Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно




НазваниеИзбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно
страница5/20
Дата публикации05.04.2013
Размер3.78 Mb.
ТипРеферат
vbibl.ru > Астрономия > Реферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

^ ПЯТАЯ ЛЕКЦИЯ

Дорнах, 15 марта 1924 г.

Давайте продолжим, господа, и я покажу вам допол­нительно, как приживалось христианство в Европе.

Видите ли, в первое время после основания христи­анства оно распространялось сначала на юге вплоть до Рима и затем, позднее, с III, IV, V столетия стало распространяться и на Севере. Давайте ретроспектив­но посмотрим на Европу ко времени распростране­ния в ней христианства, в период основания христи­анства. Я хотел бы ответить вам на вопрос, как выгля­дела Европа — в смысле нашей цивилизации — в то время, когда распространялось христианство.

Если мы здесь вверху представим себе Азию (изображается на рисунке), то Европа окажется маленьким придатком Азии, своего рода маленьким полуостровом. Вы ведь знаете, Европа выглядит так: здесь мы имеем Скандинавию, здесь мы имеем Балтийское море, Ост­зее; затем мы переходим в Россию. Здесь расположена современная Дания. Здесь мы переходим к морскому побережью Германии, здесь мы приходим в голланд­ские, а здесь во французские области. Здесь мы перехо­дим в Испанию, здесь переходим в Италию. Теперь мы приходим в ту область, которая нам уже известна; мы приходим к Адриатическому морю, а здесь — к Греции; затем идет Черное море. Здесь мы приходим в приле­гающую сюда Малую Азию, а тут мы переходим затем в Африку. По другую сторону находятся у нас Англия и Уэльс, а здесь Ирландия, обозначенная лишь слегка.

Я попытаюсь сделать ясным для вас, как выглядела Европа в то время, когда христианство, постепенно рас­ширяясь, приходило в Европу. Здесь Европу от Азии отделяет Урал. Здесь мы имеем могучую реку Волгу, и если бы мы в то время попали в эти области, которые се­годня составляют Южную Россию, Украину и так далее, то мы застали бы там — в то время, когда христиан­ство поднималось с юга — народ, потом совершенно исчезнувший из этих земель, переместившийся на Запад и на Западе растворившийся среди других наро­дов; это остготы. Итак, в то время, когда христианство начало распространяться, здесь жили остготы. Сразу после этого вы видите, как в определенное время все эти народы начинают переселяться (имеется в виду Ве­ликое переселение народов IV—VI вв. по Р. Х. — прим. перев). Однако в то время, когда христианство продви­галось наверх с юга, эти народности в Европе занима­ли определенное место, проявляли оседлость.

Видите ли, если вы возьмете Дунай, то, переходя дальше, вы имеете здесь современную Румынию и со­временную Венгрию. В этих областях — нынешней Румынии и нынешней Венгрии — тогда осели вестготы. Если мы перейдем дальше, то здесь, в нынешней запад­ной Венгрии, севернее Дуная находились вандалы. Так тогда назывались эти народности. А там, где сегодня на­ходятся Моравия, Богемия, Бавария, располагались так называемые суевены, из которых затем возникли шва­бы. Если мы поднимемся дальше вверх — здесь течет Эльба, затем она впадает в Остзее, в Балтийское море, то здесь повсюду находились готы. Но здесь, здесь находит­ся Рейн, который вы хорошо знаете; здесь располагался бы современный Кёльн, здесь вокруг Рейна жили так называемые рипуарические франки. Поднимаясь выше (по карте, а не по реке —прим. перев), где устье Рейна, жи­ли салические франки. И здесь, вплоть до Эльбы, жили саксы. Саксы получили свое наименование от людей, на­ходившихся южнее. Они получили такое название, по­скольку находившиеся южнее народы отличались тем, что питались по преимуществу или исключительно мя­сом, и их называли «пожирателями мяса», «мясоедами».

Здесь, дальше в этой местности располагались рим­ляне; в нынешней Франции, нынешней Испании и так далее, даже здесь, повсюду находились греко-римские народы. Среди них христианство распространялось в первую очередь, а затем продвигалось на Север. Мож­но сказать, здесь, в этой области, христианство при­шло на Север раньше (имеется в виду Причерноморье, Украина — прим. перев), чем в более западных облас­тях. Так, среди готов мы находим древнего епископа Вульфилу(20), что означает «волчонок». Вульфила перевел Библию на готский язык(20а), причем очень рано, в IV сто­летии по Р. Х. Этот перевод Библии очень интересен, так как весьма сильно отличается от более поздних пе­реводов Библии. Он содержится в чрезвычайно ценной книге, находящейся сегодня в уппсальской библиоте­ке в Швеции; таким образом, можно видеть, что здесь, на Востоке, христианство распространилось раньше. Следуя за тем, что я нарисовал, вы найдете, что здесь располагались греко-римские народы; но в этих об­ластях повсюду находилась в древнейшие времена еще одна древняя группа народов, древнейшее население Ев­ропы, которое представляет большой интерес. Это древ­нейшее европейское население, которое я вам обозна­чил теперь на рисунке красным цветом, ко времени про­движения христианства на Север было уже отодвинуто в западные области. Ибо все эти народности (имеются в виду те, кто отодвигал кельтов на запад — прим. перев) первоначально не находились в этих областях, но появились там только к тому времени, когда начало распространяться христианство. Все эти народности следует представлять себе живущими на границе между Азией и Европой. А те, кто в настоящее время являются славянами, находились еще дальше, внутри Азии.

Вопрос состоит в том, что если мы вернемся ко вре­мени возникновения христианства, то я должен буду для вас всю эту карту Европы заштриховать красным цветом. Тогда вся Европа была пронизана древним кельтским населением. А все те, кто появился в Европе позднее, кого я вам здесь нарисовал и описал, все они гораздо позднее переселялись из Азии — за пару столе­тий до, пару столетий после основания христианства. И вот возникает вопрос: почему же все эти народности переселялись? Эти народности в определенный мо­мент мировой истории приходят в движение; они уст­ремляются в Европу. Это происходило по следующей причине: если вы посмотрите на нынешнюю Сибирь, то она представляет собой гигантскую запустевшую малонаселенную территорию. Эта Сибирь в не столь отдаленное время, незадолго до возникновения хри­стианства, за пару столетий до него, была более низ­менной страной, и эта более низменная страна была от­носительно теплой. Затем произошел подъем. Подъем суши был совсем не велик, тем не менее, в тех странах, где раньше было тепло, стало холодно, озера высыхали, все запустевало. Итак, здесь сама природа содействова­ла тому, чтобы люди переселялись с Востока на Запад. Кельтское население Европы было очень инте­ресным. С этим кельтским населением сталкивались народы, мигрировавшие на Запад. Кельты были от­носительно миролюбивым народом. Кельтское насе­ление Европы еще в значительной степени обладало тем, что можно назвать первоначальным ясновидени­ем, настоящим изначальным ясновидением. Если эти люди принимались за какое-нибудь ремесло, то они думали: в этом ремесле им помогают духи. И если кто-то чувствовал, что он сможет ловко изготовлять обувь — ну, обуви как таковой еще не было, но было нечто подобное, покрывающее ноги, — то в проявле­нии своей умелости он видел духовную помощь. И он действительно мог воспринимать то, что помогало ему из духовного мира. Эти древние кельты так смотрели на свою жизнь, что были в некотором смысле «на ты» с духовным миром. Вот почему эти народности изго­товляли очень красивые вещи. Кельтское население проникало также в Италию в очень глубокой древно­сти и создало там много прекрасного, вследствие чего грубый римский образ жизни, унаследованный от раз­бойничьего народа, стал более изысканным. Именно благодаря проникновению кельтского населения пер­воначальная римская грубость немного смягчилась.

Итак, в древности повсюду в Европе было кельт­ское население. На юге тогда находилось римско-гре­ческое, романско-греческое, латино-греческое населе­ние. И, как было сказано, из-за подъема суши в Сиби­ри, отчего Сибирь запустела, сюда надвигались эти (то есть прежде населявшие Сибирь — прим. перев. ) народности. К тому времени, когда христианство про­бивалось с юга на север, карта Европы выглядела так (указывается на рисунке).

Вот на что стоит обратить внимание, господа: неко­торые свойства народов сохранились хорошо, другие отличительные особенности сохранились меньше. Мож­но, например, отметить следующее: среди народностей, переселявшихся из Азии в Европу, были также гунны, могущественным царем у которых был Аттила(21). Но Ат­тила — готское имя! Ведь Аттила на готском языке озна­чает «батюшка». Поскольку многие из перечисленных мною народов признавали гуннского царя Аттилу сво­им царем, он получил готское имя. Однако гунны очень сильно отличались от других народностей. Это проис­ходило оттого, что все эти большей частью дикие наро­ды, переселявшиеся сюда, были первоначально в Азии горцами, горными народами. Более кроткие народы среди переселенцев, такие как готы, были по большей части народами равнин. Дикие дела гуннов, а позднее дикие дела мадьяр обусловливались тем, что первона­чально в Азии они были горцами, народами гор.

Случилось так, что римляне — независимо от хри­стианства — все больше и больше расширяли сферу сво­его господства на Север, где они сталкивались с народно­стями, переселившимися из Азии. Возникало множество войн между римлянами и народами, находившимися на севере. В последний раз я уже упоминал вам имя одного весьма значительного римского писателя, Та­цита. Он много написал по римской истории, но, кроме того, он также написал великолепную мощную книжеч­ку под названием «Германия»(21а). В ней он описывает на­родности, находившиеся здесь, вверху примерно через сто лет после основания христианства, описывает вели­колепно, так что в описаниях Тацита эти люди предста­ют как живые. Но я говорил вам также и о другом: Та­цит писал, будучи образованным римлянином, но он не смог сказать о христианстве ничего, кроме того, что оно было основано как секта в Азии неким Христом, кото­рый был осужден и казнен! Следовательно, Тацит писал в Риме еще в то время, когда христиане были порабоще­ны, когда они еще жили в своих подземных катакомбах; он ни разу не описал их правильно. Следовательно, сре­ди этих северных (по отношению к Палестине — прим. перев) людей христианство было неизвестно.

Однако эти северные люди имели тогда религию. Очень интересно, что же за религия была у этих север­ных людей? Вспомните еще раз, господа, как складыва­лись религиозные представления у южных и северных народов. Мы говорили об Индии; там преимуществен­но рассматривали физическое тело, то есть обращали внимание на нечто, принадлежащее человеку. Египтя­не смотрели на эфирное тело — опять-таки, на нечто, принадлежащее человеку. Вавилоняне и ассирийцы рассматривали астральное тело — это снова нечто че­ловеческое. Иудеи, евреи видели "Я" в своем Яхве — и это тоже нечто от человека. И только о греках — это потом перешло и к римлянам — я должен был сказать вам: они меньше обращали внимание на человека, они больше направляли свой взор на природу. Греки были поистине великолепными наблюдателями природы.

Однако люди, находившиеся здесь на Севере, во­обще обращали взгляд на человека как такового, на внутреннего человека в еще меньшей степени, чем гре­ки. Это интересно: люди здесь на Севере полностью забыли о внутреннем человеке, они даже не вспоми­нали о том, что можно думать о внутреннем человеке. Греки и римляне имели, по крайней мере, воспомина­ния; они жили по соседству с народами, населявшими Переднюю Азию, с египтянами, вавилонянами и так далее; греки имели воспоминания о том, что думали эти древние народы. Народы северные смотрели толь­ко на окружающий мир, только наружу, из человека. И они видели не природу, они видели находящихся вне человека стихийных духов. Древние греки виде­ли природу, тогда как люди здесь, на Севере видели природных духов. Поэтому именно среди этих людей возникали прекрасные рассказы, сказки, саги, мифы; эти люди повсюду видели духов. Греки видели высокую гору, Олимп; на Олимпе жили боги. Люди на севере не говорили: на горе живут боги, но они в некотором смысле в вершине горы видели самого бога, так как вершина горы не казалась им просто скалой. Если на вершине горы блестела утренняя заря, гора покрыва­лась золотом, над горой поднималось утреннее Солн­це, то эти народы видели не саму гору, а этот ткущий­ся покров утреннего солнца над горой; это и было божественным для них. Это происходило для них ду­ховным образом. Для них было вполне естественным видеть простирающееся над горой духовное.

Греки строили храмы для богов. Во всей Азии для богов строили храмы. Но люди на севере говорили: мы не строим храмов. Что значит, строить храм? Там внутри мрачно; но над горами светло и ясно. И богов, то есть духов, следует почитать, поднявшись на гору. Они размышляли следующим образом: если над горой сияет свет, то он приходит от Солнца; но Солнце наиболее благотворно в середине лета, когда наступает Иванов день, как мы это называем сейчас. И они взби­рались на гору, разводили огонь и отмечали праздники своих богов не в храме, но на высоких горах. Еще они говорили: да, солнечный свет и солнечное тепло вне­дряются в Землю, а весной они снова выходят из Зем­ли наружу, чему содействует Солнце. Вот почему надо почитать Солнце даже в том случае, когда оно посылает свои силы наружу из земли. Особо благоприятным ме­стом, чтобы ощутить, как солнечная сила возвратным образом действует из Земли, были для них леса, где росло много деревьев. Вот почему они поклонялись сво­им богам в лесах. Не в храмах, но на горах и в лесах.

Видите ли, эти народности считали все одухотво­ренным. Древние кельты, изгнанные этими племена­ми, еще видели самих духов. Эти племена уже не виде­ли больше духов, но во всей природе рассматривали как божественное то, что блестело как свет, присутст­вовало как тепло, действовало в облаках как воздух. Такова была древнегерманская религия, древняя ре­лигия, которая затем была вытеснена христианством.

Христианство, приходило в эти области в двух формах. Когда-то оно проникло сюда, вверх, в Юж­ную Россию, а также в те области, где расположены нынешние Румыния и Венгрия. Здесь затем вышена­званный Вульфила переводил Библию. Сюда пришло христианство (арианство — прим. перев), бывшее более истинным, нежели то христианство, которое на вто­ром пути повсеместно распространялось из Рима. Из Рима христианство распространялось в большей сте­пени как господство. Можно сказать даже так: если бы христианство, поднимавшееся здесь, на Восток, через Россию в то время, когда там еще не было славянских племен, — если бы распространилось именно это хри­стианство, то христианство в целом стало бы совер­шенно другим; оно стало бы тогда более внутренним, поскольку приняло бы азиатский характер. Азиатский характер является более внутренним. Христианство же, распространявшееся из Рима, приняло более внеш­нюю форму, которая затем стала мертвой в культе, ибо значение этого культа больше не постигалось. Я рассказывал вам о дароносице, о «святая святых», ото­бражавшей, в сущности, Солнце и Луну — но это было скрыто, это не могли больше оценить по достоинству. И так здесь распространялся культ, утерявший сущ­ность, иллюзорный культ. Этот утерявший сущность культ был затем перенесен одним утерявшим сущ­ность императором в Константинополь; был основан город Константинополь. А в более позднее время это «видоизмененное» христианство распространилось и по другим странам. (Штайнер называет византий­ское христианство «измененным», так как оно, буду­чи римским, несло несовместимое с христианством стремление к мирской власти, светскому господству и, кроме того, утеряло свои космические, астрономи­ческие основы. В период разделения церквей IX—XI вв. на Римско-Католическую и Греко-Православную хри­стианство было принято на Руси, причем сильное влияние при этом было оказано со стороны болгарско­го манихейства, богомильства, о чем свидетельствует двоеперстие — манихейско-катарский жест — офи­циально просуществовавшее на Руси до патриарха Никона — прим. перев)

Христианство, изложенное, например, в переводе Библии сделанном Вульфилой (имеется в виду арианст­во), совершенно исчезло в Европе. Здесь распростра­нялось культовое христианство, имеющее внешний характер. И на Востоке, когда туда пришли славяне, тем более распространилось то, что в большей степе­ни представляло собой культ, что лишь в малой степе­ни обладало внутренней сущностью.

То, что я говорил вам о религиозных представле­ниях этих (германских) народов, позднее претерпело некоторые изменения. У людей всегда получается так, что в самом начале они еще знают, о чем идет речь; но затем знание о том, в чем дело, прерывается, и остают­ся только воспоминания. Остается нечто внешнее. Вот так из богов, которых люди видели, из духов природы определилось три главных божества. Вотана представ­ляли подобным свету и воздуху, парящему надо всем. Вотана, в частности, почитали во время непогоды: то­гда говорили: Вотан в ветре, Вотан веет в ветре.

Отличительным качеством этих (германских) наро­дов была способность воспроизводить в своей речи то, что они воспринимали в природе. Ведь не так ли, Вотана они почитали в веющем ветре. Ощутите то, что я произнесу: Вотан веет в ветре — три звука «В»! Люди приходили в ужас, когда бушевала буря, они подражали этой буре, говоря: Вотан веет в ветре! Так мы можем сказать и сегодня, однако в древней речи это звучало очень похоже.

Когда наступало лето и люди видели молнию и слы­шали гром при грозе, то в этом они тоже видели духов­ное начало. Они подражали ему в речи; духа, который раскатывался в громе, они называли Доннар: Доннар гремит в громе. То, что это заложено в речь, указывает на связь этих людей с внешним миром. Греки еще не бы­ли так хорошо связаны с внешним миром. Греки боль­ше искали в ритме, а не в построении речи. А у этих северных народов это закладывалось в саму речь.

Когда эти (германские) народы переходили в Ев­ропу, они прежде всего сталкивались с кельтами, при этом постоянно возникала борьба и войны. Ко време­ни распространения христианства военные действия велись постоянно. Как в веющем ветре и гремящем громе видели духовное начало, так видели его и в бу­ре битвы. Это происходило так: у людей были щиты и с помощью этих щитов сомкнутыми рядами они всей массой шли в атаку. Так они наступали еще тогда, ко­гда приходилось вести борьбу с римлянами. А если римляне бросались им навстречу и штурмовали севе­рян сверху вниз, то римлянам приходилось слышать ужасный клич: при наступлении у северян из тысяч глоток вырывался крик, направленный в их щиты. И гораздо больше, чем от германских мечей, римляне испытывали страх от этого страшного клича нападав­ших. И если бы сегодня кто-либо захотел воспроизве­сти нечто подобное наступательному крику этих пле­мен, направленному в их щиты, то это звучало бы как: «Циу цвинг цвист! Циу цвинг цвист!» Циу был духом битвы; они верили, что он идет на штурм вместе с ни­ми. Если какое-то германское племя шло на битву, они чувствовали: среди них находится духовное существо, оно принуждает (zwing) к войне. «Zwist» — означает война. «Циу цвинг цвист!» — это они выкрикивали в свои щиты. И римляне слышали эти приглушенные звуки: «Циу цвинг цвист! Циу цвинг цвист!» И это при атаке неслось над головами римлян. Как говорят, это внушало им больший страх, чем все луки, стрелы и тому подобное. Поистине, духовное начало жило в мужестве и стремлении этих людей к битве.

Видите ли, если бы можно было вновь воскресить этих людей в их прежнем виде — они, конечно, вос­станут снова, так как люди перевоплощаются, но то­гда они забудут эту историю — если бы можно было воскресить их в том виде, какой они имели когда-то и сравнить их с нынешним населением, то все нынеш­нее население показалось бы им сонными тетерями, ночными колпаками! И они сказали бы так: совсем не годится для человека, если он постоянно ведет себя как сонная тетеря, как ночной колпак! Пусть надева­ет этот ночной колпак и отправляется спать. Их об­раз жизни был совсем иным, они были подвижны.

Конечно, затем наступали и такие времена, когда эти народы не воевали. Но если они не воевали, гос­пода, то они ложились на медвежьи шкуры, имевшие­ся у них, и пили — они пили ужасно много. Это было их вторым занятием. Это тогда считалось добродете­лью; питье их совсем не было столь же опасным, как теперь, это был относительно безвредный напиток, сваренный из различных трав. Из этого возникло позднее пиво, хотя оно, конечно, очень отличалось. Эти племена пили в больших количествах. Они чув­ствовали себя людьми только тогда, когда по всему их телу сладко разливался этот сладкий напиток, этот мед (Met). Иногда еще встречаются люди, у которых можно заметить, если они немного чувствуют себя по­томками этих древних германцев, как что-то от этих последних оживает в них. Так в Веймаре я встречался с одним немецким поэтом, который пил почти так же много, как древние германцы! Но он, конечно, пил пиво. Древние германцы пили медовый напиток. Мы разговорились, и я сказал ему: но ведь это просто не­возможно, чтобы у человека была такая жажда! Тогда он сказал: какая там жажда, если у меня жажда, я пью воду; а вот если у меня никакой жажды нет, я пью пиво. Когда я пью пиво, то пью я не ради жажды, а ради веселья. Так было и с германцами; они стано­вились веселы, они становились деятельными, когда эта медовая сладкая жидкость струилась по их чле­нам, когда они возлежали на медвежьих шкурах.

Ну, а третьим основным занятием тогда была охо­та. Обработка пашен была в то время дополнительным занятием, и ее выполняли подчиненные народы. Ко­гда племя умножалось, оно подчиняло себе других; эти последние и должны были тогда заниматься земледе­лием. Это были несвободные люди. Когда же начина­лась война, они тоже должны были в ней принимать участие, они должны были носить оружие и так далее. Конечно, в то время разница между свободным населе­нием и несвободным была очень велика. Свободное население, те, кто вел войну, занимался охотой, пил, возлежав на медвежьих шкурах, совместно осуществ­ляли управление. Собираясь вместе, они обсуждали судебные и военные дела и все тому подобное, все, что было необходимо. Ничего не записывалось, потому что и писать-то тогда не умели. Все обсуждалось только устно. Городов тогда не было; люди жили рассеянно, по деревням. Они всегда образовывали своего рода общины из сотен и сотен деревень, так что примерно сотня деревень составляла общину. Они принадлежа­ли друг другу, это называлось сотня. В свою очередь объединения из сотен составляли область, гау. Сотни имели свои собрания, области — свои. Люди, имевшие право собираться на такие собрания, свободно пользо­вались полной демократией. То, что функционировало при этом, называли не госсоветом, не рейхстагом — все эти слова появились позже. Поскольку такие собрания были приурочены к определенному дню, их так и назы­вали («рейхстаг» буквально означает «государственный день» — прим. перев), в то время как все, что не было так регламентировано, называли динг (вещь). В англий­ском языке вы и сейчас еще можете услышать, если гово­рят о чем-то, чему не удается сразу подобрать название: thing = Ding, это называли Tageding (деловой день). Слово Ding (вещь, дело и др. ) сегодня не пользуется уважением, не вызывает доверия к себе. Мне пришлось столкнуться с этим. Мне поручили однажды сформу­лировать резолюцию, причем я употребил в этой резо­люции слово «Ding»; при этом председательствующий, очень известный астроном, страшно обиделся на меня, поскольку это слово в наше время считается неподхо­дящим; его нельзя употреблять по отношению к собра­нию серьезных людей! Но в древности такие собрания называли Ding. Не говорили: собрался рейхстаг, гово­рили: идти на Tageding (тагунг, вече). И в разговоре могли сказать: он «обвечевал» это дело, er «vertagedingt» die Sache. Видите ли, из слова «vertagedingen» (обсуж­дать на вече) путем преобразования возникло слово «verteidigen» (защищать, оборонять, отстаивать). Так позднее переформируются слова: verteigigen «защи­щать» возникает из vertagedingen (отстаивать на вече). Сегодня слово (защитник) используется только в суде. Здесь, в Швейцарии используют не слово «защитник», а слова «поверенный», адвокат, но в других местах говорят «защитник», «Vertidiger». Вот как жили эти лю­ди, с их божествами и духами. Этим людям в ту пору южные народы принесли христианство.

Но с другой стороны, здесь, на Западе христиан­ство тоже возникало двояким образом. Частично оно было принесено прямо в Рим; но плелась еще иная линия распространения христианства. Из Азии сюда, по большей части через самые южные области, где латинско-римский элемент еще не оказывал сколь­ко-нибудь существенного влияния, через Испанию в Ирландию. В Ирландии в первые христианские сто­летия форма распространения христианства носила весьма утонченный характер. Эта форма распростра­нения христианства проникала и сюда, в Уэльс. Отсю­да христианские миссионеры тоже проникали в Европу. Отчасти христианство приносили они, отчасти оно распространялось из Рима.

Видите ли, господа, я говорил вам, что, например, в монастырях, а также в первых университетах существо­вало многое, относящееся к древней науке, так что там христианство связывали с этой древней наукой. Вот то, что было получено от древней звездной мудрости, аст­рологии, все то, что позднее в Европе совсем исчезло, приходило из Ирландии. Из Рима, в сущности, распро­странялся только культ. Лишь позднее, когда Средняя Европа обратилась к Евангелию, Евангелие дополнило культ. Но среди людей жило многое из того, что было принесено из Ирландии. Видите ли, в Европе христиан­ство постепенно целиком и полностью превратилось в стремление к мировому господству. Положительные эле­менты христианства, существовавшие здесь, вверху, там, где возник готский перевод Библии Вульфилы, а также занесенные сюда из Ирландии, позднее мало-помалу со­вершенно исчезли. Они еще существовали в средневеко­вье в большом объеме, но затем по большей мере совсем исчезли. Видите ли, Рим действовал с большой хитро­стью. У народов, описанных мною выше, первоначально тесно связанных с природой, и перекочевавших из Азии в Европу — они не могли остаться в Азии, так как там земля подверглась запустению, — у этих народов сохра­нилась склонность к странствованию, бродяжничеству. События развивались весьма замечательным образом. Здесь, например, находится Эльба. Здесь, выше по Эльбе, во время, последовавшее сразу же за возникно­вением христианства, жили некоторые племена; это были лангобарды. Они жили здесь в северо-восточном направлении от саксов, на Эльбе. Вскоре после этого, спустя два столетия мы находим этих же самых ланго­бардов здесь внизу, на реке По, в Италии! Следователь­но, лангобарды перекочевали сюда. Ко времени, когда христианства еще не было здесь, но оно уже возникло, мы находим готов, остготов (восточных готов) здесь, на Черном море. Вскоре после этого несколько столе­тий спустя, мы находим их здесь, где раньше осели ван­далы и вестготы (западные готы). Вестготы кочевали все дальше и дальше на Запад. Через некоторое время мы находим их здесь, в Испании. Вандалов находим мы здесь, на Дунае. Несколько столетий спустя, ванда­лы вообще находятся не в Европе, но здесь, в Африке, напротив Италии. Эти народности кочуют. Они кочу­ют именно в то время, когда распространяется христи­анство; они все больше и больше оттесняются к Запа­ду. Славяне пришли сюда лишь значительно позднее.

Что же тогда возникло на Западе? Римляне уже об­ладали мировым господством, когда возникло христи­анство. Римляне вели себя чрезвычайно хитро. К тому времени, когда эти народы приходили на Запад и вы­ступали против римского государства, римляне были достаточно изнурены, они ослабели, превратились в опустившихся парней. Они не могли поделать ничего иного, кроме как испытывать дрожь в коленках, когда сверху раздавалось: «Циу цвинг цвист!» и раскатыва­лось по щитам. Они дрожали при этом как осиновый лист. Но умы у них были хитрые, заносчивые, гордые и высокомерные. Ну, а те племена по необходимости были скроены иначе. Конечно, между теми и этими существовала большая разница. У одних (римлян — прим. перев. ) здесь внизу были их земли — пашни, они были оседлые, имели за собой что-то. Эти же племена (германцы —прим. перев. ) здесь вверху не были привя­заны к месту имуществом, они кочевали. Было так, что римляне принимали к себе эти племена, атакующие их в южном направлении. Они предоставляли им зем­ли, поскольку у римлян земель было в избытке. Они давали им земли. В результате этого эти народности переходили от охоты и войны к земледелию, обработ­ке почвы. Но на каких условиях римляне давали им землю? Да, эти германские народности имели земли, они могли обрабатывать пашню. Они могли это делать, но управление принадлежало римлянам! Благодаря этому римляне постепенно становились господами. Сильнее всего такое господство проявлялось здесь на Западе. В областях, позднее заселенных немцами, лю­ди сопротивлялись дольше. Однако такие люди, как готы, приходя в Италию и приходя в соприкосновение с тамошними людьми, попадали в зависимость. Ведь римско-латинское население отличалось хитростью. Что они делали? Они говорили: если мы беремся за меч, у нас это больше не получается как надо. Ведь они стали худосочными парнями. Что же они сделали? Они сделали воинов из тех людей, которые к ним приходи­ли! Если римляне хотели вести войну, то они вели ее с помощью германцев, ведь эти последние были воен­ным народом. Они получали свои пашни и за это долж­ны были воевать, вести войну. Германцы, оставшиеся вверху, должны были воевать со своими собственными бойцами! Римляне побеждали их, командуя германца­ми! Так что в первое время после распространения христианства мы наблюдаем войны, которые южное население, римское население ведет с помощью тех же самых германцев, выступающих среди них. В лучшем случае только командование римской армией состоя­ло из римлян. Рядовой состав римской армии состоял, в сущности, из германцев, ставших римлянами. Дело было также и в том, что религиозное начало исходи­ло из Рима и вводилось соответствующим образом, приобщая этих людей. В эти древние времена люди зависели от своей религии значительно больше, чем позднее. Поэтому происходило, например, следующее. Видите ли, эти люди повсюду в природе восприни­мали свет и воздух как нечто духовное. Они тяжело переживали выпадение снега в октябре-ноябре, когда снег покрывал Землю и все духовное должно было исчезать. И напротив, они очень почитали то время года, на которое приходится наше Рождество. Тогда они ощущали: Солнце теперь снова возвращается. Это был праздник зимнего солнцеворота. Солнце снова об­ращалось к людям. Так что эти народности особенным образом относились к одухотворенной природе.

Римляне, уже возведшие христианство в принцип власти, господства, позволяли германцам отмечать этот праздник солнцеворота. Но они говорили: мы празд­нуем не солнцеворот, а Рождество Христа. Так что германцы могли в привычное для них время празд­новать свой праздник, хотя они праздновали его даль­ше уже с иным значением.

Германцы, можно сказать, повсюду под каждым приметным деревом видели какого-нибудь духа. Рим­ляне превращали такого духа в своего святого! Бла­годаря этому люди меньше замечали это, и в такой форме христианство распространялось среди герман­ских народов. Праздники, подобные празднику воз­вращения Солнца и так далее, были ориентированы на то, что древние германцы любили праздновать праздники своих богов на воле, в горах и лесах.

Следовательно, можно сказать: в Новое время, с момента основания христианства Рим преимущест­венным образом, действовал хитростью. С помощью хитрости, по существу, и управляли Европой в тече­ние многих столетий, — с помощью римской хитро­сти. Это зашло так далеко, что римляне даже в шко­лах сохраняли древний латинский язык, а на родном языке говорили только среди народа. Когда затем рим­ляне вместе с христианством вводили и науку, в ней не употреблялась родная речь — это пришло только в XVIII столетии — но повсюду научные дисциплины преподавались на латинском языке. Столь долго рим­ское начало выступало в своем исходном облике.

Но что же происходило на Западе, если мы перене­семся через Испанию и Францию вплоть до Англии? Видите ли, римское начало здесь оставалось живым. Поэтому и возникли языки, где продолжает жить рим­ское начало. Здесь же, в Средней Европе в большей степени одержал победу германский элемент. Здесь возникли германские языки. Здесь, выше одержал побе­ду романский элемент; поэтому возникли романские языки. Но по своему происхождению все эти люди, находящиеся здесь, как те, которые были в Испании, так и те, которые перекочевали в Италию, были гер­манцами. Я описывал вам рипуарических франков, салических франков, которые позднее переместились сюда — все они были германскими племенами, насе­лившими Францию. И над этими франками, увлечен­ными во Францию, подобно облаку распространилась романская речь, из которой возникли французский и испанский языки. Так древнее латинство продолжа­ло жить в измененной форме.

Дальше на Восток от Рейна люди, будучи наро­дом, сказали себе: ну, ученые в париках, преподаю­щие в школах, могут говорить по-латыни и тот, кто хочет стать священником, должен их слушать; но народ должен сберечь свой язык, сохранить его. Вот отсюда и возникло то противоречие, которое актуально для Европы по сей день, противоречие между Средней Европой и Западной Европой.

Постепенно с Востока приходили славяне. Не прав­да ли, я должен был сказать вам: эти народы переби­рались на Запад, где они частью исчезали, частью перенимали иную речь и так далее, затем позднее приходили славяне, расселялись на Востоке Европы и проникали в отдельных местах довольно далеко. Здесь, например, древнегерманский элемент смешивал­ся со славянским элементом по определенным причи­нам, которые я изложу вам в следующий раз, славяне на Востоке получили название «русы»; и напротив, те, кто предпочел эти области, исчезли среди германцев. Осталось смешение крови. И здесь тогда возникли «бо­руссы», те, кто был авангардом русов. Из «боруссов» потом возникли «пруссы»! Это всего лишь измененное слово. Здесь очень много славянской крови. В то вре­мя как сами славяне, оставшиеся позади, оказывались более пассивным, более спокойным населением, те, ко­торые приняли другую кровь, стали воинственными! В них нашла свое продолжение та воинственность, кото­рой обладали древние германцы. Итак, те, кто находил­ся в Пруссии, стали довольно воинственным народом; даже те, кто продвинулся сюда на Запад, даже чешское население является достаточно воинственным.

Такое, можно сказать, самоперемешивание осу­ществляла Европа. И в этот замес вступало христиан­ство. Мы продолжим в следующий раз.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconВыбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения,...
Введение к выходу в свет публикаций из лекций Рудольфа Штайнера для работающих на строительстве Гётеанума с августа 1922 г по сентябрь...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТретий приём задавать вопросы. Вопросы позволяют обратить внимание на область непонимания
При обучении иностранному языку учебная работа учащихся в парах использовалась всегда

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно icon2 Умеем ли мы задавать вопросы? Классификация типов вопросов 121

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconHuman Resources «success»
Определение потребностей покупателя. Активное слушание и умение задавать вопросы

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТимофей Гуртовой правда, об ускорении нейтральных атомов
На Большом Форуме, в теме физика с ником castro «Релятивистское соотношение между скоростью и энергией», автор темы обмолвился о...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconБиблейское основание
Искусство давать ответы на философские вопросы и возражения относительно Евангелия и Христианства называется апологетикой. Оно происходит...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconУмение задавать вопросы, самостоятельно формулировать гипотезу
На партах у каждого ученика опорный конспект урока, текст романа «Мастер и Маргарита», отрывки из критических статей

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconОсновные вопросы темы: 1 источники социального развития человека
Он может созреть и раскрыться во всей своей красоте, либо увянуть, так и не раскрывшись. Эти потенциальные возможности развития особенно...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconУрок по английскому языку тема: «Алфавит. Числительные. Животные. Школьные предметы»
Развитие коммуникативной способности, развитие умения задавать вопросы и отвечать на них

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconНикогда не задавать вопросы прямо, даже если собеседник отлично понимает,...
Мы запускаем новый проект виртуальную выставку, созданную моими читателями в моем блоге

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница