Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция




НазваниеПервые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция
страница8/11
Дата публикации15.03.2013
Размер1.69 Mb.
ТипЛекция
vbibl.ru > Астрономия > Лекция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ ПЯТНАДЦАТАЯ ЛЕКЦИЯ

Бреславль, 14 июня 1924 г.

Из некоторых рассмотрений образования судьбы человека, образования кармы, вы уже могли увидеть, что человеческая жизнь, собственно, наблюдается не полностью, когда в самонаб­людение не включается жизнь человека во сне. Однако, эта жизнь во сне остается вне сознания. Когда человек, живя в своем обыкновенном сознании думает о себе самом, тогда, огля­дываясь назад, он видит только дни; он пропускает ночи, так как они протекают в сфере бессознательного. Таким образом, при нормальном сне оказывается пропущенной одна треть че­ловеческой жизни. Но при сверхчувственном наблюдении, при участии человека в духовном мире, как раз эта треть жизни человека имеет громадное значение. Мы хотим несколькими штрихами схематически показать, что, собственно, тут подразу­мевается (Р. Штейнер рисует на доске, но этот рисунок не сохранился). Когда кто-либо, дожив до определенного возрас­та и обращаясь к прошлому, вспоминает первый день, сохра­нившийся в его памяти, то он затем «пришивает» к нему дру­гой запомнившийся день, затем третий и так далее. Между ними лежат ночи, но человек их не замечает. Он не вспоминает так, чтобы сказать себе: между днями всегда лежат определенные промежутки времени. А он должен был бы это сделать. В ны­нешней жизни человек, таким образом, не приходит к верному обзору своего прошлого. Он слишком невнимателен к жизни, чтобы суметь придти к верному обзору пережитого им. А на­блюдения как раз над состоянием сна дают важные указа­ния в отношении конкретной, индивидуальной кармы. Надо только однажды действительно обратить внимание насколько различны в человеческой жизни моменты пробуждения от сна и засыпания.

Это различие можно заметить уже при обыкновенном со­знании чувством, но только наука посвящения может пролить свет на то, что тут различно выступает для чувства. Особенно различными оказываются моменты пробуждения и засыпания для больного или болезненного человека. Такие люди замечают легче, чем здоровые, что момент засыпания имеет в себе нечто от легкого чувства радости, довольства. Момент же пробуждения, если человек чувствует самого себя, имеет в себе нечто от легкого чувства стеснения, недовольства. Мо­мент пробуждения, собственно, только тогда сопровождается радостью, когда человек тотчас же обращает внимание на вне­шний мир и когда этот внешний мир заглушает в его созна­нии то, что там поднимается. Для многих людей момент про­буждения имеет в себе нечто смутное, — также и момент за­сыпания. Но в момент засыпания человек имеет чувство, что дневные события, которые он переживал и в какой-то степени притащил с собой, становятся все туманнее и туманнее и он их, так сказать, оставляет: они становятся для него все легче. Момент пробуждения имеет в себе нечто от чувства тяжести: как будто поднимаешься из каких-то глубин и, поднимаясь из них, что-то берешь с собой, вносишь в день и потому ощуща­ешь в своей спине при пробуждении нечто неудобное. Мы ощущаем неприятный вкус во рту, что может дойти до непри­ятного ощущения тяжести в голове. Конечно, человек обык­новенно не различает этих более тонких ощущений, но как раз эти тонкие ощущения, если он может их заметить в себе, отчетливо указывают на многое в человеческой жизни, взятой в целом. Что же, собственно, происходит с человеком? Мы это точно описывали: при засыпании в постели остаются лежать физическое тело и эфирное тело, а «я» и астральное тело выходят в духовный мир; утром при пробуждении «я» и ас­тральное тело опять входят в физическое и эфирное тела. Но как же это происходит? Для того чтобы пойти дальше в рас­смотрении кармы, мы попытаемся ясно провести перед ду­шевным взором как это на самом деле происходит, предпос­лав несколько абстрактное описание.

Видите ли, это выхождение «я» и астрального тела из физического и эфирного тел можно схематически нарисовать следующим образом (Р. Штейнер рисует на доске). Пред­ставим, что это — человек. Если это есть его физическое тело и его эфирное тело, то вечером при засыпании «я» и астраль­ное тело выходят, двигаясь к голове и через голову. Мы рисуем совсем схематически, как «я» и астральное тело становят­ся все больше и больше, но при этом они оба совершают сво­его рода кругооборот. И утром при пробуждении от сна «я» и астральное тело действительно входят в физическое тело через его конечности — через пальцы рук, через пальцы ног.



Значит, дело обстоит так, что буквально описывается некий круг. Ибо в действительности, когда мы, как все нормальные люди, утром просыпаемся, то для ясновидящего сознания об­наруживается, что все астральное тело и все «я» тогда еще не находятся внутри физического тела и эфирного, но они вхо­дят туда медленно с утра до полудня и после полудня. Мед­ленно входят в физическое тело «я» и астральное тело. Вы скажете, что это в высшей степени своеобразно; ведь тогда мы должны были бы чувствовать, как наше «я» и астральное тело постепенно движутся от пальцев рук и пальцев ног к голове. — Для чрезвычайно точного ясновидческого взора это так и происходит, но только человек внутренне этого не чувствует. Ибо действие этих более высоких членов человеческого су­щества иное, чем способ действия каких-либо физических вещей.

Видите ли, когда локомотив везет вперед вагон, то он дви­гает его, начиная с того места, где они стоят. И если предназ­наченный рельсовый путь имеет длину в тридцать метров, то локомотив в первый момент проезжает первый метр пути, затем второй метр и т. д., но на пятнадцатом метре пути не происходит никакого движения локомотива, поскольку его там еще нет. Не так обстоит дело с духовными вещами: они ока­зывают свое действие также и на другие места помимо того, где они находятся. Так что в действительности день, когда мы бодрствуем, используется для того, чтобы мы медленно, начи­ная с кончиков пальцев на руках и с кончиков пальцев на ногах, внесли наше «я» и астральное тело в наше физическое и эфирное тела, но первые два действуют в нас уже с начала пробуждения; таким образом мы имеем внутренне чувство, что они как будто заполнили нас собой. Но для ясновидчес­кого взора обнаруживается, что на протяжении дня соверша­ется настоящий кругооборот; другой же, дополнительный кру­гооборот имеет место затем в течение ночи. Подобный же кругооборот имеет место также во время нашего краткого послеобеденного сна (это не слишком сильно зависит от мо­мента времени). Вам следует верно представлять себе, что тогда «я» и астральное тело опять выходят и что это проис­ходит сообразно вашей потребности во сне. Сон уже сам зна­ет, когда спящий проснется. Сон есть некий пророк, и все про­исходит совершенно правильно, с надлежащей скоростью. Вы ничего не знаете об этом, но сон знает это; астральное тело знает это при всех обстоятельствах. Оно знает это даже тог­да, когда из-за какого-нибудь нарушения сна вы спите мень­ше, чем хотите; знает это и тогда, когда перед засыпанием вы сказали, что хотите поспать полчаса, а проспали три с полови­ной; спящее астральное тело совершенно точно знает, как долго вы будете спать. Оно является совершенно точным пророком, ибо внутренние духовные отношения отличны от внешних отношений, переживаемых людьми.

Отсюда вы уже можете заметить, что когда люди засыпают, происходит нечто другое, чем когда они пробуждаются от сна. Ибо когда люди пробуждаются, они еще находятся в духов­ном мире, а когда засыпают, то выходят из физического мира в духовный мир. Таков тот поток, который мы, так сказать, проплываем в духовном мире между засыпанием и пробуж­дением, но мы также переживаем себя внутри него. Только обыкновенное сознание не способно знать, что тогда пережи­вается нами: это переживается в бессознательном состоянии. Однако это переживается, и переживания эти даже подобны дневным переживаниям, но во сне все происходит гораздо более замечательным, гораздо более интенсивным образом. Речь идет о следующем.

Когда вы днем наблюдаете бодрствующую душевную жизнь, тогда вы прежде всего находите в ней те переживания мыс­лей, которые вызваны впечатлениями от текущей жизни. Но сюда всегда примешиваются воспоминания об уже прожитой земной жизни. Попытайтесь хоть однажды проследить, как во всех жизненных положениях смешиваются впечатления дан­ного момента и вздымающиеся воспоминания. Можно полу­чить прекрасную картину того, как все это тут смешивается, в особенности, если обратить внимание на то, что наша жизнь в ее различные моменты является «кашей» из воспоминаний и впечатлений данного момента. Это — два совсем различных элемента внутренней жизни: мысли, которые вздымаются, и мысли, которые входят во внешние чувства. Два таких раз­личных потока внутренней жизни существуют также и во время сна. Во время сна продолжается то, что преимуществен­но было при засыпании, а навстречу этому непрестанно стре­мится то, что полностью ускользает от человека при пробуж­дении, ибо то, что мы переживаем, струится в направлении к голове (см. предыдущий рисунок).

Эти два течения являются противоположными по направ­лению. Одно течение, качество которого особенно сильно пе­реживают при засыпании, есть то, о котором я уже упоминал: его сознательно и сильно переживают, проходя в первые де­сятилетия после смерти, когда еще раз переживают свою ми­нувшую жизнь, но так, что все испытывают прямо противопо­ложным образом. Я приводил вам следующий наглядный пример. Если вы дали кому-нибудь пощечину, то при посмер­тном переживании этого вы не испытываете того, что испыты­вали во время сознательной земной жизни: той ярости, с которой вы дали пощечину, и, может быть, удовлетворения от того, что вы могли излить свою ярость; но вы испытаете то, что пережил тогда другой человек при этой пощечине, его физи­ческую боль, а также его моральное страдание. Вот это и пе­реживается в образе, но еще не в реальности, если вы созна­тельно продолжите ту жизнь, которую вы имеете при засыпа­нии, когда это уже намечается. Если вполне сознательно вжи­ваться в это, тогда можно пережить то, что прямо противоположно дневной жизни, но пережить в образе. А в первые десятилетия после смерти это переживается в реаль­ности.



Это описанное мной течение приблизительно соответству­ет дневной жизни человека в бодрствующем состоянии, когда он своими мыслями отдается лишь внешней жизни. Но есть также и другое течение. Оно имеет в себе нечто грандиозное и переживается при пробуждении, как я уже упомянул об этом. Оно представляется неким тяжким грузом, который вносят в день и лишь постепенно его преодолевают; затем от него освобождаются. Когда же вполне проникаешь в него взором посвященного, тогда оказывается, что в этом втором течении заключена вся человеческая карма. Все кармическое прошлое человека проходит перед ним при каждом сне. В то время как в переживаниях при засыпании человек имеет смут­ное предвкушение становящейся кармы, которая формирует­ся для будущего, — при пробуждении в том чувстве, которое я описал, он имеет смутное, разумеется, очень смутное ощуще­ние той кармы, которую он несет в себе. О моменте пробуж­дения можно сказать: он означает собой легкий намек на все то, что человек несет в себе от своих прошлых земных жиз­ней. Это улавливается во всем том, что струится сквозь аст­ральное тело и «я», когда они при пробуждении человека распространяются в нем начиная с кончиков пальцев рук и кончиков пальцев ног. Однако дело обстоит так, что очень тяжкая карма, которая переносится человеком концентриро­вано, обладает тем своеобразием, что она, так сказать, излучает в голову все то, что является нездоровыми отложениями ве­ществ в теле, тогда как хорошая карма излучает хорошие от­ложения веществ. Так дело обстоит там, где соприкасаются духовное и природное. Хорошая карма человека излучает здоровые состояния организма в его голову к утру, — делает голову свободной. От злой кармы, от всего того, что мы натво­рили в смысле зла, приносятся в голову человека испарения всевозможных нездоровых отложений в его организме. Тогда ощущают голову дурной и тупой от того, что есть злая карма. Именно по тем состояниям, какие имеются утром, уже можно ощутить, как правит и творит карма, проникая и в физическое тело. И карма образуется в периодической смене сна и бодр­ствования.

Становящаяся карма, которая формируется из того, что мы совершали день за днем до конца земной жизни, — эта выра­батываемая нами до конца жизни карма означает для ночи то же самое, что и мгновенно возникающие мысли для дня. А то совершенно гигантское, что стремится к нам и с чем мы встре­чаемся, когда мы, так сказать, с вечера до утра спим, — это указывает на космические воспоминания о нашей прошлой карме. Подобно тому, как мы имеем персональные воспоми­нания при пробуждении, так мы имеем, — если наше сознание распространяется на это, — наши кармические воспоминания во время от засыпания до пробуждения. Тогда к нам приходят воспоминания о различных пройденных земных жизнях. Тому человеку, который, благодаря мудрости посвящения, вла­деет прозрениями посвященного, вскоре после засыпания мо­жет открыться его последняя земная жизнь, затем предпос­ледняя и т. д. — вплоть до тех земных жизней, которые ста­новятся неопределенными, ибо в древнейшие времена сам человек, с его неопределенным сновидческим сознанием, жил тогда в лоне Вселенной. Так что сон действительно является тем «окном», через которое человек может заглянуть в свою карму. Это есть первое продвижение к карме. Второе про­движение, как уже было сказано, происходит в первые деся­тилетия после смерти.

Мы обретем более серьезное понимание жизни, если таким образом поставим перед нашей душой значение сна, — если скажем себе, что мы каждую ночь погружаемся в сон потому, что тогда, от засыпания до пробуждения, мы заняты формиро­ванием нашей становящейся кармы, и еще потому, что тогда наша карма из прошлых земных жизней начинает вступать в нашу дневную жизнь. Начиная с ночи карма постепенно вме­шивается в дневную жизнь человека, и мы из каждой ночи вно­сим с собой нечто определенное в наступающий день. Кто мо­жет верно поразмыслить о том, как он пережил в какой-либо день некое особенно значительное событие своей жизни, и кто обладает способностью более интимного, более тонкого само­наблюдения, тот легко ощутит следующее: если, скажем, это значительное событие его жизни произошло во второй полови­не дня, он мог уже с утра почувствовать в себе некую тревогу, предвещающую это событие. Многие люди, которые могли ощутить нечто подобное, имели такое чувство, что они уже с утра «взяли старт» к такому значительному событию. Все предшествовавшие дневные часы были, так сказать, уже «окра­шены» таким событием, также и тогда, когда оно было совер­шенно неожиданным, — если оно было действительно судьбо­носным. В те дни, когда мы переживаем нечто преисполненное значения, мы пробуждаемся иначе, чем в те дни, которые прохо­дят обыкновенным чередом. Только этого не замечают.

Простые крестьяне, которые раньше жили в деревнях, зна­ли о таких вещах (теперь это встречается все реже); поэтому они не хотели, чтобы их мгновенно вырывали из состояния сна: будучи сразу вырваны из состояния сна и без перехода ввергнуты в бодрствующую дневную жизнь, люди оказывают­ся вырванными из интимных переживаний. Поэтому, говорит крестьянин, никогда не надо, проснувшись, сразу же смотреть в направлении окна, но лучше отвести взгляд в сторону от окна, где еще темно, чтобы еще можно было понаблюдать за тем, что вздымается из сна. Крестьянин, проснувшись утром, не хочет сразу же смотреть в направлении окна; он также не любит быть моментально пробужденным, что вызывает у него своего рода шок. Он любит пробуждаться от ночного сна вместе с ходом жизни природы, со звоном церковных колоко­лов, которые каждый день будят его в одно и то же время так, что он уже может подготовиться к этому во все время сна. Тогда ему смутно видится, что церковные колокола своим звоном медленно вводят его в дневную жизнь; и тогда он получает утром предчувствия о судьбе — о событиях, насту­пающих в порядке судьбы, а не о событиях, вызываемых сво­бодной волей человека. Он охотно переживает это и ненави­дит то, что так любит «культурный» человек, а именно — будильник, который столь основательно, со смертельной уве­ренностью извлекает человека из всего духовного, действуя, конечно, гораздо сильнее, чем взгляд в направлении окна при утреннем пробуждении. Но наше современное культурное развитие вполне придерживалось в жизненных отношениях материализма и продолжает его придерживаться дальше. Есть многое в современной жизни, что не дает человеку по-настоя­щему наблюдать духовное, которое творит и живет в мире. Чем больше человек может наблюдать то неопределенное, можно сказать, наполовину мистическое, излучающееся из сна в его жизнь, тем ближе подходит он к возможности прислу­шаться к голосу своей кармы.

И теперь вы поймете, почему я вправе сказать следующее. Легко иметь сновидения о тех людях, которых вы встретили в жизни и в отношении которых из глубины вашей души сразу же вздымается симпатия или антипатия, — независимо от того, какое впечатление эти люди, в частности, производят. Что тут происходит? Это — такие люди, вместе с которыми вы уже были в прошлых земных жизнях. Итак, скажем, 14 июня 1924 года во второй половине дня у вас было подобное пережива­ние — вы встретили человека, который показался вам антипа­тичным. Затем это переживание, которое вызвано чувством антипатии, вы вносите в сон. Но там присутствует ваша кар­ма; там стоит этот человек, каким он был в вашей позапрош­лой и в прошлой земных жизнях, — он встречается вам в картине прошлых земных жизней. Вы встречаетесь со всем тем, что вы некогда пережили вместе с этим человеком, кото­рый теперь днем появился перед вами и лишь смутно напом­нил вам о чем-то. В состоянии сна вы встречаетесь с ним, находясь в духовном теле. Ничего удивительного, что вы по­началу имеете о нем сновидения: с обыкновенным сознанием тут ничего другого сделать невозможно. А если вы встречаете какого-либо человека в первый раз в своей жизни, тогда каки­ми бы ни были его нос, глаза, красивы или же отвратительны, как бы ни заинтересовал он вас, все равно вы, заснув, не встре­тите его в своих сновидениях, ибо вы не были вместе с ним в прошлых земных жизнях. Ничего удивительного, что вы не можете встретиться с ним в своих сновидениях! Вы видите, как все это становится ясным при надлежащем духовном рас­смотрении.

То, что происходит при образовании кармы, во сне и в бодрственном состоянии, может протекать нормально, совер­шенно нормально. Тогда человек переживает то, что его судь­ба является исполнением того, что он «навесил» на себя в прошлых земных жизнях. Или он переживает то, какое кар­мическое значение будет иметь впоследствии то или иное, что он помыслил или сделал в этой земной жизни. Это, как пра­вило, будет изживаться в том, что человек мыслит или как он поступает. Но может произойти и нечто иное.

Видите ли, человек может в одной из земных жизней со­вершить нечто тяжкое в своих поступках или мыслях. Итак, представим себе человека, который живет теперь на Земле и который в одной из прошлых земных жизней совершил нечто тяжкое. То, что выступает как кармическое последствие, жи­вет не в физическом теле, которое получают от родителей, и не в эфирном теле, которое также получают от родителей, но живет в астральном теле и в «я»; это живет в том, что ночью находится вне физического и эфирного тел. Бывает, что кар­мическая ноша оказывается столь тяжелой, что не может ждать того возраста, когда астральное тело ослабеет, ибо в старости мускулы и кости человека становятся уже непрочными, вет­хими. Не правда ли, нормальный срок человеческой жизни составляет 70 лет; это возраст патриархов. За эти 70 лет, ко­торые человек может прожить на Земле нормальным обра­зом, его астральное тело и его «я» проходят некоторое разви­тие. У ребенка астральное тело таково, что оно может, так сказать, «выковывать» мускулы и кости. В пожилом возрасте оно больше не способно к этому; астральное тело становится тогда сравнительно слабым. Наоборот, «я» становится силь­нее, но оно втягивается в ослабевшее астральное тело, и пото­му действие «я» также ослабляется. Впрочем, именно аст­ральное тело у пожилого человека больше не способно над­лежащим образом укреплять его мускулы и кости.

Представьте себе, что в XX столетии жил некий человек, прежде живший в XIV или XI столетиях. Живя в XI столе­тии, он совершил действительно тяжкий поступок, который сильно, сильно запечатлелся в его астральном теле. Когда этот человек воплощается в XX столетии, то это хочет изжить себя, — хочет из астрального тела дать импульс к тому, чтобы это могло изжить себя. Да, если то, что приходит из пережи­вания, бывшего в XI столетии, оказывается настолько тяжким, что оно не может удовлетвориться слабым астральным телом, которое старого человека едва может побудить переставлять ноги, — тогда оно должно использовать астральное тело это­го человека в его молодом возрасте. И если тот тяжкий по­ступок был настолько важным, что он затмевает все другие жизненные события, тогда многое должно стесниться в юном астральном теле этого человека. Что это означает? Это озна­чает не что иное, как то, что человек будет иметь краткую продолжительность жизни в этой его инкарнации, наступаю­щей в XX столетии. Здесь вы видите, что длительность жизни человека определяется последствиями его мыслей, его поступ­ков в прошлых земных жизнях. Эти последствия коренятся в астральном теле.

Пойдем дальше. Такое астральное тело прямо-таки взду­вается вследствие важных жизненных поступков, именно — злых поступков, совершенных в какой-либо прошлой земной жизни; из-за них астральное тело вздувается и сильно вдви­гается в физическое и эфирное тела. Это вторжение не яв­ляется здоровым. Только нормальное поведение астрально­го тела в отношении физического и эфирного тел является здоровым. Его сильное вторжение, которое, например, может быть вызвано злой кармой, раздробляет, разрыхляет органы, производя в них болезни. Здесь мы имеем второе. Соответ­ствующий поступок или мысль в XI столетии раздувает ас­тральное тело, из-за чего в раннем возрасте человека может настигнуть смерть. Но помимо того из-за вздутия человек еще и заболевает, — возможно, более тяжкими болезнями; вследствие их он умирает. Так говорят об этом на языке физического мира. Ибо когда мы видим что при этом проис­ходит в физическом теле человека, мы говорим: человек бо­лен, болезнь ведет к смерти, человек умирает; в двадцатипя­тилетнем возрасте он заболевает, а в тридцать лет умирает по причине болезни.

Можно ли так говорить с духовной точки зрения? Можно ли говорить это в смысле науки посвящения? Нет. С этих позиций следует высказываться противоположным образом. То тяжкое переживание, которое было связано с поступками или мыслями человека, для последующей земной жизни сде­лалось смертью; поступок в XI столетии сделался смертью в XX. Именно смерть предварила собой и вызвала болезнь. Человек заболел, чтобы в нужный момент он смог умереть. Результатом смерти, которая позднее должна наступить в силу кармических причин, как вы теперь видите, является предше­ствующая болезнь. Так говорят об этом на духовном языке. Когда из физического мира восходишь в духовный мир, все тотчас же обращается, принимает обратный ход, — и мы ви­дим, как при этом в человека кармически вводится болезнь. Такова кармическая сторона болезни. Она чрезвычайно важ­на и для диагностики. Об этом не надо сразу же сообщать пациенту, но тем не менее она важна. Если вы обдумаете сле­дующий факт: то, что присутствует в карме, определено прямо-таки локально, — тогда вы должны будете уже вспомнить об этом.

Итак, если в предшествующей инкарнации, непосредствен­но примыкающей к нынешней, скажем, в XI столетии, у чело­века было значительное событие в поступках и мыслях, то теперь при вступлении в состояние сна он встречается с тем, что было в XI столетии, раньше, чем с тем, что происходит из более ранней инкарнации, скажем, во втором столетии до Рож­дества Христова. Постепенно люди встречаются с тем, что было ими пережито в прошлых земных жизнях. Вот посмот­рите (Р. Штейнер рисует на доске и показывает на рисун­ке): с тем, что вступает здесь, встречаются вначале, — и это проделывает вот такой путь; а то, что было раньше и с чем встречаются позднее, проделывает путь от этой и до этой



точ­ки. Карма движется навстречу человеку; но это свидетель­ствует о том, что находящееся здесь наверху спускается вниз, а находящееся здесь внизу, возможно, исходит из сердца; од­нако то, что находится в самом низу в организме, то, что было проделано в предшествующей инкарнации, — это исходит из головы.

Итак, исходя из кармы, когда ее прозреваешь, можно ска­зать, как далеко в прошлое уходят события, определяющие заболевания, которые наступают: то, что выступает как забо­левание ног, происходит из сравнительно недавней земной жизни, а то, что выступает как заболевание головы, происхо­дит из сравнительно далекой земной жизни. Таким образом уже можно судить о переходе от духовного к физическому сообразно карме.

Однако существенно то, что отсюда следует в отношении лечения. Где следует искать лекарства для болезни головы, а где для болезни ног? Для болезни головы, лекарства надо искать в том, что в самые ранние времена уже существовало в развитии природы, — значит, в том, что напоминает о ранних природных процессах, например, у грибов, которые в их тепе­решнем несовершенном растительном облике отчасти повто­ряют то же самое, чем были ранние формы растений; или у водорослей, у лишайников, или же в корнях полностью разви­тых растений, ибо корни суть то, что остается как пережиток самых ранних периодов. А то, что заболевает в нижней части тела и ближе к его периферии, надо лечить тем, что позднее выступило в развитии природы, а именно — цветковыми ра­стениями или веществами из минерального царства, высту­пившими позднее. Все то, что у человека выступило позднее, надо лечить также тем, что позднее выступило в природе. Это верно вплоть до частностей. Конечно, и в голове есть органы, которые выступили сравнительно поздно. В ходе земного развития, когда Земля была еще соединена с Луной и Солн­цем, человек жил без нынешних глаз и вообще без органов внешних чувств, хотя их первые зачатки были заложены уже во время развития древнего Сатурна. Такими, какими наши органы внешних чувств являются теперь, когда они отражают внутрь внешний мир, — они развились сравнительно поздно, а именно, одновременно, например, с образованием кремнис­тых пород в их теперешней форме. Кремень, какой он есть теперь, является поздним порождением природы, хотя в сво­ем зачатке он появляется в далеком прошлом; между тем геология смешивает все это. Поэтому кремниевая кислота, когда она правильно применяется, действует как лекарство именно на органы внешних чувств, — на все то, что в челове­ческом организме принадлежит нервной системе и системе органов внешних чувств. Органы внешних чувств в их ны­нешней форме вполне образовались в то время, когда образо­вались также в их теперешней форме те каменные породы, в которых есть кремниевая кислота. Сообразно нашей карме, мы в самом первом своем воплощении, еще всем нашим телом были включены в мир природы — вместе с другими формами растительной и животной жизни, от которых ныне остались их потомки. Грибы и корни растений выглядели тогда не так, как теперешние; но в известном смысле то, что ныне наличе­ствует в грибах, лишайниках, водорослях и корнях растений, сообразно тому, что мы переживали в природе во время на­шей первой значительной инкарнации. Во всем же том, что ныне наличествует в цветковых растениях и в одновременно с ними образовавшихся минералах... (пропуск в стеногра­фической записи).

Я веду вас к тому, чтобы вы увидели, что верные кармичес­кие наблюдения самым надлежащим образом вводят в разви­тие мира природы. И из взаимоотношения природы и челове­ка можно, основываясь на карме, познать, как надо лечить заболевания. Все в жизни должно наконец расшириться и постепенно стать достоянием духовной науки. Ибо все ос­тальное является блужданием в жизни, ведущим в духовную тьму, которое уже ввергло человечество в современное поло­жение вещей. Если человечество хочет выбраться оттуда, то оно должно с усилием проникать в духовно-светлое; это зна­чит, что физическое должно расшириться в сторону духовно­го. И я скажу, что надлежащим образом вступить в духовный мир можно лишь через то, что относится к представлениям о карме.

Представим себе, как в состоянии сна человека происхо­дит образование его кармы и как нормальное образование кармы человека побуждает его к действиям, а действия опять вплетаются в его карму; и как человек при обыкновенной карме живет положенный срок, и как земная жизнь человека должна сократиться, и он должен рано умереть потому, что его карма приводит к вздутию астрального тела, перегруженного его прошлыми поступками, а это в свою очередь приво­дит к заболеванию: так повсюду обнаруживается действие кармы. Или возьмем несчастный случай, постигший человека и сделавший его больным. Он может быть обусловлен кармически; заболевание также может быть началом становящейся кармы. Такие заболевания, которые являются началом стано­вящейся кармы, делают засыпание неприятным, тягостным. Но вместе с тем они имеют в себе нечто утешительное. И вот что мы должны сказать себе в отношении некоторых болез­ней: болезни, которые неприятны при пробуждении, принад­лежат изживаемой, исполняющейся карме, и они указывают на давние прошлые переживания; болезни же, которые не­приятны при засыпании и не дают нам заснуть, принадлежат становящейся карме, и они являются началом хорошей кар­мы. Происходит изглаживание кармы, когда страдают такой болезнью. Испытывают страдание, а затем происходит, так сказать, выравнивание этого страдания, — испытывают воз­вышенное и радостное переживание. Тут опять-таки многое в жизни оказывается иным для духовного наблюдения, чем для физического. Для физического переживания бывает очень мучительно состояние, связанное с невозможностью заснуть; верное духовное наблюдение может здесь принести человеку утешение. И если не ставишь преходящее физическое выше духовной жизни человека, то можешь, собственно, сказать: «Слава Богу, что я так часто имел трудности с засыпанием, ибо это показывает мне, что я в будущей земной жизни пере­живу много возвышенного; я хочу из моей теперешней зем­ной жизни побольше внести в следующую земную жизнь».

Бессонница может быть порой хорошим утешением; и если бы бессонница не была, согласно духовному наблюдению, кармически чем-то хорошим, тогда она была бы гораздо пагубнее для людей. Некоторые из них рассказывают целые легенды о своей бессоннице, так что, исходя из поверхностного медицин­ского суждения, можно было бы сказать: «Как же такой чело­век еще жив?» Для нормальной жизни необходим нормаль­ный сон. И вот люди рассказывают, как долго они не спали. Тут можно изумиться, что они еще живы, ибо они должны были бы, собственно, умереть, но они все же не умерли. Но тут, компенсируя, действует то освежающее духовное, которое обязано поддержке со стороны «я» и действенно вносится в жизнь. И если оглянуться на жизнь, то для нее привычен по-настоящему спокойный сон после жестокой жизненной борь­бы и трудной работы; но лежать ночью в полном спокойствии, не засыпая и вполне бодрствуя, — в этом есть нечто восхити­тельное; но только это должно быть подвластно воле. Тогда человек все больше и больше вживается в вечное. Здесь, по меньшей мере в отношении главного, не следует считать, что все зависит от чисто физиологических процессов. Но всегда при трудном засыпании и бессоннице существует утешение в кармическом смысле — как известное указание на будущее.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция iconК. Г. Юнг. Архетип и символ
Эту книгу мы рассматриваем как пролог Собрания сочинений К. Г. Юнга к работе над которым наше издательств о уже приступило. Предполагается...

Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция iconСемь лекций о живой этике лекция N1
Сейчас уже все согласны с тем, что общество переживает кризис. Однако часто можно услышать мнение, что кризис этот

Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция iconОглавление видео Лекций о медицине Болотова Лекция №1 Причины заболевания...
Валентин Дикулин, Ирменов из Украины – специалисты по лечение травмы позвоночника

Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция iconН. Н. Деменева коррекционно-развивающая
Учебное пособие предназначено для студентов, обучающихся по специальности "Логопедия". В нем представлен курс лекций по дисциплине...

Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция iconДанного тома
Андрианов Пётр (), sdh (glh2003@rambler ru). Дополнительная обработка: Hoaxer ()

Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция iconДанного toma
В третьей, заключительной книге мемуаров публикуются пятый и шестой тома шеститомного издания

Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция icon[В первом издании глава начиналась следующими словами: "Я не имею...
Так много. Прим ред.] писали уже о денежном обращении, что из всех лиц, занимающихся вопросами этого рода, разве одни только предубеждённые...

Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция iconЁтчатые. Во-вторых, ассонансом называют неточные, приблизительные рифмы
«Сени новые, кленовые, решётчатые». Во-вторых, ассонансом называют неточные, приблизительные рифмы, где в рифмуемых словах совпадают...

Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция icon3 курс заочного отделения
Паустовского. Мне не забыть тот момент, когда я прогуливаясь по Невскому, завернула в книжный и увидела на полке заветные семь томов....

Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными лек­циями I и II томов. (Прим ред.) Восьмая лекция iconДокумент 16. Семь главных духов
Главных Духов, они были бы созданы, однако в самих Божествах заключены семь, и только семь возможностей объединения. Именно этим...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница