«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные




Название«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные
страница1/19
Дата публикации09.04.2013
Размер1.83 Mb.
ТипДокументы
vbibl.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


Сергей Жигалов

Бремя крыла
«Нет случайностей в мире Бога» — кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные знаки? Барахтаясь в суете и море житейских забот и развлечений, чаще всего не напрягаемся в прочтении «случая», бежим дальше, пока не упадём на операционный стол или в кардиологический центр…

Прикосновение к «краешку ризы Христовой», обращение к азам Православия побудили меня вдуматься и попытаться углядеть за «случайностями» Божественные знаки. Протоиерей и писатель Николай Агафонов убедил и благословил меня на издание этих заметок. Их осмысление, конечно же, не бесспорно.

^ В одном убеждён, Господь денно и нощно стучится в наши окамененные сердца со вселенским терпением, милосердием и любовью…

Прислушаемся…

Приведённые же высказывания святых отцов, цитаты из православной документалистики всё равно что ясные свечечки, возженные Божьим Промыслом. В их сиянии Вам может увидеться нечто своё, недоступное автору этих строк.

Простите!

1.
Всякое дыхание да славит Господа

Поцелуй ангела

Давно ушла,упокоилась моя матушка родная Вера Максимовна. В избенке нашей вывалился из матицы клин, на котором качалась моя зыбка. Птицу и ту тянет к родному гнезду, а про человека что и говорить…

…Утро. После города звенит в ушах осенняя тишина. Конец ноября. Гудит под ногами мёрзлая, как камень, земля. Белеют ледком в дорожных колеях Опять в родной деревне. Старенькая мамина избушка на семи ветрах. Давно насухо вымерзшие лужи. Всё кругом оделось за ночь густым инеем: ворота, клёны, крыши, автомобиль под окнами. Тихо, пасмурно, мягко. После городского смога дышится легко, так легко, что грезятся крылья. Выпрастал бы из рукавов куртки, взмахнул и полетел над речкой, над степью и над нефтяными факелами — тоже. Но и без крыльев хорошо, ноги то на что. Сами несут через старицу к речке под Татарку. Там омут раньше был страшенный. Родники били.

«Не лезьте, не переплывайте — Татарка косой ноги запутает и на дно утянет», — пугала нас, мальцов, бабушка Хрестинья. Когда то это было. Омут песками затянуло. Воробьи в том месте переходят, не боятся девушку­татарку с чёрной косой. Сказка, дивный сон наяву. Из детского сна топаю этим утром в сон осенний, осенённый белым чудным инеем и моей сединой. Редкие столетние вётлы вдоль берега, ровесницы покойницы бабушки Хрестиньи с обломанными обгорелыми макушинами таращат огромные ветви. И полынь на взгорке, и багряные кусты тальника у воды, будто грехи прощёные, убелил Господь, «как снег».

Иду берегом. Гляжу и не могу наглядеться в бегучее зеркало стремнины, узористо обрамлённое прибрежной наледью. И чем дольше вглядываюсь, тем отчётливее встают из чёрной глубины серебряные султаны камыша, череда кустов, макушина высоченной осины. В глубине под обрывом меж отражённых голых ветвей трепещет жёлтое махонькое сердечко. Да это же последний листок на осиновой ветке.

…Какой «кот учёный» уронил изукрашенную чернью цепь на льду того берега? Да не кот это, а лиса. Не поопослась, разбойница, на лёд спуститься. А может, жажда замучила, курицу слопала. В лунном свете, отбрасывая тёмную тень на снег, припадала брюшком к тонкому льду, плескала жарким язычком студёную воду. Ледок на усы намерзал, о бурьян узкой мордочкой тёрлась.

Темнеет на повороте у воды поваленная бобрами ветла. Вокруг пня густо усыпано щепой. На поваленной ветле ни бисеринки инея. До самого утра трудились хвостатые лесорубы. На рассвете срубили. Иней­то и осыпался. В омут ветви стаскивают, кормовик на зиму запасают…

Из тальника по песку разлапистый заячий след. Видно, спугнули мои шаги. Уходил огромными скачками косой. А вон и лёжка под обрывчиком.

Полнится сердце тихим восторгом перед этой простой и оттого ещё более непостижимой красотой и таинством первородного божественного творения. Господи, хорошо­то как! И являются радостные мысли о Господнем величии и любви. Ведь только Божественным промыслением эту полузанесённую илом и мусором речушку, загубленные огнём и топором вётлы можно убелить, облечь в божественную красоту. Радуйся, человече! Радуйся, просветляйся душой грешной.

А вот и человек навстречу. Сосед с ружьём через плечо. Сзади челноком рыскает пегая гончая, вывалила язычину. «Хорошо, на след, что я видел, не попала. Выгнала бы под выстрел».

«Знаю, заяц в тельниках тут живет. Снег ляжет, всё равно застрелю», — щурит красные глазки, сам седоватой щетиной похожий на зверя в шапке.

Рассыпалось по степи овечье стадо, тянется за ним жемчужно­зелёная полоса, сбили иней овечьими копытцами. Летит за стадом злая сиплая ругань. Будто пастух с цепи рвётся и ошейник его душит.

«Слепцы. Жаль, несчастные, не замечают божественного чуда», — огорчаюсь я. Проклёвывается в мыслях гордынька: «Мне дано, я­то замечаю… Вижу ими неохватимое. Вот ворона на макушине сухого вяза, всю ночь просидела, белая от инея, издали на чайку смахивает. Как бы ловко я её щас сбил из ружья…». И тут же спохватываюсь: «А чем я лучше соседа­охотника? Ну, чем? Он из зайца хоть обед сварит, а бы я так, ради забавы. Чем она провинилась? Божья тварь, тво­ре­ние. Тёплая, живая, дышит, глядит, а я… Прости, Господи, окаянного…».

Направляюсь домой. Слышу, дятел стучит. Подошёл, стал под дерево. Запрокинул лицо. От удара клювом по ветке сыплется на щёки, на лоб иней. Простил Господь и этот мысленный грех с вороной — песчинку на берегу бессчётных согрешений. Верю, простил. Иначе не удостоился бы ангельских поцелуев, похожих на падающий в лицо иней.

^ Свет горний и «демоны»

От сквера, что за драмтеатром, до Иверского монастыря рукой подать. В лучах красного морозного солнца загорается большой золочёный купол монастырского храма. Следом пятью языками горнего пламени вспыхивают сквозь чёрные ветви деревьев луковки церковки, устремлённые к небу, к Богу. В сухом морозном воздухе далеко разносятся ветром басоватые удары колокола. Радует душу благостный перезвон. Это матушка Агния, начальница монастырской Зима. Утро. Жмёт крещенский мороз. Студёно. Ветер из­за Волги режет лицо. На городских улицах пустынно, как ночью. Да и рано ещё. Из Пушкинского скверика, что за иконописной мастерской, махонькая, ладная, очи всегда долу, на пташку серенькую похожа. Иконы же из­под её кисти выходят яркие, благостные и звоны ладные. Малая птичка соловей…

На минуту представилось, в храме под колокольные звоны идёт утренняя служба. Пламя густо уставленных пред иконами свечей отражается золотым сиянием на стекле и резных оплатах, целует лики Божьей матери и младенца, святых отцов. Небольшая иконка Иисуса Христа на подставе перед алтарём чудно украшена живыми розами и лилиями.

«…Миром Господу помолимся», — возглашается густым басом дьякон. И мир молится…

И от мысли, что есть кому ещё помолится Богу за нас, окаянных, на душе делается покойнее. Рука тянется к шапке. Крещусь на церковные купола: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа…». Но что это? Высоко слева в небе тянутся грязно­серые демоны. Так сперва и подумалось: «Демоны…». Ветер рвал на клочья их хвостатые призрачные тела. Они же наплывали друг на друга, свивались клубами, разевая чудовищные пасти, пожирая и отворачивая текучие хребтины, крылья, лапы, хвосты. Извивались, летели над крышами домов.

Гигантские чёрно­белые полосатые трубы расположенной неподалёку от монастырька ГРЭС извергали на город огромные столбы дыма… В эти морозы, чтобы поддержать в домах тепло, теплоэлектроцентраль работала во всю мощь.

Подумалось тогда, эти будто одетые в арестантские робы полосатые трубы за церковными куполами, дымки и звоны колокольные не есть ли означенная промыслом Божьим зримая символика для нашего вразумления.

Во времена, когда возводили эти трубы, монастырёк, как говорится, дышал на ладан. Разрушали «до основания» колокольню. Большой монастырский храм приспособили под цеха для перемотки электродвигателей. У монастырского кладбища построили двухэтажные бараки. Обвалившиеся могилы дворовые собаки облюбовали под логова, выводили там потомство. Подрастая, щенки бегали, таская в зубах человечьи черепа, играли ими.

«Мы наш, мы новый мир построим…» Не построили! «Перестройка, понимаешь».

Гуще и ядовитее повалил бесовский дым из «труб» адской кухни, где день и ночь из потока хульных слов, из зрительных образов, искажающих облик Человеческий, варится отрава для души.

Бесовские дымы через «тарелки» и мачты телеантен проникают в квартиры и дома, материализуются на экранах телевизоров в убийц, насильников, аферистов, циничных политиков, лжецов, пошлых насмешников, разжигают в нас низменные страсти и похоти, оскверняя душу, перекодируя гены «сердца милующего в «торжествующего зверя». Взращивают в детях наших культ самоидола. Надругаются над заповедями Христовыми. Отвратив нас в семнадцатом году прошлого века от светлого чина рабов Божьих, превращают в рабов золотого тельца, банковских счетов, вилл, яхт, личных самолётов, бутылки пива, дозы наркотика…

Вьются, пляшут над городом, над Россией дымы­бесы. Режет ледяной ветер лицо и душу. Ну а мы?! Что делать, чтобы дорасти до раба Божьего, неуязвимого, неподвластного страстям и похотям, избавленного от жажды потреблять, до радостного исполнения заповедей Божьих. Раба совести, раба любви к ближнему, раба чистоты душевной, истины Христовой. Что? С чего начать?

Прикрыть лицо варежкой от режущего ветра и шагнуть через обледеневшую скользкую дорогу к воротам монастыря. Опуститься на колени перед иконою в убранстве из живых цветов в мерцании свечей теплится образ Спасителя и ждёт нас незримо Сам Христос: «Спаси, Боже, души наша».

^ Блаженны кроткие

Пошла третья неделя великого поста. Синий март. Подтаявшая вчера тропа через Волгу взялась за ночь ледком. Скользко, хрустко, ноги сами несут на ту сторону, прочь от городского «вавилонского» столпотворения. При мысли, что под тропой, подо льдом текут огромные толщи воды, что бегу над тёмными омутами, где у самого дна чёрными брёвнами стоят широкомордые губастые сомы, играет разнопёрая бель, сердце охватывает по­ребячьи радостная жуть.

На середине Волги, где ширь и ветер, догоняют первые лучи солнца. В мгновенье ока божественная золотая длань возносит к вешнему голубому нёбушку реку вместе с моей тропой и рыбами, остров с деревьями­великанами у берега, домами на нём и зелёным сосновым бором…

Всё тусклое, подёрнутое серым приморознымтуманчиком, засияло под золотой кистью Творца чудной иконой мироздания.

Из глубины сердца просятся на уста слова благодарственной молитвы. Чистый и тихий восторг окрылялся и жил в душе всё время, пока шёл к озеру в глубине острова. Сняв шапку, стоял у занесённого снегом до верхних поперечин крестов старого кладбища напротив соснового бора, чувствуя головой солнечное тепло. Устраивал за пазуху три обломанных с куста вербы ветки с забелевшими глазками. И всё это время сердечный восторг жил в душе, он, можно сказать, работал, подобно точильному камню обострял душевное зрение.

На обратном пути стук дятла позвал меня к тем самым деревьям­великанам у берега Волги. Свернул с тропы, проваливаясь в ослабший на солнце наст, добрёл до дерева, в вершине которого трудился дятел. А он сверкнул красными штанишками и улетел в сторону соснового бора. Видно, после личинок решил на десерт сосновыми шишками полакомиться. Всего щепоть наклёванной им трухи под деревом и осталась.

Свист крыльев заставляет вскинуть голову, над деревьями пролетели три крупных серых утки и пропали над протокой. Долго, пока не заломило шею, глядел я на тёмные, воздетые к небу и солнцу ветви. Голые, без единого листочка, окаменевшие за долгую зиму, мёртвые, с остановившимся сокодвижением. Сколько раз они умирали зимой и оживали, одевались молоденькой листвой по весне. Не для нас ли, маловеров, в успение и возрождение человеческое сотворил Господь вот такую участь деревьям?..

Присел тут же на вымытое водой толстенное корневище, прислонился спиной к корявому, тёплому от солнца неохватному стволу. Корневище сбоку иссечено топором. Нарубы, как зажившие шрамы. В самом низу ствола немо кричала выжженная костром в стволе яма­дупло. Кто из нас не видел пожжённые и порубленные деревья?

Тем самым отточенным за утро душевным зрением увидел я мысленно, как беспечные туристы расположились здесь на берегу в тени дерева. Стали готовить обед. Заморосил дождик и они развели костёр в углублении под стволом, чтобы не залило. Какой­то парень принялся рубить корневище. Его остановили…

Люди, венец природы, жгли и рубили дерево, а оно укрывало их от ветра и дождя…

С каким недвижимым смирением, нечеловеческим терпением и кротостью принимают они бури, буйные потоки вешних вод, подмывающих их корни. Засухи и злые рвущие древесину морозы. Умирают в зиму и воскресают по весне. Но сколько видят они чудесных рассветов и закатов, как любовно перебирают им листочки весенние ветерки с гор. Как они засыпают и просыпаются под благостный шум волн. Слышат пение птиц. Наблюдают, как сороки ли дятлы вьют в их ветвях гнёзда, выхаживают птенцов…

Сделалось стыдно за мысленный поклёп на деревья, родившийся в голове после несчастного случая с соседом. Ражий и рыжий мужичина В. заготавливал в лесу дрова. Подпиленная осина, падая, выбила у лесоруба из рук бензопилу и бешено вращающаяся цепь расхватила ему бедро, едва не лишив детородного органа. Когда узнал эту историю, проклюнулась нехорошая догадка: деревья мстят своим убийцам…

…Теперь же, глядя на ожоги и раны тополей, устыдился.

Усовестившаяся память тем временем выдала ещё одну картину — тоже огромный живой тополь. Из ствола его на уровне человеческого роста торчали ощетинившиеся ржавые концы толстенного, в руку, стального каната. Дебаркадер ли крепили, может, плоты накинули петлю на дерево. А снять не удосужились. Так и осталась стальная петля на живом стволе. Но, слава Богу, не задушила дерево, просто за долгие годы оно тихо «зажевало» трос. Теперь же, сидя на изрубленном, тёплом от солнца корневище, я увидел, как дерево с великим многолетним терпением, любовью, мягко обращивалостального убийцу нежной корой, обтекало соками, которыми питало ветви и листья. И сталь, калёные стальные нити не выдержали, рассыпались в прах. Не есть ли и это пример, Божественный знак всепобеждающей силы кротости и любви нам людям?

Много о чём думалось и вспоминалось в тот тихий благостный час.

Представился и сухонький белый старичок, Алексей Иванович Жауров, и летом, и зимой не снимавший шапку­ушанку. Холодили голову оставшиеся после войны осколки снаряда. И думалось, что связывает это великое дерево и Человека божественное сопряжение кротости и милосердия.

«…За всю свою жизнь я даже на собаку не заругался, — говорил мне беленький старичок, щуря выцветшие за девяносто лет жизни глаза. — В войну бабы без мужиков, удовы, злые были. А я, инвалид, по ранению комиссованный, бригадир у них. Накинется такая удова и давай материть, и такой, и рассякой, а я стою и молчу. Всё про неё, голубушку, знаю. И как зерно ночью с тока таскает, и с чьим мужиком погуливает… Всё знаю, а молчу. Прокричится, ей лекше сделается. На другой день на коленки передо мной падает: прости дуру бешеную… А я токо рукой эдак махну: Господь простит».

Давно улетела уставшая от земных тягот душа раба Божьего Алексия в небесные выси, куда тянет оживающие ветви тоже старый великан­тополь.

Чу, дождинкой упал едва различимый звук. Ухо уловило, но не поняло, сердце распознало, залилось радостью — жаворонок! Заколоколил, залился далёкий, невидимый, как награда, за благие помыслы.

Да святится имя Твое.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные iconЕсли понравилась книга пошли sms пятерым друзьям с адресом сайта...
Его помощь и прощение. Мы ищем убежище у Аллаха от зла в нас самих и от наших злых поступков. Кого Аллах ведёт, не может заблудиться,...

«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные iconУтверждение законов аллаха и низвержение преград к этому
Хвала Аллаху, Господу миров, свидетельствую, что нет Бога, кроме Аллаха, Единого, Которому нет сотоварища, Бога первых и последних,...

«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные iconСтарт-ап успеха или что такое коучинг
Прежде всего, хотелось бы поблагодарить постоянных читателей рубрики. Для тех, кто впервые обратил внимание на наши публикации, хочу...

«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные iconЯ благодарю Бога за эту честь и возможность рассказать вам немного о нас
Совокупность Совершенства". Наша Церковь начала свою деятельность 11 сентября 1994 года в ресторане "McDonald", потому что в то время...

«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные iconАккомпанемент для балалайки с Вечностью или Тайны забытых снов
Большинство из нас не задумываются, в каком мире они живут. Живут, как живётся; просто живут. Может так и нужно, и всё давно решено...

«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные iconТомас Веспетал Определение Механизм
Среди тех, кто принимает Библию как Божье слово, есть разногласие по поводу степени ее богодухновенности, т е каждое слово в Библии...

«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные iconНачнем с приветствия тех, кто нас окружает
Собравшись на празднование Международного женского дня, мы присоединяемся к сестрам (и братьям) в целом мире, помня, что «забота,...

«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные iconВ тисках мирового заговора
Наверное, у каждого из нас хоть раз в жизни была встреча с чем-то неизвестным; чем-то таким, что способно перевернуть все устоявшиеся...

«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные iconПрограмма развития Республиканского многопрофильного лицея на 2006-2010 годы
«Куда нам идти, что делать?», «Каково будущее которое мы создаем?», «За что с нас спросят те, кто нам поверит и пойдет за нами?»

«Нет случайностей в мире Бога» кто из нас не повторял эту фразу? Но вдумываемся ли в происходящие с нами «случайности»? Пытаемся осмыслить как божественные iconУчителя и их учения
Кто не боится увидеть свет, тот от орлинного глаза. Кто не боится войти в огонь, тот огненного рождения. Кто не боится невидимого,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница