается в том, что область антропософского или духовнонаучного познания так велика, что представлена может быть лишь та или иная его часть. И подходя к этим отдельным частям, люди легко могут почувствовать "противоречия", подобные описанному. Это не должно нас, однако, пугать, ведь иначе вовсе невозможно было бы начать вносить антропософское мировоззрение в современную культуру и современное познание.

Вчера я попытался рассказать вам о ритмизации, осуществляемой селезенкой в противовес неритмичному питанию человека. Я начал с ритмизации, так как из всех функций селезенки эта - наиболее легко понимаемая. Но, хотя понять ее и легко, она не самая важная и не главная. Ведь можно было бы сказать: "Ну хорошо, значит, если бы человек потрудился соблюдать правильный ритм своего питания, то деятельность селезенки с этой точки зрения становилась бы все более и более ненужной". Уже отсюда видно, что функция, о которой мы вчера говорили, является самой незначительной.

Намного важнее тот факт, что употребляемая нами пища представляет собой внешние вещества в том виде и в том составе, в каких они находятся в окружающем нас мире. Пока существует воззрение, что пища является мертвым веществом - или, в лучшем случае, содержит вид жизни, предполагаемой в растениях, - пока люди придерживаются такого взгляда как чего-то само собой разумеющегося, создается всеобщее впечатление, что будто бы мертвое вещество, принимаемое нами как пища, просто перерабатывается тем, что в широком смысле называют пищеварением. Ведь действительно, многие представляют себе это таким образом, что человек имеет дело с каким-то неопределенным веществом, служащим нам пищей и совершенно равнодушным по отношению к нам, которое только и ждет, чтобы мы его съели и переварили. Но это не так.

Питательные вещества вовсе не похожи на кирпичи, с которыми можно делать все что угодно, используя их как строительный материал при постройке здания. Кирпичи позволяют применять себя как угодно согласно плану архитектора, так как они представляют собой неподвижную в себе, безжизненную массу, по крайней мере, по отношению к строящемуся зданию. Но не таковы продукты питания по отношению к человеку.

Каждое вещество имеет известные внутренние силы, внутреннюю закономерность. Оно имеет внутреннюю активность, внутреннюю закономерность, и это - существенное качество любого вещества. Когда мы принимаем в себя внешние питательные вещества, хотим их, так сказать, присоединить к нашей внутренней активности, они не позволяют сделать это так просто, но стремятся сохранить свои собственные законы, свои ритмы и присущие им особые внутренние формы движений. И чтобы человеческий организм смог использовать данное вещество в своих целях, ему необходимо сначала уничтожить собственную активность этого вещества, он должен ее сперва погасить. Ему нужно не просто перерабатывать безразличный материал, но противодействовать собственной закономерности вещества.

В том, что вещества имеют присущую им закономерность, человек мог бы легко убедиться, к примеру, приняв в себя сильного яду, - тогда он сразу ощутил бы это. Он бы очень скоро заметил, что присущая яду закономерность начинает действовать и берет над ним верх. Яд имеет внутреннюю закономерность, благодаря которой становится возможным нанести ущерб организму.

Такая же закономерность есть у каждого вещества, употребляемого нами в пищу. Питательные вещества не есть нечто безразличное, но каждое из них проявляет себя согласно своей собственной природе, согласно своей сущности, каждое из них имеет свой собственный ритм. И этот ритм должен встретить противодействие со стороны человека. Таким образом, во внутренней организации не просто перераба тывается безразличный строительный материал, но там сперва должна быть побеждена собственная природа этого строительного материала.

Так что мы можем сказать: в органах, которые первыми встречают пищу, мы имеем орудие для противодействия тому, что является присущей питательным веществам жизнью, - здесь "жизнь" подразумевается в самом широком смысле. Не только неритмичное питание подлежит ритмизации, но также и содержащийся в самих питательных веществах ритм, не соответствующий ритму человека. Из органов, способствующих этому, селезенка является самым первым.

Но в этой ритмизации, в этом преобразовании и защите от внешнего ритма существенно участвуют и другие названные органы. Итак, в селезенке, печени и желчи мы имеем совместно действующую систему органов, предназначенную, главным образом, для защиты от собственной природы питательных веществ. Вся деятельность, протекающая в желудке, и даже обработка пищи еще до того, как она достигла желудка, далее то, что происходит благодаря выделению желчи, а также деятельность печени и селезенки - все это служит для отражения собственной природы питательных веществ.

Так, наша пища приходит в соответствие с внутренним ритмом человеческого организма лишь после того, как встречает противодействие этих органов. И лишь после того, как мы предоставили пищевые продукты деятельности селезенки, печени и желчи, преобразовали их, мы имеем в себе питательные вещества, способные поступить в систему, являющуюся носителем, орудием нашего Я, - в кровь.

Прежде чем какое-нибудь питательное вещество могло бы поступить в кровь, из него должны быть устранены все закономерности внешнего мира. Кровь - чтобы быть способной служить орудием Я - должна принять питательные вещества в той форме, которая соответствует собственной природе человеческого организма. Исходя из этого можно сказать, что селезенка, печень и желчь в их воздействии на желудок являются органами, которые приводят законы внешнего мира, откуда мы берем свою пищу, в соответствие с внутренней организацией, внутренним ритмом человека.

Однако человеческая природа во всей своей целостности, со всеми своими членами обращена ведь не только к своему внутреннему миру, но внутренняя природа человека должна находиться в постоянном общении, в непрерывном живом взаимодействии с окружающим миром. Это живое взаимодействие с внешним миром нарушается именно потому, что законам внешнего мира, с которыми мы сталкиваемся через продукты питания, противодействуют три системы органов - печень, желчь и селезенка. Благодаря им внешняя закономерность из пищи устраняется.

И если бы человеческий организм был предоставлен только этим органам, он полностью замкнулся бы от окружающего мира, он стал бы совершенно изолированным в себе существом. Поэтому необходимо также и нечто иное. Если, с одной стороны, человеку нужна система органов, преобразующая внешний мир сообразно его внутреннему миру, то, с другой стороны, ему необходимо иметь возможность, с орудием своего Я, непосредственно стать лицом к лицу с внешним миром, привести свой организм в непосредственное отношение к окружающему его миру, иначе человек был бы изолированным в самом себе существом.

Наряду с тем, что кровь входит с внешним миром в такое отношение, что она принимает от него лишь все лишенное собственной закономерности, кровь входит еще и в такое сообщение с внешним миром, что она может подойти к нему совершенно непосредственно. Это происходит, когда кровь, проходя через легкие, соприкасается с внешним воздухом. Благодаря кислороду она обновляется и формируется таким образом, что теперь ничто не может воздействовать на нее ослабляюще; кислород соответствует собственной природе и сущности крови.

Здесь мы стоим перед совершенно замечательным фактом: благороднейший из человеческих органов, кровь, орган нашего Я, предстает нам сущностью, получающей все свое питание заботливо отфильтрованным описанными ранее системами органов. Этим самым кровь приобретает способность целиком и полностью стать выражением внутренней организации и внутреннего ритма человека. Благодаря же тому, что кровь непосредственно соприкасается с теми веществами из внешнего мира, которые могут быть приняты со всей их внутренней закономерностью и активностью, не требующими непосредственного преодоления, - организация человека не является чем-то в себе замкнутым, но в полной мере общается с внешним миром.

Таким образом, в организме крови также и с этой точки зрения можно наблюдать нечто совершенно удивительное. В организме крови нам явлено действительное, истинное средство выражения человеческого Я, которое, с одной стороны, обращено к внешнему миру, а с другой, - к собственной внутренней жизни.

Как мы уже видели, человек своей нервной системой обращен к импрессиям окружающего мира и воспринимает его, так сказать, кружным путем, через нервы; но человек вступает еще и в непосредственную связь с внешним миром - через свою кровь, поскольку она принимает кислород из воздуха через легкие. Поэтому можно заключить, что в системе селезенки-печени-желчи (Milz-Leber-Gallesystem) и в легочной системе (Lungensystem) мы имеем две противоположно-действующие системы, которые как бы встречаются друг с другом в крови.

В человеческом организме внешний и внутренний мир встречаются друг с другом совершенно непосредственно в крови, поскольку она соприкасается как с внешним воздухом, так и с питательными веществами, лишенными собственной природы. В человеке, хотелось бы сказать, подобно положительному и отрицательному зарядам электричества, сталкиваются два мировых действия. И нам будет легко представить, где находится та система органов, которая предназначена и определена для того, чтобы предоставить себя воздействию этих двух систем мировых сил.

Кровь, проходя через сердце, проносит через него как преобразованные питательные соки, так и кислород, поступающий в кровь непосредственно извне. Таким образом, сердце - орган, где встречаются эти две системы, в которые вплетен человек и которые связывают его с двумя направлениями. Сердце устроено так, что с ним, с одной стороны, связан весь внутренний организм, а с другой, - через сердце человек непосредственно связан с ритмом, активностью внешнего мира.

Когда сталкиваются две подобные системы, то ведь может случиться, что при их взаимодействии возникнет непосредственная гармония. Можно было бы предположить, что эти две системы: система большого мира, воздействующая в нас благодаря проникновению кислорода и вообще воздуха, и система малого мира - наш собственный внутренний организм, преобразующий для нас питательные вещества, - создадут в крови, благодаря тому, что она протекает через сердце, гармоническое равновесие. Если бы это было так, то человек оказался бы сопряженным с двумя мирами, которые сами создавали бы его внутреннее равновесие.

Мы еще увидим в ходе этой лекции, что отношение мира к человеческому существу вовсе не таково. Напротив, дело обстоит так, что мир ведет себя как бы совершенно пассивно, посылая лишь свои силы и предоставляя человеку через собственную внутреннюю деятельность достигать равновесия между двумя системами, с действиями которых он сопряжен.

Мы будем все более и более учиться видеть существенную черту в том, что на долю человека всегда остается его внутренняя деятельность, что человеку - вплоть до его органов включительно - предоставляется самому создавать выравнивание, внутреннее равновесие. Поэтому в самом организме должны мы искать приведение в равновесие, гармонизацию этих двух мировых систем.

Надо отметить уже с самого начала: закономерность внешнего мира, прямо входящая в человека, и его собственная закономерность, в которую преобразованы законы окружающего мира, поступающие через пищу, сами по себе не порождают гармонизации обеих систем. Таковая должна произойти посредством особой системы органов. Человеку необходимо в себе самом осуществить гармонизацию, которая происходит не в сознательных процессах, но благодаря процессам, разыгрывающимся в организме совершенно бессознательно.

Такое равновесие между обеими системами достигается благодаря тому, что между системой селезенки-печени-желчи, с одной стороны, и легочной системой, - с другой стороны, между двумя этими системами, встречающимися друг с другом в крови, включена система, называемая нами системой почек (Nierensystem), которая имеет глубокую, внутреннюю связь с кровообращением.

Система почек, так сказать, приводит в гармонию внешние воздействия, приходящие из непосредственного соприкосновения крови с воздухом, с теми воздействиями, которые исходят от внутренних органов, перерабатывающих питательные вещества с целью устранить их собственную природу. Итак, в системе почек мы имеем уравновешивающую систему, благодаря которой организм в состоянии справляться с нарушениями, могущими возникнуть при негармоничном взаимодействии двух других систем.

Таким образом, с пищеварительным аппаратом - к нему необходимо причислить печень, желчь и селезенку - соотносится то, ради чего эти органы и развивают свою подготовительную деятельность: система крови. В то же время с системой крови соотносятся органы, через которые осуществляется противодействие односторонней изоляции и этим самым создается равновесие между внутренней системой и тем, что приходит извне.

Если мы поместим мысленно (далее мы убедимся, что это вполне оправданно) систему крови вместе с сердцем как ее средоточием - в центр организма, то система крови-сердца (Blut-Herzsystem) будет связана, с одной стороны, с системой печени-желчи-селезенки, а с другой - с системой легких, которая имеет свои особые отношения с сердцем. Между двумя последними системами находится система почек. Позднее мы увидим, насколько интересна взаимосвязь системы легких с системой почек.

Не будем пока вдаваться в подробности, а рассмотрим взаимоотношения в целом. Представим эти системы схематично (см. на рис. слева). Уже из схематичного рисунка видно, что внутренняя организация человека находится в известной взаимосвязи, и эта взаимосвязь представлена здесь так, что сердце с принадлежащей ему системой крови нам следует признать наиважнейшим органом.

Как я уже указывал - в дальнейшем мы рассмотрим подробнее, насколько это оправданно, - в оккультизме деятельность селезенки обозначается как сатурническая, деятельность печени приводится в соответствие с деятельностью Юпитера, и желчи - с деятельностью Марса. Из тех же оснований оккультное познание видит в сердце и в принадлежащей ему системе крови нечто, что в человеческом организме достойно имени "Солнца", нечто, что подобно Солнцу нашей планетной системы. Система легких, согласно тому же принципу, обозначается оккультистами как "Меркурий" и система почек - как "Венера".

Так, уже в названиях органов (хотя мы оставляем пока в стороне обоснованность этих названий) обрисована внутренняя мировая система. Мы дополним эту картину, изучив взаимодействие обеих систем органов, имеющих отношение к крови. И лишь рассмотрев взаимосвязи в духе изложенного, мы представим как нечто целостное то, что мы называем внутренним миром человека. В последующих лекциях будет показано, что оккультист действительно имеет основания представлять отношение Солнца к Меркурию и Венере как подобное тем взаимосвязям, которые существуют в человеческом организме между сердцем, легкими и почками.

Исходя из этого видно, что орудие нашего Я - система крови, ритм которой выражается в сердце, - во всем своем строении, в своей внутренней природе и в своей сущности образовано внутренней мировой системой человека, и эта система крови должна быть внедрена и в [макрокосмическую] всеобщую систему, чтобы иметь возможность жить так, как она живет. Система крови - я это часто упоминал - является физическим органом нашего Я.

Мы знаем, что наше Я, каким оно является, возможно лишь благодаря тому, что оно имеет своей основой физическое, эфирное и астральное тела. "Свободно парящее" человеческое Я совершенно немыслимо в таком мире, как наш. Человеческое Я предполагает как свою основу астральное, эфирное и физическое тела. Подобно тому, как Я в духовном отношении предполагает три названных члена, так и физический орган Я - система крови -также предполагает наличие физических проявлений астрального и эфирного тел. Система крови может развиваться лишь на основе чего-то иного.

Если растение развивается непосредственно на основе окружающей его неорганической природы, как бы поднимаясь, вырастая из нее, то для организма крови человека вовсе не достаточно иметь основой внешнюю природу как таковую, но этой внешней природе надлежит сначала претерпеть преобразование. Как физическому телу человека сначала должны предшествовать эфирное и астральное тела, так и все содержащееся в питательных веществах должно быть сперва преобразовано, чтобы могло служить орудием человеческому Я.

Хотя и можно было бы сказать, что физическое орудие Я, кровь, предоставлена внешнему воздействию через легкие, но ведь сами легкие являются органом физически-телесной организации, то есть не сам этот орган, а воздух, вдыхаемый через него, делает возможным воздействие внешнего ритма на кровь. Нужно различать между тем, что приближается к человеку в форме вдыхаемого им воздуха, который дает возможность непосредственно пронизывать систему крови внешним ритмом, и тем, что приближается к органу Я - к крови - не непосредственно, но, как это было уже описано, "кружным путем" - через душу. В этом случае человек воспринимает впечатления из внешнего мира через органы чувств (durch die Sinne), и органы чувств (Sinne) передают далее свои впечатления вплоть до "пластины" крови.

Поэтому можно сказать: человек сообщается с внешним миром не только вещественным образом - через вдыхаемый воздух, но он входит в соприкосновение с внешним миром также и через органы чувств, такое сообщение носит невещественный, нематериальный характер. Оно происходит в процессе восприятия, который развивает в себе душа, выступая навстречу окружающему миру. Здесь к дыхательному процессу присоединяется еще и некий высший процесс, имеющий нематериальный характер, некий духовный процесс дыхания (vergeistigter Atmungsprozess). Если при дыхательном процессе мы воспринимаем внешний мир физически, вещественно, то процесс восприятия (сейчас под "восприятием" я подразумеваю все, что человек перерабатывает при внешних впечатлениях), является духовным дыхательным процессом23, при котором человек также воспринимает что-то в свой организм. И тут встает вопрос: как взаимодействуют эти два процесса? Ибо в человеческом организме все находится во взаимодействии.

Сформулируем этот вопрос точнее, ибо самое существенное будет зависеть от правильной постановки вопроса, - этим самым мы позволим прийти ответу, который будет дан пока только гипотетически. Необходимо уяснить себе, что может возникнуть взаимодействие между тем, что действует через кровь, измененную благодаря протеканию всех внутренних органических процессов, и тем, чем становится кровь в результате осуществления внешних восприятий. Должно быть ясно, что здесь может возникнуть взаимодействие. Несмотря на то, что кровь так тщательно и многообразно фильтруется, несмотря на то, что так много делается для того, чтобы она стала столь удивительно организованным веществом и служила орудием нашего Я, кровь все же, тем не менее, является физическим веществом и как таковая принадлежит к физическому телу.

Какую огромную дистанцию мы наблюдаем между протекающими в человеческой крови физическими процессами и тем, что мы называем процессом восприятия, осуществляемым душой! Восприятия - неоспоримая реальность; ибо не умеет мыслить тот, кто вздумал бы отрицать - это было бы весьма странно, - что восприятия, понятия, идеи, чувства, волевые импульсы так же реальны, как и субстанция крови, нервов, печени, желчи и так далее.

Как связано между собой то и другое - об этом может возникнуть спор мировоззрений; они могут спорить между собой, являются ли мысли результатом деятельности нервов или чего-то еще. Пожалуй, здесь еще есть место для столкновения мировоззрений. Но никакого спора не может быть о том (так как это само собой разумеется), что жизнь наших чувств, мыслей, наша душевная внутренняя жизнь, все, что строится на основе внешних впечатлений и восприятий, есть самостоятельная реальность. Заметьте, я не говорю: обособленная реальность, но - самостоятельная, ибо ничто в мире не обособлено. Под "самостоятельной реальностью" подразумевается то, что можно наблюдать реально: мысли, чувства и т. д., так же, как и желудок, печень, желчь и селезенку.

Но нас может удивить нечто другое, если мы сопоставим эти две реальности: с одной стороны, такая тонко профильтрованная материя - кровь, и, с другой стороны, нечто такое, что на первый взгляд не имеет ничего общего с чем-либо физическим, а именно: содержание души, чувства, мысли и т. д. Рассмотрение этих двух видов реальности представляло для человека такие сложности, что относительно этого предмета исходя из различнейших мировоззрений были даны самые разнообразные ответы. Существуют мировоззрения, признающие непосредственное воздействие душевного, мыслительного на физическую материю, как если бы мысль могла непосредственно воздействовать на физическое вещество. Им противостоят другие, материалистические мировоззрения24, которые считают, что мысли, чувства и пр. просто вырабатываются при физических процессах. Спор обоих мировоззрений на протяжении долгого времени играл в мире большую роль, но для оккультистов этот спор - пустые слова. И когда в конце концов так и не справились с этим вопросом, в новое время появилось еще нечто иное под странным названием "психофизический параллелизм"25. Так как совершенно невозможно было разобраться, какое же из обоих мнений верно: то ли дух влияет на физические процессы, то ли физические процессы на дух, - то просто было решено, что есть два вида процессов, про-текающих-де параллельно.

Это представляли себе так: когда человек мыслит, чувствует и тому подобное, параллельно этому в его физических органах протекают совершенно определенные процессы. Таким образом, восприятие "я вижу красное" соответствовало бы какому-то материальному процессу в нервной системе. То, что мы ощущаем при виде красного, чувствуем ли мы радость или боль, - все это соответствует материальному процессу. Но здесь говорится лишь о простом "соответствии". Эта теория, на самом деле, устраняет все проблемы, просто исключая их решение. Все споры, возникшие в этом направлении, выявляют беспомощность психофизического параллелизма, так как пытаются разрешить вопросы на той почве, на которую последние вовсе не могут быть перенесены. Мы имеем дело с нематериальными процессами, наблюдая деятельность нашей внутренней душевной жизни, и с материальными - когда мы изучаем вещества даже с такой тонкой организацией, как кровь.

Если просто противопоставить эти две вещи - физическую и душевную деятельность - и попытаться размышляя выяснить, как они действуют друг на друга, то такое размышление не даст совершенно ничего. Размышляя, можно прийти только ко всевозможным произвольным выводам. Лишь тогда станет возможно сказать об этом вопросе что-то определенное, если мы действительно приобщимся к высшему познанию, которое не останавливается ни на физическом созерцании внешнего мира, ни на мышлении, связанном только с физическим миром. Мы должны найти форму познания, ведущую из физического мира в сверхфизический. Нам необходимо восходить, с одной стороны, из материального к сверхматериальному, сверхфизическому, но еще мы должны также и из душевной жизни, протекающей в физическом мире, восходить к сверхфизическому, к основам нашей душевной жизни. Ведь со всеми своими чувствами, со своей душевной жизнью мы живем в физическом мире. Итак, нам необходимо с двух сторон восходить в сверхфизический мир.

Для восхождения из материального в сверхфизический мир необходимы душевные упражнения, делающие для человека возможным созерцать находящееся за внешним чувственным миром, за вуалью, сотканной из наших чувственных впечатлений, о которой я уже говорил. Подобные чувственные впечатления мы получаем, наблюдая внешний человеческий организм, и даже при наблюдении самого тонкоорганизованного органа - крови - мы имеем дело с чем-то физически-чувственным. Необходимы душевные упражнения, чтобы повести человека в сверхчувственный мир26. Сначала он должен спуститься на одну ступень глубже, чем он стоял, когда мог воспринимать в себя душевные впечатления, спуститься под физический план. Тогда в подосновах физически-чувственного мира ему явится сверхчувственная часть человеческой организации - эфирное тело. Это эфирное тело - мы опишем его еще точнее с точки зрения оккультной физиологии - является сверхчувственной организацией, мыслимой нами сначала как просто сверхчувственная основная субстанция (ьbersinnliche Grundsubstanz), из которой вычленяется физический организм и отображением, оттиском которой он является. Кровь, само собой разумеется, также оттиск эфирного тела. Итак, отойдя на одну ступень за физически-чувственный организм, мы нашли сверхчувственный член - эфирное тело. Теперь спрашивается: можем ли мы подойти к этому сверхчувственному члену - к эфирному телу - также и с другой стороны, со стороны душевного, из наших ощущений, мыслей, чувств, которые мы создаем из впечатлений внешнего мира? И оказывается, что так же непосредственно, как мы подходим к нашей душевной жизни, к эфирному организму подойти мы не можем.

Но - и этим позвольте мне закончить сегодняшнее рассмотрение - душевная деятельность протекает так, что сначала мы получаем внешние впечатления; на чувства воздействует окружающий мир, затем мы перерабатываем внешние впечатления в душе; но нами делается еще нечто большее - мы как бы накапливаем эти полученные впечатления в нас самих.

Поразмышляйте-ка о таком простом проявлении памяти, как воспоминание. Вот вы вспоминаете о чем-то, о чем годы назад на основании внешних восприятий получили впечатления, составили себе представления. Вы сегодня вызываете их из глубин души, и у вас появляется воспоминание о чем-нибудь очень простом, например, о каком-то дереве или запахе. Из этого вы должны заключить, что в вашей душе накоплено что-то, оставшееся от внешних впечатлений.

Наблюдение над жизнью души, достигаемое только при выполнении душевных упражнений, показывает: имея душевную жизнь развитой настолько, что она в состоянии вызывать накопленные впечатления в качестве представлений памяти (Erinnerungsvorstellungen), - мы деятельны с нашими душевными переживаниями не только в Я. Сначала, выступая с нашим Я навстречу внешнему миру, мы воспринимаем из него впечатления и перерабатываем их в астральном теле. Если бы нами совершалось только это, то мы бы сразу же все забывали. Перерабатывая впечатления, мы работаем в астральном теле. Закрепляем же их в нас (так, что по прошествии времени - долгих лет или минут - они могут быть вновь вызваны) тем, что эти впечатления, полученные через Я и переработанные астральным телом, запечатлеваются нами в эфирном теле.

Таким образом, в качестве представлений памяти, в эфирном теле запечатлевается приобретенная нами в общении с внешним миром душевная деятельность. Если же мы имеем эту способность запечатлевать в эфирном теле представления, находящиеся ранее в нашей душе и становящиеся потом воспоминаниями, и если мы признаем, что эфирное тело есть ближайший сверхчувственный член нашего организма, то спрашивается: "Как происходит это запечатлевание? Каким образом человек вносит в эфирное тело то, что переработано астральным телом? Как последнее передается эфирному телу?"

Эта передача совершается весьма примечательным образом. Рассмотрим сначала - совершенно схематично - кругооборот крови во всем человеческом теле, не забывая, что кровь является внешним физическим выражением Я. Если провести исследование так, как если бы мы находились внутри эфирного тела, мы увидели бы как работает Я, общаясь с внешним миром, как оно воспринимает впечатления и уплотняет их в представления. И мы обнаружили бы также, что при этом наша кровь не только сама находится в деятельности, но, проходя по организму, она повсюду возбуждает эфирное тело; это происходит, главным образом, когда кровь следует по направлению вверх, менее - по направлению вниз. Везде в эфирном теле можно наблюдать возникающие потоки27, принимающие совершенно определенное направление. Сопутствуя крови, они идут от сердца к голове и там собираются. Они накапливаются приблизительно так же - если можно употребить такое внешнее сравнение, - как электрический заряд стремится к острию электрода, стремясь уравновесить разность потенциалов.

Наблюдая этот процесс оккультно, соответствующим образом подготовленной душой, можно увидеть, как в одной точке бывают сжаты под сильнейшим напряжением те эфирные силы, которые вызваны впечатлениями, стремящимися стать представлениями памяти (Gedдchtnisvorstellungen), представлениями, стремящимися запечатлеть себя в эфирное тело. По этим эфирным силам видно, что они хотят стать силами памяти (Gedдchtniskrдfte). Я хотел бы изобразить течение таких эфирных потоков к мозгу и их сжатие так, чтобы рисунок в какой-то степени представлял действительно происходящее. Мы обнаруживаем здесь сильное напряжение, которое накапливается в одном месте и как бы говорит: "Я хочу проникнуть в эфирное тело!" Этому головному эфирному потоку навстречу идут другие, исходящие, главным образом, от лимфатических сосудов. И собираются они так, что противостоят первому потоку.

Таким образом, при образовании представлений воспоминания в мозге действуют два противоположно направленных эфирных потока, которые концентрируются с мощной силой, приблизительно так же, как с большим напряжением накапливаются на своих полюсах положительные и отрицательные заряды, стремясь уравновесить друг друга. И уравновешивание обоих эфирных потоков действительно происходит, и когда оно совершается, представление становится представлением памяти и сливается с эфирным телом.

Подобные сверхчувственные реальности, сверхчувственные потоки человеческого организма создают себе также и физически-чувственный орган, в котором следует видеть внешнее проявление таких потоков. Так, орган, находящийся в средней части мозга, является физически-чувственным проявлением того, что стремится стать представлением памяти. Ему противостоит другой орган, являющийся выражением потоков эфирного тела, приходящих от нижних органов. Эти два органа в головном мозге - физически-чувственное проявление двух потоков эфирного тела и словно наивещественное подтверждение того, что подобные потоки эфирного тела существуют. Эти потоки как бы уплотняются с такой силой, что овладевают телесной материей и уплотняют ее в данные два органа. Вышеописанный процесс действительно выглядит так, что от одного органа к другому, излучаясь, перетекают световые потоки. Физический орган, стремящийся образовывать представления памяти, - шишковидная железа, а воспринимающий орган - мозговой придаток, гипофиз.

Так, в совершенно определенном месте физического организма налицо внешнее физическое проявление взаимодействия душевного с телесным!

Этим, пока только общим, изложением мы завершим сегодняшнее рассмотрение. Оно будет завтра продолжено и дополнено точными и доказательными сообщениями. Нам очень важно держаться мысли, что мы можем исследовать сверхчувственное, и затем спросить: действительно ли существует ожидаемое физическое проявление сверхчувственного? Мы видели, что оно существует. И так как здесь речь идет о вратах в сверхчувственное из чувственного, вы узнаете в дальнейшем, почему шишковидная железа и гипофиз являются в высшей степени непонятными для внешней науки и от последней вы сможете получить только лишь крайне неудовлетворительные и недостаточные сведения об этих органах.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Лекция первая iconЛекция первая
И перед этой пропастью между частными и общими истинами недостаточно подготовленных людей настигает обыкновенно недоверие

Лекция первая iconПервая лекция новое пришествие христа в эфирном
Через этот процесс человек продвигается вперёд в духовном познании, а также и в духовной жизни

Лекция первая iconПервая часть Собственно об образовании речи. Первая лекция Собственно об образовании речи
Это расчленение будет таковым: я дам пояснения об образовании речи и о драматическом искусство, а фрау Штайнер возьмет на себя ту...

Лекция первая iconЛекция первая
«я» человека. Мы последовательно рассмотрим эти изменения человеческих оболочек под влиянием эзотерической работы или же серьезного...

Лекция первая iconПервая лекция
Господин Доллингер: я хотел бы спросить, не может ли господин доктор снова рассказать о сотворении ми­ра и человека, так как тут...

Лекция первая iconЛекция первая
Нет, сегодня сказать что-то существенное о необходимостях времени могут лишь те, кто в состоянии увидеть, что именно в ходе этого...

Лекция первая iconЛекция первая
Сегодня я хотел бы опять говорить в связи с только что представленной сценой из первой части "Фауста", чтобы получить некое единство,...

Лекция первая iconЛекция первая
Поэтому — завтра и послезавтра вы увидите почему — я кладу сегодня в основу тот исторический обзор нового развития человечества,...

Лекция первая iconЛекция первая
В четырех лекциях, которые мне предстоит прочесть в ходе нашего Генерального собрания, я хотел бы поговорить с вами о связи человека...

Лекция первая iconЛекция №1. Введение. Элементы дифференциальной геометрии. 2
Лекция №5. Множества Жюлиа, множество Мандельброта и их компьютерное представление. 18

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница