Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно




НазваниеИзбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно
страница12/20
Дата публикации05.04.2013
Размер3.78 Mb.
ТипРеферат
vbibl.ru > Астрономия > Реферат
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   20

^ ДВЕНАДЦАТАЯ ЛЕКЦИЯ

Дорнах, 10 мая 1924 г.

Господа, у нас еще остался последний вопрос о ев­рейском древе Сефирот. В это древо Сефирот евреи в древности, по существу, облекали свою высшую муд­рость. Можно сказать даже так: в это древо они заклю­чили мудрость, относящуюся к человеку, мудрость об отношении человека к миру. Мы часто отмечали: чело­век состоит не только из видимой части, той, которую видят глазами; человек также еще состоит из невиди­мых, сверхчувственных членов тела. Эти сверхчувст­венные члены тела мы назвали эфирным телом, аст­ральным телом и "Я" или «я-организацией». Обо всех этих вещах уже в древности было известно — хотя и не таким образом, как в настоящее время, но исходя из инстинкта. Это древнее знание целиком и полно­стью предано забвению. Сегодня считают, что нечто такое, как это еврейское древо жизни, древо Сефирот, есть одна фантазия. Но это не так.

Давайте выясним сегодня, что же имели в виду древние евреи под этим древом Сефирот. Они мысли­ли себе это так: человек поставлен в мире, но миро­вые силы со всех сторон воздействуют на него. Если рассматривать человека таким, каким он является в мире (изображается на рисунке), то, изображая его схе­матически, мы можем представить его себе так. Вот как представляем мы себе стоящего в мире вещест­венного человека. Древние евреи представляли себе, что на этого древнего человека со всех сторон воздей­ствовали мировые силы. Здесь я черчу одну стрелку, доходящую до сердца. Итак, на человека действуют мировые силы; здесь, внизу — силы Земли.



Евреи говорили: сначала три силы действуют на человеческую голову — здесь на рисунке я обозначил их этими стрелками 1, 2, 3 — затем три силы действу­ют на среднюю часть человека, преимущественно, на грудь, на дыхание и кровообращение (стрелки 4, 5 и б на рисунке). Затем три силы действуют по большей части на конечности человека (стрелки 7, 8 и 9) и де­сятая сила действует на человека, исходя из Земли (стрелка 10, внизу). Итак, десять сил — по представле­ниям древних евреев — действуют на человека извне. Прежде всего, мы рассмотрим те три силы, кото­рые приходят из дальних, наиболее удаленных час­тей космоса и воздействуют на человеческую голову, делают человеческую голову круглой, создают ее по образу совершенно круглой Вселенной. Эти три си­лы, итак, 1, 2 и 3 являются наиболее благородными, они приходят — если использовать более поздний термин, греческое выражение — с высших небес (по греческим представлениям небес было семь — прим перев). Они формируют человеческую голову, создавая ее как сферическое отображение единого сфериче­ского космоса.



При этом мы сразу же должны развить одно поня­тие, которое могло бы помешать вам, если бы я просто, без объяснения высказал его вам. Ибо, видите ли, в этих десяти понятиях, рассматривавшихся евреями как высший пункт их мудрости, первое — обозначен­ное тут, наверху (1 на рисунке) —таково, что позднее им страшно злоупотребляли. Позднее люди, которым удавалось захватить власть, дискредитировали как зна­ки этой власти, так и слова для ее обозначения, сведя все это в область чисто внешней власти. Так, отдельные люди, присвоившие себе народную власть, переносили ее и на своих потомков, они присвоили себе то, что на­зывалось короной, венцом. Раньше, в древнее время, «корона» была словом для обозначения высшего, что мо­жет быть даровано человеку как духовность. И носить корону могли только те, кто в вышеописанном мною смысле проходили через посвящение и, следовательно, достигали высшей мудрости. Она была знаком высшей мудрости. Я ведь рассказывал вам, как первоначально все ордена что-то означали, и как только позднее их стали учреждать ради тщеславия, они перестали бо­лее что-либо значать. Но нечто подобное мы должны иметь в виду и при выражении «корона». В понятие «корона» для древних входило все то, что как «сверх­человеческое» ниспосылалось в человека из духовно­го мира. Неудивительно, что короли надевали корону. Они, как вы знаете, не всегда были мудры и не всегда обладали дарами высших небес, но они надевали на себя эту регалию, этот знак. Высказываясь о древней традиции, не следует смешивать ее с тем, во что она превратилась вследствие злоупотребления. Итак, то выс­шее, высшие мировые дары, высшие духовные дары, ко­торые могут спуститься на человека, которые он может соединить со своей головой, если он много знает, — вот что древнее еврейство называло «кетер», корона. Ста­ло быть, как вы видите, это было наивысшим. Это было то, что из космоса духовно формировало голову.

Кроме того, этой человеческой голове были нужны еще две другие силы. Эти две другие силы подходи­ли к ней справа и слева. Думали так: высшее прихо­дит сверху вниз; справа и слева приходят две другие силы, обе они являются мировыми силами, распро­страняющимися в мире. Одну, которая как бы входит через правое ухо, называли «хокма» = мудрость. Если мы сегодня хотим перевести это слово, мы скажем «муд­рость». С другой стороны, из мира приходила «бина». Сегодня мы сказали бы, что это ум, интеллект (2 и 3 на рисунке). Древние евреи проводили различие между мудростью и интеллектом. Сегодня каждого обладаю­щего интеллектом человека считают в то же время и мудрым. Но на самом деле это не так. Можно обладать интеллектом, но придумывать величайшие глупости. Посредством интеллекта измышляются величайшие глупости. А конкретно, если присмотреться ко много­му, происходящему в современной науке, придется ска­зать, что во всех своих отраслях эта наука интеллекту­альна, но, несомненно, не мудра. Уже с давних времен древние евреи отличали друг от друга «хокма» и «бина», древнюю мудрость и древнюю интеллектуальность. Сле­довательно, человеческая голова и, в сущности, все то, что в человеке принадлежит к чувственно-восприни­мающей системе, включая и относящиеся сюда нервы, все это обозначали тремя терминами: «кетер», «хокма», «бина» — корона, мудрость, интеллектуальность.

Таким образом, по воззрению древних евреев, фор­мировалась из Космоса человеческая голова. Итак, су­ществовало ясное сознание того — иначе не возникло бы такого учения, — что человек является членом все­го космоса, всей Вселенной. Относительно человече­ского тела можно было бы, например, задать вопрос: как обстоит дело с печенью? Свои сосуды печень полу­чает в качестве элемента кровообращения; свои силы она получает от того, что окружает человека. Древние евреи говорили так: человек получает свои силы от ми­рового окружения, те силы, которые затем — прежде всего, в теле матери, но и позднее — содействуют по­строению его головы.

Кроме того, есть три другие силы (4, 5 и 6 на рисун­ке); они больше задействованы в средней части челове­ка, они действуют на человека в сердце, в легких. Они, следовательно, действуют на среднюю часть человека; они в меньшей степени приходят сверху вниз, но дейст­вуют по большей мере из окружения. Они живут в сол­нечном свете, приходящем на Землю, они живут в вет­ре и погодных явлениях. Так обнаруживаются те три силы, которые древние евреи называли: хесед, гебура, тиферет. Если мы хотим использовать современные вы­ражения, то это можно было бы выразить так: «хесед» = свобода, «гебура» = сила; «тиферет» = красота.

Здесь мы начнем, прежде всего, со средней си­лы, с «гебуры». Я говорил вам, что хочу с помощью стрелки подчеркнуть то, что она идет в сердце! Сила, которой обладает человек, сила отваги, сила души и физическая сила одновременно имеют отношение к человеческому сердцу. Поэтому евреи представля­ли себе так: когда дыхание входит в человека, когда дыхание устремляется к сердцу, то тем самым в это сердце входят не только физические силы дыхания, но входит также духовная сила, «гебура», связанная с дыханием. Итак, желая выразиться точнее, мы сказа­ли бы так: жизненная сила, сила, благодаря которой человек что-то может, — «гебура». Но по одну сторону от «гебуры» находится то, что называли «хесед», чело­веческая свобода. А по другую сторону — «тиферет», красота. Человек в своем образе фактически пред­ставляет собой нечто наиболее прекрасное на Земле! Древние евреи представляли себе это так: если я слышу удар сердца, то я слышу тем самым жизнен­ную силу, входящую в человека. Если я протягиваю правую руку, то тем самым я получаю информацию о том, что я — свободный человек; когда протягива­ются мускулы, сюда входит сила свободы. Левая же рука, которая движется более нежно, которая может прикоснуться с большей нежностью, приносит то, что делает человека прекрасным.

Итак, эти три силы — «хесед» — свобода, «гебу­ра» — жизненная сила, «тиферет» — красота — соот­ветствуют в человеке тому, что связано с дыханием и кровообращением, со всем тем, что находится в дви­жении и ритмически повторяется. Сюда относится ритм сна, смена дня и ночи. Это тоже относится к движению, со всем этим связан человек.

