Лекция первая




НазваниеЛекция первая
страница1/10
Дата публикации16.03.2013
Размер1.32 Mb.
ТипЛекция
vbibl.ru > Биология > Лекция
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
ЛЕКЦИЯ ПЕРВАЯ

Гаага, 20 марта 1913 г.
Нам предстоит заняться темой, которая весьма значительна в настоящее время для многих, для тех, кому духовная наука — не просто теория, но кто воспринял се всем сердцем своим и всей душой своей и сделал из нее насущное содержание своей жизни. Не только для эзотерика, но и для всякого, кто хочет воспринять в свои душевные силы результаты антропософского мышления и исследования, важно узнать об изменениях, которые происходят во всем существе человека благодаря тому, что человек проделывает упражнения, описанные в моей книге «Как достигнуть познания высших миров?» и во второй части моего «Тайноведения», или же благодаря тому, что человек всей душой и всем своим сердцем переживает мысли, изложенные в духовной науке. Эзотерическое занятие антропософией (а также и экзотерическое, но серьезное занятие ею) производит определенные изменения во всей совокупности человеческого организма. Можно смело утверждать, что благодаря антропософии человек радикально изменяется, претворяет всю свою человеческую структуру; эти изменения касаются и физического, и эфирного, и астрального тел, и «я» человека. Мы последовательно рассмотрим эти изменения человеческих оболочек под влиянием эзотерической работы или же серьезного экзотерического занятия антропософией.

Особенно трудно исследовать изменения в физическом теле человека, ибо хотя эти изменения с самого начала антропософской, или эзотерической, жизни — значительны, важны, но, с другой стороны, они все же внешне — для какого-либо внешнего знания — незаметны. Трудно заметить эти изменения и по той простой причине, что физическое является тем, что наименее подвластно непосредственному воздействиию человека изнутри, а также потому, что тотчас бы появились опасности, если бы эзотерические упражнения или экзотерическая работа были гак организованы, что человеческое тело подвергалось бы изменениям, превышающим способность человека сохранять господство над ними. Изменения физического тела допускаются лишь в известных пределах; но все же важно, чтобы человек об этих изменениях знал.

Вообще говоря, эти изменения состоят в том, что физическое тело человека становится более подвижным, более живым. Что значит — более подвижным? В обыденной жизни органы человеческого тела связаны между собой, влияют друг на друга. Благодаря эзотерической или серьезной антропософской работе эти органы становятся более самостоятельными, независимыми. Известным образом общая жизнь физического тела становится менее заметной, самостоятельная жизнь отдельных органов усиливается; и хотя эти процессы ослабления и усиления чрезвычайно тонки, все же можно сказать, что внутренне подвижными, живыми становятся под влиянием вышеуказанной работы и сердце, и головной мозг, и спинной мозг. Важно об этом знать, ибо человек, впервые замечающий этот новый для него род равновесия органов, склонен видеть в этом заболевание, так как он не привык переживать независимость органов своего тела. Как общее правило, мы ощущаем наши органы только тогда, когда они функционируют ненормально, например, когда они больны; поэтому переживание органов в их самостоятельности может показаться заболеванием. Надо уметь различать в каждом отдельном случае: иногда речь идет о действительном заболевании, иногда же эти симптомы — нормальные последствия духовной работы. В прежние времена отдельные органы были еще более зависимыми друг от друга, чем это имеет место во внешней жизни теперь, и в будущем они будут становиться все более независимыми. Так как работающий в духе антропософии во многих отношениях опережает развитие своего века, то и в изменении своих органов, становящихся все более независимыми друг от друга, он переживает далекое будущее. Я дам пример этого тонкого, почти незаметного процесса.

Известно, что человек, живущий на одном месте, как бы срастается с почвой; особенно сельские жители так срастаются с почвой и климатом, что с трудом могут акклиматизироваться в другой обстановке; в душе таких людей живет тоска по родной земле. И действительно, когда человек попадает в новую обстановку, весь организм его должен привыкать к ней. Эзотерик в данном случае замечает у себя, что не весь его организм реагирует на такие перемены климата, высоты над уровнем моря, географическое местоположение и т. д., а только кровообращение выделяется из остального организма и реагирует. Кто развил в себе достаточную тонкость ощущений, тот заметит, что биение пульса, ритм пульса у него изменяется, когда он переезжает с места на место. У обычного человека на такую перемену места реагирует и нервная система; у эзотерика нервная система реагирует слабо, ибо расторгается связь между нею и кровообращением. Вы сами можете заметить это явление на себе. Когда переезжаете с места на место, попробуйте понаблюдать за собой, и вы получите наилучшее доказательство этого оккультного факта. Чрезвычайно важно обратить внимание на этот факт, ибо он постепенно развивается в определенную способность ощущения. Кто всем сердцем своим воспринял и проработал духовную науку, тот в своей крови может наблюдать характер чужого города; в своей крови он может заметить, как отличаются друг от друга различные местности земли.

Иначе выделяется из совокупности организма нервная система. Эзотерик иначе испытывает различие времен года, нежели обыкновенный человек, которому доступны, в общем, только различия в температурах. Для эзотерика помимо температуры в его нервной системе существует переживание такого рода, что ему легче, например, оперировать определенными мыслями, связанными с физическим мозгом, летом, чем зимой; не то чтобы он совсем не мог оперировать этими мыслями зимой, но этот процесс протекает естественней и легче летом. Можно заметить, что зимой мы легче переживаем абстрактные мысли, а летом — легче образные, конкретные. Причина этого явления заключена в том, что нервная система, орудие мысли, в физическом мире пребывает в более тонком созвучии с изменением времен года, будучи внутренне более свободной и независимой от всего остального организма, чем это обычно имеет место.

Радикальная перемена в физическом теле выражается в том, что эзотерик начинает — и это может причинить ему немало затруднений — испытывать свое физическое тело более интенсивно, чем раньше; он становится более восприимчивым к душевному существованию и с большим трудом переносит тело. Это нелегко объяснить на словах. Представьте себе стакан с водой и растворенной в ней солью; мутный раствор соли символизирует для нас «нормальное» состояние человека, причем вода олицетворяет эфирное, астральное и «я», а соль — физическое тело. Охладим этот раствор; соль осядет, станет твердой, более самостоятельной; так крепнет, твердея, физическое тело, выделяясь из совокупности четырехчленного человеческого организма: оно сжимается, хотя и в незначительной мере. Это сжатие физического тела надо понимать буквально. Не нужно себе представлять, однако, будто благодаря эзотерическому развитию человек делается сморщенным, покрытым морщинами. Ибо сжимание это выражается в том, что физическое тело становится плотным в себе. Благодаря этому, однако, физическое тело становится чем-то таким, что труднее выносить, чем прежде. К этому присоединяется и то обстоятельство, что другие члены человеческого организма становятся более подвижными. Тогда человек начинает ощущать это физическое тело во всей его тяжести, тело, которое он раньше вполне спокойно называл своим «я». Он начинает ощущать и те включения физического тела, которые внутри этого тела обладают самостоятельным существованием. Здесь мы подходим вплотную к вопросу (разумеется, это делается отнюдь не в интересах агитации, но лишь ради истины) о мясной пище.

Так как здесь мы имеем дело с физическим телом, то попытаемся описать влияние на него мясного и растительного питания. Сущность питания мы поймем лишь тогда, когда уразумеем отношение человека к остальным царствам природы, и прежде всего к растительному царству. Растительное царство как царство жизни подымает неорганическую, неживую материю на известную ступень организации. Физический организм человека устроен так, что он в состоянии принять органический процесс на той ступени, до которой довело его растение, и вести его дальше; таким образом, сложный организм физического тела человека возникает тогда, когда человек организует дальше то, что растение организовало до определенной степени. Имеется налицо полная, замкнутая, непрерывная цепь процесса, когда человек срывает яблоко с дерева и ест его. Было бы естественно, если бы человек просто продолжал организационный процесс там, где его оставило растение: если бы человек брал органы растения в той форме, как он их находит в природе, и продолжал эту органическую работу, приобщая их через питание своему физическому телу. Это создало бы прямую, непрерывную линию организации: от безжизненной субстанции до растения, и от этого пункта — до переработки в физическом теле человека.

Перейдем к мясной пище. В животном мы имеем перед собой живое существо, которое ведет далее тот органический процесс, который оно находит в растении. Когда человек ест мясо, то имеет место следующее: он не имеет нужды применять из своих внутренних сил то, что он должен был бы применять в случае растения. Если бы он начал организовывать пищу, воспринимаемую им, там, где оставило ее растение, то он должен был бы применить известные силы; и эти силы остаются неиспользованными, когда он поедает животное; ибо животное уже развило силы растения до определенной высоты и человек начинает процесс там, где его оставило животное. Поэтому мы можем сказать: поедая животное, человек оставляет определенные силы в себе неиспользованными. Благосостояние организма состоит не в том, чтобы он как можно меньше работал, но в том, чтобы он приводил в действие все свои силы. Поглощая мясную пищу, человек делает то же, что он сделал бы, если бы отказался от левой руки, связал бы ее. Точно так же человек, когда он поедает животных, связывает в себе силы, которые он развил бы в себе, если бы он ел растения. Он осуждает на бездеятельность определенную сумму сил в себе; это ведет к тому, что соответствующие организации, которые иначе действовали бы, не используются, парализуются и отвердевают. Поедая животное, человек убивает или, по крайней мере, парализует часть своего организма. Эту окоченевшую, отвердевшую часть своего организма человек несет в себе через всю свою земную жизнь, как инородное тело. В обыденной жизни человек это инородное тело не ощущает. Когда же организм делается внутренне подвижным и отдельные системы органов становятся более независимыми друг от друга, как это происходит в антропософской жизни, тогда физическое тело (которое и без того ощущается им как помеха, как тяжесть) становится вдвойне тяжелым, так как оно заключает в себе инородное тело, порожденное мясной пищей.

Как уже было сказано, мы не занимаемся здесь пропагандой в пользу вегетарианства, но лишь устанавливаем истину; впоследствии мы познакомимся и с другими воздействиями животной пищи.

Ввиду вышесказанного, прогресс во внутренней антропософской жизни вызывает отвращение к животной пище. Вовсе даже нет необходимости запрещать эзотерику животную пищу; правильно развивающаяся жизнь инстинктов постепенно отвращается от животной пищи, не хочет ее больше; и такое инстинктивное отвращение лучше и целесообразнее, чем когда человек делается вегетарианцем из какого-либо абстрактного принципа. Лучше всего, когда антропософия приводит человека к тому, что он начинает гнушаться мясной пищей, испытывает к ней нечто вроде отвращения; если же человек иным путем «отучает» себя от мясной пищи, то это большой ценности не представляет. Можно сказать: животная пища производит в человеке нечто, что для его физического тела становится тяжестью, испытывается им как тяжесть. Такова одна сторона оккультной действительности.

Попробуем охарактеризовать эту действительность с другой стороны. Возьмем, например, действие алкоголя. Отношение человека к алкоголю тоже изменяется, когда человек серьезно, глубоко проникается антропософией. Ибо алкоголь среди царств природы представляет собой нечто особое. Он не только оказывается источником тяжести в человеческом организме, но и прямо порождает в нем оппозиционную силу. В то время как остальные растения в своем развитии достигают определенного пункта, виноградная лоза переходит за пределы этого пункта. Те силы, которые остальные растения сохраняют исключительно для молодого зародыша и не передают остальному организму, те же силы у виноградной лозы определенным образом изливаются в мякоть плода; брожение субстанций, которые влились в виноградную ягоду, производит ту силу, которую можно оккультно сравнить только с властью над кровью, которой обладает человеческое «я». Итак, то, что возникает при производстве вина, что образуется при производстве алкоголя, есть образование в другом царстве природы того, что человек должен произвести, когда он воздействует на кровь своим «я».

Нам известна тесная связь, существующая между «я» и кровью. Она обнаруживается, например, тогда, когда при чувстве стыда человек краснеет или когда он бледнеет, переживая страх. Это воздействие «я» на кровь, с оккультной точки зрения — вполне сходно с тем воздействием, которое возникает, когда субстанция винограда преобразуется в алкоголь. Вследствие этого, когда мы воспринимаем алкоголь в наш организм, мы имеем в себе нечто, что действует на нашу кровь как «я». Другими словами, мы воспринимаем в алкоголе как бы враждебное «я», «я», которое борется против нашего духовного «я». Внутри организма происходит война, которая осуждает на бессилие все, что исходит из «я». Такова оккультная действительность. Алкоголь воздвигает стену между «я» и кровью. Эзотерик испытывает действие алкоголя как борьбу против своего «я», и поэтому ясно, что действительное духовное развитие может иметь место только тогда, когда человек не создает себе противника в лице алкоголя.

Независимость отдельных органов и систем органов выражается также и в том, что головной и спиной мозг становятся значительно более независимыми друг от друга. Эта независимость выражается также в том, что человек ощущает, что его физический организм становится более самодовлеющим. Это опять-таки может создавать очень неприятные ситуации, поэтому важно об этом знать. Например, человек замечает, что он произносит слова, говорить которые он не намеревался, или говорит на улице сам с собой. Это — результат независимости спинного мозга по отношению к головному мозгу: рефлексы спинного мозга, сдерживаемые в нормальном состоянии, получают полную силу. Но и в самом головном мозге одна часть становится более независимой по отношению к другой части: именно внутренние части мозга становятся более независимыми по отношению к внешним частям. Вследствие этого для эзотерика или настоящего антропософа абстрактное мышление становится более затруднительным, чем раньше; оно постепенно начинает испытывать в мозгу сопротивление. Эзотерику легче мыслить в образах, имагинативно, чем абстрактно.

Это становится заметным в самом начале развития. Такие люди охотно читают и занимаются антропософией не только вследствие интереса, но также и потому, что им легче этим заниматься, поскольку такое мышление развивается на основе центральных частей мозга, в то время как абстрактное мышление нуждается во внешних частях мозга; отсюда понятна антипатия некоторых слишком усердных антропософов к абстрактной науке и к абстрактному мышлению.

У таких людей наступает нечто новое: раньше добрая природа без участия самого человека приводила его органы в правильное взаимоотношение; теперь он должен иметь больше внутренней силы, чтобы снова действительно призывать органы к гармоничности. Это становится возможным благодаря тому, что при всяком правильном оккультном развитии всегда указывается на то, что должно повысить власть человека над его органами, ставшими самостоятельными. Некоторые жалуются, например, на то, что моя «Теософия» трудна для понимания. Я должен сказать: она не могла быть легкой. Если бы она была легче, то, хотя люди и приняли бы в свое внутреннее определенные антропософские истины, эти истины содействовали бы также и обособлению отдельных частей мозга; но эта книга построена в особой структуре мысли, чтобы и другая часть мозга также была бы вынуждена постоянно действительно упражняться, так сказать — не отставать. Так что благодаря этой «трудности» другие части мозга тоже вынуждены работать и не отставать в своем развитии. В антропософии важно не только то, что в книгах и лекциях сообщаются истины, но также и то, как они написаны и как они сообщаются.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:

Лекция первая iconЛекция первая
И перед этой пропастью между частными и общими истинами недостаточно подготовленных людей настигает обыкновенно недоверие

Лекция первая iconПервая лекция новое пришествие христа в эфирном
Через этот процесс человек продвигается вперёд в духовном познании, а также и в духовной жизни

Лекция первая iconПервая часть Собственно об образовании речи. Первая лекция Собственно об образовании речи
Это расчленение будет таковым: я дам пояснения об образовании речи и о драматическом искусство, а фрау Штайнер возьмет на себя ту...

Лекция первая iconЛекция первая
И не без оснований я сам лишь по прошествии долгого времени и пройдя через зрелые размышления смог подойти к возможности заговорить...

Лекция первая iconПервая лекция
Господин Доллингер: я хотел бы спросить, не может ли господин доктор снова рассказать о сотворении ми­ра и человека, так как тут...

Лекция первая iconЛекция первая
Нет, сегодня сказать что-то существенное о необходимостях времени могут лишь те, кто в состоянии увидеть, что именно в ходе этого...

Лекция первая iconЛекция первая
Сегодня я хотел бы опять говорить в связи с только что представленной сценой из первой части "Фауста", чтобы получить некое единство,...

Лекция первая iconЛекция первая
Поэтому — завтра и послезавтра вы увидите почему — я кладу сегодня в основу тот исторический обзор нового развития человечества,...

Лекция первая iconЛекция первая
В четырех лекциях, которые мне предстоит прочесть в ходе нашего Генерального собрания, я хотел бы поговорить с вами о связи человека...

Лекция первая iconЛекция №1. Введение. Элементы дифференциальной геометрии. 2
Лекция №5. Множества Жюлиа, множество Мандельброта и их компьютерное представление. 18

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница