Лекция первая




НазваниеЛекция первая
страница3/12
Дата публикации03.06.2013
Размер1.91 Mb.
ТипЛекция
vbibl.ru > Биология > Лекция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
^

ЛЕКЦИЯ ТРЕТЬЯ

Прага, 22 марта 1911 года


Первые три лекции, включая сегодняшнюю, направлены на то, чтобы лишь в общих чертах ориентировать нас в вопросах, касающихся жизнедеятельности и существа человека. Поэтому некоторые важные положения, данные в первых лекциях, остались бы несколько повисшими в воздухе, если бы за ними не последовало более точных объяснений. Будет лучше, если мы уясним себе сначала в общих чертах тот метод, которым надлежит оккультно изучать человека, чтобы потом в это наше рассмотрение, положения которого мы примем сперва гипотетически, включить то, что явится нам как его глубочайшее основание.

В конце вчерашней лекции я попытался рассказать вам немного о том, как при помощи известных духовных упражнений, посредством сильной концентрации мыслей и чувств возможно вызвать род состояния, отличный от обычного. Наше обычное состояние выражается в том, что в бодрственной жизни имеет место тесная связь между нервами и кровью. Выражаясь схематично, можно обобщить: все, происходящее через посредство нервов, запечатлевается в кровь, как в пластину для оттисков.

При помощи душевных упражнений человек достигает такого напряжения нервов, что их деятельность больше не простирается до крови, а оказывается как бы отброшенной обратно в нерв. Так как кровь является орудием Я, человек, посредством сильной концентрации чувств и мыслей освободивший свою нервную систему от крови, чувствует себя как бы отчужденным от своего собственного привычного существа, переживает себя как бы поднятым из него. Он чувствует себя как бы стоящим лицом к лицу со своим привычным существом и не может более сказать ему: "Это я", но может сказать лишь: "Это ты". Так он встречается с самим собой как с чужой, живущей в физическом мире личностью. Если попытаться войти в состояние такого человека, ставшего в известном смысле ясновидящим, то следовало бы описать его следующим образом: он ощущает себя так, как если бы некое высшее существо погрузилось в его душевную жизнь.

Такое чувство совершенно отлично от того, которое имеет человек, когда он в обычном состоянии стоит лицом к лицу с внешним миром. В обычной жизни он ощущает себя посторонним по отношению к вещам и существам окружающего мира - растениям, животным и т. д.; он чувствует себя существом, находящимся рядом с ними или вне них. Он знает абсолютно точно, видя перед собой цветок: "Цветок - там, а я - здесь".

Но происходит нечто совершенно иное, когда человек описанным способом поднимает себя из своего субъективного Я, когда, отделив свою нервную систему от системы крови, он восходит в духовный мир. Теперь он более не чувствует: "Передо мной чуждое мне существо, а здесь - я", но он ощущает себя так, как если бы другое существо проникло в него и он стал бы единым с ним. Можно сказать: тот, кто становится ясновидящим, при успешном наблюдении начинает знакомиться с духовным миром, с тем самым духовным миром, с которым он постоянно связан и который в обычной жизни приходит к нему окружным путем - посредством нервной системы через чувственные впечатления.

Итак, духовный мир, о котором мы, находясь в обычном состоянии, ничего не знаем, запечатлевает себя, как в восковую пластину, в нашу кровь, и, тем самым, в наше индивидуальное Я. Мы вправе сказать: в основе всего окружающего нас внешнего чувственного мира лежит духовный мир, который виден нам лишь словно сквозь вуаль, сотканную нашими чувственными впечатлениями. В состоянии обычного сознания мы не видим этого духовного мира, находящегося за вуалью, накинутой на него кругозором индивидуального Я. Но как только человек освобождается от Я, то погашаются также и обычные чувственные впечатления, он их тогда уже не имеет. Человек вживается в духовный мир, и это тот самый духовный мир, который, собственно, находится за чувственными впечатлениями; человек становится единым с ним, когда поднимает свою нервную систему из организма крови.

Во вчерашней лекции мы уже в какой-то мере проследили течение сознательной душевной жизни человека, проследили то, как внешний мир проникает извне в верхние части человеческого организма благодаря органам чувств и через нервы воздействует на кровь. И мы остановили внимание на том, что в чисто органической физической внутренней жизни человека можно увидеть как бы сжатый внешний мир, и, в частности, было указано, что он представлен в нашей печени, желчи и селезенке.

Вспомним, что кровь поднимается в верхнюю часть нашего организма, чтобы прийти там в соприкосновение с внешним миром, поскольку на головной мозг действуют внешние чувственные впечатления. Она проходит также по телу, вступая в отношения с внутренними органами, из которых нами были рассмотрены пока печень, желчь и селезенка.

В нижней части организма кровь не соприкасается с внешним миром, так как эти органы не раскрываются наружу, подобно органам чувств, но замкнуты в организме и укрыты со всех сторон так, что развивают лишь внутреннюю жизнь. Печень, желчь и селезенка действуют на кровь только в соответствии со своей собственной природой. Все эти органы не получают внешних впечатлений подобно глазу или уху и поэтому не могут передать крови воздействий, идущих извне, но в своем воздействии на кровь способны выражать лишь свою собственную природу.

Наблюдение внутреннего мира человека, в котором как бы спрессован внешний мир, показывает, что здесь на человеческую кровь воздействует внешний мир, ставший внутренним. Если снова изобразить это схематически, то "пластину" крови представим наклонной AB (см. рис.). Тогда верхними стрелками мы нарисуем все, воздействующее на кровь извне, а нижними - то, что воздействует изнутри.

Или, подойдя к делу не так схематично, скажем: рассматривая, как кровь, проходя через голову, получает воздействия извне через органы чувств, мы ясно видим, что мозг действует на кровь так же преобразую-ще, как и внутренние органы. Эти три органа - печень, желчь и селезенка - действуют на кровь изнутри, что и показано нами на рисунке. Таким образом, кровь может получать как бы излучения, воздействия от внутренних органов, и, будучи "орудием" Я, выражать в Я внутреннюю жизнь органов - так же, как окружающий нас мир выражается в жизни нашего головного мозга.

Теперь обязательно нужно уяснить себе, что необходимо присутствие еще чего-то такого, что сделало бы возможным воздействие этих органов на кровь. Вспомним, было сказано, что только благодаря взаимодействию нервов с потоком крови внешние впечатления получают возможность, так сказать, вписываться в кровь. Чтобы осуществилось воздействие на кровь и со стороны внутренних органов, то есть чтобы "внутренняя мировая система" могла воздействовать на кровь, между этими органами и кровью должно быть включено нечто подобное нервной системе. Внутренний мир сначала должен иметь возможность воздействовать на нервную систему, чтобы через ее посредство перенести свое воздействие на кровь.

Как мы видим, уже из сравнительного рассмотрения нижней и верхней частей организма с необходимостью следует предположение, что между нашими внутренними органами и кровообращением должно быть включено нечто, по своей функции аналогичное нервной системе. Обратимся к внешнему наблюдению, и оно нам скажет, что, действительно, в эти органы включено то, что мы называем симпатической нервной системой10. Простираясь по всему телу, она выполняет такую же задачу по отношению к внутреннему миру и кровообращению, какую выполняет нервная система головного и спинного мозга (Gehirn-Rьckenmark-Ner-vensystem) (Рудольф Штайнер в этом цикле очень редко использовал термин "центральная нервная система", чаще всего она называлась им "нервная система головного и спинного мозга" (Gehirn-Rьckenmark-Nervensystem) или "спинномозговая нервная система" (Rьckenmark-Nervensystem). - Прим. перев.) по отношению к внешнему миру и кровообращению, находясь между ними. Симпатическая нервная система проходит сначала вдоль позвоночника и, отходя от него, пронизывает самые отдаленные друг от друга части организма, она ветвится, распространяясь сетеобразно, особенно в полости живота, где одна из ее частей известна под популярным названием "солнечного сплетения"11. Мы вправе предположить, что симпатическая нервная система совершенно отлична от другой, спинномозговой нервной системы.

Интересно выяснить (если даже это ничего не доказывает), каковы были бы различия в устройстве спинномозговой и симпатической нервных систем, если бы положения, принятые нами гипотетически, оказались верны? Вы могли бы согласиться со следующим: если спинномозговая нервная система раскрывается вовне, в окружающее пространство, то симпатическая нервная система должна быть обращена к тому, что сжато во внутреннюю организацию. То есть если наше предположение верно, то симпатическая нервная система относится к спинномозговой нервной системе приблизительно так же, как соотносятся радиусы круга, расходящиеся от центра к периферии (см. рис., а), с линиями, продолжающими эти радиусы далее за пределы круга (см. рис., Ь).

Итак, в известном смысле, должна существовать противоположность между двумя нервными системами. И таковая действительно существует. Здесь мы видим, насколько важно было бы доказать: если наше предположение правильно, то и внешнее наблюдение каким-то образом подтвердит его. И выясняется, что оно в самом деле его подтверждает.

В то время как нервные узлы симпатической нервной системы в основном сильно развиты, а лучеобразно расходящиеся от них волокна относительно тонки и значительно уступают нервным узлам, в центральной нервной системе наблюдается противоположная картина. Тут значительная роль принадлежит нервным волокнам, нервные же узлы имеют только второстепенное значение. Так принятое нами предположение действительно подтверждается внешним наблюдением.

Если симпатическая нервная система имеет на самом деле ту задачу, которую она должна выполнять согласно нашему предположению, тогда внутренняя жизнь организма, выражающаяся в питании и согревании организма (Durchnдhrung und Durchwдrmung des Organismus), как бы вливается в симпатическую нервную систему и последняя должна была бы эту вливающуюся в нее внутреннюю жизнь переносить на пластину крови, точно так же, как внешние впечатления переносятся на кровь через нервную систему головного и спинного мозга.

Итак, наше индивидуальное Я воспринимает через кровь - как через свое орудие (посредством симпатической нервной системы) впечатления внутренней жизни нашего собственного тела. Но так как эти внутренние органы, как и вообще все физическое, построены из духа, мы принимаем в наше [бодрствен-ное] Я обходным путем, через симпатическую нервную систему, то, что из духовного мира было сжато в органы и стало внутренним миром человека.

Как видите, двойственность человека, с рассмотрения которой мы начали наше исследование, выражена здесь еще более четко. Один раз мир предстает перед нами действующим снаружи, другой раз - действующим внутри. В первом случае орудием его воздействия является центральная нервная система, во втором - симпатическая. В центре же, между внешним и внутренним миром поставлена наша система крови, которая, подобно восковой пластине, дает запечатлевать на обеих своих сторонах воздействия - то извне, то изнутри.

Как было вчера изложено и повторено сегодня ради большей ясности, человек в состоянии, так сказать, освободить свои нервы от передачи воздействия внешнего мира на кровь, поскольку они, нервы, связывают с чувственным миром. Теперь поставим вопрос, возможно ли нечто подобное и в противоположном направлении? И мы узнаем в дальнейшем, что на самом деле существуют такие душевные упражнения, которые делают возможным и в ином направлении то воздействие, о котором мы говорили вчера. Но все же есть известное различие.

Если посредством концентрации мысли и чувств и оккультных упражнений можно отдалить от крови нервы головного и спинного мозга, то посредством концентраций, которые как бы вводят во внутреннюю жизнь, во внутренний мир (это главным образом концентрации, которые можно обобщить под названием "мистическая жизнь"), человек проникает так глубоко в себя, что он, безусловно, ни в коем случае не может игнорировать свое Я, а значит, и кровь, как его орудие.

Как мы уже знаем, при мистическом погружении12 (позднее о нем будет говориться подробнее) человек как бы окунается в свое собственное божественное существо, в свою собственную духовность. Это мистическое погружение является не подъемом из своего собственного Я, а, напротив, погружением себя в Я, укреплением и усилением Я-ощущения.

В этом мы можем убедиться, если (отбросив все, что говорят мистики нашего времени) обратимся к мистикам ранних времен, которые, независимо от того, стояли они на более или менее религиозной почве, стремились прежде всего проникнуть в свое собственное Я и отворачивались от всего, что может дать внешний мир, с целью освободиться от всех внешних впечатлений и полностью погрузиться в самих себя.

Внутреннее погружение в свое собственное Я является прежде всего концентрацией всей силы и энергии Я вовнутрь собственного организма. Это влияет далее на всю человеческую организацию. Подобное внутреннее погружение, которое есть, собственно, так называемый "мистический путь", таково (в противоположность другому пути), что при его выполнении орудие Я - кровь - не отстраняется от нерва, а прямо-таки подталкивается к нерву, к симпатической нервной системе.

Итак, если мы устраняем связь нерва с кровью описанным вчера способом, то в мистическом погружении, наоборот, их связь укрепляется. Вот физиологическая картина этого: при мистическом погружении кровь подступает ближе к симпатической нервной системе, в то время как при других душевных упражнениях кровь отступает от нерва. Таким образом, в мистическом погружении происходит как бы запечат-левание крови в симпатическую нервную систему.

Заметьте, мы пока оставили в стороне от рассмотрения тот факт, что человек, входя при мистическом погружении в свое внутреннее существо - не освобождаясь от своего Я, но, напротив, глубже проникая внутрь себя, - при этом берет с собой все свои далеко не лучшие качества. Когда человек погружается внутрь себя, то поначалу он не отдает себе отчета в том, что запечатлевает в своем внутреннем существе также все свои не самые лучшие качества; другими словами, все содержащееся в страстной крови вписывается в симпатическую нервную систему13.

Но мы пока не будем рассматривать такой случай и предположим, что мистик еще задолго до такого погружения позаботился о том, чтобы все эти нежелательные свойства исчезли и чтобы вместо эгоистических качеств появились самоотверженные, альтруистические чувства. Он подготовил себя тем, что старался развивать чувство сострадания ко всем существам, для того, чтобы парализовать эгоцентрические качества, которые сфокусированы только на человеческом "я", самоотверженным сопереживанием всему живущему. Предположим, человек достаточно тщательно подготовился для такого погружения. Тогда он вносит свое Я посредством его органа - крови - в свой внутренний мир. Далее происходит то, что эта внутренняя нервная система - симпатическая нервная система, о которой он, находясь в обычном сознании, естественно, ничего не знает, - входит в его Я-сознание и у него появляется знание: "Ты имеешь в себе нечто, что может служить тебе посредником с внутренним миром, нечто аналогичное твоей центральной нервной системе, которая служит посредником с внешним миром".

Человек открывает для себя свою симпатическую нервную систему14 и обнаруживает также, что если благодаря центральной нервной системе он может познавать внешний мир, то сейчас у него открывается такая же возможность и по отношению к внутреннему миру. Однако, подобно тому, как получая внешние впечатления, мы не видим самих нервов, но благодаря зрительным нервам внешний мир проникает в наше сознание, так и при мистическом погружении нервы симпатической нервной системы не проникают в сознание.

Человек обнаруживает, что внутри себя имеет инструмент, посредством которого он может взирать на свой внутренний мир. Появляется нечто совсем новое: перед обращенной вовнутрь познавательной способностью, ставшей ясновидческой, простирается внутренний мир. Когда наш взор, направленный вовне, открывает нам внешний мир, то при этом нервы вовсе не осознаются нами. Также и в этом случае: мы осознаем не симпатическую нервную систему, а появившийся перед нами внутренний мир. Необходимо лишь понять, что этот внутренний мир есть, в сущности, мы сами, наш физический организм.

Быть может, говорить здесь об этом излишне, но я все же хочу отметить, что у хотя бы чуточку материалистического мыслителя возникло бы чувство отвращения при мысли, что он рассматривает свой собственный организм изнутри, и он, наверное, подумал бы: "Но я же увижу нечто подобное, если смогу ясновидче-ски через симпатическую нервную систему смотреть на свою печень, желчь и селезенку!" Я не думаю, что у кого-нибудь из слушателей могла появиться подобная мысль, но все же кто-то мог бы так подумать. Однако дело обстоит иначе, ведь при таком возражении не было бы учтено, что человек в обычной жизни, физически может видеть свои органы так же, как и другие внешние предметы. Знакомясь с печенью, желчью, селезенкой и т. д. с помощью анатомии, обычной физиологии, при вскрытии вы, разумеется, видите эти органы посредством органов чувств, посредством нервной системы головного и спинного мозга точно так же, как и любые другие предметы внешнего мира.

В совершенно ином положении находится человек, который, используя свою симпатическую нервную систему, становится ясновидящим по отношению к своему внутреннему существу. Тогда перед ним предстает вовсе не то же самое, что представляется физическому взгляду извне. Но он видит то, что побуждало ясновидящих всех времен выбирать такие странные названия для этих органов, которые я привел во второй лекции. И такой человек убедится, что в действительности при внешнем рассмотрении этих органов посредством нервной системы головного и спинного мозга они, в своем внешнем облике, являются нам не в их внутреннем, сущностном значении, а во внешней иллюзии, как Майя.

Человеку предстанет нечто совершенно другое, если он сможет ясновидчески заглянуть в свой внутренний мир взглядом, обращенным вовнутрь. И для него постепенно станет ясно, почему ясновидящие всех времен видели некую связь органов с действиями планет. Как мы уже говорили вчера, деятельность селезенки связывалась с именем Сатурна, печени - с именем Юпитера и деятельность желчи - с Марсом. Ибо то, что можно увидеть в своем внутреннем мире, коренным образом отлично от того, что представляется внешнему взгляду. Тогда человек сознает, что он действительно имеет перед собой сжатые, уплотненные части внешнего мира, заключенные в границах его внутренних органов.

Рассмотрим для начала то, что послужит нам примером. Таким способом познания, выводящим нас из привычных воззрений, мы сможем убедиться, каким чрезвычайно важным органом является человеческая селезенка. Этот орган представляется духовному наблюдению таким, как если бы он состоял не из внешнего вещества, не из телесной материи, но - если позволить себе такое выражение, хотя оно только приблизительно может выразить наблюдаемое - селезенка на самом деле представляется как некое светящееся космическое тело в миниатюре, с многообразной, весьма сложной внутренней жизнью.

Я вчера уже обратил ваше внимание на то, что селезенка, наблюдаемая внешне, была описана как ткань, обильно наполненная кровью с включенными в нее крошечными белыми тельцами. Исходя из внешнего физиологического наблюдения, можно сказать, что кровь, проходящая через селезенку, процеживается через нее, как сквозь сито.

Оккультному же наблюдению селезенка представляется как орган, который посредством разнообразнейших внутренних сил приводится в постоянное ритмическое движение. Уже на примере этого органа мы убедимся, какое огромнейшее значение, в сущности говоря, имеет в мире ритм. Мы получим некоторое представление о его значении во всеобщей жизни мира, если в пульсации крови вновь обнаружим внешний ритм космоса15. Можно достаточно точно проследить также и внешним образом ритмы в органах, например в селезенке. Ясновидческому взгляду, обращенному вовнутрь, при созерцании органов в селезенке открываются различные потоки (die Differenzierungen), как в неком световом образовании (Lichtkцrper); они приводят жизнь селезенки в определенный ритм. Этот ритм значительнейшим образом отличается от других обнаруживаемых нами ритмов.

Интересно, что ритм селезенки отличается от любого другого ритма, а именно: он гораздо менее регулярен, чем другие ритмы. Почему? По той причине, что селезенка известным образом связана с аппаратом питания (Ernдhrungsapparat) и входит в некоторые отношения с ним. Вышесказанное сразу станет ясным, если представить, каким удивительно регулярным должен быть ритм крови в человеке для поддержания правильного течения жизни. Он должен быть очень регулярным.

Но есть другой ритм, который регулярен в очень малой степени, хотя было бы желательно, чтобы благодаря самовоспитанию он становился все более и более регулярным, особенно в детском возрасте. Это ритм, в котором мы питаемся, ритм еды и питья. Человек, ведущий, хотя бы в некоторой степени, упорядоченную жизнь, уже соблюдает определенный ритм. Он завтракает, обедает и ужинает в одно и то же время - и так сохраняет какой-то ритм. Как, в сущности, вообще обстоит дело с ритмом? Во многих отношениях - как это печально известно - этот ритм нарушается из-за того, что многие родители потакают своим детям. Они просто дают ребенку есть, как только тот пожелает, тем самым игнорируя всякую регулярность. Да и нельзя сказать, что сами взрослые очень уж придерживаются ритмичности в отношении еды и питья. Только не следует относиться к этому педантично и морализировать по этому поводу - ведь современная жизнь не всегда позволяет соблюдать ритм. Нерегулярное принятие пищи и особенно жидкости - вещи достаточно известные и здесь о них говорится не для осуждения, но лишь чтобы упомянуть об этом. Однако наше недостаточно ритмичное питание должно постепенно ритмизироваться так, чтобы оно могло быть включено в регулярный ритм организма; оно должно быть преобразовано так, чтобы, по крайней мере, были устранены самые грубые нарушения регулярности ритма, связанные с приемом пищи.

Предположим, некто, в силу своей профессии, вынужден завтракать в восемь часов утра и обедать в час или в два часа пополудни и такой распорядок дня стал для него уже привычным. Далее, допустим, он зашел к своему хорошему другу и тот оказал ему любезность - что само по себе, конечно, выше всяческих похвал, - предложив подкрепиться в промежутке между завтраком и обедом. Тем самым этот человек существенно нарушил свой привычный ритм принятия пищи и оказал на ритм своего организма совершенно определенное воздействие.

Но в организме должно присутствовать нечто такое, что соответствующим образом усиливало бы все находящееся в регулярном ритме и ослабляло бы действие неритмичных процессов. Самые грубые нарушения регулярности должны быть выровнены. Для этого на пути перехода питательных веществ в систему крови необходимо присутствие некоего органа, который уравновешивал бы нарушения регулярности ритма питания, приводя его в соответствие с необходимой регулярностью ритма крови. И этот орган - селезенка.

Таким образом, наблюдая совершенно определенные ритмические процессы, описываемые здесь, мы можем составить себе понятие о том, что селезенка является своего рода трансформатором, выравнивающим нерегулярности пищеварительного канала так, чтобы они были преобразованы в регулярность циркуляции крови. Ведь иначе дело приняло бы роковой оборот, если бы нарушения ритмичности в принятии пищи (особенно в студенческие годы, как, впрочем, и в другие периоды жизни) продолжали бы свое действие также и в крови. И здесь очень многое подлежит сбалансированию; крови должно быть передано столько, сколько пойдет ей на пользу. Эту функцию выполняет включенный в поток крови орган селезенки. Излучая свое ритмизирующее воздействие на весь человеческий организм, он осуществляет вышеописанную задачу.

Почерпнутое нами из ясновидческого наблюдения, а именно, тот факт, что селезенка поддерживает известный ритм, может быть подтверждено также и внешним наблюдением. Было бы исключительно трудно выявить задачу селезенки одним только обычным физиологическим исследованием, но, исходя уже из внешнего наблюдения, можно установить, что селезенка в течение определенного времени после обильного приема пищи набухает и, если не последует нового приема пищи, то через некоторое время она вновь сокращается. Благодаря растяжению и сокращению этого органа нерегулярность приема пищи выравнивается, приходя в соответствие с ритмом крови.

Если вы сознаете, что человеческий организм - не просто сумма органов, как это часто описывается, но что все органы посылают свои скрытые воздействия во все части организма, то вы сможете себе представить, что ритмическая деятельность селезенки находится в зависимости от внешнего мира, а именно - от принятия пищи, и ее ритмические движения излучаются в весь организм и действуют в нем регулирующим образом. Это только одна сторона деятельности селезенки, ибо невозможно сразу охватить все ее функции.

Чрезвычайно интересно было бы посмотреть, подтвердила бы подобные утверждения внешняя физиология16, если бы сказанное здесь было воспринято, хотелось бы сказать, как "подброшенная идея" (ведь не могут же все сразу стать ясновидящими!) и если бы люди сперва сказали себе: "Представлю-ка себе на минутку, что оккультисты говорят не совсем уж абсолютную чушь, и я не буду ни верить в это, ни отрицать, но оставлю вопрос открытым и посмотрю, будет ли что-то доказано внешней физиологией". Тогда можно было бы провести физиологические исследования, которые доказали бы данные, полученные ясновидче-ским наблюдением. Одно из подобных доказательств мы уже привели, описав растяжение и сокращение селезенки. Растяжение, наступающее после обильной еды говорит о ее зависимости от приема пищи.

Так, в селезенке мы обнаружили орган, который зависит, с одной стороны, от человеческого произвола, с другой же стороны, устраняет нерегулярности этого произвола, парализует их, то есть преобразовывает их в соответствии с ритмом крови, и лишь благодаря этому физическая часть человека может, так сказать, быть сформирована сообразно со своим существом.

Ибо для того, чтобы человек мог быть сформирован сообразно своему существу, особенно важно, чтобы именно кровь - центральный орган его существа - могла действовать правильным образом, в своем собственном ритме. Человек, поскольку он - носитель своего кровообращения, должен быть замкнут в себе, изолирован от нарушений регулярности ритма, приходящих из внешнего мира и воздействующих на него; одним из таких нарушений, является, например, совершенно неритмичное принятие пищи.

Итак, имеет место изоляция, независимость существа человека от окружающего мира. Любая подобная индивидуализация какого-либо существа, становление его самостоятельным называется в оккультизме "сатурническим процессом", то есть совершающимся под воздействием Сатурна. Вычленение, рождение отдельного существа из всеохватывающего всеобщего мирового организма, его индивидуализация, изоляция, благодаря чему оно, это отдельное существо, может уже в себе самом развертывать, развивать свой собственный, особый ритм, - вот первоначальная идея, сущность сатурнического влияния.

Сейчас я хочу пока оставить в стороне то, что сегодняшняя астрономия считает принадлежащими к нашей Солнечной системе такие планеты, как Уран и Нептун, находящиеся за пределами орбиты Сатурна. Для оккультистов сатурническими силами являются все те силы, которые отделяют, обособляют, изолируют и индивидуализируют нашу Солнечную систему от остального мира. Все эти силы представлены в той планете, которая является самой удаленной, самой внешней из всех планет нашей Солнечной системы17.

Представив себе Вселенную, можно сказать: находясь в пределах орбиты Сатурна, Солнечная система в состоянии следовать своим собственным законам и быть независимой, вычленяясь из окружающего мира, из его формирующих сил. На этом основании оккульти сты всех времен видели в сатурнических силах то, что замыкает Солнечную систему в самой себе, что делает для нее возможным развивать свой собственный ритм, отличающийся от ритма, царящего за ее пределами.

Нечто подобное мы встречаем в организме человека в образе селезенки. Правда, что касается нашего организма, здесь речь идет об обособлении не от всего внешнего мира, а только от того окружающего мира, который содержит для него пищу. Селезенка является органом, обрабатывающим все притекающее в организм извне, - подобно тому, как и все находящееся в пределах орбиты Сатурна обрабатывается сатурническими силами, то есть происходит преобразование внешних ритмов в соответствии с ритмом и закономерностью человека. Благодаря деятельности селезенки наше кровообращение изолируется от всех внешних воздействий, становится замкнутой в себе системой, имеющей свою закономерность, свой собственный ритм.

Теперь мы подходим уже ближе к основаниям, которые явились определяющими в оккультизме для выбора названий планет применительно к органам. В оккультных школах эти названия первоначально применялись не только к отдельным, физически видимым планетам. Именем "Сатурн", например, называлось, как уже сказано, все то, что содействует обособлению чего-либо из совокупной всеобщности и замыканию в систему, имеющую в самой себе собственную ритмичность.

Образование замкнутой системы и ее формирование сообразно своему собственному ритму приносит известный ущерб всеобщему мировому развитию, и это всегда немного огорчало оккультистов. Это хорошо понятно, ведь и в малом, и в большом мире все действия связаны друг с другом. Все взаимосвязано. И если что-либо - будь это Солнечная система, или система крови человека - вычленяется из окружающего мира и следует своей собственной закономерности, то такое отделение означает, что подобная система нарушает законы окружающего мира, разрушает их. Подобная система становится самостоятельной по отношению к внешнему миру и создает себе свои собственные законы и собственный ритм, противоречащие законам и ритму окружающего мира.

И мы еще узнаем, что так же обстоит дело и с физическим существом человека. Хотя, после полного изложения сегодняшней лекции, нам станет ясно, какое это благо для человека - поддержание внутреннего ритма, созданного благодаря сатурническому влиянию селезенки. Но мы также увидим, что любое существо, будь то планета, или человек, замыкаясь в себе самом, приводит себя в противоречие с окружающим миром. Создается противоречие между тем, что вокруг нас, и тем, что внутри нас; однажды возникнув, оно не может быть погашено прежде, чем созданный внутри ритм будет вновь приведен в полное соответствие с внешним ритмом

Мы еще рассмотрим, как это применимо также к физическому человеку, ибо только что сказанное может выглядеть так, что будто бы человек должен привести себя в соответствие с нерегулярными внешними ритмами. Но мы увидим, что дело обстоит иначе. Внутренний ритм, создав себя, должен стремиться к тому, чтобы вновь быть сформированным сообразно всему внешнему миру, то есть погасить себя (sich selbst aufzuheben).

Итак, это означает: "Существо, возникающее в недрах мира и работающее самостоятельно, должно иметь стремление вновь соответствовать внешнему миру и стать по отношению к нему таким, каким этот мир является". Другими словами: "все, становящееся самостоятельным благодаря сатурническому воздействию, предопределено к тому, чтобы вновь себя разрушить". Миф говорит об этом в образах: "Сатурн - или Кронос - пожирает своих собственных детей".

Здесь вы видите глубокое созвучие, которое царит между оккультной идеей и мифом, выражающим то же самое в образе, в символе: "Кронос пожирает своих собственных детей". Человек, все более и более давая воздействовать на себя подобным вещам, выработает в себе тонкое чувство по отношению к упомянутому образу мыслей и через некоторое время не сможет больше сказать с такой легкостью, как это делается подчас в печати: "Ну вот, некоторые фантазеры воображают, будто в древних мифах и сказаниях образно запечатлена глубокая мудрость". А когда человек встречает подобное мнение один раз, другой и т. д. в литературе, публикующей чисто внешние рассмотрения, то он, конечно же, будет отрицать, что в мифах и сказаниях содержится более глубокая мудрость, чем во внешней науке18.

Но тот, кто глубже вникает в суть дела, найдет оправданным, что мифы и сказания действительно приводят ближе к истинной сущности мира и строе ния органов, чем это в состоянии сделать способ наблюдения внешней науки. Кто снова и снова дает действовать на себя этим образам, разбросанным в чудесных мифах и сказаниях по всему земному шару, тот, подойдя к ним с любовью, сможет найти в народном чувствовании, в народном мышлении, в образных представлениях человечества глубочайшую мудрость. И тогда станет понятным, почему некоторые оккультисты говорят, что только тот действительно понимает мифы и сказания, кто проникает через них в оккультную физиологию человека. В мифах и сказаниях содержится истинной мудрости о человеческом существе, истинной физиологии больше, чем в состоянии охватить внешняя наука.

Постигнув однажды, сколько физиологии в таких, к примеру, именах как Каин и Авель19, а также в именах их потомков - ведь эти древние имена возникли в те времена, когда в именах еще запечатлевали глубокий внутренний смысл, - люди проникнутся величайшим уважением, величайшим благоговением ко всему тому, что в течение исторического развития было создано мудрейшими из людей для того, чтобы человеческие души, пока прозрение в духовные миры для них невозможно, могли с помощью образов переживать свою связь с духовными мирами. Тогда будет основательно изгнано высокомерие, выраженное в словах, играющих в наше время слишком большую роль: "Каких чудесных достижений мы достигли!"20, что означает: "Как удачно мы избавились от образов, содержащих древнюю человеческую мудрость!".

Эти образы оказываются полностью отброшенными, если человек не вживается любовно в различные эпохи человеческого развития. Ясновидящий с открытым внутренним оком изучает внутреннюю природу человеческих органов, и она же выражается в образах и являет ему тот факт, что в мифах и сказаниях содержится как бы происхождение человека. Ясновидя щий видит в мифах и сказаниях изображенный в них удивительный процесс сжатия миров в человеческие органы. Он видит, как в течение бесконечно долгого времени выкристаллизовывались органы, чтобы однажды стать действующими в нас селезенкой, печенью, желчью. Завтра мы продолжим говорить об этом.

Поистине, для того чтобы выразить это в образах, нужна глубокая мудрость, глубокое знание того, что мы можем лишь предчувствовать благодаря оккультной науке. Все действующее в нашем организме рождено из миров, как микрокосм из макрокосма. И мы обнаруживаем эту величайшую мудрость выраженной в мифах и сказаниях. Поэтому правы те оккультисты, которые, лишь узрев физиологию в мифических именах, находят в них смысл21.

На это должно быть сегодня только указано, ибо все сказанное может послужить для воспитания благоговения, того благоговения, о котором говорилось в первой лекции. Пользуясь подобным методом изучения, мы сможем сказать нечто сущностное о духовном содержании человеческих органов. И даже если достигнем в этом лишь очень малого, нам будет явлено, что это за чудесное строение - человеческий организм. И мы попытаемся в этом цикле лекций осветить в какой-то мере внутреннее существо человека.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Лекция первая iconЛекция первая
И перед этой пропастью между частными и общими истинами недостаточно подготовленных людей настигает обыкновенно недоверие

Лекция первая iconПервая лекция новое пришествие христа в эфирном
Через этот процесс человек продвигается вперёд в духовном познании, а также и в духовной жизни

Лекция первая iconПервая часть Собственно об образовании речи. Первая лекция Собственно об образовании речи
Это расчленение будет таковым: я дам пояснения об образовании речи и о драматическом искусство, а фрау Штайнер возьмет на себя ту...

Лекция первая iconЛекция первая
«я» человека. Мы последовательно рассмотрим эти изменения человеческих оболочек под влиянием эзотерической работы или же серьезного...

Лекция первая iconПервая лекция
Господин Доллингер: я хотел бы спросить, не может ли господин доктор снова рассказать о сотворении ми­ра и человека, так как тут...

Лекция первая iconЛекция первая
Нет, сегодня сказать что-то существенное о необходимостях времени могут лишь те, кто в состоянии увидеть, что именно в ходе этого...

Лекция первая iconЛекция первая
Сегодня я хотел бы опять говорить в связи с только что представленной сценой из первой части "Фауста", чтобы получить некое единство,...

Лекция первая iconЛекция первая
Поэтому — завтра и послезавтра вы увидите почему — я кладу сегодня в основу тот исторический обзор нового развития человечества,...

Лекция первая iconЛекция первая
В четырех лекциях, которые мне предстоит прочесть в ходе нашего Генерального собрания, я хотел бы поговорить с вами о связи человека...

Лекция первая iconЛекция №1. Введение. Элементы дифференциальной геометрии. 2
Лекция №5. Множества Жюлиа, множество Мандельброта и их компьютерное представление. 18

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница