Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно




НазваниеИзбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно
страница2/20
Дата публикации05.04.2013
Размер3.78 Mb.
ТипРеферат
vbibl.ru > Астрономия > Реферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

^ ВТОРАЯ ЛЕКЦИЯ

Дорнах. 5 марта 1924 г.

Ну, господа, не пришло ли кому-то из вас что-ни­будь на ум?

Вопрос: О назначении кануна поста, масленицы. Нельзя ли было бы услышать от доктора Штайнера что-нибудь на эту тему? Откуда происходит празд­ник масленицы, что он означает?

Доктор Штайнер: итак, вы имеете в виду масленицу, масленичный карнавал. Какова его цель? Видите ли, праздник карнавала не понять, спрашивая о том, какую цель он имеет. По крайней мере, форма его проведения говорит о том, что, в конце концов, люди с годами могли бы вполне обходиться без этого праздника. Можно было бы сказать, что, в сущности, по нынешним воззрениям этот праздник не имеет никакого смысла. Он не имеет больше своего первоначального значения. С карнава­лом и подобными ему вещами дело обстоит так же, как с орденами, пышными одеяниями и так далее. В про­шлом они имели определенный положительный смысл, но постепенно этот смысл утрачивался. Ведь, не правда ли, другие праздники тоже мало-помалу исчезают: так что постепенно они потеряют свое значение, если они не будут обновлены в своем первоначальном смысле. В отношении карнавала не предпринимается каких-либо усилий для восстановления его прежнего значения. А ведь карнавал мог бы еще глубже проникнуть в соци­альную жизнь, если бы он снова получил свой первона­чальный смысл, который он имел, например, в Древнем

Если мы вернемся к Древнему Риму, то обнару­жим следующее. В то время между людьми сущест­вовало, если можно так выразиться, такое же разде­ление, как и теперь, в настоящее время: одни были государственными чиновниками, другие — воинами, третьи — рабочими и так далее, причем разделение это, по крайней мере в социальном смысле, было то­гда еще более жестким, чем сейчас. Ведь тех, кто был рабом, могли даже продать, человек был объектом купли-продажи. Можно сказать так: различия между людьми в Древнем Риме были гораздо значительнее. Однако это сознание социального неравенства долж­но было исчезать хотя бы на несколько дней в году. Ведь, не правда ли, сегодня говорят о демократии и полагают, что все люди, хотя бы чисто теоретически, равны между собой. Римляне ни в коем случае так не считали; напротив, у них считался настоящим челове­ком только тот, кто по рождению принадлежал к вы­сшему сословию. Вы знаете, что вплоть до нашего вре­мени некоторые люди руководствовались поговоркой «Человек начинается только с барона» — то есть тот, кто был ниже барона, и человеком-то не считался.

Такие традиции были, конечно, очень сильны в Древнем Риме. Хотя дворянства в то время еще не су­ществовало в той форме, как это было позднее, ведь дворянство — это чисто средневековое установление, свойственное так называемой эпохе феодализма, тем не менее, в Древнем Риме сословные различия были очень велики. Но хотя бы на пару дней в году люди должны были почувствовать равенство, господство де­мократии. Конечно, это не могло происходить так, что­бы люди выступали в своих обычных обличиях, иначе они узнавали бы друг друга; поэтому они должны были носить маски. Тогда они становились тем, чем была мас­ка. При этом какой-то человек становился королем кар­навала. Он мог в эти дни делать все что хотел. Он мог отдавать приказы, хотя в иное время ему приходилось лишь исполнять чужие приказы. И весь Рим на пару дней становился тогда безумным, сдвинувшимся; лю­ди могли вести себя даже со своим начальством совсем иначе, они не должны были оказывать им уважение — итак, на несколько дней люди становились равными! Эта традиция, конечно, приводила к тому, что в эти дни люди не печалились и не плакали, они радовались тому, что хоть пару дней им можно так прожить. И эта радость превращалась в карнавальное веселье: люди выделывали всякие дурацкие шутки, освободившись на пару дней. Вот так возникали все эти карнаваль­ные удовольствия, карнавальная распущенность.

Вследствие того, что эта традиция очень нравилась людям, она сохранялась. Но хотя она и сохранялась, об ее первоначальном значении уже не знали. Остался только карнавал — время, когда можно было выделы­вать дурацкие шутки, так как тогда позволялось делать такие дурацкие шутки. Но затем церковные власти ре­шили, что необходимо вслед за праздником отмечать пепельную среду, чтобы человек чувствовал свою вину, чтобы не смели делать все, что захочется, и так далее. Тогда христианство развило одну традицию, один обы­чай — характерный, по крайней мере, для прошлого времени; человек должен был испытывать лишения, это проявилось в установлении поста. Было, конечно, целесообразным сочетать время карнавала и время поста (в православной традиции масляная неделя, мас­леница, и Великий пост — прим. перев), поскольку во время карнавала люди меньше всего сдерживали себя, они немедленно делали все, что им нравилось. А после этого становилось гораздо хуже, нельзя было есть то, что ели перед этим. Затем становилось так, как если бы предшествующего времени и не было. Так сочета­лись между собой эти праздники.

Причем в Риме дело обстояло так, что в более отда­ленном прошлом карнавал начинался примерно в то

нут на более позднее время года. Именно благодаря этому мы сохранили нынешний карнавал. Даты карна­вала отсчитываются, как я полагаю, во всех местностях от Пасхи, только в Базеле он празднуется неделей поз­же, насколько мне известно. Впрочем, это приводит, как я слышал, лишь к тому, что его празднуют дважды!

Вот то, что следовало сказать по этому вопросу. То же самое можно было бы сказать и о многих других свойственных человечеству вещах: первоначально они имели смысл, но затем, позднее, этот смысл был уте­рян. И вот спрашивают: почему это все происходит?

Может быть, кто-либо хочет сегодня спросить о чем-то еще?

Вопрос: Я хотел бы спросить господина доктора, нельзя ли было бы продолжить историческую тему, как в прошлый раз?

Вопрос: Мне хотелось бы спросить у господина док­тора, возможно ли такое, что люди наносят друг другу вред или причиняют боль, стало быть, могут воздейст­вовать друг на друга (минуя прямой контакт — прим. перев. )? Госпожа — назовем ее А. — имела трехлетнего ребенка, который всегда видел, как через двери и че­рез окна входят какие-то существа. Ребенок часто бес­покоился ночью, особенно если женщина, стиравшая нательное белье, заимствовала вещи из дома — ребе­нок всегда беспокоился. В конце концов, это прекрати­лось, затем, позднее, женщина умерла. Мне хотелось бы спросить господина доктора, возможно ли нечто подобное? (Вопрос или задан сбивчиво, или записан не полностью — прим. перев. )

Доктор Штайнер: Эти вещи относятся, конечно, к той области, где из-за легковерия людей могут особен­но сильную роль играть всевозможные суеверия. Хотя тут есть и фактическая сторона. Вы должны только уяс­нить себе, что в мире существуют закономерности, связи, которые нельзя проследить исключительно физиче­ски. Я хочу начать с очень простых закономерностей.

Давайте возьмем такую вещь, как сбор винограда. Вы собираете виноград, отжимаете его, приготавливае­те вино, заливаете в бочки, складируете в подвале. И вот вы замечаете, что вино играет, становится беспокойным ко времени выделки вина из следующего урожая — ко­гда снова подходит время выделывать вино. Оно ведь никак физически не сообщается, а тем не менее, связь налицо. Это простой факт, который показывает вам, что и в самой природе есть связи, которые нельзя просле­дить глазами, если не прибегать к чему-то еще.

Сегодня, как вам известно, есть примеры, выходя­щие за пределы повседневной очевидности. Подумайте хотя бы о том, что даже в области неживой природы в настоящее время существуют устройства, которые не только в утонченном, но и в бытовом смысле нахо­дятся за пределами очевидного. Подумайте хотя бы о радиопередачах! На чем основана радиопередача? Она основана на том, что где-то находится электрогенератор, радиопередатчик; к нему не присоединяют проводов, он располагается отдельно, сам по себе. Где-то в другом месте находится другой аппарат, не связанный с пер­вым, внутри него находятся тонкие пластины, которые могут двигаться (вероятно, имеется в виду воздушный конденсатор — прим. перев. ). Такой аппарат называют когерером. Вы, как кажется, не имеете никакой физи­ческой связи, но если здесь (в первом аппарате — прим. перев. ) возбуждается электричество, то там (в другом аппарате —прим. перев. ) принимается сигнал. Если вы установите связь с первым аппаратом, то сможете полу­чать оттуда депеши так же, как с помощью проволоки получаете электричество. Несомненно, это основано на свойстве электричества распространяться, но увидеть этого нельзя; распространение электричества осущест­вляется тут помимо грубо-физических связей. Так что здесь вы даже в области неживой природы имеете дела с такой связью, о которой можно сказать, что она лежит за пределами очевидного, хотя бы до известной степени.

Вещи такого рода могут распространяться шире. Возьмем пару близнецов. У пары близнецов отсутствуют какие бы то ни было физические связи, если они уже дос­тигли определенного, более позднего возраста. Один мо­жет находиться в одном месте, второй — в другом. И все же именно у близнецов можно наблюдать, что если один из них, например, в определенное время заболевает, то и другой, находящийся очень далеко, тоже болеет! Или один в какое-то время чем-то сильно опечален, у дру­гого появляется то же самое. Все эти вещи показывают вам, что в мире есть воздействие такого рода, когда нель­зя говорить о каком-либо физическом воздействии.

Если же обратиться к миру животных, то и там мы очень скоро заметим, что у животных есть такие восприятия, которых нет у человека. Возьмем при­мер, когда в какой-то местности происходит земле­трясение или извержение вулкана, столь вредное для людей. Люди спокойно остаются на месте, тогда как животные еще за день до событий стремятся убежать прочь оттуда, стремятся оставить эту местность! На этом примере вы тоже можете видеть, что у животных могут быть ощущения, не укладывающиеся в рамки физического. Если бы они происходили на физическом уровне, то и люди были бы в состоянии хоть что-то воспринимать в такой ситуации.

Из всего этого вы видите, что в мире имеются связи, реализующиеся помимо физического. Если мы относим­ся к таким тонким связям с пониманием, то мы прихо­дим к тому, что иногда люди чувствуют нечто такое, чего они ни в коем случае не могли бы воспринять на физи­ческом уровне. Я хочу привести один пример. Человек находится в каком-то месте —такие вещи происходят на удалении в сотни и тысячи километров от случив­шегося — вдруг он вздрагивает, перед ним внезапно появляется образ, подобно сновидению, он вскрикивает и произносит: мой друг! Но друг тут же исчезает. Он мо­жет переживать это в Европе, а друг может находиться в Америке. Мой друг! С ним что-то произошло. Выясняет­ся, что тот умер. Следовательно, такие вещи существу­ют. Опять-таки можно констатировать, что такие вещи могут реализовываться без физической коммуникации.

Надо, однако, заметить: это благо для нашего чело­вечества, что такие вещи не распространяются повсе­местно. Вы только представьте себе, что ваша голова была бы приспособлена к тому, чтобы воспринимать все то, что говорит или думает о вас плохого тот или иной человек — это была бы скверная история! Вы ведь знаете, не так ли, что если мы имеем дело с теле­графным аппаратом, то надо сперва наладить оборудо­вание, подключить провода и тогда уж вести передачу. Точно так же и в случае беспроволочной телеграфии, радиопередачи, надо сперва навести порядок здесь, удалить эту вещь нельзя (показывается на рисунке), и тогда будет происходить передача (вероятно, имеется в виду настройка приемника на волну передатчика с помощью воздушного конденсатора — прим. перев). В самом распространенном случае у полностью здоровых людей дело обстоит так, что человек не подключается ко всем проходящим здесь токам; но в особых, специ­фических случаях может происходить так, что чело­век подключается к тому или иному (потоку).

Возьмем, например, вот что; по понятным при­чинам я не могу достаточно хорошо исследовать ваш случай, поскольку, по всей вероятности, вы и сами не знаете, правдоподобен ли он. Но я хочу исследовать похожий случай, тогда и ваш случай станет для вас понятнее. Мне всегда хочется говорить только об аб­солютно достоверных вещах, так как в ином случае можно легко опуститься до обыкновенной болтовни. Вы, по всей вероятности, не сами пережили этот слу­чай, но прочли или услышали рассказы о нем? Итак, я хотел бы исследовать только то, что совершенно достоверно. Допустим следующее: одна женщина, на­зовем ее фрау А., во время беременности поссорилась с другой женщиной, фрау В., которая жила по соседст­ву. Ведь бывает так, что люди ссорятся друг с другом, не так ли? Могло случиться, что эта фрау В., живущая по соседству, так сильно проклинала другую, фрау А., что эта последняя вследствие ругани и ярости фрау В. была очень сильно напугана. Из-за этого родившийся потом ребенок мог попасть в определенную зависи­мость от этой фрау В., причем и сама фрау В. стала зависимой от ребенка. Могло произойти так, что из-за этого ребенок стал особенно чувствителен по отно­шению ко всему, что ему давали как нательное белье или нечто подобное, если вещи стирала фрау В. Но с другой стороны, и для самой этой фрау В. могло ока­заться важным получать это нательное белье. Ей оно было нужно потому, что она испытывала все же неко­торое раскаяние в том, что она причинила фрау А., и для успокоения ей нужны были какие-нибудь вещи из этого дома (из дома фрау А. — прим. перев. ). В тот момент, когда фрау В. возвращала эти вещи, ей очень хотелось любым путем получить что-то из них снова. Люди, страстно желающие что-то получить, и не бу­дучи вороватыми от природы, могут «заимствовать» разные вещи. Склонность к воровству проявляется у них только по отношению к этим вещам; в ином случае они бы не стали красть, но они изыскивают любой способ, чтобы только получить именно эти ве­щи. Могло произойти даже так, что вследствие духов­но-душевного влияния на здоровье человека фрау В., когда вещи у нее забрали, испытала своего рода внут­реннее потрясение, истощение, истощающее ее лихора­дочное состояние и умерла. Или, может быть, умерла она, скажем, от сердечного или нервного приступа. Это вполне возможно.

Следовательно, можно сказать так: такие вещи про­исходят в мире, такие вещи объяснимы, так как при определенных условиях они могут иметь место вследст­вие влияния одного человека на другого, влияния, реа­лизуемого без каких бы то ни было физических связей. Однако при этом всегда надо исследовать предпосыл­ки. В описанном вами случае предпосылки могли быть совсем иными. Тем не менее, если, например, во время беременности произошла ссора между обеими женщи­нами, это могло бы послужить причиной того, что позд­нее состоялось взаимное подключение, установление коммуникации между второй женщиной и ребенком.

Господа, было высказано пожелание, чтобы я даль­ше говорил о рассказанном мною недавно. Я показал вам, как в совсем иных условиях жили люди в Древней Индии в эпоху, отстоящую от нашего времени пример­но от четырех до пяти тысяч лет. Именно благодаря особенностям индийской природы, благодаря форме совместного быта народов древние индусы формиро­вали свои воззрения на человеческое физическое тело.

Египтяне же, чья страна целиком и полностью находилась под влиянием Нила, которые были обя­заны Нилу всем, что у них было и вследствие этого внимание человека обращалось к эфиру, формирова­ли свое воззрение об эфирном теле человека.

Жившие в Ассирии, а также вавилоняне — благода­ря тому, что они в определенное время года с легкостью могли наблюдать звезды, чему способствовали чистота воздуха и проживание их на возвышенностях, — стави­ли в центр своих воззрений астральное тело.

А иудеи, евреи, которые в начальном периоде сво­ей истории были вынуждены странствовать, нигде не могли осесть и только позднее стали оседлыми, мыслили и ощущали в большей степени внутреннее в человеческой природе, они сформировали воззре­ния о "Я" человека.

Так постепенно складывались воззрения о фи­зическом теле, эфирном теле, астральном теле и "Я". Видите ли, слово Яхве означало не что иное, как "Я" есмь. Вот каким было значение слова. (В соответст­вие с Ветхим Заветом эти слова говорит Моисею Бог в ответ на просьбу Моисея дать ему знак, чтобы его слушался народ. Таким образом Моисей — один из первых, имеющих "Я" —прим. перев. ) Таким образом, почитание Яхве как высшего Бога, исповедание выс­шего Бога ясно указывает на человеческое "Я".

Исследуя это историческое развитие, мы нахо­дим, что все эти народы в своих мыслях и чувствах выражали то, что они переживали. Индусы пережи­вали плодородную, богатую природу, все там находи­лось в непрерывном цветении и росте, природа была богатой, пышной. Индус особенным образом воспри­нимал богатство физического мира и в соответствии с этим особенно разрабатывал в своем мировоззрении представление о физическом теле. В свою очередь, египтянин, наблюдая Нил и замечая, что только этот Нил помогает ему, создавал, соответственно, учение об эфире и так далее. Но и тот, и другой создавали все это в соответствии со своими переживаниями.

Им противостоял другой народ. Мы можем сказать так (изображается на рисунке): здесь Древняя Индия, здесь — Аравия, здесь, следовательно, Египет, здесь протекает Нил. Теперь это переходит сюда, и здесь, напро­тив Африки находится страна, примкнувшая затем к Европе. Здесь находится Ассирия, как я говорил вам в последний раз, здесь — Египет, здесь Индия. Здесь располагается Палестина, где осели евреи; а здесь у нас находится Греция. В Греции оседали народы, мигриро­вавшие из различных областей Азии и Европы, здесь они смешивались друг с другом. Народы, переселив­шиеся сюда, находили здесь и коренное население. Так на этом полуострове Европы постепенно складывался греческий народ. Этот греческий народ был, в сущно­сти, первым, у кого, можно сказать, впервые открылись глаза на внешний мир; переживания у этого народа воз­никали не только изнутри. Индусы переживали природу внутренне, изнутри; египтяне переживали воздейст­вие эфира; ассирийцы переживали астральное тело с помощью звезд; иудеи, евреи переживали свое "Я". Гре­ки же впервые, как я сказал, направили свой взгляд на внешнее и стали рассматривать мир. Другие (народы), в сущности, еще не рассматривали мир. Так что мож­но сказать: природоведение не было особенно развито ни у индусов с египтянами, ни у вавилонян с евреями; они знали о природе немного, поскольку их глаза еще не были открыты и направлены на наблюдение. При­родоведение возникло только у греков, поскольку имен­но у греков раскрылись глаза на внешний мир, они стали наблюдать внешнее. Итак, только в Греции че­ловек впервые обратил внимание на внешний мир.

Видите ли, индусы очень хорошо знали следую­щее: этот физический мир является частью мира в целом; при рождении я выхожу из духовного (мира); после смерти я снова вхожу туда. Египтяне даже вери­ли(6a), что необходимо сохранять мумии для того, чтобы человек мог снова вернуться назад (Р. Штайнер пишет, что египтяне считали так, ибо не знали об астральном теле и "Я". В данном контексте речь идет о раннем Египте IV тысячелетия до Р. Х. Хотя мнение о том, что мумия была нужна для последующей жизни и оспари­вается, доля истины в нем есть; Р. Штайнер сообщает: «В силу известного закона, относящегося к тем душам, трупы которых были мумифицированы, именно эти души сравнительно в скором времени призываются опять к воплощению на Земле», ПСС том 238 —прим. перев), при этом они особенным образом взирали на духовное (духовный мир). Вавилоняне видели волю духов в звездном небе, которое они наблюдали, то есть в астральном. Итак, все они верили в духов. А о евре­ях, иудеях, вы знаете, что, по их воззрениям, Яхве сно­ва возвратит их в те древние времена, когда жили пра­отцы. Следовательно, и они, в сущности, тоже взирали на то, что связывает человека с духовным миром.

У греков это стало другим. Греки были, по сущест­ву, первыми, кто начал с любовью обживать внешний мир. Прежние народы не очень-то полагались на этот внешний мир. Греки же полагались именно на внеш­ний мир; известно одно греческое изречение, оно гла­сит: лучше быть нищим в верхнем мире — то есть, как считали в Греции, на земле, — чем царем в царстве те­ней(7), то есть в царстве умерших. Следовательно, греки прежде всего с любовью обживали мир и благодаря этому впервые создали природоведение.

У других народов было, в частности, развито воз­зрение на человека, учение о человеке. У индусов уже в самые древние времена существовало некоторое учение о человеке. Но они создавали это учение о человеке совсем иначе, нежели сейчас; они не отправляли мерт­вых людей в патологоанатомический зал и не расчленя­ли их там! Если бы индусам приходилось это делать, они никогда не создали бы своего учения о человеке. Они, однако, умели вживаться в отдельные части че­ловека — в то время это еще было возможно — умели ощущать, как ведут себя печень, легкие. Они узнава­ли об этом благодаря внутреннему познанию. Именно это приводило индусов к их величайшей мудрости, по­скольку они благодаря внутренним ощущениям и чув­ствам узнавали, как действует печень и тому подобное. Сегодня человек знает только то, какой вкус у него во рту имеет кусочек мяса. Индус знал, как ведет себя этот кусочек мяса в кишечнике, что делают печень и желч­ный пузырь, он знал это благодаря внутреннему пере­живанию подобно тому, как в настоящее время человек ощущает во рту тот кусок мяса, который он ест.

Египтяне же разработали геометрию, поскольку она была им нужна. Им приходилось каждый раз зано­во устанавливать, где расположены пахотные поля; ведь каждый год Нил затоплял все. Однако создание геометрии происходило благодаря деятельности го­ловы, складывалось в голове.

Вавилоняне создали астрологию, учение о звез­дах — опять-таки нечто, не связанное с земным. У них и не было сильного интереса к земному, а то, что иудеи (евреи) тоже не имели особо сильного интереса к зем­ному, обнаруживается из того, какой интерес проявлял еврей к находящемуся вокруг него чувственно воспри­нимаемому миру. Еврей умел хорошо мыслить, но он не проявлял исключительного интереса к тому, что окружало его в чувственно воспринимаемом мире.

Именно греки были тем народом, который прояв­лял преимущественный интерес к тому, что находи­лось вокруг него в чувственно воспринимаемом мире. Производя исследования, обнаруживают, что греки видели весь мир иначе, нежели мы в настоящее вре­мя; это интересно. Впечатление от синего цвета было у греков иным, нежели у нас, небо они видели гораз­до более темным, почти черным с легким зеленова­тым оттенком. Особенно сильно воспринимали они красный цвет. Мы, с нашим поблекшим восприятием красного цвета даже не можем больше представить себе, какое сильное впечатление производил на гре­ков красный цвет! Именно потому, что человечество мало-помалу развило себе ощущение синего цвета, оно отчасти утратило остроту чувственных впечатле­ний. Итак, греки прежде всего с любовью относились к тому, что находилось вокруг них. Благодаря этому греки совершенно особым образом выработали то, что сегодня называют мифологией. Греки почитали це­лый мир богов: Зевс, Аполлон, Афина Паллада, Арес, Афродита; повсюду они видели богов. Они почитали целый божественный мир, поскольку для них вся лю­бимая ими внешняя природа еще повсюду являлась одушевленной и одухотворенной. Не такой мертвой, как для нас, но всюду оживленной и одухотворенной представала она перед греками. Итак, они почитали божеств, находящихся в самой природе, которую они так любили.

Однако в течение греческой эпохи все люди, при­надлежавшие к этой греческой цивилизации, к этой культуре эллинизма, зависящие от греческой духовной жизни, забывали о том, что же в качестве духовного начала переживали индусы, египтяне и вавилоняне. Знали бы вы, господа, какое огромное влияние на все развитие человечества оказала Греция. Оно действу­ет вплоть до настоящего времени! Тот, кто в состоянии сегодня отдать своего сына в гимназию, тот дает ему воз­можность и сегодня изучать греческий язык. Но рань­ше этот язык был распространен значительно шире. Раньше человек считался, так сказать, ослом, если он не понимал по-гречески или, по крайней мере, не мог читать греческих писателей, поэтов. Греция оказала не­обычайно сильное влияние на мир именно потому, что с самого начала интересовалась этим внешним миром. В то время как в Греции развивали этот интерес к внешнему миру, здесь, в Азии выступило как самое значительное то, что развивалось в результате Мисте­рии Голгофы; Греция к тому времени была завоевана и все это находилось под владычеством Рима. Но что означало это римское господство? Оно было целиком проникнуто греческим духом. Все образованные рим­ляне учили греческий язык, всякий образованный человек в Риме знал и греческий. Эллинизм повсюду оказывал огромное влияние. И вот в то время, ко­гда эллинизм так распространился, в Азии, в одной малоизвестной римской провинции — это была Па­лестина; евреи были завоеваны, и Палестина стала римской провинцией — появился один человек, Ии­сус из Назарета, Который говорил нечто совсем иное, нежели то, что говорили до того времени люди. Вы можете представить себе, что поскольку Он говорил нечто особенное, Его не сразу понимали другие. По­этому в первое время понимали Его лишь немногие. Так что же, в сущности, говорил этот человек Иисус, в Палестине? Иисус как личность говорил в той форме, в какой Он мог тогда выразить себя: сегодня повсюду верят — имеется в виду тогдашнее «сегодня», — что человек есть земное существо. Но это не так. Он яв­ляется существом, которое происходит из духовного мира и которое, когда он умирает, снова возвращает­ся в духовный мир. В настоящее время, когда хри­стианство действует уже почти на протяжении двух тысячелетий, может показаться странным, что нечто подобное говорилось в то время. Но тогда ничего странного в этом не было. Азиатские и африканские представления о духе были в Греции мало известны, мало распространены. Здесь человек был в большей степени обращен к миру. Поэтому то о чем учил Иисус из Назарета, было необычайно значительным, особенно по сравнению с распространенным в мире эллиниз­мом, что имело место и в Риме.

Однако только этим Он не сделал бы еще ничего иного, кроме восстановления представлений, имевших­ся уже у древних народов, индусов, египтян и тому подобных. Это было бы всего лишь возобновлением того, о чем я вам только что рассказывал, это было бы всего лишь повторением того, что уже было здесь. Но Иисус из Назарета не только снова возжег то, что уже было здесь; Он говорил также и следующее. Он гово­рил: если бы Я сегодня прислушивался лишь к тому, что могли бы Мне сказать люди, Мне не удалось бы соз­дать учение о Духе, поскольку эти люди в действитель­ности ничего больше о Духе не знают. Это приходит ко Мне не от земли (не от мира сего). Так Он осознавал, что Он был не только Иисусом, но что в его душе рас­крывается Существо, которое было Христом. Иисус был для этого Существа тем, кто родился на земле из тела матери. Христос был Тот, кто подобно пото­ку проник в его душу, хотя и в более позднее время (по Р. Штайнеру — при крещении в Иордане — прим. перев). Благодаря этому в Его душе раскрылась исти­на о том, что люди обладают духовной природой.

Теперь мы должны спросить себя: как вынашива­лись различные древние учения в Индии, в Египте, в Вавилоне, а также среди евреев? Если сегодня вы совершите обзор духовной жизни, то вы найдете, с одной стороны, церковь, а с другой стороны, школу. Церковные власти и руководство школьного образова­ния, в крайнем случае, спорят лишь о том, сколь вели­ко должно быть влияние одного на другое; однако они полностью отделены друг от друга. У древних же народов — ни у индусов, ни у египтян, ни у вавилонян или евреев — этого никогда не было. Все, что было свя­зано с религией, было в то же самое время связано и со школой; имело место единство церковной службы и школьного образования. Многое из этого прораста­ет вплоть до нашего времени; однако дело все же обсто­ит не так, как прежде, когда священник был в то же вре­мя и учителем. Священник был учителем как в Индии, так и в Египте, Вавилоне и так далее. Священник был учителем. Где же он учил? Он учил там же, где совер­шалось богослужение, где совершался культ. Культ был вообще тесно увязан с обучением. Существовали мис­териальные центры, места мистерий. Не было церкви и школы, но были такие места, такие учреждения, где совершалось и то и другое одновременно, что мы сего­дня называем мистериями. Причем повсеместно было распространено мнение, что необходима осторожность в отношении всего, чему там можно было научиться.

Видите ли, господа, было такое древнее воззрение, что человек должен сначала созреть для того, чтобы по­лучить определенное знание. Сегодня такие правила совершенно утрачены. Тех, кто достигал в мистериях высшего достоинства, везде называли «Отцом». Этот обычай сохранился, например, в Католической Церк­ви, там некоторых священников называют «патер» (то есть Отец). В древние времена у индусов, египтян, вави­лонян и так далее были люди, посвященные в знание, в познание, их называли «Отцами» (в православной традиции «отец» или «батюшка» — прим. перев). И ко­гда такие Отцы обучали затем тех, кто был избран, о ком Отцы полагали, что они смогут сделать их зрелы­ми, то аналогично тому, как они сами были названы «Отцами», они называли обучаемых «сынами». И все остальные, которые не имели доступа к мистериям, не были избранными, тоже назывались «детьми» Отцов; к ним обращались «сын» или «дочь». Вы можете по­нять, что эти слова были проявлением определенных воззрений. В соответствии с этими воззрениями люди, бывшие в то время гораздо более верующими, чем сего­дня, действительно в духовном смысле ощущали как своих отцов тех людей, которые принадлежали мисте­риям. Они охотно рассматривали их как своих отцов, как своих духовных отцов. И, прежде всего они верили, что эти духовные отцы находились в более тесном кон­такте с богами, чем они, внешние. Будучи внешними, они должны были сначала принимать вести, сведения от отцов. Таким образом, они постепенно попадали в зависимость от этих отцов. То положение, которое, как я полагаю, от всего сердца хотела бы установить Като­лическая Церковь, было в древности чем-то само собой разумеющимся. Так было всюду. Ни один человек то­гда не протестовал по этому поводу. Говорили так: ес­ли хочешь стать настоящим человеком, то ты или сам должен стать «Отцом» и тогда боги будут общаться с тобою непосредственно, или ты должен узнать кое-что о богах от «Отцов». Ты являешься человеком благода­ря тому, что тебе рассказывают те, кто присутствуют в школах, в мистериях. Вследствие этого возникла раз­ница между «божественными детьми» и «человечески­ми детьми», между «сыном Божьим» и «сынами челове­ческими». Тех, кто участвовал в мистериях, называли «сынами Божьими», поскольку эти последние взирали на самих богов как на «Отцов». Но те, кто жили внешне и могли получать лишь сообщения о том, что происхо­дило в мистериях, назывались «человеческими детьми» или «сынами человеческими». Сегодня это может даже показаться человеку смешным, но в ту пору это было вполне естественным. И все же даже в настоящее время — хотя и не в Швейцарии, впрочем, я не знаю, может, это еще имеет место и здесь, но вот в соседних странах это было совсем недавно, хотя уже и прекра­щается — здесь отличали человека с титулом «ваше превосходительство» от обычного человека, отличали барона от обычного человека. Это воспринималось как нечто само собой разумеющееся. Но в древности как нечто само собою разумеющееся воспринималось раз­личие между сыновьями Божьими, детьми Божьими и детьми человеческими.

Тот, Кто называл тогда себя Христом Иисусом, Тот, кого так называли, говорил так: Сыном Божьим, боже­ственным ребенком становятся не благодаря людям, но каждый становится таковым благодаря самому Бо­гу. Тут дело только в том, осознает ли себя человек таковым. Древний человек говорил: «Отец» из мис­терий должен доводить последнее до сознания каж­дого. Христос Иисус же сказал: человек несет в себе зародыш божественного, и он может сам вырастить его из себя, если только будет правильным образом прилагать к этому усилия.

Однако тем самым Христос Иисус учил тому, что делает в душе равными людей по всей земле. Тем самым величайшая разница между Сынами Божьи­ми и сынами человеческими благодаря Христу Иису­су преодолевается.

Люди, каждый по-своему, неправильно поняли это: древние — потому что не хотели упразднения различий между Сынами Божьими и детьми человече­скими; те, кто жили позднее, вообще больше не пони­мали, о чем, собственно, шла речь. Точно так же, как жившие позднее не понимали больше карнавала, мас­леницы, так не сознавали они и того, что подразумева­лось под Сынами Божьими и сынами человеческими.

В Библии, в Новом Завете в связи с этим постоянно используются выражения, где Иисус Христос называ­ется то Сыном Божиим, то сыном человеческим; во всех местах, где речь идет о Сыне Божьем и о сыне человеческом имеется в виду однозначность обоих терминов; именно поэтому используется то один, то другой. Но если этого не знать, то Евангелие вообще понять нельзя. Вот отчего оно в настоящее время так плохо понимается теми, кто его исповедует.

Тем самым вы получаете на эмоциональном уровне отражение того, что, в сущности, пришло в мир благо­даря Христу Иисусу. По отношению к вещам, происхо­дящим в настоящее время во внешнем мире, я должен сказать: вы видите, что повсюду между людьми обычно господствовало неравенство. Достаточно представить себе Древнюю Индию. Там различие было таким, как у животных, между разными видами животных: брах­маны — священники, сельские жители — труженики. Египтяне тоже имели целую армию рабов. Хотя касты здесь не были отделены друг от друга так строго, но, тем не менее, они еще существовали в некотором смысле. В Древней Греции и Риме еще существовало различие ме­жду свободно рожденными и рабами. Эти внешние раз­личия стали устраняться по ходу истории в Новое вре­мя, причем благодаря тому, что устранялись различия между «детьми Божьими» и «детьми человеческими». Следовательно, на всю социальную жизнь человека неизгладимое влияние было оказано в результате того, что произошло в Палестине благодаря Христу Иисусу.

Возникает, однако, вопрос: можно ли обнаружить, как внеземным образом духовное начало входит в че­ловека? Видите ли, сегодня очень нелегко говорить об этом, так как все рассматривается с точки зрения ма­териализма. Вот, например, речь. Вы знаете, что в раз­личных областях, различных странах Земли говорят на разных языках; и все же в языках имеется тайное сходство. Это сходство не столь очевидно, как, скажем, в немецком и английском, немецком и голландском. И все же дело обстоит так, что в языках, несмотря на их различия, есть некоторое сходство. Можно обнару­жить, что, к примеру, язык, на котором говорят в Ин­дии, если он не воспринимается поверхностно, если вникнуть в него, содержит отдельные обороты речи, подобные германским.

Что говорят люди, желая в настоящее время дать объяснение этому? Предполагая, что все обусловле­но Землей, они говорят: язык возникает в определен­ном месте на Земле, затем народы мигрируют, пере­нося язык в другое место, и язык от этого меняется. Но все это происходит от одного языка.

Это одно из величайших научных суеверий, поя­вившихся в Новое время. Видите ли, господа, это на­учное суеверие равносильно следующему. Представь­те себе, человек живет в Индии; когда светит солнце, ему становится жарко. И вот появляется такое сужде­ние: человеку может становиться жарко. Позднее лю­ди, находясь в Европе, обнаруживают, что летом им тоже становится жарко. Им тоже жарко. Теперь они берут себе на помощь не рассудок, а чувство и говорят: то, что человеку становится жарко, на основе современ­ных событий не объяснить, но вот в Древней Индии людям становилось жарко, они переселились в Евро­пу, и перенесли в Европу это свое свойство, вследствие которого им становится жарко. Если бы кто-то сказал так, то это, разумеется, было бы дуростью, господа. Но ведь филологи говорят то же самое! Они не говорят, что если в Европе и Индии языки похожи друг на друга, то это значит, что и в Европе, и в Индии дейст­вует одно и то же внеземное (космическое) влияние. Вместо этого они говорят: язык был перенесен при переселении! Если в двух регионах человеку становит­ся жарко, то нельзя сказать, что свойство, вследствие которого ему становится жарко, он приобрел благо­даря переселению. Ведь человек может взглянуть на Солнце, общее для всех, греющее как в Индии, так и в Европе. Обнаружив сходство языков в отдаленных друг от друга регионах, следовало бы искать причину этого не в перенесении языка при переселении, а в об­щем влиянии, подобном влиянию Солнца на всю Зем­лю, в том общем воздействии, которое из внеземного окружения, из Космоса оказывается на народы в са­мых различных регионах Земли. Но поскольку люди решительно не желают согласиться с наличием вне­земного влияния, имеющего духовный характер, то они выдумывают всякую всячину; никто, однако, ду­рости при этом не замечает, так как она скрывается под видом учености. Если бы эти люди не опасались прослыть полными дураками, они стали бы отрицать и то, что жарко становится от Солнца. Они стали бы говорить: когда-то в древности возникло свойство, вследствие которого человеку становится жарко, и по­том это свойство распространилось по всей Земле.

Они были бы готовы отрицать и солнечное влия­ние, если бы такое отрицание не было явной дуростью! Именно на это необходимо обратить внимание, если хочешь понять возникновение христианства.

Для дальнейших ответов сегодня уже слишком поздно; мы можем поговорить об этом в следующую субботу.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconВыбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения,...
Введение к выходу в свет публикаций из лекций Рудольфа Штайнера для работающих на строительстве Гётеанума с августа 1922 г по сентябрь...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТретий приём задавать вопросы. Вопросы позволяют обратить внимание на область непонимания
При обучении иностранному языку учебная работа учащихся в парах использовалась всегда

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно icon2 Умеем ли мы задавать вопросы? Классификация типов вопросов 121

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconHuman Resources «success»
Определение потребностей покупателя. Активное слушание и умение задавать вопросы

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТимофей Гуртовой правда, об ускорении нейтральных атомов
На Большом Форуме, в теме физика с ником castro «Релятивистское соотношение между скоростью и энергией», автор темы обмолвился о...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconБиблейское основание
Искусство давать ответы на философские вопросы и возражения относительно Евангелия и Христианства называется апологетикой. Оно происходит...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconУмение задавать вопросы, самостоятельно формулировать гипотезу
На партах у каждого ученика опорный конспект урока, текст романа «Мастер и Маргарита», отрывки из критических статей

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconОсновные вопросы темы: 1 источники социального развития человека
Он может созреть и раскрыться во всей своей красоте, либо увянуть, так и не раскрывшись. Эти потенциальные возможности развития особенно...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconУрок по английскому языку тема: «Алфавит. Числительные. Животные. Школьные предметы»
Развитие коммуникативной способности, развитие умения задавать вопросы и отвечать на них

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconНикогда не задавать вопросы прямо, даже если собеседник отлично понимает,...
Мы запускаем новый проект виртуальную выставку, созданную моими читателями в моем блоге

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница