Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009




НазваниеЮрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009
страница8/36
Дата публикации15.03.2013
Размер5.62 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Астрономия > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   36
Глава шестая

ВОШЕЛ

^ Шестой час вечера


С
ЛОВНО приколоченный к фиолетовой тверди не­ба, над Храмом сверкал огромный и круглый щит луны. Казалось, его сделали из того дешевого и слиш­ком желтого золота, которое в изобилии привозят из Аравии. Эта маревая желтизна струилась над крышами Храма, не касаясь их и не проливаясь на террасы. Она лишь слегка просачивалась сверху в портики Хасмоней-ского дворца, обтекала колонны и статуи ипподрома и всей своей мощью обрушивалась на площадь перед дворцом Ирода Великого. Будто для того этот лунный щит водрузили и зажгли, чтобы он освещал каждый ка­мень на площади, упирался в зубчатую стену, заставляя ее, и без того громоздкую, еще сильнее расползаться вширь и ввысь.

Вошел 143

^ Слева и справа в стене были ворота, а в центре — пассивная кованая дверь, к которой вела широкая ка­зенная лестница.

Как только Пилат пошел к лестнице, центурион и двое всадников соскочили с лошадей, гулко ударив са­погами о гладкую булыжную мостовую, и поспешили за префектом.

^ Стоило Пилату ступить на лестницу, как открылись левые ворота, оттуда выскочили солдаты и побежали к всадникам.

Легко и молодецки подпрыгивая на каждой ступени, префект взбежал по лестнице. И не успела его нога кос­нуться последней, двенадцатой, ступени, как дверь в стене открылась и пропустила внутрь его и трех охран­ников.

^ На иудеев, оставшихся стоять на площади, никто не оглянулся.

Пятеро кавалеристов тоже спешились, отдали сво­их лошадей выбежавшим из левых ворот солдатам, а сами направились к лестнице и встали так: двое — по краям нижней ступени, один — в центре шестой ступе­ни и еще двое — на верхней площадке возле двери, причем один из верхних потянул за кольцо и затворил дверь.

ПО ту сторону двери луны не было, так как ее засло­няла дворцовая стена. На двух треножниках в чашах го­рел огонь. И в свете этого огня лицо Пилата сразу же изменилось: голубые глаза стали будто черными, на лбу

144 Юрий Вяземский

появились морщины, и от этих морщин скривилось и словно постарело все лицо. Давешний молодой чело-век, почти юноша, превратился в зрелого мужа, устало­го и властного. Юноши, когда устают, никогда властны­ми не выглядят, а этому властность придавала именно усталость.

Заслонившись рукой от светильников, Пилат сде­лал несколько шагов в сторону мраморной лестницы. Сапоги его захрустели по гравиевой дорожке. Отку­да-то сбоку тут же раздался ответный хруст, и из тем­ноты выступила высокая сутуловатая фигура в санда­лиях и греческом гиматии без капюшона. По виду че­ловек был похож на садовника. Но, судя по тому, как замерли и вытянулись возле двери при его появле­нии центурион и двое охранников, это вряд ли был садовник.

— Привет, — устало улыбнулся ему Пилат.
Пришедший не ответил префекту, а вместо этого

обнял его за плечи и даже прижал к себе.

Когда объятия закончились, Пилат обернулся к ох­ранникам и едва кивнул головой куда-то налево. Те мгновенно растворились в темноте за левым светиль­ником. А Пилат с встречавшим его медленно направи­лись в сторону мраморной лестницы, ведущей на тер­расы дворцового сада.

— Благополучно добрался? — на чистейшей и немно­
го старомодной латыни спросил человек в греческом
плаще.

Вошел 145

  1. Спасибо, Максим. Если есть что-то приятное в моих приездах в Иерусалим, так это дорога. Знаешь по­чему?

  2. Потому что, когда сидишь в седле, не надо писать отчеты.

  3. Ты мысли мои читаешь?! — с деланым удивлением спросил Пилат.

  4. Нет, я просто давно тебя знаю.

  5. И тебе, Максим, всё обо мне известно?

  6. Слава Аполлону, не всё. Всё знать о своем началь­нике, во-первых, опасно. А во-вторых... — Максим за­молчал.

  7. А во-вторых? — напомнил Пилат и остановился.

  8. Во-вторых, всё знать о таком человеке, как ты, просто невозможно, — ответил Максим и тоже остано­вился.

Они уже достаточно отошли от светильников, но еще не добрались до залитого луной пространства сада, и потому лица их были не видны. Пилат повернулся к своему собеседнику, а Максим скорее даже немного от­вернулся от него в сторону.

  1. Грамотно рассуждаешь, — насмешливо произнес Пилат.

  2. На моей должности иначе нельзя. Если станешь неграмотно рассуждать... — Максим опять не закончил.

  3. Что будет?

  4. Ты возьмешь себе другого начальника службы бе­зопасности. — Теперь и в голосе Максима прозвучала ироническая нотка.

146 Юрии Вяземский

  1. Другого начальника службы безопасности? Ну, это уже неграмотное рассуждение. Потому что ты неза­меним, Корнелий Максим. На своей должности ты со­вершенно незаменим и прекрасно об этом знаешь.

  2. ^ Все люди заменимы. Незаменим только импера­тор Тиберий, да пошлют ему боги долгую жизнь и все­общий мир на земле.

Пилат сперва оглянулся по сторонам, а затем спро­сил с некоторым раздражением:

  1. Насчет Тиберия я не понял?

  2. Что ты не понял, Луций? — спокойно спросил Максим, называя префекта по его первому, личному имени.

  3. Я что, в ответ на твое славословие тоже должен теперь...

  4. Ты должен прежде всего отдохнуть с дороги, — пос­пешно возразил Максим и добавил: — Ты, похоже, всё-таки устал и утратил обычное для тебя чувство юмора.

Пилат засмеялся и продолжил путь к лестнице. Мак­сим пошел за ним. Походка у него была странной: он, словно театральный мим, сильно выворачивал ступни и шел вразвалку, дольше чем нужно задерживая вес на одной ноге, так что сутулые плечи и всё тело покачива­лись из стороны в сторону.

  1. Кстати, о чувстве юмора, — сказал Пилат. — Это твои люди поймали Варавву?

  2. Откуда знаешь? Каиафа меня опередил?

  3. Максим, ты ведь не иудей. Не надо отвечать мне вопросом на вопрос.

Вошел 147

  1. Иисуса Варавву вообще-то арестовали храмовые стражники.

  2. Эти шелудивые бездельники блохи на себе пой­мать не могут... Я тебя спрашиваю: твои люди схватили Варавву?

  3. Мои, Пилат, если так тебе будет спокойнее.

  4. Я так и понял... А как тебе удалось? Его ведь все считали неуловимым.

  5. Неуловимыми бывают те, которых никто не ло­вит... Я решил его задержать. Разработал план. Дал со­ответствующие указания службе, и она провела опера­цию. Стоит ли говорить о такой чепухе... Ты лучше рас­скажи о последних новостях из Рима.

  6. О Риме потом. На чем ты взял Варавву?

  7. На женщине.

  8. Так примитивно?

  9. Я же говорю: всё примитивно, и не стоит расска­зывать. Три старых, как мир, принципа. И первый при­нцип — женщина.

  10. Действительно примитивно, — уже огорченно повторил Пилат. А Максим равнодушно прибавил:

  11. ^ Но не та женщина, которую любишь, а та, кото­рую ненавидишь.

Казалось, Максим ждал дальнейших расспросов. Но Пилат молчал.

ОНИ дошли до лестницы и стали подниматься по ее широким мраморным ступеням между живыми стенами из розовых кустов на нижнюю террасу сада к ротонде с

148 Юрий Вяземский

фонтаном, постепенно выходя из тени дворцовой сте­ны и вступая в царство лунного света.

  1. Здесь даже розы не пахнут, — сказал Пилат. — Ты знаешь, как я люблю их запах. Он защищает меня от иу­дейского зловония...

  2. Они с утра готовились к твоей встрече, — сказал Максим. — Сперва прискакал гонец из Иоппии, затем — из Лидды, потом два гонца — из Эммауса. Они следили за каждым твоим шагом, чтобы не пропустить момен­та.

  3. Я видел всех их лазутчиков. Они ничего не умеют делать незаметно. Я даже хотел приказать Лонгину схватить одного из них: ну, дескать, подозрительная личность и в целях безопасности... Но потом переду­мал.

  4. Как всегда, правильно и логично поступил. Зачем без нужды тревожить их муравейник?

  5. Я логики их как раз не понимаю. Я не хочу, что­бы меня встречали, — они меня встречают. Я протяги­ваю этому Каиафе руку — он от меня отшатывается, как от прокаженного. Ты бы видел его лицо, Максим, когда мы поднимались на площадь и я обнял его за та­лию!

  6. За талию? Первосвященника? Накануне светлого праздника Пасхи? — невозмутимо не столько спраши­вал, сколько констатировал начальник службы безопас­ности. — Не переживай. У Каиафы на каждый день заго­товлено одно, а то и несколько одеяний на тот случай, если ты решишь обнять его за талию... Не сомневаюсь,

Вошел 149

что он уже снял оскверненное тобой одеяние и отдал чистильщикам, которых у него целый штат... И рукопо­жатие твое он скоро смоет. Думаю, трех вод ему хва­тит...

  1. А мне как от них отмыться? — грустно вздохнул Пилат. — От них, кстати, всегда плохо пахнет. То ли они, несмотря на свои очищения, плохо моются, то ли кожа у них вонючая... Помню, однажды мне привели одну еврейку. Внешне она была хоть куда. И на ложе... Клянусь Венерой, я редко когда встречал такое пос­тельное мастерство!.. Но от запаха ее я долго не мог от­делаться, хотя встреча наша происходила в бане: мы парились в калдарии, затем плавали в фригидарии, не­сколько раз заходили в тепидарий... В Кесарии было дело... И ванны я велел надушить. И ложе опрыскали. Но три дня после нее у меня болела голова. Спасали меня только розовые лепестки. По совету одного мое­го знакомого я повесил на шею мешочек с лепестка­ми... Это было еще до того, как я женился на Клавдии и привез ее в Иудею. Не смотри на меня укоризненно, — прибавил Пилат, хотя именно в этот момент Максим повернулся к нему затылком и стал смотреть в сторону казарм.

  2. Ванну тебе приготовили. Такую, как ты любишь. Я проследил, — ответил начальник службы безопас­ности.

  3. С лепестками? — капризно спросил Пилат и вдруг улыбнулся обаятельной своей улыбкой с ямочками.

150 Юрий Вяземский

ОНИ уже были в лунном сиянии на нижней террасе возле ротонды с поющим фонтаном, и лица их были те­перь прекрасно видны, особенно когда они поворачи­вались друг к другу.

^ Ты ночевал в Иоппии? А почему не в Лидде? —
спросил Корнелий Афраний Максим, отворачиваясь
от казарм и обращая лицо к Луцию Понтию Пилату
.


На вид Максиму было лет сорок пять, и был он по­хож на грека, точнее, на Аристотеля. Но не на того Аристотеля, который с бородой, а на Аристотеля без бороды, с большими, чуть оттопыренными ушами, со стрижкой под горшок, с широким носом, длинным ртом с постоянно поджатыми губами; с морщинами на лбу, которые сходились к переносице, вернее, от пере­носицы выскакивали на лоб и разбегались к ушам и под челку. Но руки у него были тонкие, а пальцы длинные с удивительной красоты ногтями, похожими на продол­говатые виноградины — того сорта, который растет только на Родосе и только в Линде.

^ Эти пальцы он сейчас поднес к своему лицу и огла­живал подбородок, точно там была борода, хотя ника­кой бороды не было, а лицо было чисто выбрито.

  1. А ты где ночевал, Максим? — продолжая улыбать­ся, спросил Пилат.

  2. ^ Я ночевал здесь, во дворце, — отвечал Максим.

Волосы у него были пепельного цвета, а глаза — не­определенного цвета и большие. Глаз он никогда не щу­рил, никакого лукавства во взгляде не было, зато была грусть и какая-то давно накопившаяся усталость — не

Вошел 151

столько от жизни, сколько от самого себя и собствен­ных мыслей. И этими большими, грустными и усталы­ми глазами он теперь медленно разглядывал Пилата, как живописец, который готовится написать портрет и хочет подсмотреть и запечатлеть в памяти каждую черточку, каждое выражение.

  1. Во флигеле Агриппы? — спросил Пилат.

  2. Нет, во флигеле Августа.

  3. Но я ведь просил ночевать в моем флигеле?

  4. Твой флигель готовили к твоему приезду.

  5. Ночью готовили?

  6. До позднего вечера. А я захотел лечь спать по­раньше.

  7. Ну, а я, вместо того чтобы ночевать в Лидде, ре­шил переночевать в Иоппии, — ласково сказал Пилат и перестал улыбаться.

Пилат зашел в ротонду, подставил правую руку под струю фонтана сперва пальцами вниз, затем ладонью. Потом то же самое Проделал с левой рукой. Потом стал тереть ладонью о ладонь.

  1. Не совсем так это делается, — заметил Максим. — Сперва держишь кисть пальцами вверх, а потом вниз. И ладони очищаются не друг о дружку, а каждую ладонь сжатым кулаком противоположной руки. Вот так. — Максим показал, как это делают иудеи.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   36

Похожие:

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconЮрий Сергеев Княжий остров Роман Москва 1995
Если в нынешнее лихолетье Ваши сердца ещё хранят Веру, то зажгите свечу Надежды, Любви, Добра, Красоты, — откройте первую страницу...

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconЮрий Вяземский / Бэстолочь
В этот сборник вошли такие произведения Юрия Вяземского, как «Бэстолочь», «Пушки привезли», «Прокол», «Дом на углу Дельфинии», «Банда...

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconВербное воскресенье
«Вход Господень в Иерусалим» и отмечается в воскресенье, предшествующее пасхальному. А вся неделя перед Пасхой называется Страстной....

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconПравила проведения состязаний на турнире- фестивале «Весенние ристания-2009»...
Турнир лучников и арбалетчиков (возможны изменения в правилах и проведение первого чемпионата России по историческому луку)

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconБикини: роман: пер с пол. В. Ермолы / Януш Леон Вишневский
«Бикини: роман: пер с пол. В. Ермолы / Януш Леон Вишневский»: аст, Астрель; Москва; 2009

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 icon"Русь Великая"
Владимир -  Боголюбово Суздаль- кострома – Ярославль – Ростов Великий – Переславль- залесский – Сергиев Посад – Москва – Вязьма –...

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconЮрий Силов: «Уникальный шанс для рижского руководства»
Нил Ушаков и его московский коллега Юрий Лужков подпишут программу сотрудничества двух столиц на 2009—2011 годы. Накануне представитель...

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconРасписание вещания радио «Rush fm», с ноября 2011 (Москва, utc +4 ) Понедельник

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconРешение об изменении разрешенного использования территории земельного...
Москва, Перовская, вл. 2Б; г. Москва Пролетарский пр-т, вл. 14; Ростокинский пр-д вл. 11 стр. 1, г. Москва Подольских курсантов,...

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconЛевко роман михайлович
Чтпуп «Белтехностиль плюс» заместитель директора по производству, с11. 2009 директор

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница