Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009




НазваниеЮрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009
страница14/36
Дата публикации15.03.2013
Размер5.62 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Астрономия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   36
Глава десятая

^ НОЧНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Третий час третьей стражи


К
огда Филипп и Иуда отошли на некоторое расстоя­ние, а Фаддей уже давно скрылся за поворотом, из-за ствола толстой финиковой пальмы возникли и вы­ступили в лунный свет две фигуры. Одна принадлежала тому книжнику, который в пальмовой роще спорил с Фаддеем, а второй человек был плечистым и рослым богомольцем. И книжник несколько помедлил возле ствола, а рослый богомолец вышел на дорогу, властно и хищно огляделся по сторонам, после чего вернулся к книжнику, встал у того за спиной, и они вместе вышли на дорогу и пошли за Фаддеем в сторону Виффагип, причем рослый шагал так, что заслонял телом своего спутника от яркого лунного света.

Они и двадцати шагов не успели сделать, когда с дру­гой стороны дороги из-под кустов метнулась вбок и

Ночное заседание 261

вверх широкая тень, которая, сверкнув над освещен­ной дорогой стальными перьями и желтым клювом, дорвалась в пятнистую пальмовую тень и устремилась на север, так низко летя над землей, что невозможно было определить, какая это птица и птица ли вообще.

Долетев до Иерихонской дороги, крылатая тень по­вернула в юго-западном направлении и сперва с севе­ра, а затем с запада стала огибать Масличную гору, быстро и бесшумно пронзая клубящуюся темноту меж­ду деревьями. Но над Гефсиманским садом она сделала сначала один круг, затем второй, потом третий и с каждым кругом все выше поднималась вверх, отдаля­ясь от земли и приближаясь к лунному свету, пока не осветила себя полностью. И сразу стало видно, что это не филин, а какой-то странный стервятник, летающий по ночам.

Совершив третий круг над Гефсиманией, птица спи­кировала к Кедрону и над потоком полетела на юг, едва не касаясь перьями журчащей воды.

Между Конскими и Шеллекетскими воротами, лишь раз взмахнув мощными крыльями, птица перенесла се­бя через городскую стену, пролетела над опустелым южным базаром, над греческим кварталом, бодрствую­щим и шумным даже в третью ночную стражу, над тес­ными и кривыми улочками Нижнего города.

Немного не долетев до Силоамского источника, она завалилась на правый бок и упала в одну из улиц, во двор одного из домов, окруженного серой глухой сте­ной. И тут, во дворе, слившись с землей, стала камнем,

262 Юрий Вяземский

у которого, однако, в темноте белым огнем светились почти человеческие глаза.

Стена была высокой, и вдоль нее с внутренней сто­роны плотным строем росли длинные и ветвистые деревья. Так что лунному свету, для того чтобы по­пасть во двор, приходилось преодолевать тройное препятствие: сначала обтекать Масличную гору, за­тем перепрыгивать через стену и проскальзывать между ветвями и листьями. От всего этого свет рассе­ивался и смешивался с многочисленными тенями. Лишь в одном из углов двора, самом дальнем от входа, он необъяснимо концентрировался и фокусировался, упираясь в землю. И в этом сгустке желтого света рде­ло и будто пенилось от ночных теней что-то темное и живое. Похоже, на этом месте недавно зарезали боль­шую домашнюю птицу или зарубили небольшое жи­вотное. И не с первого раза удалось причинить смерть, потому что крови вытекло много и осталось несколько не то перьев, не то обрывков кожи, не то кусочков плоти.

Недолгое время камень, упавший с неба, пребывал в неподвижности. Затем как-то незаметно, без подъемов и без прыжков, переместился по двору и оказался воз­ле лужицы крови. И высунулся из камня мощный клюв и застучал по щебню и булыжникам, защелкал и заклац-кал.

^ Тотчас распахнулась дверь, и из дома выглянул чело­век. Он внимательно осмотрел двор, но ничего не об­наружил. Возле ворот, положив голову на лапы, лежала

Ночное заседание 263

лохматая каппадокийская собака. Обычно чуткая и по­дозрительная к каждому ночному шороху, она теперь спокойно дремала.

Человек вернулся в дом и, пройдя через небольшую прихожую, остановился возле пестрой гардины, кото­рой был занавешен вход в горницу.

Из-за гардины спросили:

— Пришел?

Человек вздрогнул, просунул голову в горницу и ска­зал:

— Мне послышалось. Прости, хозяин... Никого по­
ка нет... Прости, ради бога!

— Тогда убери со стола, — послышалось в ответ.
Человек вошел в горницу. В ней за столом сидели

пять человек: именно сидели на стульях за высоким столом, а не возлежали на ложах вокруг низенького столика. Один поместился на торце, двое сидели по правую руку от него, а двое — по левую.

На другом торце стола, за которым никто не сидел, помещался светильник — широкая глиняная плошка, наполненная маслом, в котором плавал горящий фи­тиль. За ним в сторону хозяина застолья располагались три круглых блюда. На первом лежали овощи, на вто­ром — остатки какой-то мясной пищи (ягненка или ин­дейки), а на третьем — фрукты (сушеные финики и смоквы, а также весенние фиги-скороспелки, малень­кие белые баккуроты).

В углу комнаты, на бронзовой подставке, выполнен­ной в форме ветки дерева, горел напольный светиль-

264 Юрий Вяземский

ник. И такой же светильник был установлен и зажжен в противоположном углу горницы.

Слуга забрал блюдо с овощами и блюдо с костями и вынес их из горницы. Затем вернулся и принялся влаж­ной губкой тщательно отирать стол, извиняясь перед каждым сидящим господином, рядом с которым он ока­зывался. Никто не отвечал на его извинения. Когда, подхватив блюдо с фруктами, слуга вышел из горницы, хозяин объявил:

— Уже середина ночи. Часа через два рассветет. А в четыре часа мне назначено быть у товарища Мегатаве-ла, куда придет и товарищ Иоиль. Я должен доложить им о результатах нашей работы и представить согласо­ванный документ. А мы еще не приступали к обсужде­нию.

Ни справа, ни слева никто хозяину не ответил.

Тогда хозяин огладил стол перед собой, левой рукой коснулся довольно заметного бугорка на правом плече своего талифа, погладил его, а на маленький бугорок на левом плече слегка плюнул. Потом поправил кожаный мешочек у себя на лбу.

Одет он был нарядно и дорого. Белый талиф его был из тонкой и мягкой шерсти, голубой хитон был шелковым — и, судя по качеству материала, из китайс­кого шелка. Но внешности этот человек был самой за­урядной, с лицом, которое не запомнишь, потому что черты его скучны и неприметны. Когда такой невыра­зительный человек нарядно и броско одевается, то это лишь усиливает ничтожество его образа.

Ночное заседание 265

— Раз у товарищей нет предложений, — сказал хозя­
ин, — тогда я, как уполномоченное лицо, предлагаю: не
задать товарища Каллая и начать нашу работу. А Кал-
лай, когда придет, дополнит картину. Если будет чем
дополнять. Нет возражений?

Возражений не было. Хором прочли молитву, подняв вверх руки. При этом сидевшие справа энергично тряс-ли головами и громко произносили слова, а сидевшие слева только шевелили губами и головами не трясли.

Когда молитва была окончена, Матфания спросил:

— Ну, кто начнет? — И посмотрел на сидевшего спра­
ва от него человека, как бы понуждая его говорить.

Этот, правый, являл собой полную противополож­ность Матфании. Одет он был достаточно скромно, но аккуратно. Голубой талиф его был из простейшей тка­ни, и эта простота словно подчеркивалась безукориз­ненной чистотой верхней одежды. Хитон был нешвен-ным, но из обыкновенной шерсти и в легкую, едва за­метную полоску. Человек был коротко стрижен и не имел на голове ни кеффиха, ни агала. Никаких вшивок с молитвами не было у него на плечах — ни на правом, ни на левом. О том, что он фарисей, свидетельствова­ли лишь тефеллины-филактерии на лбу и на левой ру­ке. Но ремешок на лбу был тоненьким и футлярчик весьма скромных размеров, хотя видно было, что он че­тырехчастный и, стало быть, в каждом отделении ле­жит отдельная молитва. Коробочка на руке тоже не вы­делялась своими размерами и привязана была чуть ли не веревками, но очень затейливо.

266 Юрий Вяземский

У этого достаточно пожилого и, судя по осанке, весь­ма почтенного человека глаза были на первый взгляд совершенно детскими, лучистыми и смешливыми. Но, если к ним приглядеться, в их лучиках и непрерывной насмешке начинало угадываться что-то острое, цепкое и недетское. Этот низкорослый и худой человек, каза­лось, заключал и сдерживал в себе энергию, которая, коль выпустить ее наружу, любого скорохода обгонит, любого храбреца устрашит и могучего воина опроки­нет навзничь.

  1. Ты хочешь, чтобы я начал? — смеясь глазами, спросил он у Матфании. А хозяин застолья потупил взгляд и сказал, как будто попросил:

  2. Мы слушаем тебя, товарищ Руввим.

  3. Нового от меня вы ничего не услышите, — сказал тот, кого назвали Руввимом. — Я давно распознал и давно объявил товарищам, что Иисус Назарей — лже­пророк и, стало быть, представляет большую опас­ность для партии и для народа. В Писании перечисле­ны и преподаны нам семь признаков лжепророчества. И всем этим признакам Назарей соответствует. Пер­вое: он не делает того, чему учит. Второе: он ведет праздный и изнеженный образ жизни, который для верного пророка невозможен. Третье: он принимает от народа деньги и эти деньги расходует на себя и сво­их сообщников. Четвертое: своими лживыми пропо­ведями он соблазняет и вводит в грех заблуждения местные общины, а в последнее время и паству иеруса­лимскую. Пятое: он богохульствует и нарушает Закон.

Ночное заседание 267

Шестое: на каждом углу он пытается очернить партию и ее преданных товарищей. Седьмое: он фокусничает и якобы творит чудеса, на самом же деле использует в своих так называемых чудесах и исцелениях силу бе­совскую... Думаю, и трети того, что я перечислил, до­статочно для того, чтобы принять против этого бого­отступника и шарлатана самые решительные и стро­гие меры.

Руввим говорил четко и сурово, а глаза его насмеха­лись и буравили сначала Матфанию, а затем того чело­века, который сидел напротив него и на которого он в середине своего обвинения перевел взгляд.

Этот человек одет был не менее дорого и нарядно, чем Матфания, но изысканная одежда только подчер­кивала его природную стать и благородную внешность. Росту он был высокого, в плечах широк, волосы имел светло-русые и густые, но уже с редкой проседью. Его темно-серые глаза, выразительные и глубокие, были какие-то усталые. И не потому, что была середина но­чи, а потому, что уже давно и с печалью всё увидели и поняли. На лице у него был не один, а два тефиллина, и не на лбу в виде коробочки, а на обоих висках в фор­ме кожаных мешочков. Тефиллин на левой руке пред­ставлял собой изящный пенальчик из сандалового де­рева с ярким маленьким рубином посредине. Крепился он к руке двумя тоненькими, мягкими ремешками, сверкавшими алмазной крошкой... Одним словом, аристократ, которых не так уж часто можно встретить среди фарисеев.

268 Юрий Вяземский

  1. Наша фракция никак не может согласиться... -мягким и грустным голосом начал говорить этот чело-век. Но Руввим перебил его:

  2. Товарищ Ариэль, прошу тебя, не употребляй сло­во «фракция». В партии не может быть фракций, пото­му что она едина. В ней могут и должны быть школы потому что партия многообразна.

  3. Хорошо, — печально улыбнулся тот, кого назвали Ариэлем, — наша школа, если тебе угодно, едва ли согла­сится с некоторыми из твоих определений Иисуса из На­зарета. Я, разумеется, не так хорошо знаю Закон и Про­роков, как глубокоуважаемый товарищ Руввим, — про­должал Ариэль, глядя теперь на хозяина Матфанию, — но то, что мне известно из Писания, и то, что я наблюдал в поступках Иисуса, не дает мне оснований заключить, что перед нами лжепророк. А тем более фокусник. Фокусни­ки не имеют той силы, которой наделен Иисус.

  4. Если предаться Веельзевулу, князю бесовскому, он большой силой может наделить даже явного шарла­тана и пустого фокусника, — заметил Руввим и улыбнул­ся с невинностью ребенка.

  5. Фокусники не исцеляют врожденную слепоту, — грустно продолжал Ариэль, словно не слыша замеча­ния. — Фокусники не воскрешают мертвых. Что же ка­сается силы бесовской...

  6. Каталепсия, — вновь перебил его Руввим. — Тебе известно такое слово?

  7. Такое слово мне известно, — отвечал Ариэль. — И в Наине, вполне допускаю, мог быть случай каталеп-

Ночное заседание 269

сии, то есть мнимой смерти, потому что юношу хоро-нили в тот же день, когда он якобы умер. И в Капернау­ме, когда Иисус поднял с одра дочь начальника Иаира, тоже могла быть каталепсия. Но Лазаря, деверя Симо­на Прокаженного, он воскресил на четвертый день, когда тело юноши уже начало...

  1. А ты сам был при этом воскрешении? — быстро спросил Руввим, насмешливо глядя не на Ариэля, а на Матфанию.

  2. Лично я не был, но от нашей... школы было двое внимательных и проверенных товарищей, которые пришли в дом Симона через два часа после смерти Ла­заря, участвовали во всех похоронных обрядах первого дня. Более того, на третий день они вместе с женщина­ми отправились к гробу и, когда те в последний раз бальзамировали покойника, заглянули в гробницу и явственно ощутили запах разложения. Каталепсии там быть не могло, и это засвидетельствовано очевидцами.

  3. Вот я и говорю: силой бесовской всё делает и мер­твых воскрешает! — объявил Руввим.

  4. Что касается силы бесовской, — возразил Ариэль и продолжил прерванную мысль: — то ни в Писании, ни в Предании старцев я не встречал, чтобы сатана рас­ходовал свои силы на исцеление людей и на избавление их от смерти. Ибо сам он — сеятель болезней и князь гибели. Не сатанинское это дело, дорогие товарищи.

  5. Сейчас иные настали времена, — сказал Руввим.

  6. Что касается времен, то я осмелюсь возразить тебе... — начал Ариэль. Но ему не дал договорить и

270 Юрий Вяземский

прервал дискуссию Матфания, хозяин полночного собрания.

В очередной раз разгладив перед собой край стола, он незаметным движением извлек из-под верхней одеж­ды несколько восковых дощечек, быстро разложил их перед собой и заговорил уверенно и авторитетно, слов­но читая по одной из табличек или декламируя давно заученный текст.

  1. Времени мало, товарищи. Нет никаких возмож­ностей для теоретических споров. Поэтому как чело­век, назначенный партией, и как руководитель нашей рабочей группы, я предлагаю сделать следующее: мы начнем последовательно рассматривать поступки Ии­суса из Назарета, по каждому из эпизодов будем выно­сить краткие определения и сводить их в единую точку зрения. Вы видите, передо мной лежат три таблички. Так вот, на одной из них я буду кратко фиксировать мнение представителей школы Шаммая, на другой — определения школы Гиллеля, а на третьей я буду на­брасывать компромиссные формулировки, которые в конце рассмотрения предложу вам на утверждение. Чтобы облегчить нам работу и ускорить дело, я до на­чала нашей встречи уже переговорил с товарищами Закхуром и Фамахом и приблизительный перечень этих эпизодов себе уже составил и записал. Мое пред­ложение всем понятно? Нет возражений по порядку ведения?

  2. А какой эпизод значится первым в твоих таблич­ках? — спросил Ариэль у Матфании.

Ночное заседание 271
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   36

Похожие:

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconЮрий Сергеев Княжий остров Роман Москва 1995
Если в нынешнее лихолетье Ваши сердца ещё хранят Веру, то зажгите свечу Надежды, Любви, Добра, Красоты, — откройте первую страницу...

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconЮрий Вяземский / Бэстолочь
В этот сборник вошли такие произведения Юрия Вяземского, как «Бэстолочь», «Пушки привезли», «Прокол», «Дом на углу Дельфинии», «Банда...

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconВербное воскресенье
«Вход Господень в Иерусалим» и отмечается в воскресенье, предшествующее пасхальному. А вся неделя перед Пасхой называется Страстной....

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconПравила проведения состязаний на турнире- фестивале «Весенние ристания-2009»...
Турнир лучников и арбалетчиков (возможны изменения в правилах и проведение первого чемпионата России по историческому луку)

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconБикини: роман: пер с пол. В. Ермолы / Януш Леон Вишневский
«Бикини: роман: пер с пол. В. Ермолы / Януш Леон Вишневский»: аст, Астрель; Москва; 2009

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 icon"Русь Великая"
Владимир -  Боголюбово Суздаль- кострома – Ярославль – Ростов Великий – Переславль- залесский – Сергиев Посад – Москва – Вязьма –...

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconЮрий Силов: «Уникальный шанс для рижского руководства»
Нил Ушаков и его московский коллега Юрий Лужков подпишут программу сотрудничества двух столиц на 2009—2011 годы. Накануне представитель...

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconРасписание вещания радио «Rush fm», с ноября 2011 (Москва, utc +4 ) Понедельник

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconРешение об изменении разрешенного использования территории земельного...
Москва, Перовская, вл. 2Б; г. Москва Пролетарский пр-т, вл. 14; Ростокинский пр-д вл. 11 стр. 1, г. Москва Подольских курсантов,...

Юрий Вяземский Сладкие весенние баккуроты Великий понедельник Роман-искушение Москва • 2009 iconЛевко роман михайлович
Чтпуп «Белтехностиль плюс» заместитель директора по производству, с11. 2009 директор

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница