Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно




НазваниеИзбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно
страница10/20
Дата публикации05.04.2013
Размер3.78 Mb.
ТипРеферат
vbibl.ru > Астрономия > Реферат
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20

^ ДЕСЯТАЯ ЛЕКЦИЯ

Дорнах, 5 мая 1924 г.

Доброе утро, господа! Кто-нибудь из вас надумал что-нибудь сегодня?

Господин Эрбсмель: Мне хотелось бы спросить, поче­му современные люди рассматривают звездное небо так, как это они делают сейчас, тогда как древние ва­вилоняне рассматривали его совсем иначе?

Доктор Штайнер: В связи с этим вопросом надо бу­дет сказать кое-что о том коренном изменении, которое наступило по отношению к рассмотрению мира. Госпо­жа доктор Вреде(34) проводила здесь астрономический курс, и вы видели, как нелегко сегодня освоить вычис­лительные, математические методы исследования.

Видите ли, если хотят иметь ясность относитель­но этих вещей, надо прежде всего иметь в виду, что древние люди были поистине гораздо духовнее — именно так можно сказать — духовнее, чем современ­ные люди. Относительно долго было известно о тех воздействиях в природе, о которых в настоящее время совсем ничего не известно. Мне хотелось бы обратить ваше внимание на факты в этом направлении. Ибо невозможно понять, что предлагали древние вавило­няне и ассирийцы в качестве своей астрологии, науки о звездах, если не будут поняты определенные вещи, которые сегодня, в сущности, совсем неизвестны.

Например, Руссо (не Жан-Жак Руссо —прим. перев) сообщает следующее(34а): находясь в Египте, следователь­но, в области жаркого климата, о котором мы упоми­нали на последнем занятии, не так ли — находясь в Египте, он с помощью взгляда, определенным обра­зом направленного на животное — например, на жа­бу, идущую навстречу — пристально, напрягая глаза, глядя на жабу, останавливал эту жабу, и даже доводил ее до полной обездвиженности. Жабы становились как парализованные. Это всегда удавалось ему в теплых областях, в Египте, например. Он мог тут парализо­вать жабу и затем мог даже убить ее. Но потом он захо­тел заняться тем же самым в Лионе. Там ему попалась одна жаба. Он смотрел на нее, смотрел пристально и вдруг обнаружил, что парализован он сам! Он не мог больше двигать глазами, он был парализован настоль­ко, как если бы он был мертв. Только когда подошли люди, позвали врача и дали парализованному змеи­ный яд, яд виперы, он смог выйти из спазматического состояния, он смог спастись. Вот чем обернулась эта история. Итак, вы видите, стоило человеку из Египта переправиться в Лион, как действие исходящее от при­родного существа изменилось на противоположное.

Итак, мы можем сказать: есть воздействия, очень тесно связанные с человеческой волей — ибо они явля­ются раскрытием человеческой воли. Такие воздейст­вия имеются. Имеются в наличии и соответствующие силы. Ведь не правда ли, то, что было тут сто лет то­му назад, имеется и сегодня, да и всегда будет сущест­вовать, пока существует Земля. Просто люди больше не хотят сегодня заботиться об этом.

Однако, господа, это связано и с некоторыми други­ми вещами. Если нам хочется постичь, понять, в чем тут дело, нам надо обратить внимание на ареал, где подоб­ные вещи происходят. Нам надо, в определенном смыс­ле, привлечь на помощь географию. Но опять-таки, не ту сегодняшнюю скучную географию, которая говорит не о различии между взаимными воздействиями жа­бы и человека, а лишь о совершенно внешних вещах.

Мне хотелось бы в этом направлении привести вам еще один, уже совсем из другой области, пример.

Видите ли, в XVII столетии был один ученый, Ван Гельмонт(35). «Ван» или «ван», частица, входящая в гол­ландские фамилии, происходящие от какой-либо мест­ности; в отличие от германского «фон» она не указыва­ет на дворянское происхождение — прим. перев). Этот ученый еще владел многим из того, что знали рань­ше. Ведь, в сущности, содержание прежнего знания было совершенно утрачено только в XIX в. В XVII в. оно еще было достаточно сильным, а в XVIII в. нача­ло приходить в упадок. И только в XIX в. люди, по их собственному мнению, непревзойденно поумнели!

Этот Ван Гельмонт размышлял над тем, каким об­разом можно узнать больше, чем мог узнать человек с помощью обыкновенного человеческого рассудка. Сегодня люди уже не размышляют о том, как узнать больше, чем позволяет узнать обычный рассудок, так как они уверены, что человеческий рассудок может познать все. Однако Ван Гельмонт, бывший врачом, не очень сильно полагался на человеческий рассудок. Он стремился к духовному знанию.

Однако в то время было еще невозможно достичь духовного знания духовным же образом — как мы пы­таемся это делать теперь в антропософии. Тогда чело­вечество еще не заходило так далеко. И Ван Гельмонт использовал старую методику. Он делал то, чему не следует подражать, и я, конечно, никоим образом не хотел бы рекомендовать это. Этого делать нельзя. В настоящее время это уже больше не действует так, как прежде. Но Ван Гельмонт еще делал это.

Видите ли, он брал одно известное растение(36), ядовитое лекарственное растение. При определенных заболеваниях его прописывают. Он брал его. Будучи врачом, он, конечно, знал, что есть это растение нельзя, поскольку от этого можно умереть. Но он лизал конец корня, нижнюю часть корня. Следующим образом он описывал состояние, в которое приходил. Он говорил, что чувствовал нечто такое, как если бы его голова совершенно выключалась, как если бы он оказывался без головы. От этого он как бы лишался головы, ста­новился безголовым. (Речь идет об аконите, который на немецком языке носит название «железная шапка», Eisenhut — прим. перев) Конечно, у него не отпадала голова, но он больше не ощущал ее. При этом он уже ничего не мог узнать с помощью головы. Но теперь область живота у него начинала действовать подобно голове. И смотрите-ка, у него возникало большое про­светление, проявляющееся в форме образов, которые мы сегодня в антропософии называем Имагинациями; его просветление проявлялось в форме образов из ду­ховного мира. В его жизни это стало большим потря­сением, это подтолкнуло его прямо-таки страшным образом; теперь он знал: о духовном мире можно гово­рить не только посредством рассудка, но можно по-на­стоящему увидеть этот духовный мир. Итак, благодаря этому он получал Имагинации из духовного мира.

Это продолжалось два часа. Через два часа у него был совсем небольшой приступ головокружения. За­тем он стал вполне здоровым. Вы можете представить себе, что, конечно, это было значительным потрясе­нием в его жизни; ведь с этого момента он знал, что духовный мир можно увидеть. Но он узнал еще нечто другое. Он узнал, что голова с ее мышлением являет­ся препятствием для созерцания духовного мира.

Мы, конечно, не поступаем так, как поступал Ван Гельмонт, лизавший корень растения — хотя некото­рые люди подозревают нас в подобном, но это чепу­ха, — однако вследствие духовных упражнений мыш­ление, связанное с головой, само отключается. Голова служит только для того, чтобы постигать то, что видят, созерцают посредством остального организма челове­ка. Итак, здесь (то есть, в случае антропософов —прим. перев. ) духовным способом вызывается тот же самый процесс, который вызывал Ван Гельмонт, используя более древний способ.

Сегодня я не собираюсь рассказывать вам всего, что было бы необходимым для того, чтобы еще раз охарактеризовать вам духовнонаучное обучение: это можно сделать при других обстоятельствах. Сегодня же я веду рассказ в связи с вопросом господина Эрбсме­ля. Именно эти два случая, рассказанные мною, имеют непосредственное отношение к воздействию звезд, небесных тел. И поскольку в настоящее время такое воздействие небесных тел вообще отрицают, то и по­добные вещи тоже больше не рассматривают.

Ван Гельмонт испытал столь крупное потрясение в своей жизни, ему это понравилось, и захотелось по­вторять такой опыт, для чего он стал чаще лакомиться верхушкой корня этого растения. Однако у него ниче­го больше не получалось, ничего достичь не удалось.

Что бы это могло означать, — то, что ему не удава­лось достичь того же самого? Видите ли, это означа­ло, что Ван Гельмонт стал делать это с опозданием, так что какие-то (временные) соотношения не согла­совывались с прежними. Сам Ван Гельмонт не мог это объяснить. Конечно, я не могу сказать вам, что вы, по­добно Гельмонту, могли бы и сами достичь того, о чем я рассказал вам, — когда Ван Гельмонт в первый раз смаковал верхушку корня этого растения, Ван Гель­монт не указал дату (события — прим. перев). Однако на основании сведений, которые, хотя и совсем иным путем, могут быть получены из духовной науки, мож­но сказать следующее.

Видите ли, в первый раз, когда Ван Гельмонт по­пробовал эту верхушку корня, наверняка было пол­нолуние. Но он не обратил на это внимания. Позднее он стал делать это уже не в полнолуние, и уже ничего не смог достичь этим способом. От первого раза у не­го кое-что сохранилось; он получил возможность сно­ва и снова видеть кое-что в духовном мире. Но такого продвижения, такого потрясения, как в первый раз, ему уже не удавалось достичь снова.

Живя в XVII в., он уже больше не знал о том, что это зависит от Луны, и верил, что это вызвано исклю­чительно действием корня растения. Но в древности такие вещи были хорошо известны. Вот почему в древности повсюду жило убеждение в том, что звез­ды несомненно оказывают влияние на жизнь челове­ка, животного и растения.

Если исследовать, как происходят такие вещи, то на­до было бы рассуждать так: хотя мы не едим ядовитых растений, но обыкновенные растения мы едим, едим и корни растений. В то время как ядовитые растения мы можем использовать лишь в качестве лекарствен­ных, для лечения, другие растения, неядовитые, мы используем как продукты питания. Видите ли, госпо­да, дело обстоит так: если едят корни растений, то и они, так же, как корни ядовитых растений, находятся под воздействием Луны. Луна оказывает влияние на рост корней у растений. Поэтому определенные кор­ни растений при определенной конституции человека очень нужны. Вы знаете, что в кишечнике, в пищевари­тельных органах появляются паразиты, глисты, и это переносится очень тяжело. Для людей, у которых лег­ко заводятся глисты, хорошим продуктом питания яв­ляется красная свекла (в других лекциях автор говорит также о репе — прим. перев). Если красная свекла попа­дает в кишечник, она раздражает глистов, парализует их, а затем они выходят вместе с фекалиями. Отсюда вы увидите, что корни оказывают влияние на этих низ­ших животных, на глистов. Корни красной свеклы не ядовиты для нас, но для глистов они ядовиты. И опять-таки дело тут обстоит так: вы обнаружите, что глисто­гонные свойства этих растительных корней проявля­ются наиболее сильно, если мы едим их в полнолуние. На эти вещи необходимо обращать внимание.

Видите ли, можно сказать: при изучении корней растений обнаруживается, что растения дают нам нечто такое, что очень сильно воздействует на двигательно-метаболическую систему (система членов те­ла, конечностей и обмена веществ). Люди, имеющие определенные заболевания, могут получить большую помощь, если им назначают корневую диету, дают в пищу корни, причем дают в период полнолуния, а в период новолуния прекращают.

Видите ли, все то, что можно наблюдать у расте­ния, имеет значение и для человека, а именно для размножения и роста последнего. Детей, имеющих в связи с болезнью тенденцию оставаться маленькими, тоже можно кормить корнеплодами, чтобы они лучше росли; только надо производить сказанное в подходя­щее для это время: в детском возрасте, между рожде­нием и седьмым годом жизни. Силы Луны оказывают большое влияние на все то, что в мире животных и в мире людей связано с ростом и размножением. Следо­вательно, Луну необходимо изучать, не только направ­ляя на нее телескоп, надо изучать, как она действует на Землю. Те, кто были учеными в Вавилоне и Асси­рии, точно знали о том, какое влияние она оказывает на то или иное растение и тому подобное. Они не гово­рили о Луне просто как о шаре, который там, наверху странствует в мировом пространстве, нет, они повсю­ду видели воздействия Луны. Эти воздействия Луны обнаруживаются главным образом на поверхности Зем­ли. Они не уходят глубоко в Землю. Они углубляются лишь настолько, чтобы можно было возбуждать корни растений. Они не «застревают» внутри Земли.

Вы могли бы, например, для доказательства то­го, что лунные силы совсем не проникают в землю, спросить пловцов, плавающих при лунном свете. Они быстро вылезают из воды, так как у них возникает чувство, что они тонут. Вода замирает, чернеет. Свет Луны не входит в воду, он вообще не идет в глубину, он не вступает в связь с Землей. Как вы видите, дело в том, что животные и человек находятся под влиянием лунного света, который действует, исходя не из Земли, а лишь от самой внешней ее поверхности, проникая лишь до корней растений. Тем самым вы получаете пер­вое разъяснение относительно звездного неба.

Теперь перейдем к примеру, приведенному мною в связи с Руссо, который парализовал и даже мог убить жабу в жаркой зоне и который сам был парализован в умеренной зоне, в Лионе. Что тут лежит в основе?

Здесь, господа, надо только вспомнить о том, что если Земля, являющаяся шаром, если Земля освеще­на Солнцем, то в жаркой климатической зоне лучи Солнца падают почти отвесно. Тут они действуют со­вершенно иначе, нежели в умеренной зоне, где они падают на Землю косо, под совершенно иным углом. Как рост и размножение у растений и у человека на­ходится под влиянием Луны, точно так же находит­ся под влиянием Солнца то, что является (у челове­ка — прим. перев. ) его внутренней анималистической, то есть животной силой, которая переносится в его взгляд. Действия этой анималистической, этой жи­вотной силы зависят от Солнца. Солнце посредством своих сил обусловливает то, что в Египте человек с легкостью «заколдовывает», парализует жабу, даже мо­жет убить ее, в то время как в умеренной зоне он сам вынужден поддаться влиянию жабы. Это опять-таки зависит от Солнца.

Вам, конечно, известно, что иногда вы испытывае­те затруднения при мышлении, да и во всей своей внут­ренней жизни, а иногда все это идет легче. Это, в свою очередь, зависит от Сатурна, от того, где он стоит.

Так воздействия небесных тел сказываются во всей нашей человеческой, животной и растительной жизни. Только минеральное подвержено земному воз­действию. Поэтому-то с помощью науки, ограничи­вающейся только земным, невозможно прийти к ка­кому-либо пониманию человека. Нельзя узнать, что делают звезды, если игнорировать этот вопрос, если не рассматривать звездные воздействия.

Представьте себе как-нибудь такую ситуацию — се­годня, правда, дело обстоит не так плохо, но раньше та­кое вполне могло произойти — представьте, что кто-то является крупным государственным деятелем.

Но если бы вы спросили у тех, кто живет вместе с ним в его доме, кто для него готовит, например, кухар­ку, которая совершенно не интересуется государствен­ными делами, если бы у нее спросили: «А что этот че­ловек делает?», то, возможно, она ответила бы так: «Он завтракает, ест обед, ест ужин; а больше он и не делает ничего, в другое время он уходит. А больше он и не де­лает ничего». Она просто не знает, что он делает еще.

Современные ученые говорят то же самое, но толь­ко о звездах, о небесных телах, говорят только то, что они могут вычислить, только то, что знают. Другие, прежние люди, хотя бы интересовались тем, а что же звезды делают еще? Вот почему у них и была такая наука о звездах. Они знали, что Луна имеет отноше­ние к растительному началу в человеке, Солнце — к животному началу в человеке, Сатурн же имеет отно­шение к чисто человеческому началу в человеке. Это они развивали дальше.

Они рассуждали так: «Солнце имеет отношение к животному началу в человеке. Если Солнце светит со­всем отвесно, вертикально, то тогда человек в жаркой климатической зоне сильно воздействует на животных».

Видите ли, в Европе, например, имеет место силь­ное взаимодействие между человеком и лошадью; но развить такую внутреннюю, тонкую связь с лошадью, как это бывает у арабов, то есть в жаркой зоне, — в Ев­ропе не способен никто, поскольку такие отношения между человеком и животным именно здесь развиты быть не могут. Это зависит от отвесного падения сол­нечных лучей, от воздействия Солнца.

Смотрите дальше, господа. В Вавилоне и Ассирии знали, что от Солнца исходят определенные воздейст­вия, определенные силы. Люди вели наблюдение за Солнцем (изображается на рисунке). Они рассуждали так: вот созвездие Льва, то есть некая группа звезд на небе, а здесь, скажем, созвездие Скорпиона. Есть в году определенное время, когда Солнце стоит в созвездии Льва, это означает, что Солнце закрывает созвездие Льва, за Солнцем видно созвездие Льва (созвездие за Солнцем можно увидеть, например, во время солнечно­го затмения. Современная астрология, говоря о Солнце во Льве, имеет в виду, как правило, не созвездие Льва, а знак Льва, который в настоящее время смещен по отно­шению к созвездию на 18 градусов; протяженность зна­ка Льва от 120 градуса по 150 градус, тогда как протяжен­ность созвездия Льва от 138 градуса по 173 градус; знаки имеют равную протяженность по 30 градусов, тогда как протяженность зодиакальных созвездий меняется от 18 градусов у Весов до 46 градусов у Девы —прим. перев. ) В другое время Солнце перекрывает созвездие Скорпио­на, или созвездие Стрельца, или другую группу звезд.

Вавилоняне и ассирийцы знали: человек оказы­вает наиболее сильное воздействие на животное, ко­гда Солнце стоит перед созвездием Льва; это воздей­ствие наиболее слабо, если Солнце стоит в созвездии Девы или Скорпиона. Следовательно, они знали не только о том, какая планета имеет отношение к тому или иному действию человека, но знали также и о том, как на такое отношение влияет положение Солнца, закрывает ли оно созвездие Льва или Скорпиона, от этого влияние изменялось.

Что же делают сегодня? Сегодня просто рассчи­тывают: Солнце стоит в Зодиаке в Овне, в Тельце, в Близнецах, в Раке, во Льве, в Деве, в Весах, в Рыбах и так далее; рассчитывают, как долго оно стоит в созвез­дии, когда оно туда войдет и тому подобное. Знают, что 21 марта Солнце стоит в созвездии Рыб, но боль­ше ничего не знают. Древние вавилоняне и ассирий­цы еще знали, например, то, что если Сатурн стоит в определенном созвездии, которое называли Плеядами (в настоящее время 1 градус Близнецов — прим. перев), то тогда человеческой голове предоставляется наиболь­шая свобода. Все это они знали. Они могли с легко­стью выносить суждения на эту тему, поскольку жили в более жаркой местности, чем наша, и потому, что они создали определенную науку, в соответствии с которой они объясняли всего человека, ориентируясь на небо.

Эту науку можно было применять по отношению к человеку; однако постепенно эту науку забыли. В то время обозревали как планетную систему, так и небо неподвижных звезд. Знали, что в зависимости от то­го, стоит ли планета тут или там, человеческая жизнь складывается так, или иначе. Знали, что если Солн­це стоит во Льве, то оно оказывает наиболее сильное влияние на человеческое сердце.

Дело вот в чем. Люди наблюдали, как ведут себя ми­нералы. При этом рассуждали они так: на растения, жи­вотных и людей звезды действуют; на минералы они не действуют. На минеральное действует только Земля. Но минералы возникли на Земле не сегодня, они возникли значительно раньше и в древнейшие эпохи были расте­ниями. Все минералы были растениями. Относительно каменного угля вам известно, что это были растения. Но так же, как каменный уголь, все остальные минера­лы тоже были растениями. Тогда на них воздействова­ла Луна, а в более ранние эпохи воздействовало и Солн­це, а в еще более ранние — Сатурн. Люди хотели узнать, на какие минералы в очень древние времена, когда они еще были растениями, оказывало влияние Солнце. Для этого проверялось воздействие минералов (включая металлы — прим. перев. ) на человека и было выявлено, например, следующее: если Солнце стоит перед созвез­дием Льва, и оказывает сильное влияние на сердце че­ловека, то аналогичное воздействие на сердце оказыва­ется и в том случае, если человеку вводят золото. Отсюда заключали, что Солнце когда-то оказывало наибольшее влияние именно на золото. Или если Сатурн находился в созвездии Плеяд, то наиболее сильное влияние ока­зывалось на голову человека. Она становилась как бы независимой, свободной. Затем испытывали, какой из минералов (металлов — прим. перев. ) когда-то, будучи еще в состоянии животного — ибо перед тем, как быть растениями, минералы были животными, — мог по­лучать наибольшее воздействие от Сатурна. При этом обнаруживали, что это свинец. Так выясняли, что сви­нец тоже действует на человеческую голову освобождаю­щим образом, делает ее независимой, свободной. Вот почему тем, у кого голова была тупой — это возникало вследствие того, что определенные пищеварительные процессы, которые не должны были бы происходить в голове, происходили в результате заболевания имен­но в голове, — итак, такому больному давали свинец.

Таким образом, для каждой планеты находили соответствующий металл. Поэтому-то вавилоняне и ас­сирийцы обозначали Солнце таким знаком: О, этим же знаком обозначали золото. Они, следовательно, зна­ли, что звезды теперь, когда уже существует Земля, не влияют больше на минералы, но когда-то они об­ладали таким влиянием. И для Солнца и для золота было одно обозначение: О. Мы обозначаем Солнце и золото с помощью букв нашего алфавита, но древние всегда использовали этот знак: ффффффффффффффффф. Также они не писа­ли «свинец», но использовали знак 3, причем он озна­чал как Сатурн, так и свинец. В древности никому не пришло бы в голову обозначать свинец обычными бу­квами или писать «свинец». Если хотели обозначить его, то писали знак ФФФФФФФФФФФФФФФФФФФ. Если кто-то хотел написать «серебро», то он изображал знак ФФФФФФФФФФФФФФФФ. Это равным обра­зом обозначало как Луну, так и серебро. Таким обра­зом, саму Землю, по крайней мере ее металлическую составляющую, сопоставляли с небесными телами.

Видите, господа, мы не так-то много знаем о чело­веке и его отношении ко Вселенной, если не можем постичь вышеописанные вещи.

Теперь далее. Эти вещи были в древности общеиз­вестны. Дело в том, что в период первого распростра­нения христианства наука, занимающаяся такими ве­щами, была известна во всех южных регионах Европы. Есть, например, книга о природе, относящаяся к пер­вым христианским столетиям — она содержит многое из этого. Но сегодня все это надо познавать заново, в ином случае было бы невозможно разобраться в запу­танных сообщениях; они носят сбивчивый, спутанный характер; в то же время книга содержит многое, касаю­щееся этой древней мудрости (не указывается, какая книга имеется в виду — прим. перев. ). Но затем пришло время, когда христианство стало ограничиваться толь­ко рассудком, а все остальное стало восприниматься в качестве догмы. Это было такое время, когда вообще все, касающееся той древней науки, в Европе подлежа­ло искоренению. Между V и XI, XII столетиями по Р. Х. было сделано многое в целях ликвидации в Европе этой древней науки. И в весьма высокой степени это было достигнуто. Ибо, видите ли, дело обстояло так: те люди, которые еще занимались этой древней наукой в Древней Греции, в Риме, в Испании, итак, в южных областях — эти люди были в то же самое время людьми в телесном и душевном смысле порочными, испорчен­ными. Римская история того времени представляла собой нечто ужасное; в нравственном отношении это были совершенно испорченные люди. Они все еще владели древней наукой, но как люди они уже не мог­ли больше сохранять, поддерживать ее: это такие фи­гуры тиранов, как Нерон(37) или Коммод(37а).

О римском императоре Коммоде, например, мож­но рассказать следующее. Этот Коммод был, как и все римские императоры, «посвященным». Но что озна­чало в данном случае «посвященный»? Это было так, как сегодня кто-либо носит имя с каким-либо титулом. Любой римский император уже заранее, поскольку он был императором, расценивался как «посвященный».

Это, во всяком случае, указывает на то, что науку в то время ценили очень высоко. Однако римские импе­раторы — за исключением Августа — не владели этой наукой. Но они, тем не менее, тоже были вхожи в мис­терии; они даже могли сами посвящать других. В од­ном из градусов посвящающий должен был ударить по голове того, кого посвящали. Это было символиче­ским действием. Император Коммод нанес такой удар, что посвящавшийся человек упал замертво. Это оста­лось безнаказанным, хотя виноват был император Ком­мод. Какими эти люди были в качестве «посвященных», такими они были и людьми (в третьей лекции описано подобное событие с императором Калигулой, который правил на 150 лет раньше Коммода; очевидно, что нра­вы за эти 150 лет не улучшились — прим. перев. ).

Дальше на Север жили люди, которые позднее раз­вили среднеевропейскую культуру, но тогда они были еще совершенно нецивилизованными. Однако позднее германцы завоевали Италию, Грецию и Испанию. И после этого там сохранились только те, кто работал, опи­раясь на чистую логику, на чистое мышление. Должны были возникнуть догмы. Ни во что другое углубляться было нельзя. Мышление ограничивалось лишь наибо­лее внешними вещами. Происходило так, что из школ, из монастырей повсюду изгонялось, искоренялось то, что составляло древнее знание. Можно видеть, как, в сущности, только нелегальным, подпольным образом, можно сказать, с помощью контрабанды, кое-что из этой вавилонской науки доходило до Европы. Но, как прави­ло, это не заходило так далеко, тогда как в Вавилоне еще относительно долго культивировалась такая наука.

Греческая (византийская —прим. перев. ) империя в Константинополе просуществовала вплоть до средних веков (до 1453 г. — прим. перев. ). Видите ли, господа, там были весьма колоритные фигуры! Подобно тому, как к нам иногда приходят польские евреи в кафтанах и старинных цилиндрах — они хотя и не пользуются большим авторитетом, но основательно знают иуда­изм, — так и в Константинополе тоже все снова и снова появлялись такие фигуры в то время, когда все (то есть вся наука — прим. перев. ) было искоренено. Они прихо­дили с большими, даже огромными свертками перга­мента, на котором было многое записано. Видите ли, в Константинополе у всех этих колоритных персонажей их пергаментные свитки отбирали и вскрывали. Так в Константинополе складировалось, накапливалось все то, что приходило туда из Вавилона и Ассирии. Об этом никто не заботился. Но в Европе все это искореняли. Только в XII, XIII столетиях и позднее, в средние века по мере падения империи эти пергаментные свитки снова получали свободу, причем некоторые люди воро­вали их. Их доставляли в Европу. Вот откуда и произош­ло то, что тогда еще не ученые мужи, а необученные люди расшифровывали эти пергаментные свитки.

Так в средневековье снова стало распространяться знание, хотя и в малом объеме. Это малое знание, в свою очередь, побуждающим образом действовало на других; ни Парацельс(38) ни Ван Гельмонт не смогли бы создать ничего, если бы те люди не доставляли в Европу украденные ими пергаментные списки и не продавали бы их там за большие деньги. Благодаря этому в Европу снова кое-что приходило. И на основании всего того, что попало в Европу, в настоящее время функционируют некоторые тайные общества. Есть всевозможные ор­дена, масоны, Odd Fellows (братство чудаков) и так далее; у них не было бы никакого знания, если бы его не дос­тавляли в Европу из Константинополя в пергаментных свитках, которые тогда продавали за большие деньги.

Но оценить это знание не могли. Если человек был образованным настоятелем собора, таким, как Копер­ник, то он не ходил к тем людям, которые обладали этими пергаментными свитками. Нельзя было это делать. Можно было испортить себе всю репутацию, весь престиж. Однако из-за сказанного теряла репутацию и эта древняя наука. И вот, такой человек, как Коперник, впервые основывает в то время ту науку, которую мы имеем и по сей день, которую мы дейст­вительно имеем сегодня.

При этом, однако, происходило нечто примечатель­ное, господа. Прямо-таки прекрасным оказалось то, что когда Коперник основывал свою астрономическую науку, он уже не знал всего того, что знали на эту тему раньше, так же, как и сегодня этого больше не знают. Но в последующие времена тоже больше не понимали, что говорил Коперник. Два положения Коперника по­нимают; третье больше не понимают. Если понимают два положения Коперника, то полагают, что Солнце сто­ит в центре, а вокруг Солнца вращаются Венера, Мер­курий, Земля и так далее. Сегодня этому обучают во всех школах. Если же понимают Коперника в целом, то дело обстоит совсем не так; сам Коперник указывал еще на то, что здесь стоит Солнце (изображается на рисунке), за ним Меркурий, за ним Венера, здесь Зем­ля и так далее. Все это в действительности вращается вместе с Солнцем в мировом пространстве по вот такой винтовой линии. Это при желании можно прочесть у Коперника. Итак, перед нами странный факт, состоя­щий в том, что хотя Коперник и опровергнул старую науку, новое поколение не поняло его. Только теперь начинают понимать Коперника, то есть замечают то, что он выдвинул три, а не два положения; третье поло­жение люди понимали с трудом. Так постепенно астро­номия превратилась в то, чем она является сегодня: в науку, основанная исключительно на вычислениях.

Вы могли бы задуматься вот над чем: то, что еще сохранилось от древней науки, было достигнуто не тем путем, каким сегодня достигают чего-то. Сегодня мы достигаем каких-то результатов с полной ясностью в душе. Древние делали это главным образом инстинк­тивно. Больше не понимают того, что представляло собой знание древних.

Очень интересным примером тому может служить случай, произошедший пару лет тому назад. Один шведский ученый(39) приступил к чтению древней ал­химической книги, в которой говорилось о свинце, о серебре, о том, что произойдет, если в свинец добавить серебро, что случится, если добавить золото и так далее. Что же сделал этот ученый? Он сказал: мы приняли к сведению то, что написано, теперь мы проделаем все это! И он стал повторять все это в своей лаборатории, взял свинец в том виде, каков он есть сейчас, взял се­ребро в том виде, каково оно сейчас, обработал на огне, как было написано, — но ничего из этого не вышло!

Ничего и не могло выйти, потому что то, что он там вычитывал, были именно такие знаки. Он считал, что знак О означает золото; следовательно, он брал золото и обрабатывал его химически. Этот знак ФФФФФФФФФФФ означал сви­нец; итак, я беру свинец и обрабатываю его химически.

Однако весь ужас состоял в том, что тот человек, алхимик, у которого все это вычитал шведский уче­ный, имел в виду в данном случае не металлы, а пла­неты. Он имел в виду, что если смешать солнечные си­лы с силами Сатурна и Луны — описанное в данном месте относится к эмбриону человека, — итак, если на ребенка в теле матери действуют солнечно-лунные си­лы, тогда происходит то-то и то-то.

Стало быть, с этим шведским ученым случилось так, что он, используя внешние металлы, хотел про­делать в реторте то, что у указанного алхимика отно­силось к эмбриональному состоянию в материнском теле. Конечно, ничего не подтвердилось, ведь он дол­жен был бы наблюдать процесс возникновения, про­исходящий в материнском теле; тогда он мог бы подой­ти к этой проблеме. Видите, вот как мало понимают сегодня то, что имели в виду в этой древней науке.

Все это показывает вам, как, в сущности, следует дать ответ на вопрос, поставленный господином Эрбс­мелем. На него следует отвечать так, чтобы довести до сознания следующее: да, конечно, с новой наукой все обстоит хорошо, прекрасно и правильно; сегодня можно точно рассчитать местоположение звезды, мож­но рассчитать ее удаление от другой звезды, можно посмотреть в спектроскоп и увидеть, какого цвета спек­тральные линии, можно даже определить отсюда ве­щественный состав звезды. Но как звезда воздейству­ет на Землю — это надо исследовать заново! Это нельзя исследовать так, как это делают сегодня многие люди: они просто берут древние книги. Конечно, это было бы легко, если бы можно было просто взять древние кни­ги и узнать из них все то, чего не знают люди сегодня. Однако даже при Парацельсе это уже не годилось; лю­ди не понимают книг, так как читают они их «нынеш­ними» глазами. Речь идет о том, чтобы научиться зано­во открывать те влияния, которые оказывают звезды на людей. Это возможно только с помощью духовной науки, с помощью антропософской духовной науки.

Так может быть заново открыто не только то, где располагается Луна, но и как связана Луна со всем чело­веком. Таким образом, приходят к тому, что ребенок в течение десяти лунных месяцев, то есть десять раз по четыре недели переживает в теле матери воздейст­вие Луны; причем переживает воздействие Луны так, что за это время ему приходится пережить восемь, девять, десять полнолуний. Эмбрион плавает в плодо­вых водах и, следовательно, является до своего рож­дения совсем иным существом, он защищен от земных сил. Это наиболее важно, то, что он защищен от зем­ных сил и находится преимущественно под влиянием Луны, хотя другие небесные тела тут тоже влияют.

Видите ли, должно произойти так, чтобы уже сего­дня в наших университетах и в наших школах, даже в средней общеобразовательной школе изучались со­вершенно иные предметы; чтобы в первую очередь изучали человека, человеческое сердце, человеческую голову, изучали, как все это связано со звездами. В университетах, во-первых, должно даваться описание, как из совсем маленького человеческого семени развива­ется человеческий эмбрион в течение первой, второй, третьей, четвертой, пятой недель и так далее. Это уже есть, такое описание имеется, но нет еще другого описания; о том, что делает в то же самое время Луна. Наука о физическом возникновении человека может появиться только тогда, если на одной странице бу­дет описано, что происходит в теле матери, а на дру­гой странице будет описана деятельность Луны.

И опять-таки, надо совершенно отчетливо пред­ставлять себе, что, например, в случае смены зубов на седьмом году жизни надо описывать не только то — именно это случается сегодня, — что представляют со­бой молочные зубы, как вырастают другие, а молочные зубы вытесняются. Надо описывать это с позиций науки о Солнце; ибо этот процесс зависит от солнечных сил.

Точно так же и при описании половой зрелости че­ловека имеют в виду чисто физические процессы. Одна­ко они зависят от Сатурна; необходима наука о Сатур­не. Дело не следует вести так, как ведется оно сегодня, когда каждый предмет освещается сам по себе. При таком подходе может произойти то, что произошло в больнице одного европейского города. В университет­скую клинику пришел один больной, он полагал, что у него заболевание селезенки. И вот он спросил: в ка­кое отделение должен я обратиться с заболеванием се­лезенки? Там ему пояснили, что он может направиться в любое отделение. Но там он, к несчастью, упомянул, что, кроме того, у него и печень больная. Тогда ему ска­зали: вы не наш больной, вы должны быть переведены в другую клинику, где находятся больные с заболева­ниями печени, а у нас только больные с заболеваниями селезенки. Он оказался между двумя охапками сена, подобно тому известному (буриданову) ослу, который находился между двумя охапками сена, равными по размеру и совсем не отличавшимися друг от друга.

Это знаменитая логическая иллюстрация пробле­мы свободы воли! Говорят: что сделает осел, если он стоит между двумя охапками сена, которые одинако­вы по величине и одинаково сильно пахнут? Если он решит оборотиться налево, то он думает, что справа так же вкусно; решит оборотиться направо —думает, что слева так же вкусно. Так он и вертелся, то туда, то сюда, пока не околел с голоду между двух охапок сена! Вот и этот больной с двумя заболеваниями не знал, куда обратиться, и тоже мог бы умереть, решая, направиться ли ему в отделение по заболеваниям пе­чени или в отделение по заболеваниям селезенки!

Я упомянул об этом только для того, чтобы пока­зать, что сегодня каждый знает кое-что о самом ма­леньком кусочке мира. Но сегодня это значит ничего вообще не знать! Ведь если сегодня человек хочет узнать что-либо о Луне, ему надо идти в обсервато­рию, в планетарий и там спрашивать. Но там, в свою очередь, ничего не знают о возникновении человека. Тут надо обращаться с вопросами к гинекологу, аку­шеру, профессору по женским болезням. Однако ни один из них ничего не знает о небесных телах. А ведь эти две вещи взаимосвязаны.

Беда современного знания состоит в том, что ка­ждый знает только о части мира, а в целом не знает никто. Поэтому происходит так, что современная наука, особенно если ее преподносят в популярных лекциях, производит страшно скучное впечатление. Конечно, господа, предмет оказывается скучным, ес­ли вам рассказывают только о том, что составляет ничтожную часть предмета.

Допустим, вы хотели узнать, как выглядит стул, которого здесь нет, а кто-то описывает вам древеси­ну, тогда как вы хотите знать, как стул сформирован, построен. Так же скучно сегодня изучать антрополо­гию, как ее теперь называют, науку о физическом че­ловеке, скучно, поскольку совместно с этим не описывают, по каким причинам это происходит. А если это описывают, то без всякого отношения к предмету.

Следовательно, астрология, наука о звездах, толь­ко тогда будет приведена в порядок, когда она будет связана с антропологией, наукой о человеке. Об этом идет речь; именно в такой форме я мог сегодня кон­кретно ответить вам на заданный вопрос. Действи­тельно, происходит так, что такие важные вещи, как те, о которых я рассказывал вам в связи с Руссо и Ван Гельмонтом, — это факты, но их нельзя понять, ог­раничиваясь рассмотрением одной Земли. Но такие важные вещи понимать надо. Люди стали проявлять склонность к материализму даже в словоупотреблении. Ведь как, к примеру, называют то, что какой-либо че­ловек может своим взглядом парализовать животное? Это назвали магнетизмом. Да, но ведь слово «магне­тизм» позднее стали употреблять лишь по отношению к железу, по отношению к магнитам. И если сегодня этот термин используется на научном уровне, то гово­рят лишь о том, что относится к железу, опасаясь не­правильного использования слова «магнетизм». Толь­ко шарлатаны еще говорят о том, что человека можно магнетизировать, однако у них больше нет никакого представления об этом. Именно для того, чтобы про­никать в такие вещи, необходима духовная наука.

Следующий раз — в девять часов утра в среду.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20

Похожие:

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconВыбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения,...
Введение к выходу в свет публикаций из лекций Рудольфа Штайнера для работающих на строительстве Гётеанума с августа 1922 г по сентябрь...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТретий приём задавать вопросы. Вопросы позволяют обратить внимание на область непонимания
При обучении иностранному языку учебная работа учащихся в парах использовалась всегда

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно icon2 Умеем ли мы задавать вопросы? Классификация типов вопросов 121

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconHuman Resources «success»
Определение потребностей покупателя. Активное слушание и умение задавать вопросы

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconТимофей Гуртовой правда, об ускорении нейтральных атомов
На Большом Форуме, в теме физика с ником castro «Релятивистское соотношение между скоростью и энергией», автор темы обмолвился о...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconБиблейское основание
Искусство давать ответы на философские вопросы и возражения относительно Евангелия и Христианства называется апологетикой. Оно происходит...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconУмение задавать вопросы, самостоятельно формулировать гипотезу
На партах у каждого ученика опорный конспект урока, текст романа «Мастер и Маргарита», отрывки из критических статей

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconОсновные вопросы темы: 1 источники социального развития человека
Он может созреть и раскрыться во всей своей красоте, либо увянуть, так и не раскрывшись. Эти потенциальные возможности развития особенно...

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconУрок по английскому языку тема: «Алфавит. Числительные. Животные. Школьные предметы»
Развитие коммуникативной способности, развитие умения задавать вопросы и отвечать на них

Избирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения, поощрял их самопроявление, их возражения. Рассматривалось и дальнее и ближайшее. Особенно iconНикогда не задавать вопросы прямо, даже если собеседник отлично понимает,...
Мы запускаем новый проект виртуальную выставку, созданную моими читателями в моем блоге

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
vbibl.ru
Главная страница