Но, кроме того, человек является таким сущест­вом, которое может изменять свое положение в про­странстве, может перемещаться, он не таков, как рас­тение, которое всегда вынуждено оставаться на том же месте. Животное тоже может перемещаться. Это свойство у человека общее с животным. У животного нет ни «хокмы», ни «тиферет», ни «хесед», но зато у него уже есть «гебура» — жизненная сила. И этими тремя началами, обозначенными мною здесь, человек обладает наряду с животным только благодаря тому, что он обладает и другими.

То, что человек может перемещаться, то, что он не прикреплен к одному месту, евреи называли «не­цах», это означает, что человек преодолел закреплен­ное состояние, присущее Земле, он стал подвижным (стрелка 7 на рисунке). «Нецах» — это преодоление. Ну, а то, что действует на середину человека, где рас­положен у него центр тяжести — знаете ли, настоя­щее обстоятельство интересно, — это точка, распола­гающаяся примерно здесь; во время бодрствования она расположена немного выше, а во время сна она опускается ниже, доказывая тем самым, что во время сна что-то находится снаружи, — итак, то, что дейст­вуют на середину тела, что вызывает у человека спо­собность размножения, связанную с сексуальностью, древние евреи называли «ход». В настоящее время мы будем обозначать это словом «сочувствие», оно вы­ражало бы примерно это. Вы видите, это выражение носит более человечный характер. Итак, под «нецах» имеется в виду внешнее движение — наше переме­щение в пространстве, под «ход» подразумевается внутреннее сочувствие внешнему миру, все это «ход» (стрелка 8). Затем ниже 9, «йесод»; это то, на чем, в сущности, стоит человек, фундамент. Человек, следо­вательно, чувствует себя связанным с Землей; чувст­вует, что он может стоять на Земле, это фундамент, это «йесод». То, что человек имеет такой фундамент, вызвано, помимо прочего, и теми силами, которые приходят к нему извне.

Кроме того, на него действуют силы самой Земли (стрелка 10), не только силы, действующие из окруже­ния, но и силы самой Земли действуют на него. Тогда это называли «малкут». Сегодня мы должны были бы перевести: поле, на котором человек действует, земной внешний мир; «малкут» — поле. Трудно подобрать соот­ветствующее выражение для «малкут», можно сказать: поле, царство, но все такие выражения оставались бы неправильными; современные названия больше не со­ответствуют тому, что ощущал древний еврей: то, что в данном случае на него действует сама Земля.

Представим себе, что здесь находится середина человека; сюда примыкают бедренные кости, по обе стороны человека, здесь они доходят до колена, здесь были бы коленные чашечки (см. рисунок). На эти кости все эти силы тоже действуют; но то, что они как бы высверлены, являются трубчатыми, представляют собой трубу, происходит оттого, что внедряются зем­ные силы. Итак, все то, где внедряются земные силы, древние евреи обозначали как «малкут», поле.

Вы, следовательно, видите, что если хотят говорить об этом древе Сефирот, следует рассматривать самого человека! Все десять вместе: «кетер», «хокма», «бина», «хесед», «гебура», «тиферет», «нецах», «ход», «йесод», «мал­кут» называли евреи десятью сефирами. Эти десять сил представляют собой то, посредством чего человек, в сущ­ности, связан с высшим миром, с духовным миром. Толь­ко десятая сила, «малкут», погружена в Землю. Итак, в сущности, здесь находится физический человек (указы­вается на рисунке) и этого физического человека окружа­ет духовный человек, сначала снизу, как земные силы, но затем как силы, воздействующие из окружения, хотя и находящиеся вблизи Земли: «нецах», «ход», «йесод». То, что является воздействием этих сил, духовно принадле­жит человеку. Затем идут силы, действующие на человека, те, что действуют на его головную систему: «кетер», «хокма», «бина». Вот так — как я это в красках изобразил вам здесь — представляли себе евреи человека, со всех сторон связанным с миром. Человеку свойственно содер­жать в себе сверхчувственное. И это сверхчувственное они представляли себе указанным образом.

Мы могли бы, однако, задать встречный вопрос: чего еще хотели достичь евреи с помощью этих десяти сефир, помимо объяснения при их посредстве человека в его отношении к миру? Ведь каждый ученик евреев должен был изучать эти десять сефир, но не только так, чтобы он мог их просто перечислить. Вы получили бы совершенно неверное представление об этом, посчитав, что на занятиях в древнееврейских учебных заведениях самым главным было то, что я вам нарисовал на доске. Если хотят ответить лишь на вопрос: «что такое древо Сефирот?», можно было бы быстро ответить: «вы сразу же узнали бы об этом». Сегодня люди удовлетворяются, когда на вопрос «Что такое древо сефирот?» просто пе­речисляют то, о чем я сейчас говорил. Но тогда это не имело бы отношения к человеку! Это было бы тогда все­го-навсего десятью словами и разнообразными фанта­стическими объяснениями по их поводу! То, что сказано мною по отношению к человеку, является правильным. Но в (древнееврейских —прим. перев.) школах этим де­ло не ограничивалось; воспитанник иудаизма должен был изучить целую науку в ее тогдашнем смысле, он должен был изучить на эту тему гораздо больше.

Представьте себе, господа, что вам пришлось бы изучить только алфавит и вы знали бы — если бы вас кто-нибудь спросил: «Что такое А, В, С, D и так да­лее?» — вы знали бы только эти буквы А, В, С и D, и так далее. Ваши познания ограничивались бы тем, что вы могли бы друг за другом перечислить двадцать две или тридцать две буквы. Немногого удалось бы вам тем самым достигнуть! Ведь если какой-нибудь человек мо­жет перечислить тридцать две буквы и только, немногого он может достичь тем самым, не так ли? Но точно так же котировался бы и тот древний еврей, который мог бы сказать только одно: «кетер», «хокма», «бина», «хе­сед», «гебура», «тиферет», «нецах», «ход», «йесод», «мал­кут», то есть мог бы только перечислить десять сефир. ) Того, кто ответил бы только так, евреи расценили бы как человека, способного сказать только А, В, С, D, E, F, G, Н и так далее. Ведь надо научиться гораздо больше­му, чем алфавит, не правда ли? Надо научиться исполь­зовать алфавит при чтении, надо научиться использо­вать буквы при чтении. Представьте, господа, как мало имеется букв и как много вы прочли в своей жизни! Вы только представьте себе это, вспомните. Возьми­те какую-нибудь книгу, возьмите — я хочу привести в качестве примера — «Капитал» Карла Маркса, и если книга перед вами, просмотрите: тут на страницах ведь нет ничего, кроме двадцати двух букв, ничего иного! В книге содержатся одни буквы. Однако за ними сто­ит многое, и все это возникает благодаря тому, что эти двадцать две буквы перетасовываются, переком­понуются друг с другом: А стоит то перед В, то перед М, то М стоит перед А, L перед I, и так далее. Благодаря этому возникает все многообразное содержание книги. Если кто-то владеет только алфавитом, то, взяв книгу в руки, он, возможно, скажет: мне ясно все, что есть в этой книге: вот стоит А, В, С, только в разной последо­вательности; я знаю все, что стоит в этой книге. Однако все то, что действительно находится там внутренним образом как смысл, он прочесть не может, этого он не знает. Как вы видите, надо научиться читать с помо­щью букв; человек должен в своей голове и в своем ду­хе так компоновать буквы, чтобы из них возник смысл. Вот так должны были древние евреи изучить десять сефир; они были для них буквами. Вы скажете: но ведь это слова! Но ведь раньше буквы тоже обознача­лись словами! Однако уже в Греции, когда буквы при­ходили в Европу, это было утрачено людьми.

При переходе от греческой культуры к римской происходило нечто очень значительное, не так ли? Греки называли свое А не А, а «альфа», и «альфа», в сущ­ности, означало «духовный человек»; свое В они назы­вали не В, а «бета», это нечто подобное «дому». Так каж­дая буква имела свое название. Греки не могли бы даже представить себе, что буква является чем-то иным, по­мимо того, что обозначено с помощью ее наименова­ния. Лишь в то время, когда совершался переход от греческой культуры к римской, перестали говорить «альфа», «бета», «гамма», «дельта» и так далее, тогда стали обозначать буквы не именами, где каждое имя указывало на значение соответствующей буквы, а ста­ли говорить: А, В, С, D и так далее, так что в целом все стало абстрактным. Именно в эпоху упадка эллинизма, после наступления латинского, римского элемента в Европе возникла своего рода величайшая «культурная диарея». Вследствие этой чудовищной диареи на пути от эллинизма к латинизму была утеряна духовность.

Видите ли, именно в это время еврейство, иудаизм проявил особенное величие. При написании «алеф», их первой буквы они имели в виду человека. Вот что означал «алеф». Они знали: повсюду, где бы они ни оперировали с этой буквой во внешнем мире, выра­женное ими посредством этой буквы должно быть применимо к человеку. Любая буква, предназначенная для выражения чувственного мира, имела название. А такие названия, как «кетер», «хокма», «бина», «хесед», «гебура», «тиферет», «нецах», «ход», «йесод», «малкут», представляли собой наименования духовных букв, наименования для того, что надо было изучать, чтобы читать в духовном мире. Так что евреи имели алфавит: алеф, бет, гимель и так далее — алфавит, с помощью которого они постигали внешний мир, физический мир. Но они имели также и другой алфавит, в котором было только десять букв, десять сефир, с помощью ко­торого они постигали духовный мир.

Видите ли, господа, если я просто перечислю вам названия «кетер», «хокма», «бина», «хесед» и так далее, то это равносильно А, В, С, D и так далее. Однако подоб­но тому, как мы компонуем друг с другом буквы, древ­ний еврей знал как сказать «кетер», «хесед», «бина». И если он говорил «кетер», «хесед», «бина», если он компо­новал их таким образом, он как бы тем самым говорил: в духовном мире высшая духовная сила достигается по­средством свободы и интеллектуальности. Тем самым он обозначал высоких духовных существ, не имеющих физического тела, у которых высшая небесная сила дос­тигается посредством свободы и интеллектуальности.

Если же он говорил «хокма», «гебура», «малкут», это означало: посредством мудрости духи производят жизненную силу, с помощью которой они действуют на Земле. Он сознательно сочетал друг с другом все эти вещи, подобно тому, как мы сочетаем буквы. Таким об­разом, ученик древних евреев с помощью этих десяти духовных букв постигал своего рода духовную науку. Следовательно, это древо, это древо Сефирот было для них тем, чем является для нас «древо» алфавита с его двадцатью тремя буквами. Дело с этими вещами обстояло весьма примечательным образом; видите ли, в первые два столетия после возникновения христи­анства обо всех этих вещах было известно. Но когда затем евреи рассеялись по миру, эта форма познания посредством десяти сефир пришла в упадок. Отдель­ные еврейские воспитанники, которых тогда, как вы, возможно, знаете, называли хахамим, если они были учениками раввинов, — эти хахамим еще изучали эти вещи; но даже тут больше не было правильного знания о том, как читать с помощью этих десяти сефир. Напри­мер, еще в XII столетии возник большой спор относи­тельно двух тезисов; первый тезис гласил: «ход», «хе­сед», «бина». Этот тезис был установлен Маймонидом(44). Его противник, наоборот, утверждал тезис: «хесед», «кетер», «бина». Итак, спорили об этих тезисах. Эти тезисы возникали из древа сефирот; один читал так, другой — иначе, по-разному сочетая эти вещи. Однако уже в период средневековья это искусство чтения было забыто. Интересно то, что позднее, в середине средне­вековья, появился один человек, Раймонд Луллий(44а); этот Раймонд Луллий был интереснейшим человеком!

Видите ли, господа, чрезвычайно интересно знако­миться с таким человеком. Представьте себе, что среди вас нашелся бы любопытный, который сказал бы себе так: сейчас я услышал о Раймонде Луллий и хочу те­перь прочитать о нем! Возьмите сначала энциклопедию, а затем какую-нибудь книгу, где речь идет о Раймонде Луллий; прочитав то, что пишут сегодня в книгах о Рай­монде Луллий, вы обхохочетесь до животиков; он ведь был исключительно смешным человеком, насколько это только можно себе представить! Люди сообщают о нем: этот Раймонд Луллий записал десять слов на кар­точки, а затем брал то же, что используют в азартных играх, — своего рода рулетку, которую вращают, где все перекомбинируется, перетасовывается; так он комби­нировал эти десять карточек, а то, что выходило, записы­вал — в этом и состояла для него мировая мудрость. Чи­тая о том, как записывают слова на десять карточек, как их комбинируют, перетасовывают друг с другом и как человек хочет таким образом открыть нечто особенное, можно хохотать до упаду; ведь действительно надо быть смешным человеком, чтобы делать нечто подобное.

Тем не менее, в случае Раймонда Луллия дело об­стояло иначе. Он говорил следующее: вы могли бы с тем, что дает вам ваш земной алфавит, зайти еще дальше в по­исках истины, но найти ее вы не сможете. Он говорил: ваша обычная голова не годится для того, чтобы найти истину. Эта обычная голова подобна рулетке, которую вращают и внутри которой ничего не заложено, так что и выбирать не из чего, чтобы достичь результата. Луллий говорил своим ближним: все вы стали пустоголовыми, в вашей голове больше ничего нет, ваша голова — это ничто. Вам надо вложить в вашу голову такие понятия, как эти десять сефир; вам следует затем учиться крутить вашу голову от одной сефиры к другой, пока вы не нау­читесь использовать эти буквы. Вот, что повторял им Раймонд Луллий. Это написано в его сочинениях. При этом он выражался образно, но данный образ философы восприняли всерьез и считали, что он действительно имел в виду своего рода рулетку, которую крутят, чтобы тасовать карточки, в то время как та рулетка, которую он имел в виду, представляет собой не что иное, как сверх­чувственное познание, осуществляемое в голове!

Это древо жизни, это древо Сефирот является, следовательно, духовным алфавитом. Люди, находив­шиеся в западных странах, в Греции, с самых древних времен тоже обладали духовными алфавитами. В то время, когда жили Александр Великий(45) и Аристотель(45а), в соответствии с греческой традицией тоже были да­ны десять понятий. Сегодня вы найдете их повсюду при изучении логики в школах: бытие, качество, от­ношение и так далее — десять наименований, хотя и иного рода, поскольку они приспособлены для стран Запада, (имеются в виду десять категорий Аристоте­ля, см. «Логика», глава «Категории» — сущность, ко­личество, качество, соотношение, место, время, поло­жение, обладание, действие, претерпевание, — прим. перев). Но и в западных странах эти десять греческих букв духовного алфавита понимаются столь же мало, как и в ранее приведенном случае.

Видите ли, история человечества в этом отношении весьма интересна. Выше, в Азии, те, кто еще что-то зна­ли, учились читать в духовном мире с помощью древа Сефирот. А те люди, которые в первые века христианст­ва еще кое-что знали о духовном мире — в Греции, Риме и так далее, — учились читать в соответствии с аристоте­левским древом жизни. Но мало-помалу все — и те, кто использовал древо Сефирот, и те, кто использовал древо Аристотеля, — забыли, откуда происходят данные вещи, и могли лишь перечислять эти десять понятий. В настоящее время мы должны применять данные вещи таким образом, чтобы научиться читать в духовном мире, в ином случае мы вообще перестанем что-либо знать о человеке. Видите ли, одним из интереснейших тезисов является следующий. Если еврейский мудрец писал или говорил «гебура», «нецах», «ход», то сегодня это следовало бы перевести на немецкий язык такими словами: жизненная сила создает в почках сновидения, (о сновидениях как о результате работы внутренних ор­ганов нижней части тела, почек и печени см. том № 348 «О здоровье и болезни». —прим. перев). Но если сегодня кто-либо говорит: жизненная сила возбуждает в почках сновидения, то имеют в виду физическую силу, физи­ческое воздействие. Однако древний еврей, говоря «гебу­ра», «нецах», «ход», имел при этом в виду следующее: то, что находится в человеке как духовный человек, обуслов­ливает то, что является в сновидениях. То, что возни­кало в результате сочетания букв, представляло собой некоторое утверждение относительно духовности.

Дело обстоит так, что только благодаря духовной науке в настоящее время можно получить какое бы то ни было разъяснение по поводу этих вещей. Сегодня ни один человек не скажет вам, что эти десять сефир были буквами для духовного мира. Этого вы нигде не услышите, этого сегодня ни один человек не знает! Мож­но сказать: дело в том, что современная наука уже не знает большую часть того, что было когда-то известно человечеству, она должна все это постигать заново.

Возьмите хотя бы букву, которую я нарисовал вам здесь: «алеф», N. Что же означает этот «алеф» для чув­ственного мира? Тут стоит человек. Он предстоит тут, посылая свою силу. Это вот этот штрих (см. рисунок, справа). Он поднимает вверх правую руку, это вот этот штрих; другую руку опускает вниз — это вот этот штрих. Таким образом, эта первая буква «алеф», к, выражает человека. И любая буква — также и в греческом языке — выражает нечто, так же, как первая буква означает «человека».

Видите, господа, в настоящее время люди совер­шенно не чувствуют, как связаны между собой эти вещи. Первую букву, символизирующую человека, древние евреи называли «алеф», греки — «альфа», при­чем они подразумевали под этим то, что в человеке является духовно подвижным, то, что как духовное находится за физическим человеком. У нас есть одно древнее немецкое слово. Оно в первую очередь исполь­зуется, если у человека возникают особые сновидения. Если духовный человек оказывает давление, нажим на человека, то такое явление называют Alpdruck, Alp (кошмар, удушье во сне). Говорят, что при этом на че­ловека находит нечто, от чего он становится одержи­мым. Но затем из слова Alp возникло слово Elf (эльф), Elfe (эльфы) — духовные существа, эльфы; человек представляет собой лишь уплотнившегося эльфа. Это слово Elf (эльф), которое восходит к слову Alp (кошмар, удушье во сне), может напомнить вам об «альфе» в гре­ческом языке. Вам надо только отбросить «а», и затем вы имеете: Alph, Альф, ph — то же самое, что f (ф), Альф, то есть нечто духовное. Благодаря тому, что тут вставлена буква «Ф», говорят: «алеф» в человеке, Alp в человеке. Если же вы, как это принято в еврейском языке, уберете гласную, то для первой буквы получите Alf, Альф = Elf, эльф. Человек для обозначения духов­ной мудрости произносит «эльф». Речь идет об эльфах. Сегодня, разумеется, скажут: это существа, которых выдумали древние на основе своей фантазии, мы в это больше не верим. Однако древние говорили: вам на­до только как следует всмотреться в человека, чтобы обнаружить Alph, эльфа, только этот эльф окажется облеченным, вставленным в тело, он не является тут тонким эфирным существом, он является плотным, телесным существом в человеке. Но люди давным-давно разучились постигать человека.

Но самое забавное, господа, состоит вот в чем. Пред­ставьте себе, что во второй половине XIX в. происхо­дит следующее (я, впрочем, не собираюсь опровергать того, что такие вещи могли происходить): брали стол, вокруг него садились люди, скажем, восемь человек; они клали руки так, что кончики пальцев касались крышки стола, и стол начинал плясать! Затем они под­считывали притоптывания стола при пляске и, тоже с помощью букв, составляли слова. В этом и состояли спиритические сеансы. Они рассуждали так: если мы размышляем, то никакого настоящего познания из это­го не получается; настоящее познание надо получать каким-либо иным путем. В действительности дело в том, что люди, говорящие таким образом, вправе гово­рить это о самих себе — ведь это по большей части лю­ди маломысленные, они не желают раздумывать, раз­мышлять, им хотелось бы получить истину как-нибудь иначе, без собственных усилий. Вот почему они садят­ся ввосьмером вокруг стола и дают столу возможность выстукивать, сначала А, потом В, потом С и так далее, затем они складывают слова — вот в этом и состоят спи­ритические откровения. Не правда ли, тут мудрость достается им даром; сами же они не достигают ее.

Но, что, в сущности, можно было бы сказать этим людям? Такие люди стремятся к познанию духовного мира; они имеют вполне честное намерение познать духовный мир. Духов увидеть нельзя; их не видно и не слышно, так как у них нет тела. И вот эти люди ду­мают: а ведь духи в качестве тела могут использовать стол, так их можно будет понять, хотя бы немножко. На­ряду с этим замечено: вещи, которые таким образом от­крываются, носят преимущественно общий характер, и могут быть легко узнаны иначе! Но в любом случае следовало бы сказать этим людям: вот вы, восемь чело­век, заседаете вокруг стола; вы хотите, чтобы пришел дух, которого можно услышать. Но разве вы сами не ду­хи? Ведь вы сами тоже духи, вы, заседающие здесь! Так взгляните же, наконец, на самих себя, поищите духа в са­мих себе. И, может быть, тогда вам удастся обнаружить более великого духа. Напрасно вы предполагаете, что прозреете от того, что вам настучит стол, а не в случае, если вы — как и следует человеку — используете ваши собственные члены тела, ваши голоса и, прежде всего, ваши мыслительные силы! Это на самом деле так — не надо сомневаться в том, что если восемь человек усядутся вокруг стола, стол начнет танцевать, посколь­ку на этот стол воздействуют силы из подсознания, это так. Но при этом не удастся достичь ничего, что не мог­ло бы быть достигнуто в гораздо более высоком смысле, если бы человек в самом себе заставил заработать свою собственную «альфу» или «алефа».

Однако при переходе от эллинизма к латинству люди забыли про «алефа». Первая буква означает А — и вот считают, что первая буква означает только А; разинуть рот, и только! Только это, и ничего кроме. Одной замужней даме стало казаться слишком глупым то, что ее муж постоянно держит речи, читает доклады на научные темы. Он был очень образованным чело­веком и постоянно держал речи, читал лекции. Ей же это было ужасно противно. И вот в один (прекрасный) день она заявила ему: тебе постоянно хочется читать лекции, держать речи! Если тебе так хочется что-ни­будь держать, то придержи свой язык! (буквально «не разевай рот!» — прим. перев. ). Да, то, что составляло содержание, оказалось полностью утраченным. Греки не мыслили себе А, «альфу» без того, чтобы помыслить о человеке. Они тут же вспоминали о человеке. Они не использовали «бету» без того, чтобы не вспомнить о доме, в котором живет человек. «Альфа» — это всегда человек. Они представляли себе нечто, подобное че­ловеку. А в случае «беты» они представляли себе нечто такое, что облекает человека, находится вокруг него. И древнееврейское «бет» и греческая «бета» представ­ляли собой оболочку «альфы»; эта «альфа» находилась внутри как духовное существо. Так тело представля­ло собой «бет», «бету», тогда как «альфа» представляла собой духа, находящегося внутри. Сегодня мы гово­рим об алфавите («альфа» — «бета» —...), но у греков это значило: «человек в своем доме» или также «чело­век в своем теле», в своей оболочке.

Это, в сущности, весьма забавно, господа. Возьми­те сегодня в руки любую энциклопедию, и прочтите в алфавитном порядке (в порядке «альфа» — «бета») всю мудрость, которой обладает человечество. Если бы кто-то — вы этого делать не будете — начал с «А» и окончил на «Z», то он приобрел бы ее для себя. Да, но в соответствии с чем расположилась и упорядочилась бы в человеке эта мудрость? В соответствии с алфави­том («альфа» — «бета»), в соответствии с тем, что мож­но знать о человеке. Это очень интересно. Люди стали распространять мудрость таким образом, потому что они больше не знают о том, что мудрость, в сущности, приходит из алфавита («альфа» — «бета»). И если пе­ревести буквально слово «алфавит» («альфа» — «бета»), то получилось бы, хотя и несколько в ином виде: челове­ческая мудрость, человеческое знание. И опять-таки, будучи выраженным с помощью греческого слова, по­лучилось бы: «Антропософия, человеческая мудрость». Это сказано в любом словаре, в любой энциклопедии. В сущности, содержанием любой энциклопедии должна была бы быть антропософия, ведь все и в энциклопедии распределено по алфавиту («альфа» — «бета»), то есть в соответствии с «Человеко-мудростью» («альфа» — «бета»), в соответствии с «Человеком в своем теле» («альфа» — «бета»). Это даже забавно. Ведь каждая энциклопедия представляет собой мертвый скелет. А древняя муд­рость, находящаяся там, где в алфавитном порядке были расположены науки, исчезла. Вся плоть (ткани) и кровь исчезли, все мускулы и все нервы отпали. Те­перь пройдитесь по энциклопедии; в ней всего лишь мертвый скелет древней науки. Но теперь должна возникнуть новая наука, которая содержит не только этот мертвый скелет, подобно энциклопедии, но кото­рая будет снова иметь все то, что имеет человек, плоть, кровь и так далее; это и есть антропософия! Вот поче­му лучше всего было бы послать к черту все эти лек­сиконы (словари, энциклопедии и т. п. ), несмотря на то, что сегодня они еще нужны, — ведь все это лишь мертвый скелет древней науки. Должна быть основа­на новая наука!

Видите ли, господа, вот то, чему можно научить­ся с помощью древа Сефирот, если только понять его правильным образом. Оказалось очень полезным то, что господин Доллингер поставил этот вопрос, по­скольку тем самым мы проникли в антропософию немного глубже.

Следующий раз — в среду в девять часов.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   20

Похожие:

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconВыбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения,...
Введение к выходу в свет публикаций из лекций Рудольфа Штайнера для работающих на строительстве Гётеанума с августа 1922 г по сентябрь...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТретий приём задавать вопросы. Вопросы позволяют обратить внимание на область непонимания
При обучении иностранному языку учебная работа учащихся в парах использовалась всегда

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно icon2 Умеем ли мы задавать вопросы? Классификация типов вопросов 121

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconHuman Resources «success»
Определение потребностей покупателя. Активное слушание и умение задавать вопросы

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТимофей Гуртовой правда, об ускорении нейтральных атомов
На Большом Форуме, в теме физика с ником castro «Релятивистское соотношение между скоростью и энергией», автор темы обмолвился о...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconБиблейское основание
Искусство давать ответы на философские вопросы и возражения относительно Евангелия и Христианства называется апологетикой. Оно происходит...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconУмение задавать вопросы, самостоятельно формулировать гипотезу
На партах у каждого ученика опорный конспект урока, текст романа «Мастер и Маргарита», отрывки из критических статей

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconОсновные вопросы темы: 1 источники социального развития человека
Он может созреть и раскрыться во всей своей красоте, либо увянуть, так и не раскрывшись. Эти потенциальные возможности развития особенно...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconУрок по английскому языку тема: «Алфавит. Числительные. Животные. Школьные предметы»
Развитие коммуникативной способности, развитие умения задавать вопросы и отвечать на них

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconНикогда не задавать вопросы прямо, даже если собеседник отлично понимает,...
Мы запускаем новый проект виртуальную выставку, созданную моими читателями в моем блоге

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница