Сознанье от сопереживания к афоризму




НазваниеСознанье от сопереживания к афоризму
страница1/4
Дата публикации11.06.2013
Размер0.56 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4
ВРЕМЯ СГУЩАЕТ
СОЗНАНЬЕ

ОТ СОПЕРЕЖИВАНИЯ — К АФОРИЗМУ
Любой литературовед, со студенческой скамьи освоивший методику литературоведческого анализа, при разборе того или иного произведения шаг за шагом идёт по цепочке: тема, идея, композиция, художественные средства и т.д., и т.п. Особенно не вдаваясь в подробности этого метода, постараемся и мы оценить достоинства новой (третьей по счёту) книги стихов Галины Елисеевой «Время сгущает сознанье».

Отметим сразу же, что в ней, во-первых, преобладают вечные темы любви и природы, а также вытекающие из них идеи патриотизма, духовности и нравственности, чистоты человеческих отношений, противоборства добра со злом. Во-вторых, значительное место занимает сложная, но особенно интересная, тема времени и отношения к нему современного человека, вольно или невольно настраивающая на философскую волну, без чего нет и не может быть истинной поэзии.

В разбитой на восемь глав книге две целиком посвящены любви. Это главы «Реальность или сон» и «Сказочный мост», хотя и в других главах стихотворное дыхание этого чувства вполне ощутимо и осязаемо. Об этом, например, красноречиво свидетельствует лирическое «я» из стихотворения, давшего название книге (глава «В час ликованья и в беде»):
…Я проходила сквозь стены,

Нишу свою отыскав.

Слишком была откровенной

В сонме трагических глав…
…Истина ж в хлебе насущном,

В мудром сплетении слов.

Это ль не райские кущи,

Где поселилась любовь?
И, надо отдать должное Галине, в её творчестве понятие любви прослеживается во всех проявлениях: от зарождения робкого чувства к конкретному человеку, своему избраннику, и до любви к детям и близким, к Родине и друзьям. Тема любви к большой и малой Родине у неё смыкается с темой патриотизма:
…Земля родная. Поле за овином.

Тропинка детства в сердце пролегла.

И славою наполнены былинной

Сосновый бор и старая ветла.
Продажная дарована свобода.

Но так она ужасна иногда!

И где оно — сознание народа?

А без него и волюшка — беда!

(«Мужчина должен быть немногословен»)
Говоря об интимных взаимоотношениях женщины и мужчины, а также о взаимоотношениях внутри семьи она, вольно или невольно, приходит к выводу:
Счастье в тебе и во мне,

Словно любовь, не остынет.

Счастье подобно волне:

Схлынет и вновь нахлынет.
Здесь, пожалуй, наиболее ярко прослеживается диалектика оптимизма, присущая автору этой книги,— всё зависит от нас самих. Но при всём этом:
…Ломать себя, других — не дело:

Всё полюбовно быть должно.

или:
Как много красок у зари,

Как много красок у любви!

Любви шепчу: — Гори, живи!

И этот миг боготвори!
Что же касается духовности и присутствия в нас на генетическом уровне воззрений православия, то они раскрываются, например, в таких стихах, как «Богоявление», «Свято-Троицкий источник» и «На посещение выставки икон Свято-Вознесенского монастыря»:
…Возвращение русской традиции,

В чисто-белых одеждах Христос

К нам пришёл со святою водицею

Исцеление верой принёс.

(«Богоявление»)
или:
Святой источник. Он не для утех.

Целебны его жгучие объятья.

— Спаси и сохрани! — взлетают вверх

Слова, начертанные на распятье.

(«Свято-Троицкий источник»)
…Сейчас духовные святыни

Чтят президент и весь народ,

Что храмы вновь возводят ныне,

Греша и каясь в свой черёд.

(«На посещение выставки икон

Свято-Вознесенского монастыря»)
Действительно, идёт переоценка ценностей, возврат к истокам, что было бы невозможно без возврата к памяти о безвременно ушедших от нас россиян — идёт ли речь о Великой Отечественной войне или о конфликтах сегодняшнего дня. Этому в главе «В час ликованья и в беде» посвящены стихи «Трава войны», «Радиорепродуктор», «Плач над Волгой» и

«К событиям в Киргизии»:
Сил набравшись, трава примятая

Встанет на ноги, как солдат,

Пред атакой поднявший знамя

За Россию, за павших ребят.

( «Трава войны»)
Эхо фронтовое — репродуктор,

А сейчас — музейный экспонат.

Он, давно не издававший звуков,

Интернету старенький собрат.

( «Радиорепродуктор»)
Кровавые видны, как раны, вехи.

Не жить здесь привыкают — выживать.

Феодализм крепчает в новом веке,

Как будто повернули время вспять.

(«К событиям в Киргизии»)

Как видим, автор искренне переживает не только об утратах далёкого прошлого, но и о несообразностях наших дней, ведь и упомянутый старенький радиорепродуктор в наше непредсказуемое время вполне может оказаться на свалке, а бывшая союзная республика, где Галина трудилась в стройотряде, с недавних пор «…предстала местом лобным, где попран человеческий закон».

Но, коль скоро, «Время сгущает сознанье», то и в поэтическом арсенале поэтессы появляется всё больше ёмких образов и мыслей. Особенно, в заключительной главе «Что истинно, что ложно?» Приведу только один пример:
Прощать друзей, чтоб сохранить их, — мудрость.

Уметь прощать — искусство, мастерство.

С друзьями так порой бывает трудно.

Но как приятно ощущать родство!
Простая, казалось бы, мысль, но за счёт «сгущённого сознания» она оборачивается афоризмом. И это прекрасно!
Вячеслав Харитонов,

Член Союза писателей России.

^ ВОСТОРГОМ ПОЛНИТСЯ ДУША

* * *

Слова слетают с пальцев рук

На лист бумаги.

В них столько сладости и мук,

Как в древней саге.
В них горечь от былых потерь

И гул эпохи.

В них затаился дикий зверь,

В них — счастья крохи.
В них задремала тишина,

Что в час рассветный

Такого таинства полна,

Как в миг предсмертный.
В них рокот волн, прибоя шум

И свежесть ветра.

В них оживают скиф и гунн,

Рыдает Федра*.
В них зреют звуки чьих-то нот,

Таланта всплески.

В них то пейзаж, то натюрморт,

То образ веский.

______________________________________________________ Федра* — жена афинского царя Тесея, из-за любви к пасынку покончившая жизнь самоубийством.

* * *

От слёз промокнувшую душу

На солнце греться положу.

Живи, душа! Поменьше слушай

Других! Ещё тебе скажу:

Ты, беззащитна, утончённа

И без забрала, без щитов.

Хоть и была порой пленёна,

Ну а рабыней — ни за что!
Одна душа — замены нету.

Жаль, я тебя не берегла.

Бродила ты со мной по свету

И вдохновляла, как могла.

Моя душа, гори, не гасни,

Свети мне в полуночной мгле!

И не один мы встретим праздник

На грешной, но родной земле.

СЧАСТЬЕ

Счастье моё во мне:

Бьётся тихонько, слышу.

Счастье в весеннем дне.

Счастье возносит выше.
Счастье — земной приют

Или обитель рая.

Счастье не подают.

Счастье в себя вбирают
Из голубой воды

Или из белого снега,

Из лучезарной звезды.

Счастье — томленье, нега.
Счастье в тебе и во мне,

Словно любовь, не остынет.

Счастье подобно волне:

Схлынет и вновь нахлынет.

* * *

Мы надеемся на хорошее;

Даже если грохочет гром

И за тучами звёздное крошево,

Ну а двери открыты в дом.
Всё ж надеемся стать счастливыми.

Счастье, словно солнечный круг,

За снегами и летними ливнями

Лишь однажды восходит вдруг.
Мы надеемся быть любимыми

Столь желанным, самым родным.

Вечерами глухими зимними

Свет апрельский в душе храним.

* * *

Где-то есть павлин,

Где-то — райский сад.

А у нас полынь

Да вороний гвалт.
Только небо нам

Всем одно дано.

Небо словно храм.

Вечно лишь оно.
Как десятки рамп

Звёздочки в ночи.

И бессилен ямб

В том величии.

^ УХОДЯЩИЙ ДЕНЬ

Попью зелёного чайку

И погляжу в окно,

Где месяц дремлет на боку.

И мне б уснуть давно…
Но мыслей трепетный поток,

Уносит напрочь сон.

И день подводит свой итог.

Удался ль нынче он?
Ценнее дни, чем меньше их

Осталось впереди.

Вот и ещё один затих

На жизненном пути.

^ НОЧНОЙ ПОЛЁТ

Есть в каждой женщине загадка,

Чего не скажешь обо мне.

Стихов закроется тетрадка,

Померкнут звёздочки в окне.
Была безумной ночь— сестрица.

И вот — исчерпана до дна.

С ней хорошо. Она, как птица,

В полёте таинства полна.
О приближении рассвета

Будильник точно пропоёт.

И, как ни грустно для поэта,

Ночь завершает свой полёт.

* * *

Вновь себя обретаю: мысли, душу и плоть.

В чьей они были власти?— Знает только Господь.

Где они пребывали, про владельца забыв:

В чёрной топи болотной иль в кругу светлых ив?

Почему так бывает: вдруг — сама не своя—

Я без них умираю, рвётся ткань бытия,

Исчезая в эфире, в измеренье другом.

Они смогут вернуться только позже, потом.

В опустевшую сферу, как в пустыню, в песок,

Где верблюжья колючка и змеи голосок,

Где цветёт пыльный кактус, да и то раз в сто лет,

И на зыбком бархане расплывается след.

Но идти надо снова, чтоб оазис найти,

Чтоб опору, основу вновь в себе обрести.

^ ЗОЛОТОЙ ЧАС

Время горит под ногами —

Пусть даже ты на коне,

Вечное перед богами,

Мне оно ценно вдвойне.
Годы ушли безвозвратно,

Пеплом осыпавши нас.

Но не поймите превратно,

Если настал в жизни час
Мой, золотой, долгожданный.

Кто-то всю жизнь его ждёт.

Час исполнений желаний.

Прошлым оплачен мой счёт.

* * *

В предутренней тиши стучат часы сильнее.

Их гулок и размерен ход.

Поток сознания стремительней, полнее

И круче дня водоворот.
Ночное таинство неспешно исчезает

И даль обозначается, светла.

Спросонок солнца луч стрелу вонзает

В ладонь оконного стекла.

* * *

Мне нравятся солнца восходы

(В них первозданна чистота)

И строк заманчивые всходы

На пашне белого листа.
В ночи, оставив за плечами

Туман забот и срочных дел,

Я просыпаюсь со словами:

-Ах, здравствуй, здравствуй, светлый день!
Из сонного вернувшись транса,

Жизнь наступает, не спеша,—

И обновляется пространство,

Восторгом полнится душа.

ГАДАНИЕ

Здравствуй, чародейка — осень!

Карты пораскинь.

Пусть подскажет неба просинь —

В сердце жар иль стынь?

Выбелит мне душу иней;

Зной ли опалит?

В очаге, погасшем ныне,

Что-то заболит?..
Кто предстанет на пороге:

Друг мой или враг?

Окажусь ли на дороге

У Злачёных врат?

Дом казённый будет скоро,

Чей-то интерес,

Злопыхателей ждёт свора

Иль сомнений лес?
Отвечает тихо осень:

-Скоро уж зима.

К ней и адресуй вопросы!

Впрочем, и сама

Ты на них ответы знаешь —

Дар предвидеть есть,

И любому погадаешь.

Каждому свой крест

Выпадает при рожденье.

Ты ж неси его.

Ну а жизнь — всегда движенье,

Больше ничего!

* * *

Легковерной не буду я вечно.

Пережив, позабуду; — и всё!

Может радовать звёздная млечность,

Может радовать томик Басё.
Череда преходящих желаний

Всем привычна. Знакома и мне.

Сердце в ранах от прошлых страданий.

Их и ныне хватает вполне.
Затуманилось небо, и город

Поглощает все стоны и смех.

Подниму я от сырости ворот ,

И лицо мне укутает мех.
Спрячу сердце и зябкую душу

И замкну их, как брошку в ларце.

Твой высокий покой не нарушу.

Неприступной останусь в лице.
Обретая холодную нежность,

Может быть, иногда загрущу.

Не бывать мне такою, как прежде.

Не цвести полевому хвощу.


^ В ЧАС ЛИКОВАНЬЯ

И В БЕДЕ
* * *

Стихи приходят не от скуки:

Душевный жар палит огнём,

Волнуют сердца перестуки,

Тревожат ночью или днём.
Стихи приходят и уходят —

На повседневном вираже…

Как облака на небосводе,

Миг — и растаяли уже.
Стихи приходят, как стихия, —

Не скрыться автору нигде.

В стихи вмещается Россия

В час ликованья и в беде.

^ ТРАВА ВОЙНЫ

Вы траву примятую видели?

Неприятель шёл напролом…

В 41-ом поспешно жители

Покидали родимый дом.
Изрешечены сосны пулями,

И воронкам здесь нет числа.

И трава, кровавая, пыльная,

Словно под зиму, полегла.
И муравушка тонкой веточкой

Опускалась в окоп к бойцу,

Мирной жизни далёкой весточкой

Прикасаясь к его лицу.
Ей расти пришлось над могилами,

Над траншеями, надо рвом.

Пробиваться с неженскою силою

Рядом с бруствером под Орлом.
Все делила с народом горести.

Боль в траве — страданья земли.

О суровой напомнят повести

Седовласые ковыли.
Сил набравшись, трава примятая

Встанет на ноги, как солдат,

Пред атакой поднявший знамя

За Россию, за павших ребят!

РАДИОРЕПРОДУКТОР

Эхо фронтовое — репродуктор,

А сейчас — музейный экспонат.

Он, давно не издававший звуков,

Интернету старенький собрат.

В год суровый Левитана голос

Вместе с ним квартиру сотрясал:

Поднимался дыбом каждый волос,

Холодок по спинам пробегал.
Как ушли на фронт бойцы с парада,

Как Смоленск оставили, вещал.

Как вели защиту Сталинграда,

Мне напомнил траурный овал

Чёрной металлической тарелки.

Вклад его в историю не мал.

Время сообщал на волжской стрелке,

Утром на работу поднимал.
Призывал людей не делать плохо.

Не безгрешен: заставляли — врал.

Рупором ушедшей был эпохи.

Веру и надежду в нас вселял.

На одном дыханье быть старался

Со страной. Ценил живой вокал.

Проливался вихрем лёгким вальса.

В «Валенках» с Руслановой шагал.
Но настали времена иные.

Родственник тарелковых антенн —

Он взирает со стены уныло,

Словно обессиленный Антей.

Он висит почти как знак вопроса:

Сколько, мол, средь вас пребуду лет?

Может, как бомжа, на свалку бросят?

Ничего святого ныне нет!

^ ПЛАЧ НАД ВОЛГОЙ

  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Сознанье от сопереживания к афоризму iconУрок литературного чтения. Тема: «Снежинка» А. Прищелец
Цели: познакомить ребят с зимними явлениями, научить их отличать признаки зимы; воспитывать сопереживания, желание помочь животным...

Сознанье от сопереживания к афоризму iconОтчет по прессе 17 июня 30 публикаций
Они так и оставались бы предметом обсуждения высоколобой критики, если бы время от времени молодежные активисты из движения «Наши»,...

Сознанье от сопереживания к афоризму iconПроект по формированию экологической культуры населения
Поэтому (и я уже об этом говорил) чрезвычайно важна роль экологического воспитания и образования Роль экологической библиотеки разбудить...

Сознанье от сопереживания к афоризму iconКороткий репортаж с Конгресса Йоги от 21. 07. 2012
Как только полилась размеренная речь из уст Леши, что-то стало происходить невероятное… Вглядываясь в лица … они менялись, каждую...

Сознанье от сопереживания к афоризму iconУроки французского" ) 6 класс Тема: Легко ли быть учеником? (по рассказу...
Хочется ли вам учиться? Легка ли работа ученика? Сегодня мы поговорим о том, легко ли быть учеником. А в центре нашего разговора...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница